Автор рисунка: Noben
The Beginning of the End Глава II. “Пространство вгибаем, пространство выгибаем”.

Глава I. Nightmare... NIGHT!

Первая глава из многих.

Во тьме ночной раздался смех. Не человеческий. Не живой. На грани безумия, ярости и злости. Крик проклятой души.
— Время настало. — раздался голос из глубин пещеры. — Олицетворения! Ко мне! ЖИВО!
Возглас пронесся над всей Эквестрией, разбудив нескольких напуганных и чутких жителей страны добра и мира.
***
Я спал, но проснулся, когда мою голову пронзила ужасная боль, я закричал, а вместе со мной и голос внутри меня.
— Я ИДУ ЗА ТОБОЙ, ГАДЕНЫШ! — ревел голос внутри. — ТЫ УЖЕ НЕ НУЖЕН!
— Уйди! Уйди из моей головы! УЙДИ!
Я взлетел, заметался по всей комнате, сбивая со стен и полок предметы, круша мебель. Меня протащило через все стену комнаты, где я ударился об косяк окна.
— ШУТКИ КОНЧИЛИСЬ! — прогремел голос, чуть не разорвав мои перепонки, и я потерял контроль над своим телом.
Меня вышвырнуло в витраж окна. Стекло распарывало мою кожу, оставляя глубокие порезы, некоторые осколки, впившись в плоть, улетели в пропасть вместе со мной. Все тело разрывала боль. Все что я мог делать, только рвать себе глотку и смотреть, как земля неумолимо приближалась ко мне.
Тут по мне прошла волна еще большей боли. Послышался хруст ломаемых костей, треск и чавкающей звук разрываемой плоти. В глазах потемнело, я чувствовал, что был на грани потери сознания. Мой крик превратился в хрип, а через мгновенье, я уже захлебывался собственной кровью. Меня буквально выворачивало наизнанку, и я потерял сознание.

***

В тишине ночной послышался звук «бульк» и река окрасилась в красный цвет, столь неразличимый в темноте

***
— Что это было? — спросила Твайлайт у проснувшегося Спайка, когда она услышала очень громкий зов.
Она еще оставалась в том же положении с большой и древней книгой в копытах. Надпись на обложке гласила: «Книга о грехах смертных и ужасных».
Послышался грохот и крик в комнате Изи, что выделили ему в замке Кантерлота. Оттуда же донесся рев, который прошелся по всему замку, отравляя воздух ненавистью и злостью.
Твайлайт поднялась и быстро направилась к комнате Иезекииля. Дверь оказалась не запертой, и она прошла внутрь. Вся комната была разрушена, мебель разломана, а красивый витраж, что был в окне, превратился в лежащие на полу и оставшиеся в раме осколки. За окном еще слышался крик, Твайлайт не сразу поняла, кому он принадлежит, но потом...
— ИЗИ! — закричала она, мчась к оконному проему,но было уже поздно. Спайк пытался оттащить рвущуюся в окно единорожку, а та продолжала звать того, кто был здесь несколько минут назад. Вскоре ее крики превратились в рыдания.
В комнату забежали стражники вместе с Эпплджек.
— Что здесь произошло? — спросила она.
С осколка, оставшегося в раме, слетело небольшое зеленое перышко, окрапленое несколькими каплями крови. Это дало все объяснения.
— О, нет... — лишь сказала пони в ковбойской шляпе.