Новая игра Селестии

Третья, завершающая книга трилогии про Анона-рпгшника.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Черили Дерпи Хувз Лира Другие пони Человеки Шайнинг Армор

Кольцо 3. Реинкарнация Анонимуса.(Рабочее название)

Всё ещё продолжаю свои труды которым уже многим одискордели. Всё ещё я. Всё ещё в Эквестрии. Но. 1. Я теперь не Демикорн. 2. Рояли отобрали но обещали прислать один если буду хорошо себя вести. 3. Это канон какой он есть так что это Serios buisines. И наконец. 4. Аргумент "It's magic" с этих пор не котируется.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Зимняя ночь

Холодной зимней ночью Лаймстоун переживает о предстоящем празднике. К счастью, есть пони, что поможет ей перестать волноваться.

Лаймстоун Пай Марбл Пай

Смертные

Друзья Твайлайт Спаркл жили долго и счастливо. Теперь их время подходит к концу, но Рэйнбоу Дэш не собирается уходить просто так. У Твайлайт есть возможность спасти жизни своих друзей. Но стоит ли нарушать естественный порядок вещей?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия ОС - пони

Моя королева

Королю нужна своя королева, иначе дворец останется стылым и неуютным местом.

Твайлайт Спаркл Король Сомбра

Секрет

Фанфик про Dead Space. Кто не играл, наверное тоже поймёт)

Пинки Пай

Дальний путь

Проснуться в лесу - удовольствие ниже среднего. А проснуться в Вечнодиком лесу без памяти - это уже отрицательные величина приятности. Герою придется пройти долгий путь прежде чем он узнает кто он - и почему он оказался в столь неприятном месте.

Fallout Equestria: The Inner Road

Эквестрия сама по себе была немаленькой страной. Обширные земли входили в ее состав. Казалось, что такую армаду земель полностью уничтожить не удастся. Что же, всех пони, думавших так, ждал неприятный сюрприз. Конфликт, разгоревшийся между Эквестрией и страной зебр, перерос из войны наций в войну уничтожения.Последняя битва длилась всего ничего. Магия чудовищной силы обрушилась на города и индустриальные центры обеих держав, выжигая и загрязняя все вокруг. Множество пони и зебр погибли за короткий промежуток времени. Некоторым пони повезло: они сумели укрыться в Стойлах, построенных как раз на случай Апокалипсиса, и призванных, как им казалось, защитить их от ставшего неродным внешнего мира. Некоторым повезло меньше. Не успев, или не получив место в Стойле, оставшиеся на поверхности пытались как-то спастись. В дальнейшем они либо мутировали, превратившись в мертвецоподобных существ - гулей, либо умерли от радиации. Они начали завидовать тем, кому посчастливилось спастись в Стойлах, но еще более тем, кто умер сразу. Огромные территории Эквестрии замолчали.Прошло немного времени как они заговорили вновь. И это были совсем не те разговоры что пони могли услышать в старых пластинках. Нет. Пустоши заговорили на языке силы, а не уважения. Вся Эквестрия заговорила на языке силы. Все Пустоши были похожи друг на друга - и в то же время друг от друга не зависили. Все пони пришли к общему языку сами, несмотря на отличия земель где они жили. И в то же время, изменив одну Пустошь, другую ты не изменишь. Огромная территория Эквестрии, казавшаяся достоянием, быстро превратилась в проклятие тишины. Тишины, где твои слова о родном поселении уже не значат ничего, если ты отошел далеко от своего дома. Тишины, где никто не поверит о происшествиях в Столичной Пустоши.

Другие пони ОС - пони

Игра без счета

Конец второго десятилетия двадцать первого века... Человечество стоит на пороге великих открытий. Но, сможет-ли оно дожить до этих открытий? Кажется, что на Земле вновь наступил золотой век, а на самом деле, все хуже некуда - миром правят деньги и частные корпорации, содержащие армии наемников и диктующие условия правительствам по всему миру. Разгул терроризма и корпораций вынуждает многие государства объединиться. Но война и политика уже не преграда для науки. Где-то, в секретном научном комплексе в Горном Алтае, учеными со всего света, под руководством ГРУ разрабатывается нечто революционное. И это "нечто" жаждут заполучить частные военные корпорации...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Скуталу Гильда Зекора Спитфайр Другие пони ОС - пони Дискорд Человеки

Моя маленькая пони. Секс — это чудо!

В один прекрасный солнечный день человек попадает в мир пони. А дальше начинаются приключения...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Автор рисунка: BonesWolbach
Тычинки и пестики

Школьная влюблённость

Этим утром Скуталу получила именно то, что она ожидала.

— Побыстрее! Доедай скорее! Собери седельные сумки! Не забудь взять обед. Ты сделала домашнее задание? Ох, Селестии ради, Скуталу, пошевеливайся!

— Арх... — казалось достаточным ответом на все вопросы. Мычание и кивок. Она переходила из комнаты в комнату, вспоминая о прежних временах, к немалому расстройству матери, срочно отправляющей её за двери.

— Хорошо ещё, что мы с отцом решили вернуться вчера ночью. — Мать на секунду запнулась, прогоняя лишнюю мысль. — Я сомневаюсь, что ты смогла бы даже встать вовремя. Ты такая копуша по утрам...

— Я уже большая пони! Мама, я могу сама о себе позаботиться! — Она заскулила, когда гребень, которым мать расчёсывала её гриву, зацепился за узелок в волосах. Мать лишь нетерпеливо щёлкнула языком, вернув гребень на место.

— Сейчас, сейчас. Разве ты не хочешь выглядеть красиво для жеребят в школе? – Её мать попыталась скрыть нервную улыбку. Очевидно, она пыталась свыкнуться с тем, что произошло прошлой ночью. Её отец сказал, что Скуталу «переживает изменения», и с каждым днём всё больше походит на взрослую. Была ли это попытка матери принять это? Ведь она раньше никогда не говорила с ней о кольтах. С чего бы ей вообще заботиться об этом?

Сидящий за столом с ежедневной газетой отец Скуталу виновато улыбнулся, в то время как она смотрела на мать с невозмутимым выражением лица. Она что, серьёзно?

— Арх, мам. Ты такая скучная. – Она закатила глаза и, повернувшись к двери, вышла на улицу. Скуталу спустилась вниз по тропинке, что вела к небольшому огороду, за которым её мать обещает приглядывать в течение последних трёх лет — «Обещаю, я сделаю это на следующей неделе. В последнее время я так занята».

— Скуталу, ты уже в третий раз опаздываешь в школу, да ещё и приходишь с незаконченным домашним заданием. Только подумай, ты была одной из моих лучших учениц. Что случилось? — Черили наклонилась. Её мордочка была без единой кровинки и очень серьёзна. Это было именно то выражение лица, которого так боялись все жеребята в школе. Выражение «У-тебя-большие-проблемы-и-я-собираюсь-поговорить-с-твоими-родителями».

Пол под копытами показался Скуталу очень интересным. Всё остальное было ей совершенно безразлично. Сквозь трещины в дверях кабинета учительницы она могла видеть других учеников, шепчущихся и хихикающих между собой. Она видела своё место: так близко, но так далеко. Рядом с ней был пустой стул, где обычно сидела ЭпплБлум, отсутствующая сегодня и свободная от унизительных лекций и предупреждений о задержании после уроков — «В третий раз за эту неделю! Что с тобой происходит?». Она также увидела Свити Белль, и её сердце подпрыгнуло в груди. В животе появилось холодное, тянущее чувство.

— Скуталу! Ты меня вообще слушаешь? Я говорю, что если ты не будешь внимательной на уроках, не будешь приходишь вовремя и не начнешь делать домашнюю работу, мне придётся вызвать твоих родителей. Ты меня поняла?

Вот оно. Она сделала пометку в невидимом списке в своей голове. Именно как она и ожидала.

— Угумс… — Вот и всё, что она ответила, пытаясь уделить внимание одновременно и мисс Черили, и Свити Белль, которая жеманно сидела на стуле, положив копытца перед собой. Она покачивалась в такт мнимой мелодии, игравшей у неё в голове, и будто находилась в своих мечтах.

— Тогда выше голову. В следующий раз я не буду такой доброй. Не заставляйте меня снова возвращаться к этому вопросу, юная леди.

— Угумс… — Безразлично ответила Скуталу, выскользнув из комнаты и поймав напоследок раздраженный вздох учительницы. Через несколько секунд он была уже на своём месте, не желая находиться в центре внимания дюжины пялящихся на неё глаз. Каждый из жеребят тайно жалел её, благодарный, что эти неприятности не коснулись их.

Она заняла своё привычное место перед Свити и открыла учебник. Как только она убедилась, что Черили начала урок и уже не сильно обращает на неё внимания, она наклонилась и прошептала:

— Псстт. Где Блум?

— Дома болеет, – ответила Свити – У неё грипп. Очень сильный. Бедная кобылка. – Она грустно опустила голову.

— Она справится. Она же меткоискатель, она сильная! – кажется ей удалось подбодрить этим Свити, которая подняла голову и, кивнув, улыбнулась. Скуталу тоже почувствовала себя лучше. У неё внутри всё перевернулось, и она вздрогнула. К счастью, Свити ничего не заметила.

Она попыталась сосредоточиться на учёбе, напрягая своё внимание, хоть это было и очень сложно. Она то и дело ловила себя заглядывающейся на свою подругу. Её шёрстка всегда была такой блестящей? Конечно, старшая сестра вычёсывала Свити каждый день, но разве это давало такое привлекательное свечение? Скуталу покачала головой и снова сконцентрировалась на передней части класса, в попытке снова не расстроить учительницу. Но почему это давалось с таким трудом?

Утро прошло по повторяющемуся сценарию. Скуталу пыталась сфокусироваться на Черили, на уроке. Затем что-то мерцало или мигало на краю её бокового зрения, и её взгляд смещался в другое место. И вскоре она снова прилипала своим взглядом к Свити. Пару раз она перехватывала взгляд Скуталу, и та резко поворачивалась обратно к учительнице, чувствуя, как горят щёки. Так продолжалось в течение нескольких часов. Она только начала задумываться о своих чувствах к Свити Белль, как голос учителя привлёк её внимание.

— Скуталу, я спрошу ещё раз. Квадратный корень из шестнадцати? Если ты меня слушала, ты легко сможешь ответить.

Дюжина глаз была прикована к ней, некоторые ученики хихикали. Скуталу сглотнула. Она не знала. Ей стало нехорошо. В голове проносились картинки её не-слишком-далёкого будущего: постоянные оставления после уроков, второгодница и месяц без друзей.

 — Четыре, — Произнесла Свити одними губами. Скуталу даже не смела взглянуть на неё, пытаясь прочистить горло.

— Четыре.

Черили улыбнулась и кивнула.

— Правильно. Спасибо, Скуталу.

Скуталу наконец воспользовалась моментом и благодарно посмотрела на свою спасительницу. Свити легко кивнула, в то время как учительница подводила урок математики к концу.

— Когда мы вернёмся с обеденного перерыва, мы будем изучать с вами Эквестрийскую систему законов! Правда весело?

Серия стонов прокатилась по классу, пока Скуталу убирала со стола книги и заменяла их коробкой с ланчем.

— Готова, Свити?

— Да-да, только одну секунду. Я почти закончила. – Она всё ещё делала какие-то заметки.

— Начинай без меня, Скутс. – Но Скуталу уже не слышала её, во все глаза уставившись на Свити. Она вспоминала ночь накануне, когда она занималась «этим» и в её голове возникли картинки со Свити, трогающей себя. Скуталу мгновенно покраснела. Её крылья зашевелились, но она всё не могла оторвать взгляд от Свити. На её блестящую белую шёрстку, идеальную осанку, на её изумительные, изогнутые, пустые…

— …Ты в порядке? – Повторила Свити, с застывшим на лице обеспокоенным выражением. Скуталу подпрыгнула.

— В порядке. Все просто замечательно. У меня никаких проблем!

Свити захихикала.

— Ох, Скутс, ты такая забавная. — Отметила она, пакуя книги и достав, наконец, вместо них обед.

— Т-ты так думаешь?

— Конечно! Я имею в виду, кьютимарка же не может появиться из ниоткуда, только потому, что я хорошо учусь. Рэрити обещала взять меня с собой в Мэйнхэттен, если я хорошо сдам следующий тест.

Скуталу хотела отметить абсурдность получения кьютимарки за зубрение чего-то, но решила, что в её интересах лучше будет обойти эту ловушку.

— Ох, точно. Моя ошибка.

Расположившись у дерева, у которого они всегда обедали, Меткоискатели-минус-один в полной тишине распаковали свою еду. У Свити был её любимый бутерброд с ромашками и тюльпанами. Скуталу ела арахисовое масло и желе. В течение нескольких минут никто не проронил ни слова.

— И, эм... Спасибо. Ну, знаешь, за то, что выручила меня. Это было классно, – неожиданно пробормотала Скуталу.

— А? Да нет проблем, Скутс. Мы друзья, а друзья должны помогать друг другу, – счастливо пропищала Свити.

От этого голоска Скуталу прикусила нижнюю губу. В животе снова появилось то чувство. Будто тысячи крошечных насекомых грызли её изнутри. Она вспомнила один случай, когда она волновалась перед грядущим тестом, её отец объяснил этот как «Бабочки в животе. Это вполне естественно».

К несчастью, Свити заметила. Наклонившись, она заботливо посмотрела на Скуталу.

— Эй, с тобой всё в порядке? Ты выглядишь нехорошо…

— В-в п-порядке… — ответила она. Но это было не так. Скуталу была ужасной вруньей. Свити в секунду оказалась рядом с ней.

— Серьёзно, Скуталу. Ты выглядишь ужасно. Ты уверена, что ты не простудилась?

В ответ она лишь медленно и грустно покачала головой.

— Головная боль? – Нет, это была не она.

— Может, тебе грустно?

Скуталу вздрогнула. Так ли это было? Было ли ощущение внизу живота грустью? Нет, оно ощущалось совсем не так. Её глаза встретились с глазами Свити, и та приняла это за положительный ответ. Скуталу тут же была заключена в крепкие объятия. Она было довольно сильной для пони своего размера. Скуталу покраснела. Но она чувствовала себя хорошо. Она обняла её в ответ и будто случайно ткнулась носом в её ухо. В ответ Свити ткнулась в её щеку, от чего в животе Скуталу всё перевернулось.

Свити отстранилась назад, утешительно смотря на Скуталу.

— Лучше?

Скуталу кивнула. В свете полуденного солнца, Свити выглядела ужасно красиво.
«Достаточно красивой, чтобы поцеловать», подумала она, предавшись воспоминаниям.
«Это было прошлым летом, когда они были в лагере. Все жеребята уехали, за исключением ЭпплБлум, в связи с приближающимся урожаем. Поэтому Скуталу и Свити провели неделю только вдвоём, первый раз с того момента как они подружились с ЭпплБлум. В последний день, когда погасли огни, и все песни у костра были спеты, они прокрались к причалу и любовались водой, освещённой светом звезд, и в итоге поцеловались».

Но с того момента ничего не поменялось. Это был лишь только эксперимент. Свити Белль попросила её об этом и Скуталу не задумываясь согласилась. Чтобы получить кьютимарки или что-то вроде того. Она не могла даже точно вспомнить причину, но она так и не смогла забыть поцелуй. Она вспоминала, как думала о том, как это абсурдно — целовать другую кобылку. Ведь ей даже могло бы и не понравиться такое. Это было бы странно. Так ведь?

Так почему же, ютясь под их священным деревом, посреди школьного двора, Скуталу неожиданно наклонилась вперед и поцеловала Свити Белль в щёку?

Свити Белль сидела неподвижно в течение долгого времени. Её глаза были широко раскрыты, а щёки, в отличии от щёк Скуталу, покраснели. Никто не смел сказать ни слова.

— Я-я должна идти. Эмм…. Делать домашнюю работу. До встречи! – Заикаясь, нарушила тишину Свити. Она поднялась на копыта и стремглав бросилась к школе.

Мгновения спустя прозвенел звонок. Он был почти как ангельский звон, спасающий её. Но в тоже время он был как роковой призыв к её гибели. Скуталу печально поплелась в класс и села на своё место, старательно избегая глядеть кому-то в глаза. Она даже не могла посмотреть на Свити Белль, боясь увидеть в них осуждение. В её голове крутился предстоящий разговор.
“Как ты могла, Скуталу! Это... То, что мы сделали тем летом, было просто экспериментом! Я не люблю кобылок! Тебе должно быть стыдно! Это неправильно! Это ужасно! Как ты могла сделать такое перед всеми? Ты хоть думала о том, что они скажут? Оох, ты такая странная, Скуталу. Я думаю, нам больше не стоит быть друзьями”.

На её глазах появились слёзы, но она постаралась их спрятать, достав книги и уткнувшись в них, получив возможность, будто случайно, проводить копытом по глазам. Было странно, что она вообще подумала о Свити в таком ключе. Зачем она её поцеловала? Это было глупо.

На её открытую книгу упала записка, прокатилась по столу и отскочила на пол. Когда Скуталу наклонилась её поднять, она могла поклясться, что уловила взгляд Свити на себе, но она не была всё же уверена. Сбитая с толку, она аккуратно разгладила смятый листок бумаги и прочла его под столом, где его не увидят посторонние глаза. В искусстве передачи записок она разбиралась неплохо.

Там было написано:

Скуталу,

Мне очень жаль, что я так убежала. Я испугалась.

Встретимся позже в клубном домике.

Свити Белль.

Словно подтверждая, что это написала именно Свити Белль, в углу даже были несколько нарисованных вкопытную сердечек. Было похоже, что Свити рисовала их с особой аккуратностью, хотя возможно это разыгралось воображение Скуталу. Надежда и сомнения перемешались в ней, пока она складывала записку и прятала подальше.

Она не смотрела на Свити до конца уроков.