С тех пор, как огонь правит небом

Материалы по битве при Жмерии, которая по сути определила границы территории народа грифонов и право на обладание Элементами Гармонии.

ОС - пони

Жеребята

Твайлайт с друзьями ненадолго уезжает из города, и их знакомый пегас остаётся нянчиться с Меткоискателями. Понификация рассказа А. Т. Аверченко "Дети".

Эплблум Скуталу Свити Белл

Архетипист

Почему пони снятся сны? Почему наши сновидения настолько похожи? Что, если бы нам стало сниться нечто совершенно новое? Дискорд говорил, что хотел сделать наши сны более интересными. Добавить немножко остроты в наши скучные ночные жизни. Ничего опасного — лишь толику веселья, чтобы было о чём поговорить утром. «Незачем так беспокоиться, Твайлайт Спаркл, — уверял он. — Как-никак сны ещё никому не вредили». Хотелось бы мне, чтобы он был прав.

Твайлайт Спаркл Дискорд Старлайт Глиммер

Заражение 2

Будучи неопытной, Твайлайт допустила страшную ошибку и, казалось бы, всё уже в прошлом, но маленькое семя сорняка начало прорастать. Кобылка стала хрупкой преградой между чужой тенью и ужасным забвением.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Темная и Белая жизнь - Поход Эпплов.

Это история повествует об элементе Честности. Оранжевая кобылка ещё в юном возрасте потеряла своих родителей. Ей предстоит путешествие, которое поменяет её духовно и морально. Она взглянет на мир под другим углом. Преодолеет все трудности, повстречает незнакомцев. И наконец-то дойдет до свой цели, где начнет жизнь с чистого листа.

Эплджек Эплблум Биг Макинтош

Персональный Помощник Принцессы.

Принцессу Твайлайт абсолютно устраивает привычная жизнь в Понивилле. Каждая книга в библиотеке лежит на своём месте, всё происходит ровно в назначенное время, даже Пинки Пай. Но потом ей присылают телохранителя. Нужно срочно менять график; это и так нелёгкий труд, так ещё и Капитан Шторм Кикер не намерена облегчать его. Ах, как была хороша жизнь Твайлайт до того, как она стала принцессой.

Твайлайт Спаркл Спайк ОС - пони

Лили Сноу: Опыт Вечнодикого Леса

Среди своих друзей Лили Сноу давно прослыла неудержимой авантюристкой. С самого раннего детства она влипала в такие переделки, что взрослые только головой качали. Но что случится, если она влипнет в довольно серьезную авантюру, которая заставит ее остепенится?

ОС - пони

Конференция

Недолго пришлось их высочеству принцессе Твайлайт Спаркл сидеть без королевских обязанностей. Селестия отправляет ее руководить ежегодным съездом величайших умов единорогов. Но как же это тяжело, быть принцессой, перед теми, кем восхищалась всю жизнь. К счастью, от волнения есть отличное средство — бережно подставленное плечо друга.

Твайлайт Спаркл Рэрити ОС - пони

Небесные ноты

На что похожа жизнь со славой? Концерты, гастроли, репетиции... Но в одну прекрасную ночь Октавия понимает, что для неё действительно важно.

DJ PON-3 Октавия

Неудачное везенье.

Некоторые события трудно отнести к однозначно хорошим или однозначно плохим. И только от самой жертвы судьбы будет зависеть, чем считать свое положение везением или невезением. Он лишь хотел отдохнуть вдали от людей, но неожиданное знакомство повлекло за собой неожиданное путешествие. Ну не настолько же далеко!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Луна Человеки

Автор рисунка: BonesWolbach
Интерлюдия, ч.2

Часть 2: Без колебаний. Глава 1: "Полтора попаданца"

Полцарства — за глоток воды,
А за бутылку пива – царство!
Сушняк-то, в общем, полбеды,
От головы бы мне лекарство!

PomorNik, «Стезя чародея»

— МАРГУЛ!!!

В животе Сомбры раз за разом вспыхивало пламя, не уступающее жаром легендарному огню Инферно. В мозг словно вонзили раскаленные спицы, а череп принялись долбить изнутри два сумасшедших дятла. Похмелье темного мага-ученика было воистину чёрным.

— Предвечная Тьма! – прорычал Сомбра, обхватывая ногами свою несчастную голову и безуспешно пытаясь подавить бунт в желудке.

Так и не сумев обуздать бурю в брюхе, единорог перевернулся на спину и обнаружил себя на маленькой полянке посреди леса. Солнце нестерпимо слепило и жалило мага знойными лучами. Чириканье птиц нещадно врывалось в уши, усиливая и без того несносную мигрень. От запаха ландышей, приносимого ветром из окружающего леса, мутило, а окрестная мошкара так и норовила набится в глаза и уши. Жеребец пару раз качнул головой и мысли его чуть прояснились. Щебетание ненадолго смолкло, и маг услышал тихое переливистое журчание.

Тихо застонав, Сомбра с трудом поднялся и побрёл на звук. Под копытом громко хрустнул сук, но единорог не обратил на это никакого внимания и, сделав шаг, окунулся в ледяную воду. Приятная прохлада пронеслась по внутренностям, усмиряя изжогу.

Утолив жажду, Сомбра поднялся на ноги и осмотрелся. У корней деревца валялось что-то, больше всего напоминающее своими очертаниями не то ворох тряпья, не то рваную чёрную кляксу.

Потирая всё ещё ноющую голову, Сомбра подошёл к дереву и несколько раз легонько пнул эту кучу.

— Конспекты на... на тумбочке…

Ворох тряпья шевельнулся и оказался молодым высшим чейнджингом, закутанным в черную халамиду. Перевернувшись на другой бок, он снова свернулся калачиком и засопел. Единорог несколько раз легонько качнул головой и оторвал взгляд от ожога, покрывающего щеку многоликого.

— Вставай, хитиновый, — прикрикнул Сомбра и поморщился. Звук собственного голоса отозвался в его голове колокольным звоном. – Маргул…

— М-м-м…

Тяжело вздохнув, единорог подхватил перевёртыша ментальным щупальцем и поволок в сторону ручья.

— Что за… отпу!..

— И вот так каждые выходные, — хмыкнул Сомбра, удерживая голову оборотня под водой. – Ты просыпаешься в какой-то дыре, у тебя жутко болит башка, ты не помнишь, как тут оказался, и всё, что у тебя есть, — это черная пижама, играющая роль спецодежды. Лучше? – поинтересовался он, отпуская чейнджлинга.

Тот ответил ему хмурым взглядом. Седая грива слиплась сосульками, придавая магу немного комичный вид.

— Ну что, давай знакомиться? – протянул копыто Сомбра. – Сомбра, сын Умбры из дашейдов, Высокий Дом Империи Штейгеров, один шаг. Профилирующая специальность в Академии – Магия Тьмы и Боевая Магия.

— Корнайр, сын Оберона из чейнджлингов, — нехотя стукнул оборотень копыто в ответ. – Зелёный Рой Эквестрии, два шага. Профилирующая – Некромантия и Магия Жизни.

— Ботаник, что ли?

— Это оскорбительное название.

— Скажи спасибо, что некрофилом не назвал. И, кстати, если попробуешь пустить меня на компост, советую трижды подумать… а затем все-таки отказаться. В искусстве делать пакости я шарю.

Корнайр пожал плечами. Драться, тем более убивать из-за неосторожно брошенного слова он не собирался.

— Ладно, теперь неплохо бы узнать, какого маргула мы тут забыли. Последнее, что я помню, это как пытался провести на тесте сравнительный анализ двойной пентаграммы Шварца и декаграммы Рена… Тьма, ну и муть… Надеюсь, это мне в жизни не пригодится.

Некромант почесал подбородок. Сам он не разбирался в тёмной магии, и названные имена ему ничего не говорили.

— Поскольку добровольно и в трезвом состоянии я бы такого никогда не сделал, то, скорее всего, это был тест, — продолжил свои рассуждения Сомбра. – Из всех преподавателей Шварца нас заставляет учить только магистр Анджей, значит, тест был трудный. Исходя из этого (и учтя, что магистр Анджей та ещё сволочь), у меня вызрел вопрос: а сдал ли я?!

— Если у тебя была пьянка, разве вывод не очевиден?

— После тестов я пью в двух случаях: чтобы отпраздновать и залить горе.

— Я сторонник более здорового образа жизни. То, что мы оказались в неизвестно каком мире, тебя волнует меньше, чем оценка теста? – приподнял бровь Корнайр.

— Если мы до сих пор живы, нас вскоре найдут, а у Анджея ещё никто не пересдавал с первого раза. Так что да, результат работы меня волнует куда больше. Маргу-у-ул… — опять страдальчески потёр ноющую голову черный волшебник. – Слушай, ты же демонов Маг Жизни, наколдуй мне какой-нибудь травки от головы? Или зельца…

— Мог бы — давно бы наколдовал, — буркнул в ответ Корнайр. Его тоже мучили головные боли. – И да, я, как ты выразился, ботан-друид, а не зельевар. Мои познания сводятся к паре-тройке рецептов для первой помощи. Обратись к целителям и биомагам.

Вместо ответа Сомбра показал одной ногой чейнджлингу неприличный жест, а вторую прямо на глазах у ошарашенного оборотня погрузил в воздух.

— Что смотришь? На мой инвентарь рот не разевай, – сплюнул единорог. Впрочем, он вполне понимал своего нового знакомого, так как зрелище было жутковатое: половина конечности просто пропала, а на её месте возникла уродливая культя.

— Э-э-э…

— Что «э-э-э»? Пространственный карман не видел?

— Да я как-то больше… — похлопал по своей одежке Корнайр.

— И не жарко, во второй шкуре-то?

— Зато под дождем не промокну. Так значит, туда можно запихнуть что-угодно? – уточнил оборотень. На самом деле в начале обучения он тоже интересовался такой вещью, но почему-то быстро отказался от этой идеи. Правда, тогда и у карманов были более «старые» характеристики, вроде прикрепления к конкретному предмету. Потеряешь – и прощай вещи. И это не говоря уж об ограничении по объёму и дорогущей цене.

— Теоретически – любую. Только вот вес никуда не денется, так что больше, чем помещается в походную сумку, я всё равно не беру. И привязан он к моей ауре, так что, если останусь без маны, буду гол как щегол. Оп-па, смотри-ка! – выудил наконец из воздуха бумажный сверток Сомбра. – Еда!

Глядя, как единорог уплетает бутерброд с зеленью, Корнайр тоже почувствовал бурчание в желудке. Интересно, сколько же они провалялись здесь? Несколько часов? Сутки?

— На, пожуй, — ткнул ему вторую порцию Сомбра. – Мне не улыбается явиться обратно с твоим бренным тельцем.

— Ты преувеличиваешь. Когда нас найдут…

— Присмотрись повнимательнее. Нас уже нашли.

Корнайр недоверчиво прищурился и еда чуть было не вывалилась у него из копыт: вокруг полянки переливалось защитное поле. Если с одной стороны оно было практически незаметным даже для тех, кто мог видеть ауры, то с другой оно мерцал так, что даже становилось немного больно глазам. А все потому, что в него почти беззвучно скреблось пять обезображенных чудовищ.

Уродливые, покрытые гниющими нарывами и шрамами, тела удерживались четырьмя мускулистыми лапами с крючковатыми когтями, хорошо подходящими для разрывания добычи. Обесформленные обезьяньи морды с выпирающими клыками так и пышут жаждой убийства. Самой же опасной их чертой был стайный, словно у волков, инстинкт.

— Гули! – прохрипел некромант.

— Гули, — покладисто согласился Сомбра, расслабленно привалившись спиной к дереву и положив в рот травинку. Особого удивления или страха монстры у него не вызвали. Ну, клыкастые, ну, покрыты струпьями и грязью, и что с того? На факультативах по демонологии он и не такое видел. Те же шогготы вообще похожи на мешанину разных органов.

— Ты как-то подозрительно спокоен… — принялся лихорадочно проверять свои карманы чейнджлинг. Тут у них под боком стая чудищ, способных порвать даже вооруженного пони, а его невольный напарник развалился под деревом, словно на пикнике!

— А не должен?

— Ну…

— Давай я сейчас озвучу свои рассуждения, а ты меня поправишь, по ногам? Мы сидим на поляне, окруженной мощнейшим защитным полем против всякого рода маргулов. Этим же маргулам понятно, что защиту ставили не ты и не я – банально не хватит сил и опыта. Значит, нас уже давно нашли. Поскольку не в стиле Академии бросать двух учеников в самую гущу событий без минимальной подготовки и инструктажа, то скорее всего с нами скоро свяжутся. Плюс, смотри, сколько маны в контур закачали! В эту хрень хоть тараном бей – даже не треснет. В общем, я считаю, что нужно просто подождать. Впрочем, если тебя так нервируют местные, можешь попробовать разобраться с ними сам. Хотя, я думаю, они быстрее сами отвалят.

Корнайр только покачал головой. Он-то знал, что гули по своему образу жизни больше падальщики, чем полноценные охотники. Чтобы напасть на живого, этим трупоедам нужно либо собраться в большую стаю, либо сильно оголодать. И, если они решатся, то будут преследовать выбранную добычу до самого конца, даже если это будет означать их собственную гибель. Конечно, гуля можно попытаться отогнать… но не прогнать.

С другой стороны, Сомбра был по-своему прав. Пока они находятся за стеной, можно немного расслабится. Та и в самом деле, похоже, не собирается никуда внезапно исчезать.

— Бинго! – неожиданно воскликнул чёрный маг, доставая из своего пространственного кармана походную флягу с прикрепленным к ней небольшим свитком, — Пиво. На, глотни для рывка, — протянул он её Корнайру, а сам принялся вчитываться в аккуратные, написанные каллиграфическим почерком строчки.

Корнайр отхлебнул и с удовольствием почувствовал, как рот наполняется вкусом немного подслащенного хлеба. Скорее всего, его варили остроухие долгожители, иначе как объяснить характерный немного «медовый» привкус? Увы, раньше такого сорта ему пробовать еще не доводилось. Жаль, что во фляге осталось так мало этого божественного напитка.

— Знаешь, хитиновый, а вот теперь у нас действительно проблемы… — озабоченно поделился Сомбра, протягивая ему свиток и отбирая свою флягу назад. Поняв, что та пуста, единорог ругнулся и принялся набирать воду из ручья.

Все ещё пребывающий в приподнятом настроении чейнджлинг пожал плечами и принялся за чтение:

«Мои дорогие ученики!

Когда вы будете читать это послание, скорее всего, вас будут терзать муки похмелья. И поделом, в общем-то! Но для начала позвольте (как будто я дам вам выбор) поздравить вас с успешной сдачей экзаменов. Да, Сомбра, несмотря на почти полную некомпетентность в вопросе о теории Шварца и Рейна, твоих знаний вполне хватило, чтобы Анджей поставил тебе выше проходного балла. Только не забывай, что на одной практике далеко не уедешь. Теперь ты, Корнайр. К тебе у меня особых претензий нет, леди Ирэна довольна твоей работой. Раз так, поговорим о грустном. Я понимаю, что для студентов нормально отмечать свои успехи попойкой, но меру тоже надо знать! Ладно бы, развалили вы только ту корчму, Академия оплатит счет, но пытаться призвать Нъярлатхотепа без должной подготовки — это не только необдуманно, но еще и опасно! Он, конечно, не придет, но ректору все равно придется приносить извинения, пусть и формальные, а ты знаешь, как его воротит от общения с демонами. И уж совсем не стоило называть Анджея тем словом! Он, конечно, кентавр, но он ещё и самый главный кентавр, так что теперь над тобой будут пытаться совершить самосуд на почве расизма все конеподобные люди Академии, в том числе и знакомый тебе Тирек. Что до тебя, Корнайр, некромант ты наш многоликий, я, в принципе, рад, что ты посвящаешь своему Искусству даже свободное от учебы время. Однако, лучше бы уж ты поднял кладбище, полное упырей, чем одну стервозную бабу со второй степенью Бриара за заслуги перед некромантией! И где только прах раздобыл?! Теперь наша дражайшая госпожа Сильви летает по всей Академии и доводит преподавателя Рошарга до белого каления, из-за чего тот постоянно полностью оправдывает свое прозвище — «Адский Крик». Всяческие экзорцизмы вызывают у его тёщи лишь язвительную ухмылку и демонстрацию одного хорошо известного неприличного жеста. Так или иначе, я (в очередной раз) смог договорится. Официально вас отправили на Испытание, неофициально же вам просто нужно пересидеть в этом мире пару недель (или месяцев). Я взял на себя смелость (и риск) отправить вас в Эквестрию 3-А. Да, Корнайр, ту самую, в которой ты завалил свое последнее Испытание, даже несмотря на… кхм… особые обстоятельства. Условия нынешнего же предельно просты: выжить любой ценой, естественно, не нарушая самые базовые правила. Дальше по тексту вы найдете заклинание от похмелья (если оно вам всё ещё нужно), которое также отмыкает защитный барьер. Убедитесь, что вокруг безопасно – места тут не самые гостеприимные. Удачи, попаданцы.

Зулус ван Хрен

П.С. В этом мире проходят Испытание ещё несколько учеников, но не советую влезать в их авантюры. У них, в отличие от вас, есть страховка»

— «Попаданцы»… — чуть нервно хохотнул Сомбра, поняв по выражению лица оборотня, что тот закончил. – А у старпера есть чувство юмора… Нет, ну какое же нехорошее слово...

— Ну, предположим, я попаданец только на половину… — отрешенно пробормотал чейнджлинг, пытаясь понять, где и как он по-пьяни ухитрился достать прах покойной архимагессы. Впрочем ответы на некоторые вопросы лучше не знать.

— Ладно, хитиновый, шутки в сторону. Ситуация на букву «Х», и если ты думаешь, что это «хорошо», получишь в морду без всякой магии. Есть идеи, как быть дальше?

Корнайр задумался и попытался здраво оценить их с единорогом возможности. В теории, они могли бы остаться до конца Испытания внутри барьера. Магическая стена, вроде бы, способна восстанавливаться за счет поглощения окружающей маны, и если сюда не забредёт какой-нибудь шатун-келл-антимаг, то продержится долго. Очень долго. С другой стороны, остается вопрос с пищей. Вода тут есть и сам он, Корнайр, мог бы попытаться отсидеться за счет жизненной силы… хотя, нет, не выйдет, контур двухсторонний. Да и с Сомброй нужно что-то делать. Чейнджлинги и дашейды, в принципе, всеядны, но на обычной траве больше одной-двух недель не протянут. Вырастить что-нибудь с помощью магии? Будь он полноценным друидом, могло бы получиться, но он всего лишь ученик и на что-нибудь, крупнее куста с ягодами, его просто не хватит. К тому же, нужны семена, а где их достать? Это вокруг поляны стена, а сверху купол, просто очень высоко. Словно сунули под колпак.

— Придется идти, — хмыкнул Сомбра, примерно поняв мысли оборотня. Достав из воздуха черный гримуар с кожаным переплётом, он принялся рассеянно листать его, время от времени загибая уголок страницы. – Только сначала надо разобраться с этими халявщиками. Ты у нас Маг Жизни, что эти зверюшки не любят?

Чудовища, будто поняв, что речь зашла о них, взврявкнули чуть громче и принялись рыть подкоп. И тут же разочарованно завыли – волшебная стена проходила и под землёй.

— Черный маг, который не знает повадков гулей?

— А ты хоть раз встречался с утукку или будхой?

— Справедливо.

— То-то же. Итак, поглядим… Огонь?

— Да. – Сомбра загнул очередную страничку.

— Тьма?

— Да.

— Молния?

— Да, да… Собственно, на них действует практически любая боевая магия, если ухитришься попасть.

— С этим у меня особых проблем нет. Ну-ка, погоди… — принялся сосредоточенно бубнить себе под нос магический текст Сомбра. Один из самых серьезных недостатков стиля Слова, который практиковал единорог, заключался в том, что чары просто нельзя было вот так взять и применить в любой момент. Их нужно было заранее подготовить, мысленно произнести магический текст, и только потом использовать в нужную секунду. А для некоторых могли понадобится ещё и дополнительные ритуалы, зелья и магические артефакты. Впрочем, даже простых не получалось удерживать слишком много: Сомбра мог хранить в памяти не больше десятка заклинаний средней сложности.

Сам Корнайр пошёл немного по иному пути: выучил пару «коронных» заклятий так, что теперь их даже не нужно начитывать – достаточно заряда маны и универсального короткого слова-ключа. Энергии потребляет немного больше, но зато не требует «перезарядки». Правда, далеко не каждое заклятье может стать «коронным», и ещё меньше из них по-настоящему разрушительные. Вообще, подобные вещи плохо взаимодействуют с некромантией, в большинстве своем случае требующей заранее подготовленные фокусирующие линзы в виде магических рисунков. Да вообще, нормальный маг мертвых не должен сражаться сам – за него все делает созданная нежить.

— Так, с оружием разобрались, — заключил Сомбра, пряча магическую книгу. – Теперь поговорим о плане. Хитиновый, как у тебя с боевкой? Что конкретно умеешь?

— Не слишком много, — виновато отвел взгляд в сторону чейнджлинг и принялся что-то искать у себя в плаще. – Я некромант. Будь тут хотя бы какое-нибудь тело – поднял бы зомби… костяка… Придумал бы, в общем. А так, из «коронных» Прах Вечности, да Хватка Леса. Есть ещё пара-тройка, но они больше для нежити.

— Плохо. Что по защите?

— Несколько экранов… ещё Живая Волна, если подойдут вплотную. Но её я могу поддерживать всего несколько минут.

— Нормальные маги учат Личную Защиту… — негромко проворчал единорог, хрустя шеей. Негромко, потому что и сам не владел этим полезным заклинанием. – Ладно, держись за мной и постарайся не сдохнуть. Можно, кстати, начертить защитный контур и выиграть нам немного времени.

— Не думаю, что это хорошая идея. Маны потратим много, а при таком напоре мой самый мощный барьер выдержит едва ли несколько секунд.

— Тогда просто не путайся под ногами. А лучше вообще взлетай: там тебя не достанут.

Корнайр кивнул, наконец выудил из кармана куклу синего аликорна и поморщился: заряда осталось всего ничего, и оборотень не представлял, где взять ещё энергии. Напрямую так просто не закачаешь, тут нужен артефактор.

— Любопытная вещица, — покосился на игрушку Сомбра. – Оберег?

— Он самый. Выиграет нам немного времени.

Как только стена пала, падальщики метнулись в сторону магов. Трое сразу же попытались зайти за спину, ещё трое по бокам, а самый большой с ходу прыгнул, метя в незащищенное горло Сомбры. Прыгнул и тут же недоуменно заворчал, пролетев гораздо больше, чем рассчитывал: в полете единорог перехватил его телекинезом и придал дополнительное ускорение.

— Кша! – рявкнул Сомбра, метнув одно из подготовленных Копий Тьмы.

Один из гулей пронзительно взвизгнул и повалился с обугленной дырой в туше. Другого настигло заклинание Молнии, заставив забиться в судорогах. Третий успел добраться до жеребца и яростно вонзить в него свои когти. Вокруг единорога замерцал магический доспех. Прежде чем монстр успел среагировать, Сомбра ударил Молотом Тьмы и разбил ему голову, как спелый арбуз. Черный маг поморщился: на грудь брызнули остатки мозга.

Оглянувшись, он увидел как Корнайр что-то сосредоточенно чертит на земле. Взмахнув крыльями, оборотень взлетел и едва не оставил кончик хвоста во рту одного из подпрыгнувших трупоедов.

— Сах! — Извернулся и буквально выплюнул в полёте кодовое слово перевертыш. Дашейд насмешливо фыркнул: серый комок Праха Вечности упал в траву, обращая её прах.

Явно поняв, что до летающей цели им не добраться, гули переключили внимание на единорога. Этим и воспользовался Корнайр: спикировав вниз, оборотень кое-как увернулся от очередной атаки и с силой топнул передними ногами. Из под земли взметнулись гибкие стебли, которые оплели одно чудище. Остальные смогли увернуться и тут же перешли в наступление.

Сидящая на спине Корнайра кукла ожила. Из неё выстрелило что-то, напоминающее зелёную плеть. Попавший под удар незадачливый падальщик распался на две аккуратные половинки.

Быстро прицелившись в пленника, оборотень снова кинул Прах Вечности… и заклинание опять ушло «в молоко». Корнайр почувствовал, как его уносит в сторону: сработавшая Живая Волна убрала хозяина от опасности. Когти подкравшейся бестии едва не коснулись хитина.

Покрыв оборотня ругательствами – серый комок просвистел едва ли не в полуметре от черного мага – Сомбра метнул последние Копья, но попал лишь в ближайшего врага. Оставшийся гуль наконец смог разорвать путы и откатился в сторону от полосы черного пламени. Вскочив на ноги, он клацнул челюстями и на его морде зазмеился оскал. Да ещё такой ехидный, словно бестия знала о возникшей проблеме колдуна!

— Ты, гобло, не недооценивай меня! – возмущенно рявкнул яростно раздувающий ноздри Сомбра, швыряя свое самое последнее оружие — Кровавый Резонанс. Носом пошла кровь: для этого заклятья не рассчитавший сил чёрный маг использовал уже прану.

Только припавший к земле гуль дико закричал, несколько раз покачнулся из стороны в сторону, прыгнул вперёд и… взорвался. По земле прокатилась волна горячего пара, в воздух взметнулся фонтан из смердящих органов и крови.

Упав на круп, Сомбра тяжело задышал. Перед глазами плыли разноцветные круги, адское пламя в животе вспыхнуло с новой силой. А ведь если остался ещё хоть кто-то, то он сейчас совершенно беззащитен...

— Сомбра, — оборвал мысль единорога потрясший его за плечо Корнайр. – Сомбра?!

— Да в порядке я, в порядке, — пробурчал тот и наконец заметил небольшую гору праха — единственное, что осталось от последнего монстра. – Но в следующий раз целься, маргул, лучше! Энтаро… В смысле, ты же меня чуть на тот свет не отправил!

— Сомбра, твоя нога!

Чуть повернув голову, чёрный маг снова, уже несколько устало, помянул маргула. На серой шерсти протянулась короткая кровавая полоса с рваными краями. Похоже, одна из бестий всё-таки достала его сквозь магический доспех. Пока что адреналин глушит боль, но это только до поры до времени.

— Скорее, — заторопился чейнджлинг, помогая единорогу подойти поближе к ручью, — нужно промыть рану. Там же трупный яд и не дай Праматерь что-нибудь ещё!

— Царапина, — пробормотал тот, однако всё же не стал сопротивляться.

Используя флягу Сомбры, Корнайр принялся промывать рану водой из ручья. Одновременно с этим оборотень достал из плаща железноклювого ворона и несколько раз ощутимо его встряхнул. Дюранго это не понравилось – он знай себе спал в удобном кармане, стараясь не реагировать на странную качку. Ночь выдалась на редкость шумной, да и алкогольное опьянение частично передалось от непутёвого хозяина. И вот теперь, когда у него получилось наконец вздремнуть, его начинают дёргать и требуют лететь искать ацелас. Нет бы, самим пойти подорожника нарвать — тоже, говорят, неплохо помогает!

— Больно? – поинтересовался Корнайр, отрезая от своего плаща маленький кусок ткани.

— Я чёрный маг, — угрюмо пробурчал единорог. – От такой царапины мне не может быть больно.

— Можешь отключать болевые ощущения? Полезное умение.

— Нет. Просто учитель Рошарг любит таскать с собой на занятия волшебный посох с наложенным стационарным заклятием Исцеления. Причем активируемым только при ударах. Короче, если ты что-то ломаешь во время спарринга или говоришь, что болят внутренности, этот гобло начинает охаживать тебя своим Дрыном до полного выздоровления.

— Страсти-то какие… А увечья от самого Рошарга?

— Шаришь. Это и есть главная проблема, поэтому Адский Крик старается лишний раз не переусердствовать, а то ещё ненароком прибьёт кого-нибудь.

Вернулся Дюранго с травами. Разжевав фиолетовый стебель в мелкую кашицу, Корнайр сплюнул его на рану и накрыл всё это сверху куском материи. В воздухе повис легкий пряный аромат. Дашейд с интересом задергал носом.

— Ацелас, — объяснил оборотень, приклеивая края заплатки к шкуре с помощью небольших комочков смолы. — Полумагическое растение. К сожалению, вымирающее: из-за целебных свойств его где только не применяли. И в чай, и при первой помощи, и в приправы… Повезло, что сейчас лето, а мы посреди леса. Потом попытаюсь приготовить отвар и перелью часть праны — даже шрама не останется.

— А говорил, что не лекарь, — хмыкнул Сомбра, убирая пострадавшую конечность. Боль понемногу стихала, вместо неё пришло легкое онемение. — И стоило выпендриваться?

— Я некромант. Просто ещё и чейнджлинг. Можешь считать это нашей народной медициной. Тяжело и глупо жить в лесу и при этом не пользоваться его дарами.

— Ой, да вы только посмотрите на этого четвероного дырявого эльфа. Может, ты ещё и из лука хорошо стреляешь? А зрение у тебя, случаем, не орлиное? Сыграешь что-нибудь на лютне?

— Что это ещё за стереотипы? В детстве у всех моих игрушечных луков лопалась тетива, а остальные прятались в улье, когда я выходил немного попрактиковаться. Глаза мне тоже вылечили уже в Академии. И струнным я предпочитаю духовые.

— А ещё у тебя уши заостренные.

— У тебя тоже. И вообще, у всех лошадиных. Слушай, что ты ко мне вообще привязался?

— Это я так напряжение сбрасываю. Маргул, чешется, фей раш ан сториз… — ругнулся Сомра, слегка надавливая на заплатку. — Можешь что-нибудь с этим сделать?

— Есть белена, — невозмутимо пожал плечами Корнайр. — Лучше может и не станет, но то, что чесотка будет одной из меньших твоих проблем, гарантирую.

— Да пош-ш-шёл ты… “Эквестрия, два шага”. Настоящий добрый сосед. Может, ты ещё и через мой мир к себе домой из Академии шастаешь?!

— А это запрещено?

— Было бы, тогда б не шастал.

— Ну, я… Ладно, нет, мне не приходилось бывать у тебя. Обычно добираюсь через Асгард.

— Ладно, маругл с ними. Итак, хитиновый, раз пошла такая веселуха, нам нужен план. Отсидеться уже не выйдет, да и не пристало дашейду с моим статусом прятаться в лесу, — скрестил передние ноги на груди Сомбра. — Ты тут уже бывал, так что рассказывай местные расценки.

Корнайр задумчиво почесал ухо. В прошлый раз он знал, куда идет, и у него было немного времени подготовится, поэтому заранее проштудировал некоторые книги: история, география, культура... Благо, язык автоматически изучается при магическом переносе. Запомнил оборотень, конечно, далеко не все, но вот забыть ознакомится с новостями хотя бы за последние полгода… Да уж, эта ошибка чуть было не стоила ему жизни. Впрочем, сейчас всё даже хуже. С окончания Испытания прошел целый год — немудрено, что часть информации он попросту забыл из-за зубрёжки нового материала. Кто же знал, что его вот так неожиданно выкинут на пересдачу?! Разве что Видящие… Но вот им-то не сильно хочеться верить после последнего отмененного конвента. Отмененного по непредвиденным обстоятельствам.

— Если я правильно помню, — с сомнением начал чейнджлинг, — это полузакрытый мир вакуумного типа. Судя по деревьям, мы находимся на территории Союза Светлых Княжеств Эквестрии.

— А это плохо?

— Как сказать… Страна как страна. Законы в княжествах разнятся в мелочах, и практически те же, что и везде: налоги, запрет на убийство, штрафы. Из населения тоже всё обычно: минотавры, земные пони, грифоны, единороги, алмазные псы, пегасы.

— Зебры?

— У них отдельный архипелаг, по размеру не уступающий местной Эквестрии. Форма правления — монархия с кабинетом министров. Считается, что хоть император и стоит выше всех, но даже он не идеален.

— Всяко лучше кухарки в короне… — буркнул Сомбра, поднимаясь на ноги.

Путь до ближайшего тракта занял у жеребцов несколько часов. Если раньше Сомбра ещё имел сомнения в родстве чейнджлингов с эльфами, то теперь они окончательно развеялись. Сменивший личину перевёртыш скользил между деревьями, словно призрак, в то время как ругающийся на весь лес дашейд умудрялся вляпываться в каждую паутину. Хорошо хоть Корнайр обошёл десятой тропинкой буреломы, а не то чёрный маг себе точно что-нибудь сломал бы. Чудовища и хищные звери, слава Тьме, не попадались.

Перед тем, как ступить на широкую дорогу, чейнджлинг повернулся к стене деревьев и отвесил лёгкий поклон.

— Ритуал благодарность Хозяину Леса, — объяснил он приподнявшему бровь Сомбре. — Он ещё молод, но это не значит, что можно пренебречь почестями.

— Точно эльф...