Бонни

Звонок из Понивилльского госпиталя заставляет Лиру встретится лицом к лицу со своим худшим страхом - её любимая пони попала в больницу.

Лира Бон-Бон

Fallout Equestria: The Line

Альтернативная концовка всем известного литературного произведения Fallout: Equestria. И далеко не самая счастливая...

Другие пони

Вихрь звёзд вокруг нас

Древний мир. Эпоха "понячей античности". Ещё нет аликорнов, нет Эквестрии. Единственная известная магия - телекинез. Эта история о том, как всё начиналось. Эта история об амбициях и их последствии. Да, и не пытайтесь переводить название на английский. Можете словить спойлер)

Другие пони

Берри Панч и подруги

Берри Панч как всегда сидела в своем баре в Понивилле и вдруг встретила старых знакомых.

Трикси, Великая и Могучая Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия Бэрри Пунш Колгейт

Дружба на все времена

Эквестрия - процветающий край гармонии и дружбы. Но всегда ли было так? Твайлайт Спаркл, талантливой волшебнице и ученице самой Селестии, предстоит познать это на себе, причем в достаточно неожиданной компании...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Дерпи Хувз Лира ОС - пони Доктор Хувз

Укрытие

Мисс Черили поручила Эппл Блум очень ответственное дело… Очень “ответственное” и дурацкое.

Эплблум

Лучший подарок

Смолдер не любила День Горящего Очага. Пока не поняла, что может его выиграть.

Другие пони Старлайт Глиммер

Теперь ты пегас или как стать пони

Пегас по прозвищу Бастер в раннем детстве угодил в компанию драконов-подростков, и те воспитали его как своего. Он настолько забыл свою истинную природу, что сам стал считать себя драконом. Но в один прекрасный день Бастер сталкивается с M6. Естественно, те не могут оставить его в покое и пытаются перевоспитать бедолагу. Что из этого выйдет?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Тот неловкий момент, когда...

Насколько сложно может быть взять книгу в библиотеке?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек

The story of Ria

В этом рассказе описывается история жизни одной пони.

ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Глава 17 - Ошибка или Истина Глава 19 - Выбор

Глава 18 - Возвращение

— Алекс, привет, я вернулась. Ты как? — с нежной улыбкой подошла ко мне Милина и словно родная мама погладила крылом по моей шевелюре. — Хватит валяться тут, в пещере. Пошли, выйдем, подышим, — попыталась вытащить меня фамильяр, но, забитый в себе, я не хотел никуда идти. Лежа в позе эмбриона, я пустым взглядом уставился в стенку.

Пёрышко с грустью прильнула ко мне. — Нельзя так долго лежать, уже три сезона прошло, а ты до сих пор не оправился. Тебе нужно как можно скорее пополнить запас ментальной энергии, иначе ты погибнешь, — но моё ответное молчание не дало ей ничего хорошего. Милина развернулась, оставляя меня одного и полетела обратно в лес.

Пустота. Девять месяцев я пролежал в этой холодной пещере, наступила весна. Я ни разу не выходил на свежий воздух. Зачем мне нужно снова увидеть этот мир? Зачем? Глазами и ушами мне теперь служит Милина, которая каждый день летает на разведку. Если мне только захотеть, я смогу увидеть то, что видит она. Этого мне вполне хватает. Зачем этому миру нужен я? Каждый день я задаюсь этим вопросом, но так не нахожу ответа. Силы с каждым днём покидают меня, мое тело потихоньку иссушается. В скором времени лишь кости да кожа останутся; тогда я точно никому не причиню вреда. А может, наоборот, освобожусь из этой клетки и вернусь обратно? Да кого я обманываю, не будет такого. Реальность она штука такая, захочет — даст тебе то, что ты хочешь, а захочет — заберёт силой и ещё сравняет тебя с землёй.

Фирал, зачем ты заставила меня встретиться с этими пони? Что ты хотела от меня? Остановить приближающийся мрак? Чего-то я и не заметил, чтобы он приблизился. Из всего, что я смог сделать, это повстречать Найтмер Мун. И то, я ничего конкретного не сделал с ней. Все лавры достались лишь шестёрке, которая остановила её Элементами Гармонии.

Ха, Элементы Гармонии — мой ключ выхода из этого мира, а вместо того, чтобы украсть их, я позволил Луне уничтожить их. После они превратились в ожерелья и диадему. Допустим, я найду Компас, заберу элементы из копыт этих пони. А что дальше? Заметьте одно небольшое «но»: камни поменяли форму на их знаки отличия. А в Компасе, как я точно помню, были камни в виде ромба. И как вы видите такую картину: я вытаскиваю из ожерелья, например, бабочку Флаттершай, и силой пытаюсь вставить её туда. Вы понимаете, как смешно это будет выглядеть? Даже ребёнок поймет, что такой паззл собрать невозможно.

Вот теперь мне приходится тут сидеть. Думать и выжидать, авось всё само разрешиться. Я получу Компас со всеми камнями и вернусь домой. Мечта идиота, по-другому не скажешь. Но без такой мечты я сошел бы с ума. Ладно, хватит думать об этом и нагнетать себя такими мыслями. Всё равно чудо не случится.

— «Алекс, тут проблемы» — по телепатии сообщила мне помощница. Мне, конечно, было всё равно, какая там проблема, но отвлечь себя как-то нужно было. Перестав игнорировать Милину, я взглянул на мир через её глаза.

Пёрышко сидела высоко на дереве и наблюдала за тремя кобылками, которые проникли далеко вглубь леса. Они были разные: одна была обычной земно-пони, другая — единорог, а третья — пегаска. Все трое — маленькие кобылки. Я не понимал, что они делали в лесу; чтобы узнать, мне пришлось заговорить с Милиной.

— Милина, подлети поближе, послушай, о чём они говорят, — тихим хриплым голосом я попросил свою подругу. Конечно, после столь большого промежутка времени без общения даже странно, что я ещё не потерял дар речи.

Я почувствовал, как сова обрадовалась моему голосу и выполнила мою просьбу. Она подлетела к ним очень близко, но при этом незаметно.

— Скуталу, подожди нас, — бежала в след за пегасочкой земно-пони светло-жёлтого цвета с тёмно-малиновой гривой.

— Девочки, не оставляйте меня тут, — догоняла их испуганная пони-единорог белого цвета с сиренево-розовой гривой.

— Что вы как копуши, давайте быстрее, — азартно подгоняла их пони-пегас школьного возраста рыжеватого цвета с темно-сиреневой гривой.

— Я не копуша, сама такая, — обиделась на слова подруги единорожка.

Скуталу первая добежала до большого булыжника и с довольной миной наблюдала, как девочки догоняли её. Уставшая и недовольная земно-пони возмутилась:

— Скуталу, зачем ты нас сюда притащила?

— Да, зачем? — поддержала её подруга.

Пегаска закатила глаза.

— Да ладно вам, Эпплблум, Свити Белль, мы же хотим получить знаки отличия. Вот смотрите, тут можно много чего перепробовать и, может, мы найдем их тут, — с улыбкой ответила Скуталу.

— Я даже не знаю, сестра говорила, что Вечно-свободный лес очень дикий, опасный и безвкусный. Она запретила мне сюда смотреть и даже приближаться, — обеспокоенно посмотрела она по сторонам.

— Да ладно тебе, Свити Белль, мы не так уж далеко ушли. Эпплблум, хоть ты скажи ей, тут мы точно сможем быстрее получить наши кьютимарки.

Эпплблум задумалась: ей уже надоело получать подколки со стороны других жеребят. Ей хотелось как можно быстрее получить свою кьютимарку. Она кивнула.

— Скуталу в чём-то права, тут мы впервые, может, и есть шанс получить их.

— Молодец. Видишь, Свити, даже Эпплблум согласилась, — она улыбнулась улыбкой победителя.

Единорожка надула губки, но, немного посопротивлявшись, согласилась.

— Ладно, но с чего начнём?

— Дай-ка подумать, — призадумалась пегасочка.

Но решение пришло само, нет, серьёзно, буквально пришло. Из кустов высунулась вытянутая морда, напоминающая голову волчонка. Но тут был маленький подвох: он не был похож на остальных волков. Тело состояло из веток, бревен и листьев. Вместо бровей у этого волка были большие пласты листьев, вытянутая морда, от которой расходились в разные стороны, наподобие усов, нити паутины. Зубы были острые, но деревянные.

Волчонок выпрыгнул из кустов и весело помахал подобием хвоста, веточками. Девочки обомлели от увиденного — перед ними было живое существо из этого леса. Оно само вышло на контакт с ними. Не удержавшись от порыва эмоций, пегаска подпрыгнула вверх, сильно махая своими крылышками.

— Я придумала! Мы будет укротителями диких животных. Девочки, это замечательная идея. Даже есть тот, кого можно укротить, — весело рассказала Скуталу.

Земно-пони и единорог посмотрели на неё и поддержали подругу, выкрикнув и одновременно хлопнув копытами друг друга. — Искатели-укротители диких животных!

— Но как нам это сделать? — задала деловой вопрос Скуталу.

— Нуууу… — замялась Эпплблум.

— Я знаю, однажды я видела, как делала Флаттершай. Она давала одной из белочек угощение, и та её слушалась, — сказала единорожка.

— Но вопрос, что ест он? — теперь спросила земно-пони.

— Может, палки или листья? — предположила Свити.

— Чего гадать, давайте проверим, — не удержалась пегаска и подошла волчонку.

Скуталу взяла палку и стала протягивать её ему. Волчонок любопытно смотрел на приближающуюся пони; когда та взяла ветку и потянула ему, волчонок принюхался.

— Вот сейчас и узнаем. Смотрите, он обнюхивает. Ай! — Скуталу завизжала, убирая копытце обратно и отбегая назад.

Он резким рывком прикусил копыто кобылки. Волчонку понравился вкус, и он монотонно завыл на весь лес.

— Скуталу, всё в порядке? — спросила единорожка, обеспокоенная за свою подругу.

— Он меня укусил, — она стала осматривать копыто. — Но несильно, всего лишь следы зубов остались, — с облегчением ответила она.

— Девочки, нам нужно уходить. У меня плохое предчувствие; малыш не просто так воет, — предупредила настороженная Эпплблум.

Это оказалось правдой, ничего неподозревающие кобылки попали в капкан. Из разных сторон в полукруг выходили взрослые волки. Они окружали девочек, не давая им сбежать. Одна из них не выдержала и закричала.

— «Алекс, ты это видишь? Им нужна наша помощь» — со страхом обратилась ко мне Милина, но в ответ получила лишь скучное хмыканье. Но она не отставала от меня, всё продолжая телепатически атаковать. Не выдержав гудение в моей голове, я ответил ей.

— «Зачем нам влезать в естественный отбор? Их никто не звал сюда и силой не заставлял приходить. Так ответь, почему я должен ради них что-то делать?» — безразличным голосом поставил её перед фактом.

— «Зачем? Почему? Алекс, я не узнаю тебя. Что случилось с тобой? Какой ещё естественный отбор? Это всего лишь дети, они ещё не понимают всей опасности этого мира. Мы, взрослые, повидав и испытав многое, должны оберегать их».

— «Повидали, испытали, должны оберегать… Ты сама себе противоречишь. Как они поймут, что такое хорошо, а что такое плохо? Они должны всё испытать на своей шкуре, дабы понять жестокость всего этого мира».

— «Алекс!» — крикнула Перышко так громко, что я подпрыгнул на месте. — «Хватит всех считать врагами. Ты не такой, я точно это знаю. И дети тут не причем, они не должны страдать от твоего эгоизма. Видите ли, он обижен на весь мир и помогать никому не будет. Это полная херня, ты выдавливаешь обиду из-под ногтей. Давай, помоги им, волки уже приближаются, — в голосе слышались нотки паники за этих кобылок.

Но я всё не хотел идти. Меня не тянуло куда-либо. Не было стимула, так сказать. Этих кобылок я вообще не знаю, так почему я должен рвать свой зад и помогать им? Они для меня ничего не сделали. А вот я должен взять и сделать для них всё, в чем они нуждаются. Не бывать такому, всегда должен быть равноценный обмен. Как говорится, жизнь за жизнь. Хм… а это идея. Почему бы этому не случиться? Детский крик раздался неподалеку от моей пещеры. Ха… они ещё неподалёку от моего жилища находятся. Ещё лучше.

— «Алекс, прошу! Спаси детей. Я не смогу одна спасти их. Моей силы не хватит на это» — уже в полной панике Милина ринулась в бой, защищая кобылок, но моего ответа так не последовало. Пёрышко разочаровалась во мне, она была готова отдать жизнь ради спасения этих крох.

Милина царапала глаза, манила самых крупных на себя. Но их было слишком много. Древо-волки — самые тупые, но злые создания. Их легко победить можно, но они берут количеством. Тогда одному с ними не справиться, остается лишь одно — убегать. Фамильяр прекрасно это понимала, но продолжала драться. Вот она смогла одолеть одного, но другой уже схватил кобылку. Он не стал сразу убивать, а лишь держал в зубах, давая жертве полностью испытать боль. Милина хотела помочь бедной единорожке, но ей преградили путь другие волки. Всё, теперь одной кобылкой на этом свете стало меньше.

Бадабум. Раздался огромный взрыв, что остановил схватку и всех, кто что-либо делал. Все уставились на источник взрыва. Прямо из дыма взрыва вышел я, ещё с надетым на себя плащом. Плащ отдавал черным дымом, оставляя после себя шлейф. Он показывал, в каком состоянии сейчас владелец. Рога, когда-то ещё бывшие не такими большими, вымахали в три раза. По ним тоже стали течь каналы магии. Я спускался вниз в предвкушении испробовать ментальной энергии этих волков. Мой голод просто жаждал выпить их досуха. Но только как он смог снова проникнуть в меня через свою ледяную клетку? Но я был даже рад этому. Хоть что-то заполнит мою пустоту после девяти месяцев голодовки.

Волки стали пятиться, они будто знали, кто я. Даже вожак отпустил свою жертву на то место, откуда стащил её. Полизав рану жертве несколько раз, говоря, что извиняется, вожак стал отступать. Но всё это было понапрасну. Я намерен выпить их досуха, даже если они сдаются. Я не могу отпустить их после всего того, что они сделали на моей территории. А я вам не рассказывал, что Милина является моим дозорным? Она следит за нашей небольшой территорией. Если кто-то из хищников вздумает проникнуть сюда, он сразу поглощается и больше не появляется в этом мире. После пяти поглощений вся флора и фауна знала, что вход сюда закрыт. Все хищники обходили меня стороной, но вот эта стая, кажется, новая, и не знала, что здесь нельзя охотиться. Вот придется преподать им урок, что нельзя охотиться на моей территории!

-«Алекс, ты пришел!» — оживилась Милина, увидев меня.

— «Уведи детей как можно дальше».

— «Но как?» — вытянув копыто перед собой, я послал оставшуюся энергию в моего фамильяра. Через секунду она превратилась в сову-грифона и, кивнув мне, посадила на себя пегаску, а двух других взяла когтистыми лапами. Взлетев вверх, она улетела как можно дальше отсюда, развивая с каждым взмахом крыльев всё большую и большую скорость. Кобылки кричали, но она не слушала их. У неё был мой приказ: как можно быстрее уйти от места, где всё живое вскоре погибнет.

Подождав несколько секунд и почувствовав, что она ушла далеко, я улыбнулся улыбкой демона. Все волки склонили голову, даже вожак полностью лег на землю, но мне было наплевать на них. Закрыв глаза, я подошел к той самой двери, что так давно была закрыта и требовала лишь повернуть ручку. Взяв её, я нежно, не торопя повернул и открыл дверцу. Тёмный поток прошел сквозь моё тело. Огромная сфера вышла из меня и стала расширяться. С каждой секундой она становилась всё больше и больше. Я чувствовал, как природа начинает стонать от боли, как звери умирают, отдавая свою ментальную энергию и души мне. Я жадно поглощал их, отбирая лишь самое вкусное. Я научился пользоваться Волной смерти — отбирать самые яркие души и отсортировывать самые бледные. Эти души возвращались обратно к своим телам. Это относилось лишь к птичкам и разным грызунам.

Сфера так расширилась что покрыла один квадратный километр. Даже так Милина справилась со своей задачей, улетев на очень большое расстояние. Поглотив огромную ментальную энергию, я закрыл дверь, держа перед собой множество тусклых душ. Я развеял их по пространству, и они разлетелись подобно светлячкам по своим телам.

— «Как кобылки?» — спросил я, оглядываясь на пустоши, которую сам и учинил.

— «Всё в порядке. Они все целы» — отчиталась Пёрышко, немного задыхаясь.

— «Тогда отведи их в пещеру, там мы поговорим с ними».

— «Хорошо».

Я в последний раз посмотрел на останки волков и, развернувшись, пошел в сторону жилища. Прямо из далекого конца леса, где ещё остались целы деревья, повылетали зелёные светлячки, врачи леса. Каждый раз, когда что-то происходит с лесом, например, уничтожаются гектары, приходит они и восстанавливают деревья. Я всегда стараюсь держаться от них подальше. Если они узнают, что это моих копыт дело, не жить мне. Наверное. Я как-то конкретно ещё не узнавал о них, что они могут сделать с живыми существами. Но экспериментировать неохота.


К пещере я пришел самый последний. Внутри моего жилища находилась гробовая тишина. Даже как-то странно, три кобылки после атак волков должны радоваться, что остались в живых, но вместо этого они скучковались вместе, вжавшись в самый дальний угол пещеры. Меня встретила Милина в форме совы-грифона.

— Они целы, но очень сильно напуганы. Я постаралась их успокоить, но у меня ничего не вышло. Может, у тебя что-то получится? — отчиталась Пёрышко, провожая меня к спасённым, но я остановился на полпути.

— Милина, будь добра, можешь укоротить мне рога? Я всё понимаю, это гордость оленей и всё такое, но таскать на голове такую тяжесть для меня слишком. Плюс, зная тебя, ты обязательно захочешь прокатиться на них. Ну и ещё они цепляются за сталактиты пещеры, это очень раздражает, — Пёрышко закатила глаза и, сконцентрировав на когтях силу, подрезала рога. Теперь мои рога походили на те, которые были в прошлом — не очень большие и не маленькие.

— Всегда пожалуйста, — с улыбкой она взяла рога и куда-то спрятала. Но я этого не видел, моей целью стали новоприбывшие гости, которые так ждали разговора по душам. Ага, щас-с. Они «ждали» со мной разговора.

Как только они увидели меня, сразу хором закричали. От их ультразвукового крика я чуть не оглох. Две минуты они кричали без продыху, а особенно единорог. Её голос выделялся из тройки ярче и звонче. Ей не срывать голос нужно, а петь. Такой талант пропадает! Вот пегас и земно-пони уже устали кричать, видно, голос практически сорвали. А вот малышка единорог всё продолжала, пока сами подруги не вмешались и не закрыли ей рот.

— Свити Белль, хватит драть глотку. От твоего крика у меня голова заболела. Видишь, его наши крики не берут, мы только хуже делаем, — сказала Эпплблум, самая рассудительная из их компании. Она вышла вперёд. По её походке я заметил, что она боится. С опущенной головой светло-жёлтая пони с дрожью в голосе спросила меня:

— Мистер… вы нас с-с-съедите…? — я не ожидал такого вопроса. Мне казалось, она спросит: «Почему вы нас спасли?» или «Спасибо вам». Но такой вопрос я впервые получил в свой адрес. Хм… может, они меня с кем-то спутали? Нужно это узнать.

— А почему ты так подумала, Эпплблум? — от последнего слова кобылка села на пятую точку и раскрыла рот от изумления. По выражению её мордочки я смог прочитать, о чём она думает: «Откуда он знает моё имя?»

— Не бойся, я не читаю мысли. Просто, когда вы гуляли по лесу, вы очень громко разговаривали. Я вот и узнал ваши имена, плюс, ты сама назвала свою подругу по имени, а не обратить на это внимания я не мог. Скуталу, Свити Белль и Эпплблум, задам ещё раз вопрос. Почему вы решили, что я хочу вас съесть?

Кобылка замялась; я заметил, что она старалась подобрать нужные слова, но у неё очень плохо это получалось. Через пять секунд выскочила пегаска, забирая право голоса у подруги и бесцеремонно высказалась:

— Нам рассказывали, что в лесу обитает пожиратель жеребят. Тот, кто заходит в чащу Вечно-свободного леса, больше никогда не возвращается, — объяснилась кобылка, уходя обратно к своей подруге-единорогу.

— И вы решили это проверить, я правильно понимаю? — Эпплблум, согласившись, кивнула. Я даже не удивился этому. — Хочу вас огорчить, я не пожиратель жеребят, — не знаю, что случилось с ними, но от этих слов они оживились и перестали бояться. Скуталу и Свити Белль присоединились к подруге, усевшись рядом с ней.

— Тогда скажите, кто вы?

— Вы точно хотите это узнать, мои юные кобылки? — троица переглянулись, сделав маленький круг между собой и стали что-то бурно обсуждать. Я сделал вид, что не слышу их, хотя хотел подслушать, но после решил, что это неприлично и увлек себя чем-то другим. Интересно, что они мне скажут?

— Да, мы хотим знать, — сказала самая энергичная из их компании.

— Хорошо. Тот, кто вам рассказывал об обитателе этого леса, был неправ. Частично. Да, тут обитает пожиратель. Но не жеребят, а невинных душ. Я Лайтан Перон. Пожиратель невинных душ. Таких, как ваши, — я облизнулся, делая такой вид, будто голоден. Кобылки обомлели и обнялись. Они снова испугались, увидев моё выражение лица. Удар по голове; я лишь улыбнулся.

— Хватит пугать этих крох. Видишь, как они трясутся, — строгим голосом, словно мама, отчитала меня Милина.

— Да ладно тебе, им будет полезно такое ис-пы-та-ние, — последнее слово я выделил специально. Пёрышко прищурила глазки, понимая, что я это сделал не просто так.

— Я тебе ещё это припомню.

— Ладно, не будет об этом. Что вы так трясётесь? Да пошутил я. Эпплблум, у тебя очень знакомое мне имя. Скажи, у тебя сестры нету случаем?

Кобылки, увидев этом маленький спектакль, успокоились. Кобылка с бантом на голове кивнула:

 — Да есть, а ты её знаешь?

— Можно и так сказать. Раньше виделись когда-то. Напомни, её зовут Эпплджек? Так и знал. Значит, вы из Понивилля, — я вышел из пещеры и взглянул на небо. Солнце ещё было в зените. — Собирайтесь, мы выходим. Думаю, через полчаса мы будем у дороги в Понивилль.


Ох как я ошибался, что эти полчаса будут быстрыми. Эти девочки хуже чертей. Они каждый раз норовили куда-нибудь залезть, что-то вытащить и исследовать. Каждый раз мне приходилось их вытаскивать либо спасать. Но голос спасения меня услышал.

— Эпплблум, ты где? — раздался вдали очень знакомый голос, а за ним другой, более женственный.

— Свити Белль, сестрёнка, ответь, я не буду тебя ругать, — кажись, это была сестра сиренево-розовогривой единорожки. Интересно посмотреть, что она с ней сделает.

— Скуталу, подай знак, — вот этот голос я точно ни с кем не спутаю — Дэши собственной персоной. Проводит воздушную разведку.

Девочки услышали голоса своих родных, но не спешили бежать к ним на встречу. Они всё ближе прижимались ко мне. Хм, интересно девки пляшут. Услышав голоса своих, они перестали вести себя беспечно, а, наоборот, с осторожностью отнеслись к этому. Получается, для этих троих я — авторитет. Интересно.

Через две минуты мы вышли навстречу поисковой группе. Шестёрка в полном комплекте, то есть пятёрка, шестая ещё летала по небу. Увидев меня, они всё насторожились и приготовились к бою. Особенно Твайлайт — её рог сразу загорелся, приготовившись выпустить мощное заклинание.

— Скажи свои последнее слова! — с презрением в голосе процедила она сквозь зубы.

Я отошел в сторону, пропуская трёх жеребят вперёд.

— Это мои последнее слова: забирайте их и следите за ними тщательней. Я не собираюсь каждый раз спасать их от древо-волков, — спокойным тоном произнёс я, разворачиваясь обратно.

Вся пятёрка резко поменялась в лице. Особенно Твайлайт. Она не поверила своим глазам. Эпплджек и Рэрити сразу подбежали к своим сёстрам и обняли их так крепко, что чуть не задушили. Скуталу тоже не стояла на ровном месте — прямо с неба её подхватила Дэши и обняла. Все на мгновение отвлеклись на пропавших, кроме Спаркл. Она телепортировалась вслед за мной. Через мгновение кобылка стояла рядом.

— Зачем ты их спас? Что ты замышляешь, говори? — она с подозрением отнеслась ко мне, но я лишь покачал головой и указал на Милину, что уже приняла облик совы.

— Скажи спасибо ей. Милина заставила меня это сделать. Поначалу мне не хотелось спасать их, я просто хотел умереть спокойно и всё. Но это пернатое создание сказало, что они цветки жизни. Что они ещё глупые и плохо понимаю этот мир. Это не их вина и всё в таком духе. Твайлайт, давай на чистоту. Я не тронул вашу принцессу, она ушла здоровой и целой. Тогда была моя вина, признаюсь. Сейчас я хочу уйти обратно в пещеру, откуда пришел, и исчезнуть из этого мира. Сама понимаешь, какой я опасный для общества, — я продолжил свой путь, обходя её стороной. Кобылка сначала засомневалась в моих словах. Она долго думала, но после снова телепортировалась ко мне.

— Постой, я не знаю, говоришь ты правду или замышляешь что-то, но спасибо, что спас девочек. Мы думали, что их убили. Да, ты прав, принцесса Селестия вернулась целой и невредимой, но я всё равно тебе не доверяю. Я многое прошла через уроки дружбы. Я готова дать тебе шанс. Пойдем с нами. Отпразднуем спасение жеребят, я познакомлю тебя с остальными.

— «Это твой шанс, не упусти его, рогатик».

— «Ещё раз так назовёшь меня, на суп пущу» — я засомневался в предложении Твайлайт. Но это шанс, который может больше не выпасть. Элементы Гармонии — вот моя цель.

— Я готов воспользоваться твоим шансом. Постараюсь не подвести тебя, — искренне ответил я, поворачивая обратно.

Твайлайт Спаркл ещё раз посмотрела на меня с подозрением, думая, правильно ли она поступает, давая мне шанс после всего того, что она слышала обо мне и изучала историю про меня. «Сомнения могут подождать. Посмотрим, что он из себя представляет».