Кровавые Копыта:Освобождение

Единорог по имени Эрил и пегас по имени Зино отправляются ночью в экспедицию в Вечносвободный лес. Они сталкиваются с различными трудностями и противоречиями, чтобы обнаружить то, чего лучше бы они не обнаружили. Их поступки приведут к печальным последствиям.

ОС - пони

Киберпони

Прогресс - вещь необратимая. Он стирает любые преграды, давая разумным существам, сумевшим его обуздать, невероятную мощь. Он способен в мгновение ока изменять то, что годами создавалось природой. Будущее подкрадывается незаметно... Добро пожаловать в новую Эквестрию.

Я подарю тебе себя!

День «копыт и сердец» в Эквестрии. День, когда одни пони дарят подарки другим, своим «особым пони». Но среди всех них, есть те, кого связало бессмертие, давние обиды и общая грусть. Маленькие радости и задорные розыгрыши. То, что должно было поднять настроение, пробудило старые раны, но всё же и для них нашлось лекарство... Два близких, но при этом одиноких сердца стали стучать в унисон.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Мистер Кейк Миссис Кейк

Избранные

Когда фанатизм доходит до безумия, грани дозволенного стираются, а прописные истины просто-напросто исчезают...

Другие пони ОС - пони

Вишенка

Зарисовка по Черри Берри.

Другие пони

Там, где кончается мир: Последняя луна

Охота. Это слово всегда навевает мысли о разгорячённой погоне за всё ускользающей и ускользающей прямо из-под носа добычи, о громком стуке крови в висках, о небывалом охотничьем азарте. Но что, если вы не охотник, а та самая добыча? Что, если на спасение есть всего один шанс?

ОС - пони

Правила выживания в Эквестрии, если вы Homo Sapiens

Здравствуйте дорогие читатели, сегодня я хотел бы вплотную заняться такой темой как – попаданцы в Эквестрии. Данная статья предназначена как для будущих авторов по понификшену, так и тем кто всерьез мечтает попасть в мир Гармонии.

Человеки

Если кто ловил кого-то

Завалив большую часть своих предметов в Университете Кантерлота, Октавия на каникулы в честь Дня Согревающего Очага возвращается в Мейнхеттен. В течение выходных, заполненных выпивкой, дебоширством и хандрой, она борется с желанием бросить университет и вернуться к старым друзьям и старым романам. К прежним добрым временам. И они на самом деле будут для нее добрыми. Если только она сама сможет не отдалиться от них навсегда.

Другие пони Октавия

Уминотаврённый

Однажды днём к Флаттершай приходит неожиданный посетитель, Айрон Вилл, что нужно мэтру самоуверенности от робкой кобылки?

Флаттершай Айрон Вилл

Чай с королевой

Во время своего чаепития Селестия с Кризалис обнаруживают, что между ними намного больше общего, чем они могли себе представить.

Принцесса Селестия Кризалис

Автор рисунка: Devinian
Глава 18 - Возвращение Глава 20 - Проснись, жалкий олень

Глава 19 - Выбор

Пятёрка ждала свою подругу, чтобы вместе отправиться домой. С улыбками они встретили её, но после выражения их лиц изменились, особенно у Рейнбоу Дэш. Увидев меня, выходящего вслед за Твайлайт, радужногривая кобылка больше всех «оскалила» свой взгляд на меня. Но я не обратил внимание на это. Я встал рядом с Твайлайт, когда она остановилась перед подругами.

— Послушайте, девочки, я понимаю, что это безрассудно с моей стороны, но я думаю, что Лайтан не такой злой, как нам казалось. Подождите, дайте я договорю. Я помню, что он сделал девять месяцев назад в руинах, но никто не пострадал. Вы ведь помните, что он много раз предлагал нам уйти? Ещё он не причинил вреда принцессе. Я думаю, может, дадим ему второй шанс начать всё с чистого листа? — высказалась Спаркл, убеждая своих подруг.

Самая беззаботная и энергичная Пинки Пай прыжками, словно какой-то попрыгунчик, приблизилась ко мне. Остановившись у моего лица, она пронзительным взглядом стала сканировать меня. Прошла целая минута, но розовая пони не отлепляла свой взгляд от меня. Не понимаю, откуда она достала лупу, но через неё она снова целую минуту изучала меня и моё тело. Мне казалось, что я стою перед доктором и прохожу диспансеризацию. После этого кобылка лизнула своё копыто и проверила направление ветра, потом посмотрела на свой хвост, выждала секунд восемь и с улыбкой ускакала от меня, весело улыбаясь.

— Я не против, — только и сказала она, упрыгивая в сторону Понивилля.

Я приподнял правую бровь и вопросительно посмотрел на Твайлайт.

 — Что это было? — ответом мне послужило лишь её имя.

— Это Пинки Пай, — более я ничего разъяснительного не получил. Дальше меткоискатели взяли слово и хором сказали:

— Мы тоже за! — но их голоса никто засчитывать не будет. Во-первых, они ещё маленькие, во-вторых, я их спас и это может сыграть в мою пользу. А нужны голоса независимой публики.

— Хм… я даже не знаю, можно ли ему доверять, Сахарок, но я прислушаюсь к твоим словам и дам ему шанс. Я же должна его отблагодарить за спасение моей сестрёнки. Я не против, — три голоса за меня, остался ещё один и дело в шляпе.

Осталась последняя тройка, двое из них только думали, а вот третья, самая норовистая, выразилась против.

— Я не доверяю ему. С самого первого дня, когда он появился в Понивилле, от него были одни неприятности. Из-за него Флаттершай многое пришлось пережить. И я говорю против. Я не намерена терпеть его в нашем городе.

Следующая взяла голос Рэрити, белый единорог с фиолетовой гривой. Конечно, я знал такой контингент девушек. Они предпочитают самое лучшее, не любят пачкаться и всегда считают себя лучше всех. Появившись в этом мире, я думал, что все мои старые привычки и жизнь канули в лето, но оказывается, что это было не так. Я до сих пор не переношу таких девушек, которые только и думают о себе, всегда пользуются кем-то, а после выкидывают словно ненужный мусор. Мне было как-то наплевать на голос этой кобылки, лишь бы она не подходила ко мне. Но, к своему удивлению, я накаркал себе беду. Я не заметил, как разозлился, и мой плащ ожил — поменял свой окрас под моё чувство.

Рэрити заметила эту выходку плаща и подбежала, словно увидела очень красивую и дорогую безделушку. В её глазах сверкнул алчный отблеск. Это меня нервировало, но я не стал показывать это снаружи; держал все в себе, подавляя агрессию.

— Это случаем не ваш плащ, который я не так давно ремонтировала? — это было так нежно сказано, и я подумал, что она хочет меня очаровать, но на самом деле кобылка так выуживала из меня информацию. Вот что делают женские чары с мужским населением. Но сломить меня было нет так легко. Я видел её насквозь и этого вполне хватало.

— Мне трудно вам ответить на ваш вопрос, мисс. В последний раз подруга Флаттершай по имени Рейнбоу Дэш отнесла мой плащ к своей знакомой. На следующий день она мне его вернула, причем он был как новый, но небольшими изменениями, которые мне очень понравились, — не скрыл свое довольную улыбку. — Но мне не посчастливилось узнать имени мастера, — ко мне вернулось обычное, непринужденное выражение лица.

— Не говорила?! — воскликнула кобылка вопрос, который больше предназначался её радужногривой подруге, чем мне. — Ну-ну… попрошу вас зайти ко мне, когда будет свободное время. Я покажу вам мастера этой работы, — с гордо поднятой головкой и грациозной походкой она пошла к младшей сестре.

— Рэрити, твой ответ положительный? Ты не против? — решила уточнить фиолетовая кобылка. Мало ли, что может подразумевать сказанное белым единорогом. В этом случае все должны выражаться конкретно, это касалось каждого.

Фиолетовогривый единорог повернула голову вполоборота и нежным голосом дала свое согласие.

— Да, не против.

— Флаттершай, твой ответ решающий, — сообщила единорог, поглядывая на кобылку за мной. Что? Но большинство за, её голос ничего не будет значить, если только Спаркл не решила провести испытание. Она хочет вывести меня из равновесия, увидев, как я заигрываю с её подругой. Ну ладно, мы, тёмные, терпеливые, подождём.

Жёлтая пегаска под давлением своих друзей никак не могла решиться. Она всё смотрела то на меня, то на подругу. Её что-то дерзало, она не хотела подвести подруг, но и обидеть меня тоже. Вот и стояла молча перед выбором, который был для неё очень трудным. Выдохнув, она решилась, и, подойдя ко мне, заглянула в глаза.

Не знаю, что случилось со мной, но агония стала терзать мою душу. Тысячи иголок проникли в мое тело и стали разрывать его по частям изнутри. Эта сила ломала мой дух и душу, заставляя подчиняться ей либо снова страдать. Милина почувствовала мою внутреннею боль, но я стоял ровно, не показывая её на виду. Пегаска смотрела всё напористей и пыталась сломить меня. Если бы не Милина, давно лежать мне на земле скрюченным в три погибели. Фамильяр взяла на себя большую часть атаки и сдерживала его в себе. Ещё пару секунд и Шай прекратила свои попытки, отошла назад и убрала взгляд в сторону, неловко потирая копыто.

— Я…я… не против, — сообщила она после небольшой экзекуции, разворачиваясь в сторону Понивилля. На её лице читалось разочарование и непонимание. Но ей не нужно разочаровываться; я, кажется, понял, что она хотела со мной сделать.

Я получил не очень много знаний от Селестии, но мне открылись некоторые разгадки этого мира. Например, то, что могут значить кьютимарки. Они наделяют владельца самой сильной способностью, которую лишь он может выполнять лучше всех, но при этом ему не запрещается заниматься другими делами. Например, если его призвание — играть на скрипке, и кьютимарка свидетельствует об этом, показывая смычок и саму скрипку, то он будет играть лучше всех. Но если ему надоедает играть, а хочется заняться чем-то другим, например, начать писать, то тут его может ожидать полный облом. Нет, не в том смысле, что он вообще не сможет писать. Просто он сможет написать лишь легкую сказку вместо огромного тома фантастики.

Сейчас на мне была использована сила или по-другому — талант. Флаттершай может манипулировать душами других видов животных, но на персону своего вида эта способность наверняка не подействует. Нужно будет как-то узнать об этом, и у меня, кажется, есть мыслишка, как это провернуть.

Агония отпускала меня долго, при этом не переставая терзать душу. Когда большая часть шестёрки двинулась в сторону Понивилля, Спаркл обеспокоенно спросила меня:

 — Ты в порядке? А то что-то твой вид мне не нравится.

— Я в порядке… — тяжело вбирал в себя воздух.

— Ты врёшь, что случилось? Если хочешь, чтобы я тебе верила, говори правду. Только так можно провести между нами грань доверия, — привела убедительный аргумент Спаркл. Но мне плевать на эту черту. Я не хотел показывать свою слабость, которую они могли бы потом применить против меня.

— Я вобрал слишком много ментальной энергии леса, когда жеребята были в опасности. Я не учёл возможности своего тела после девяти месяцев голода. Вот сейчас я и принимаю плоды своей жадности. Даже Милина, часть меня, тоже переживает такую боль. Нужно время, чтобы вся энергия распределилась по всему телу, — изъяснился я, скрывая правду.

Ученица принцессы на миг призадумалась. Это выглядело так смешно, будто она — ученый, что решает сложное уравнение. Она посмотрела назад, потом в разные стороны.

 — Нужно идти, скоро на запах набегут звери, — я соглашаюсь и через силу плетусь за ней. Конечно, она предложила свою помощь, но я отказался. Ещё не хватало остаться в долгу перед этой пони.

Я шел следом за Твайлайт, при этом посматривая назад. Чувство этой кобылки не обмануло её, и правда, кто-то уже шел по нашим следам. Ему оставалось лишь увеличить темп, и он окажется уже у нас на виду.

— «Милина, ты как?»

— «Уже лучше, спасибо. Как в такой скромной и застенчивой пони может быть столько зла?»

— «Знаешь такую поговорку: „В тихом омуте черти водятся“? Эта кобылка представляет для нас очень большую опасность. Лишь её взгляда хватит, чтобы остановить нас. Нам нужно быть осторожными с ней. Боюсь, если она будет мешать моим планам, нам придется убрать её» — мрачным голосом сообщил подруге я.

Она укорительно ударила меня по голове. — «Ты что говоришь, Алекс? Я тебя не узнаю, что с тобой происходит?»

— «Ничего. Я был таким всегда, просто прятался под толстой скорлупой жизни. Мне надоело слушать всех и каждого. Меня и так втоптали в прошлой жизни. Но здесь у меня появился второй шанс, который я не выпущу в трубу, а использую и начну жить»

— «Алекс, прошу, не говори такие вещи. Они доверились тебе, и ты доверься им. Дай им шанс, посмотри, как они живут. Не нужно всё сразу рушить, это ни к чему хорошему не приведёт. Если не хочешь слушать их, сделай это хотя бы ради меня».

Эта птица знает, как бить по живому. Кроме неё, у меня нет тут близких. Я могу доверить ей свою жизнь, так как наши с ней души связаны. Если умру я, умрет и она, или наоборот — умрёт она, умрёт и моя часть духа. Таким образом, мы должны оберегать друг друга.

— «Ты меня убедила. Я тоже дам им второй шанс. Но если они предадут меня или замыслят козни, ты больше не уговаривай меня простить их. Только на этих условиях я соглашаюсь с тобой»

— «Хорошо, я согласна на эти условия. Клянусь богиней природы» — снова эта богиня. Да когда же я спрошу о ней? Всегда что-то меня отвлекает от неё. Нужно поставить плюсик себе в мозгу. Может, так не забуду.


Мы прошли приличное расстояние: уже вдали виднелись не очень четкие дома в городке. Однако, меня не отпускало ощущение, что за нами ещё кто-то шел. Поглядывая назад, я убеждался в том, что за нами никого, но ощущение трубило во всё горло, предвещая беду. Давно я не чувствовал его, много времени прошло, и вот оно решило мне помочь, говоря об опасности. Твайлайт заметила, как я оборачиваюсь с каждым разом всё чаще. Она не выдержала.

— Лайтан, что случилось? — возмутилась кобылка. Но я по своей природе проигнорировал её вопрос, уставившись в чащу леса, откуда на нас шла опасность. Кобылке это не понравилось, она телепортировалась ко мне и выпустила пар из ноздрей, мрачно смотря на меня исподлобья.

То, что она стояла спиной к лесу, было роковой ошибкой. Пара острых, словно бритва, шипов летела прямо в спину жертве. Кобылка не успела ничего предпринять. Я рогами оттолкнул её в сторону; два шипа со шлепком вонзились в моё тело. Раздался громкий рык из моих уст. Твайлайт, ошеломлённая моими действиями, нервно вбирала воздух. В моих глаза горе, гнев и злоба. Белки глаз покрылись белой дымкой. Магия стала быстро бегать по шлейфам тела, набирая яркость.

Плащ ожил: он стал развеваться, будто это ветер подымал его. Взяв в зубы шип, я силой вытащил его из своего тела, затем второй. Серая кровь пошла из моих ран. Я мог воспользоваться призрачной пеленой, пропустив через себя шипы, но зная, что сзади другие пони, я не мог позволить им пострадать. Была вероятность того, что один из представителей элементов мог бы не выжить, и тогда плакал мой план. Но так я хотя бы показал, что на их стороне.

Расширенные зрачки у Спаркл и её подруг доказывали, что они в полной прострации. С этим нужно что-то делать, не хватало мне тут кобылок с сердечным приступом. Повернув голову в сторону группы, я рявкнул что было сил:

— Что встали, как стадо баранов?! Быстро уматывайте отсюда! — мой голос был подобно громкоговорителю, усиленному в два раза. Голос достиг группы пони, и все стали действовать.

Дэши хотела сразу ринуться в бой, но мой гневный взгляд и указ крылом Милины на дрожащую в оцепенении Скуталу умерили её нрав на безрассудные поступки. Она схватила жеребёнка и улетела с ним в небо. За ней последовали шесть шипов.

— Не позволю! — гневно процедил я, посылая тёмную волну, что снесла шипы в сторону, спасая улетавших. Из моего рта вырвалось немного серой крови. Я не особо обратил внимание и вытер её. Осматриваясь по сторонам, я наблюдал за тем, откуда вылетят следующие шипы, а потом отбивал их лезвиями тьмы. При этом Милина сообщала мне о действиях пони. Вся основная пятерка с жеребятами успешно покинула лес. Лишь Спаркл лежала на том же месте, испуганно таращась на меня.

— Что ты лежишь, тварь безмозглая? Жить надоело? Я сказал уматывай отсюда! — прогавкал я, не замечая, как мой голос ещё сильнее напугал её. — А-а-а-а!!! Милина, забери её отсюда! — приказал своему фамильяру.

— Но… — она решила возразить мне, но я сразу поставил её на место.

— Это не просьба, а приказ! — последнее слово было сказано мной так, что сова не смогла сопротивляться. Превратившись в сову-грифона, она схватила кобылку и унеслась прочь, в сторону городка.

Шорох, удар. Теперь пять шипов полетели за моим фамильяром. Я фокусировал внимание на входящую атаку своими глазами, а затем прямо в них сверкнула темная искра, отражая все атаки шипами, тем самым заставляя противника промахнуться. Шипы разлетелись в разные стороны, врезаясь в преграды в виде деревьев.

— «Мы ушли» — послышался голос в голове.

— «Хорошо, защищай всех до тех пор, пока я не приду. Нет, это приказ» — тут она ничего не смогла поделать. Мой приказ являлся для неё приоритетом, который она должна безукоризненно выполнить. Мне, конечно, было стыдно, что я так поступил, но другого выбора, кроме как образумить её, не было.

Поняв, что все в безопасности, я сменил взгляд на мир. Теперь я видел лишь потоки магии. Осмотревшись, я нашел того, кто бегает по лесу, бросая свои шипы. Это чудовище походило на те, что охраняли Сердце леса, но оно было в два раза больше и с шипастым хвостом, превышающее его самого ростом. Он использовал его подобно катапульте, выстреливая в своих жертв по замаху. И таких существ, как оказалось, было шесть штук. Эти пауки держались вместе, подобно стаду.

— Сука, готовьтесь к полному Армагеддону! Я не позволю себя ранить, причём таким низшим существам, как вы-ы-ы!!! — я зарядил темный энергетический луч тьмы, что сконцентрировался на кончике моего копыта. Я направил его в сторону этих паукообразных существ. — Прощайте, — произнёс я мрачным голосом, выпуская тысячу чёрных безликих фантомов, тянущихся к своим жертвам, пробивающих себе путь, ломая всё на своём пути. Но и пауки не стояли без дела: как только фантомы уже подошли к ним, они выпустили напоследок ещё шипы, но уже по восемь штук каждый; все из них предназначались для меня. Используя магию, я не мог прервать её; если такое сделать, то я получу огромную отдачу, которая может повредить мои каналы. Этого я допустить не мог, моей задачей было полностью стереть этих существ с лица земли.

Фантомы добрались до них. Тысячей, подобно течению, они окутали их, захлёстывая свои темные недра. Мгновение, и чудовищ больше не стало существовать. Прекратив заклинание, я был утыкан двенадцатью шипами из сорока восьми. Тридцать шесть из них были остановлены матушкой-природой. Хоть ей спасибо за это.

На моём лице появилась улыбка. Спасти кого-то оказалось не так противно на первый взгляд. Наоборот, тут есть что-то такое, что объяснить очень тяжело. Но не будем об этом. Сейчас я стою посреди чащи, впереди меня огромный шлейф уничтоженного леса. И я стою, утыканный шипами. Кашлянув кровью, я стал вытаскивать из себя эту гадость. Раз за разом боль была всё невыносимее, но я мужественно терпел, преодолевая её.

— А-а-а-а-а…! — ну, как сказать терпел. Просто кричал на весь лес.

На мой крик, вопреки приказу, прилетела Милина. Не знаю, как она обошла мой приказ, но эта птичка — молодец. После этого дам ей вкусняшку.

— Алекс, держись… — эхо раздалось в моём сознании. Я упал на землю. В конце я увидел стоящую с улыбкой на устах Дрею. Уходящую в тень.

— «Вот сука!» — мысленно пролепетал я уходя в небытие своего сознания.