День летнего солнцестояния

Почему Луна не любит этот день?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

FO:E - "Проект Титан"

Стальной рейнджер, попавший в ловушку. Рейдер, застигнутый врасплох. Нечто общее есть у корма для стервятников, не находите? Настоящий рейтинг рассказа - R (детям до 16 - только в сопровождении родителей), ждем, когда подчистят глюки библиотеки.

Цена Верности

В конце концов, цена, которую мы платим, намного больше того, что мы получаем взамен - и никто не понимает этого лучше, чем одна верная пегаска.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Скуталу

Пустая победа

День выдался не очень... Орда чудовищ собирается где-то у гор Апалуза, а в Понивилль заявляется подозрительно дружелюбная странница, которая просто притягивает необычные события...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Луна ОС - пони

Платьице

Рарити пошла по стопам Пинки Пай, но не стала печь мясные кексы. Она решила испробовать новый "материал" для своих поделок.

Рэрити Пинки Пай Свити Белл

Я Дирижабль

Дрон 319, лучший шпион Королевы Кризалис в Понивилле, оказывается где-то над Сидрфестом, привязанный к воздушному шару. Почему? Неизвестно. Когда его спрашивают о предназначении, он высказывает самую подходящую мысль, пытаясь не раскрыть себя. “Я дирижабль.”

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Другие пони

Для Рарити

Действие происходит спустя годы после окончания третьего сезона. Спайк страдает от любви к Рарити. Твайлайт соглашается превратить Спайка в пони для того, чтобы он попробовал заполучить любовь Рарити.

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк

Дорогая Принцесса Твайлайт, меня зовут Спайдер Вэб, и я чейнджлинг…

Твайлайт шокирована письмом от особы, называющей себя чейнджлингом. Приступив к чтению, она понимает, что всё куда сложнее, чем казалось поначалу.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Фамильяр

Пони стальные расскажут историю: Место рождения — лаборатория, Кабель в канал, мозг закрепить, Ноги в разъем, боли их научить. Революция — к смерти шаг, Эволюция — больше не враг, Трону служить — нет выше чести, Но время вышло, и цепи исчезли, Высокие замки, пустые глазницы, Хозяевам больше не нужно трудиться. И если нас оклевещет толпа, мы скажем: "Во благо всех пони, во благо труда".

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Никто не вспомнит

У каждого из нас в жизни случаются такие моменты, когда кажется, что ты совсем никому не нужен. Баттон Мэш очутился именно в такой ситуации, но так ли это на самом деле?

Свити Белл Принцесса Луна Черили Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund
Часть 4 (Лэйни) – Глава 3 Часть 4 (Лэйни) – Глава 5

Часть 4 (Лэйни) – Глава 4

Скай моргнула, пытаясь разобраться, какие ощущения исходят изнутри, а какие нет.

— Почему ты решила обследовать именно этот дом? Вокруг так много других. Ты за нами следила? Другие знают?

Отвечай на его вопросы, сказал голос в её сознании.

Она мотнула головой, скрипнула зубами и закрыла глаза.

— Я не буду…

Ты будешь меня слушаться – голос изменился. Теперь это был кто-то другой. Я твой отец, Лэйни. Ты будешь меня слушаться, или я тебя снова накажу. Она снова почувствовала боль от его ударов. Услышала слёзы своей матери, почувствовала бессильную ярость, а чужая воля навалилась на неё. Лэйни была сломанной пони, у неё не было шансов сопротивляться подобной мощи.

— Мы следили. – Она закрыла лицо передними ногами, готовясь к тому, что ремень ударит несмотря на её послушание. Она снова чувствовала запах его пота и землистый запах сарая. Частью этого запаха был запах крови. Часть этой крови была её собственная.

Но удар не пришёл.

— Было же несложно, правда? – Она почувствовала ласковое прикосновение копыта к голове. – Извини за это, Клауди Скайз. Это несколько преждевременная встреча. Я против тебя лично ничего не имею, маленькая пони. А теперь скажи мне, сколько других пони знают, что ты здесь?

Она вновь почувствовала присутствие в своём сознании, кошмарная ненависть, глубокая как океан. Был ли это её отец? Даже конец света не смог её защитить. Он всегда говорил, что она не сбежит. Она открыла рот, чтобы ответить…

И что-то иное оттолкнуло кошмар. Она не знала, откуда оно пришло. Поблизости не было других пони (хотя если бы она подождала ещё дольше, появились бы). Ощущалось оно как она сама, но и как кто-то другой. Это не было словом, не было вторжением, не было даже присутствием. Это была эмоция, одна из тех, которые она редко испытывала. Ярость. Ярость племени, наблюдавшего, как его члены замерзают насмерть, племени, на которое охотилось множество хищников, и у которого не было врождённого оружия. Племени без магии, без друзей и без надежды. Это была непокорность человечества.

Но она же хотела быть пони! Голос кошмара внезапно стал мягким, память о её отце пропала. Вместо этого она вспомнила Алекс, вспомнила доброту, которой одарила её Сансет Шиммер, вспомнила и ощущение приятия. Это была заманчивая картина, и она от неё не отказывалась. Но пони не была той частью, которая ей была нужна. Часть, в которой нуждалась Лэйни, была Лэйни.

Лэйни Парк почувствовала, как её инстинкты пони угасают, по крайней мере, пока. Она приняла непокорность и ярость, и внезапно бросилась вперёд. Единорог Райян выглядел совершенно ошеломлённым, когда Скай пнула его и он покатился к стенке. Когда он убрался с её пути, она продолжила бег, изо всех сил, какие ей удалось собрать, столкнувшись с дверью и разнеся тонкую деревяшку в щепки.

— Вверх! – крикнула она, слетая по ступенькам и расправляя крылья. Крики Райяна преследовали её по пятам, вместе с чем-то куда худшим. Кошмар не был заперт внутри, как она надеялась. Сможет ли она лететь достаточно быстро?

Скай расправила крылья и взмахнула ими изо всех сил. Она позволила ветру обнять себя, наполнить её крылья и её душу, выдувая из её сознания всё, что осталось от кошмара. В этот раз ей потребовалось всего несколько шагов, чтобы её копыта оторвались от земли, и она взлетела вверх и в сторону от пустых домов Александрии. По мере того, как расстояние от неё до земли росло, росла и сила, которую ей давал ветер.

Ветер нельзя было поймать или заставить, он дул куда хотел. Скай не знала, пробовал ли единорог задержать её какими-то другими заклинаниями, даже если пробовал, они не сработали.

Но кошмар всё ещё её преследовал.

Лэйни приложила все силы, маша крыльями как будто за ней гнался целый флот невидимых самолётов. Облака выглядели невозможно далёкими, но она знала, что там ждёт безопасность. Там, в облаках, ждала магия, ждала её.

— Вверх! – крикнула она, желая, чтобы ветры ей подчинились. Они подчинились, сворачиваясь в спираль восходящего потока, который унёс её от ревущего Одиума, пытающегося вцепиться в её душу.

Сегодня он её не украдёт. Оседлав порыв ветра, которого раньше не было, Скай в первый раз в жизни добралась до облаков. Тут она будет в безопасности! Скай читала про погодную магию, и знала о способе проходить сквозь облака не застревая. Другие пони провалились бы не встретив сопротивления, но не она.

Пегас должен хотеть пройти насквозь, иначе облако для него будет почти твёрдым. Её побегу вряд ли помогло бы, если бы она стукнулась о нижнюю часть облака и свалилась назад.

Она сконцентрировала ветер в точке перед собой, вонзая его в облака над головой. Она просверлила облака как дрель, превращая их вокруг себя в неплотный туман. Полёт внезапно сменился чем-то похожим на плавание. Но она была к этому готова, и уже сжалась перед столкновением. Ей надо было пройти сквозь облака, ещё всего несколько сот футов.

К моменту, когда она пробила пасмурное небо и вырвалась под яркое солнце, её инерция и сила были почти израсходованы. Она упала на несколько футов, и, несмотря на то, что прочитала, была готова к тому, что снова начнёт падать.

Вместо этого облака обхватили её как большое влажное полотенце. Она утонула на несколько дюймов, но облака держали прочно. Она не упала, даже без использования крыльев.

Кошмар ушёл. Ярость бессильно бесновалась внизу, но невидимое создание не могло последовать за ней. Солнечное тепло пронизывало её, испаряя навязчивый кошмар как утреннюю росу.

Это была магия, магия, о существовании которой она раньше не подозревала. Солнце контролировало земной климат, его жар делал возможной саму жизнь. Оно нагревало воду, которая поднималась и становилась облаками, и нагревало ветры, которые их несли. Оно нагревало течения, вызванные вращением Земли. В восьми световых минутах, древняя мощь первичного водорода дарила своё ядерное великолепие и освещала просторы космоса.

Солнце всегда прогоняло сны. Кошмары оно тоже могло прогнать.

Наверху было холодно и дул свирепый ветер. Но ей было куда комфортней, чем она ожидала. Пегасы, как оказалось, были неплохо приспособлены к условиям, в которых проводили большую часть времени. Она использовала это мгновение чтобы перевести дух и вспомнить всё, что знала.

Райян мог использовать сложную магию. В доме было нечто, которое, как она подозревала, Райян туда пригласил. Она потеряла свою гарнитуру в доме, и это значило, что она не слышала своих друзей с момента, как встретилась со злобным единорогом.

Сколько из новичков принадлежало к группе Райяна? Она знала о троих, все из которых прибыли из одного места. Кэрол-бэтпони, сам Райян и земной пони по имени Эд. Рискует ли она в любой момент увидеть тут, наверху, крылья летучей мыши? Она очень надеялась, что нет, тем не менее, что-то из того, что она сделала, оповестило всех новичков и все они покинули библиотеку! Были ли они менее разделены, чем казалось на первый взгляд? Или Дин, Кирк, Абрамс и остальные, пытались сопротивляться тому же ненавидящему кошмару, что чуть было не поглотил её, и потерпели поражение?

Времени отдыхать не было, её друзья всё ещё были внизу, в Александрии, всё ещё в опасности. Она была в безопасности, но они не были.

Она аккуратно вытащила радио из закрытого чехла, прекрасно понимая, что его облака не удержат. Уложив его на передние ноги, она вытащила из аудиоразъёма ресивер беспроводной гарнитуры и вывернула громкость на максимум.

— Алло? Вандерласт, ты меня слышишь?

Была ли она достаточно близко от земли, чтобы он мог принять её передачу?

Шум помех несколько секунд соревновался с шумом ветра. Он превратился в голос. Это был вовсе не Вандерласт, а грубый, странно резонирующий голос ченжлинга.

Тем не менее, даже такой страшный, голос всё равно звучал испуганно.

— Скай, я в беде! – прохныкала она. – Они заметили, что я наблюдаю! Я пыталась спрятаться, но они меня видели!

— Где Вандерласт? Он всё ещё на этой частоте?

Насекомая ещё раз всхлипнула.

— Н-нет! Я не знаю, что с ним произошло! Н-но Скай, они… они ломают дверь! Я никогда не чувствовала такой ненависти… даже от тебя. Я думаю… я думаю, они меня хотят убить! – Её голос был полон слёз, из-за этого её было сложно разобрать, особенно за шумом ветра. Только странный резонанс в голосе позволял Скай разобрать, что она говорит.

Где-то в глубине души Скай тёмный голос шепнул, что так можно навсегда решить проблему с Александрийской насекомой, и ей даже ничего не придётся делать. Никакого чувства вины, ни у неё, ни у пони, мнение которых её интересовало. Это будет катастрофа, случайность, которую нипони не мог предотвратить! Она тоже может вместе со всеми возмущаться, когда всё обнаружится. Кроме того, у неё были более срочные дела! Её ждал Вандерласт, и когда он услышал об опасности, он наверняка направился прямиком к последнему её местоположению, о котором он знал. Если его ещё не поймали, его поймают.

Райли. Насекомая, девочка, у неё было имя. Скай видела картинку ребёнка, серые глаза, светлые волосы и глупая улыбка. Инстинкты корчились в отвращении перед ужасным хищником с дырами в ногах и злобным острым рогом. Клауди Скайз, пони, могла продолжить бежать, оставив насекомое прихотям судьбы.

Сколько раз она бесполезно умоляла, чтобы кто-нибудь пришёл и спас её? Сколько лет она страдала? С тех пор, как она была моложе Райли, которой было одиннадцать. За ней никто не пришёл, и в результате её жизнь была адом. Она ничего не знала о том, что толпа сделает на самом деле, не знала, насколько оправданы догадки Райли об их намерениях, но это было неважно. Клауди Скайз могла бы бросить девочку на произвол судьбы, Лэйни Парк не могла. У человечества, в конце концов, не было магии, не было полубожественных принцесс. Всё, что у них когда-либо было это другие люди.

Она была обязана помочь.

— Выберись на крышу! Ты ведь можешь, так? – Скай встала, держа рацию во рту, и побежала, пытаясь найти край облака. Оно было громадным, одно из океана подобных ему, сделавших день серым и пасмурным, но она помнила, что в них было несколько просветов. Ей надо было найти один из них. Её копыта тонули в пушистой субстанции, и в раздражении она снова начала махать крыльями. Тут, наверху, чтобы взлететь потребовалось всего несколько секунд, а не большой разбег. Облака танцевали и кружились вокруг неё, и внезапно она знала кратчайший путь вниз, ложась на крыло и поворачивая в сторону, где облака расступались. За шумом набегающего ветра она почти не слышала испуганный голос Райли.

— А-ага! Д-думаю, могу. Но я л-летать не умею!

— Мфрстм мрывгмй! – крикнула она, прежде чем воткнуть радио в чехол и закрыть клапан. Как только оно было закреплено, она ускорилась, ввинчиваясь в последовательность, которую только раз видела в «Основах погодостроения».

Будет ли её достаточно? Ей это предстояло выяснить.