Счастье,которое можно уместить в ларце.

Маленький и простой рассказ,с маленькой и простой моралью.Прочитав его,вы не откроете для себя ничего нового.Максимум,вы вспомните что-то,но уж точно не узнаете...

Другие пони

Хрустальный змей

Злодей угрожает самому существованию дружбы! Сможет ли герой его остановить? (рассказ посвящается папе и маме, потому что я самый послушный сын)

Другие пони

Дворец мирного царя

Жизнь в Эквестрии после отгремевшей двести лет назад войны, входит в нормальную колею. Скорей для того, чтобы уверить окружающих в этом, а не из какой-то реальной нужды, Мейнхеттенский университет отправляет в Южное полушарие экспедицию, чтоб исследовать тысячелетия назад заброшенный город зебр.

ОС - пони Старлайт Глиммер

Перевёртыши, кругом перевёртыши

Каковы шансы, что твоя любимая пони всё это время на самом деле была перевёртышем под прикрытием? Да, чуть больше ста процентов.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Кризалис

Таинственная защитница: возвращение

После победы над Тиреком, Твайлайт вместе с друзьями в очередной раз становятся героями. Но в этот раз, концентрация внимания к ним, а особенно к Твайлайт, выше обычного. И именно в эти моменты, появляется уже старая героиня. Но кто же может быть под маской таинственной защитницы в этот раз?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Бессонница

Странные дела творятся в Понивилле. Начали пропадать жеребята. Их родные и близкие, сраженные горем, пойдут на все, чтобы найти причину. Кто-то грешит на древесных волков. Кто-то обвиняет зебру, живущую в лесу. Некоторые даже винят своих собратьев пони. Однако, никто не подозревает маленькую кобылку, страдающую от бессонницы…

Диамонд Тиара Сильвер Спун DJ PON-3 Бэрри Пунш

Полуночная пони

Почти что понификация Джона Войта и Дастина Хофмана.

Другие пони

Ксенофилия: Блеклое Поветрие + Исход Поветрия

Когда в Эквестрию приходит пожирающее магию поветрие, спасения от него нет даже аликорнам. И чтобы солнце продолжило всходить, одному-единственному жителю королевства начисто лишённому магии придётся отринуть собственные чувства и послужить на благо короны.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Лира Человеки

Рельсы

Ветеран войны, врач и убийца. Таким я являюсь. Это мои мысли. Всего-лишь один из многочисленных дней.

Другие пони ОС - пони

Двойной переполох

Пинки Пай далеко не первый год в вечериночном бизнесе и, кажется, её уже ничем не напугать... Или так только кажется?

Пинки Пай Другие пони

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 7: Добро пожаловать, треног Глава 9: Звёзды тюремной хроники

Глава 8: Карцер номер "Ноль"

Эх, вроде бы прошла одна неделя, а столько всего случилось. Допустим, меня устроили на деревообработку, где я слежу за качеством собранных моими коллегами по работе деталей.

Ну что ещё сказать? После той драки с Сапёром и его бандой я понял, что тюрьма разделилась на два фронта: один фронт меня поддерживал, другой жаловался и хотел мне хорошенько врезать. У меня, кроме Тостера, появились новые друзья, а именно однокрылый пегас по кличке Плавник, двое земнопони с кличками Костыль и Стоматолог, и ещё один грифон по кличке Пернатый. Но даже из-за Сапёра каждый мой день какой-то однообразный: завтрак, перекличка, работа, обед, отдых, ужин, драка, карцер. Нет, серьезно, мне в карцере нравится, по сравнению с другими камерами это номер класса люкс, в котором я не прочь провести ночь. Сегодня я провожу тёмное время суток не в карцере, а на своей ржавой скрипящей кровати. По прутьями моей камеры постучали. К решёткам подъехала тележка Библиотекаря , старого пони малинового цвета и шрамом на его блестящей лысине. Чёрт побери, этот парень ещё всех нас переживёт.

— Вернер! — прохрипел пожилой дед мне. — Тут тебе книжку прислали, сказали, что ты такое любишь.

— А кто прислал? — спросил я, получая из его старых, забинтованных копыт книгу.

— Да так, два старых знакомых, — подмигнул мне Библиотекарь и поехал дальше.

Эх, у Била и Боба уши есть таки везде, нигде от них не спрячешься. Они мне прислали... Деринг-Ду и сапфировая статуэтка, ЧТО? Я не очень любил приключенческие книжки, но они хотя бы пытались. Блин, какие же преданные ребята. Ладно, дадим им шанс. Я открыл книгу и тут же её закрыл, дабы удостовериться, что содержимое книги вижу только я. Я вновь открыл книгу. Это была шкатулка, сделанная как раз из книги. Внутри лежали три блокнота, карандаш и записка.
"Уважаемый господин Ирис,- читал я, — мы очень разочарованы тем, что вы сидите в "Пятиугольнике". Если бы мы могли, мы бы вас вызволили, но мы можем только помочь вам не пропасть. Однажды вы передали нам эти записи, чтобы (пятно) но теперь, соблюдая инструкции, мы передаём вам записи о (клякса). Надеемся, что это вам поможет. С уважением Билл и Боб Хамстеры".

Ладно, посмотрим, что они мне там передали. У меня отвисла челюсть от содержимого: зелёный блокнот содержал в себе чертежи магической брони и глиняных големов, которых можно было сделать из той самой детали из крови и глины и обильного сгустка глины, сухой или мокрой. Синий блокнот хранил информацию о снадобьях, ядах и прочей химии (плюс сто один способ наказать Лероя). Красный блокнот содержал в себе что-то вроде дневника, записи которого велись раз в неделю. Я лег на кровать, издав громкий скрип, спрятал зелёный и синий блокноты в матрас (да, меня чему-то научила эта неделя) и погрузился в чтение дневника. Заглавная страница гласила: "Заметки о научном развитии Эквестрии" и моя подпись.
"День первый. Эх как же это круто, я отправляюсь в Кантерлот, дабы продвинуть Эквестрию на новый уровень развития. Я так нервничаю, не знаю чего ожидать. Наверняка я встречу выдающихся учёных, внесу свой вклад в развитие науки, а то ещё лучше совершу выдающееся открытие! Хотя я уже замечтался, что может сделать простой лаборант? Разве что путаться под ногами и задавать кучу нелепых вопросов. Эх, видели бы меня мои родители... Буду писать каждую неделю по отсчёту, как настоящий учёный".

То есть я начинал как лаборант а теперь навожу страх на местных зеков? Здорово, первая неделя.
"Первая неделя. Мне не выделили комнату в замке Кантерлота, но оказывается в лабораторном комплексе так много места, что есть собственный жилой комплекс! Справа от меня живёт лично Сапфира Доминик — выдающийся химик, а слева — просто чувак, тоже лаборант, но громкость его храпа можно начать изучать: как такой маленький пони может выдавать такую громкость? Так ладно, мы проводили испытания новой сыворотки для излечения облысения. Отрастить гриву заново не получилось, но на лбу начали расти наросты, напоминающие рога. Почему бы не попробовать ту же технологию и в технике отращивания конечностей?"
Так, это на долго. Думаю, вселенная простит меня, если я пропущу пару недель. Вот, скажем, четвёртая неделя.
" Четвертая неделя. Я наконец-то получил разрешение на собственные разработки, подписанное лично принцессами. Я так волнуюсь, с чего бы начать? Надо подготовится, не знаю, почитать литературу или поспрашивать у профессоров, хотя бы у младших научных сотрудников. Я уверен, что обречён на успех".

— Отбой! — прокричала Сильвер Спанч и свет во всём блоке отключился. Темно, ничего не вижу. С трудом намацал тумбочку, бросил туда книгу и заснул, ворочаясь из-за книг в матрасе.

Как говорится, новое утро — новая монета. И у нас вновь перекличка, завтрак. Вокруг меня собрались мои братья по несчастью, они же мои друзья.

— Ей, Алхимик, — окликнул меня Костыль, с этой кличкой я хожу уже пятый день, — почему такой мрачный?

— Ага, — хихикнул Плавник, допивая "компот" из нашей столовой, — нам плохая погода не к чему.

— Не выспался я, — ответил я, отдавая на растерзание Цитрону то, что повар назвал макаронами, — инструкции почти всю ночь читал.

— Я тебя умоляю, — хлопнул меня по спине Тостер. — Не может так быть, чтобы ты всю ночь учился работать на этих новомодных агрегатах.

— Знаешь, я не переживу потери ещё одного копыта.

Потом работа, я как и предсказывал чуть не лишился копыта, правда заднего, но ведь это всё равно не приятно. Обед и прогулка. Двор у нас пыльный, не зацементированный, хоть сейчас иди и подкоп копай. Хотя нас просто выводили на двор подышать свежим воздухом, но я уверен, что если бы не тюремные нормы морали, нас бы избивали за каждый вдох. Ладно, не буду о грустном. Я стоял, как всегда напротив забора, разделяющего нас от новоприбывших и сам не заметил, как возле меня встал Стоматолог, сопровождая Плавника.

— Ты только глянь! — наиграно обрадовался Плавник. — У нас новенькие!

А и в правду, по "свободной тропинке" шли четверо новичков в сопровождении охранников.

— Ну, господа, делайте ставки, — с азартом объявил нам Библиотекарь и тоже оперся на стену. Ну, у нас была такая игра, кто первый сдастся. Тот, кто угадал, получает всё, что поставили другие игроки.

— Ставлю два рулона бумаги на зелёного пегаса, — гордо махнул копытом Плавник в сторону пегаса. — Уже вечером он будет кричать о своей невиновности.

— Он тот, горчичный мажорчик уже этой ночью будет звать мамочку, — засмеялся Стоматолог и поправил свою робу.

Почему-то этот горчичный жеребец казался мне очень знакомым. Неужели и кратковременная память потерпела краха? Ладно, продолжим. На удивление, ужин вновь прошёл без всяких происшествий. Понемногу я начал привыкать к местной кухне. Допустим, сегодня на ужин бы суп, съедобно, но много его употребить мне не удалось.

— Ей, Алхимик, — окликнул меня Тостер, — мне тут птичка нашептала, что это ты сделал Грома.

— Кого? — спросил я.

— Ну, Грома. Чувака из нулевого карцера. Я думал, что ты знаешь.

— Нулевой карцер?

— В общем так: пока это только слухи, но комплекс для охраны находится под тюрьмой. Там же находится большая бронированная дверь с номером ноль. Я знаю не больше твоего, но чем круче дверь, тем круче или опаснее вещи она скрывает. После переклички, я дам тебе пару полезных вещей. Сам бы их использовал, да вот очень палевно, среди охраны нет грифонов.

— Ладно, пошли, — скомандовал я и бросил тарелку в ящик с грязной посудой. Перекличка, потом мы разошлись по камерам.

— Вот, держи, — Тостер протянул мне более-менее чистую робу заключённого, — она тебе понадобится. Вечерний обход оканчивается ровно в двенадцать, не проспи.

Я осмотрел робу и по моей спине прошёл мороз, когда оттуда выпала фуражка охранника, в ней лежала связка ключей. Я завернул всё обратно и убрал в тумбочку. Я лёг на кровать и придя в себя продолжил читать дневник.
"Неделя шестая. Неделя прошла не совсем так, как я надеялся: да, мне выделили финансирование, правда маленькое, да, мне выдали помещение, даже собственного подопытного! Но что-то тут было не так, ох не нравится мне всё это. Пара моих опытов показала, что кровь имеет связь с телом хозяина даже после извлечения её из тела. Правда в таком случае она быстро засыхает"...

— Ей, Вернер! — крикнул страж, стуча по прутьям моей камеры. — Принимай соседа!

Дверь открылась и ко мне в камеру с пинка влетел (угадайте кто). Правильно, сам Лерой Дежавю! Горчичный жеребец встал с пола, отряхнулся, поправил свою коричневую гриву с остатками лака для гривы и заметив меня тут же сморщился

— Начальник... — жалобно прохрипел он, — а можно мне отдельную камеру? Или хотя бы соседа сменить?

— Какие пони! — с наигранной радостью встретил я своего нового соседа, — Это я из-за тебя тут торчу, а?

— Я-я-я... — начал заикаться Лерой. Я встал со своей кровати и медленно подходил к нему.

— Что "Я я я?" Тебе страшно? Боишься? Правильно делаешь.

— П-п-почему? — заикнулся Лерой, прижавшись ещё сильнее к прутьям. Ещё немного и сам выскользнет.

— Потому что я сижу тут из-за тебя!

— ПОМОГИТЕ! — завопил Лерой и начал барабанить по прутьям клетки. — Мне тут не место! На помощь!

Меня это очень обрадовало и я подошёл к прутьям камеры.

— Эй, Стоматолог! Поздравляю, ты победил!

Эта фраза заставила смеяться весь блок, кроме Лероя, разумеется. За ним уже пришли двое охранников, открыли клетку и уволокли его куда-то. Убедившись, что охранники ушли, я лёг на кровать и погрузился в ожидание. Что же, примерно двенадцать. Я открыл тумбочку и вытащил оттуда робу с фуражкой и ключами. Представить себе не мог, что после простого выворачивания робы наизнанку она превратиться в бутафорскую униформу охранника! Оставив по себе чучело из подушек, я попытался подобрать ключ. Когда мне это удалось, меня уже ни что не останавливало, разве что охрана, но что тут такого пока меня не видят? Стоп, а не заметно ли моё отсутствие копыта? Я взял свою старую робу, свернул её в трубочку и вот, пожалуйста, полноценный охранник. Медленно я спустился на первый этаж и открыл дверь. У меня чуть сердце не остановилось, когда мимо меня прошли двое охранников. Ладно, пять минут полёт нормальный. Я продолжил свои ночные похождения, но не тут то было: пол в холле открылся и из образовавшегося люка вышел охранник. Наверняка это и был тот самый подземный комплекс, о котором рассказывал Тостер. Пока люк не закрылся, я мигом пробрался внутрь. По лестнице я попал в длинный коридор, справа и слева были две двери. В конце мрачного коридора был (нет, не свет) перекрёсток. Я направился к перекрёстку, дабы найти что-то полезное. Напротив коридора стояла та самая большая бронированная дверь, а на лево и на право расходились коридоры поменьше, но в конце которых тоже были двери. Я вытащил связку ключей, дабы приготовиться к открытию неизвестных дверей, но скрип двери позади меня заставил меня паниковать. Я начал быстро перебирать ключи, дабы открыть этот злосчастный карцер номер ноль. Первый попавшийся ключ открыл дверь и я вошёл внутрь и захлопнул за собой дверь. Что же, я избавился от одной проблемы, теперь можно расслабиться. Я осмотрел содержимое карцера и впал в мелкую дрожь от увиденного: в карцере содержался громадный, размером с дом, тёмно-синий жеребец с лохматой зелёной гривой и выжженным правым глазом. Блин, просто гора мышц и больше ничего! Мои копыта начали подкашиваться, я даже не обратил внимания на то, что он был закован в оковы из железнодорожных рельс и был полностью обездвижен. По спине прошли мурашки, когда он зашевелился и его, налитый кровью, левый глаз открылся.

— Кто тут? – прогремел его голос, словно гром среди ясного неба. – Гром не ждал гостей.

— Эм… Я… — мой мозг закипел, что я должен ему ответить? – Я дверью ошибся.

— Очень знакомый голос. Вернер, это ты?

— Эм… Я, — ответил я и только потом понял, какую ошибку совершил.

— Гром тебя помнит. Ты испортил Грому жизнь! – прогремел Гром и его «оковы» издали устрашающий скрип, ещё секунду и треснут. Я открыл дверь карцера, вышел оттуда и от сильного нервного потрясения упал на пол, тяжело дыша. Я привёл себя в порядок и направился к двери справа. Это был склад, но не простой: тут хранились все флаконы с магией. И все они подписаны! Осталось малое, найти свой флакон и не выдавать того, что я могу колдовать. Моя магия лежала прямо передо мной, в первом ряду. Маленький, светящийся флакончик с биркой "Вернер Ирис" притягивала к себе, казалось. Слышу её тоненький голосок. Залпом, я осушил флакон и почувствовал, как ко мне возвращаются мои силы. Хотя, я не думал, что моя родная магия будет такой противной: солёная, горькая, острая и всё одновременно. Правда, всё потом прошло, но противное послевкусие осталось. Я вышел из склада магии и стоило мне завернуть за угол, как я нарвался на охранника, который поправлял свою фуражку. Я удивлённо на него таращился, он делал то же самое.

— Третий блок? — спросил я, заметив на шее татуировку виде черепа с крыльями.

— Второй, — уточнил псевдо охранник и вот, как гора с плеч. Мне дико повезло, я просто взял и отправился к себе в камеру. Почему-то ночью охранников как-то маловато, хотя зачем мне жаловаться? Всё же хорошо! Я тихо зашёл в камеру, переоделся и лёг спать, дожидаясь нового дня тюремной хроники.