Одержимость

Вы видели Бон-Бон и Лиру вместе? Я представляю вам свою версию их взаимоотношений, и не только...<br/>Хотя это скорее можно рассматривать как альтернативную вселенную - наверняка будут нестыковки, которые иначе уже не объяснить.

Лира Бон-Бон Другие пони

Никогда

Ненависть и любовь причудливо мешаются в душе Луны, заставляя её превратиться в ту, что не знает пощады и хочет ввергнуть всю Эквестрию в вечный мрак – Найтмер Мун.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

The Canterlot Wedding

Что есть настоящая дружба? Всего лишь обычные слова или нечто большее, говорящее о многом? Для кого-то дружба это просто приятное общение с кем-то, для кого-то - уверенность, что в час нужды ты не останешься один, а для кого-то – что-то обыденное, не стоящее внимания. Каждый вкладывает в нее свой смысл и видит по-своему. Дружба может выглядеть по-разному, но она всегда искренна и остается тем, что связывает вас невидимыми нитями с теми, кто вам дорог. Но как понять, что твоя дружба – истинная? Есть лишь один способ узнать это, и он не из самых приятных. Настоящая дружба проявляется лишь тогда, когда происходит нечто ужасное. Что-то, что выбивает почву у тебя из-под ног, бросая во тьму, а вся твоя прежняя жизнь разбивается на сотни осколков. И именно в такие моменты ты будешь не один. Истинный друг не побоится шагнуть в бездну с одной единственной целью – помочь. Если твой друг такой, цени это. Он не отвернется от тебя, даже если ты превратишься в кровожадное чудовище…

ОС - пони Стража Дворца Чейнджлинги

Пифия Эквестрии

Твайлайт Спаркл неожиданно приобрела новые способности.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Надо платить

В жизни так бывает, что за хорошую жизнь одних расплачиваются совсем другие. Грустный фик о несправедливой жизни, и о тех безымянных, что делают ее лучше

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

О снах и кошмарах / Of Dreams and Nightmares

Теперь, когда Найтмер Мун окончательно отделилась от Луны, они вдвоём должны преодолеть обиды прошлого.

Принцесса Луна Найтмэр Мун

Багровые Облака

Дискорд, перед своим заточением в камень, рассыпал на землю семена хаоса. Эту деталь не заметил никто, даже Принцессы. Но теперь, спустя много-много лет, пони приходится платить за их невнимательность...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Другие пони ОС - пони

Последняя Ночь Кошмаров Пинки Пай

Пинки Пай любит Ночь Кошмаров. Она любит также одеваться, ровно как и конфеты. Больше всего ей нравится разыгрывать пони. Но однажды она зашла слишком далеко.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Дружба - это жизнь

Пони собирают небольшую группу для изучения иных миров. Но по волею случая они попадают в мир, где уже около десяти лет идет война. Смогут ли пони вернуться домой? И как они расстанутся с новым другом, которого они приобрели за время путешествия?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Зекора Другие пони

Встать на крыло

Вырастая, пегасы, подобно птицам, традиционно обязаны были покинуть отчий дом, но Флаттершай даже вообразить себе не могла, что когда-нибудь решится на такой решительный шаг - до тех самых пор, пока все не изменил один незначительный на первый взгляд случай

Флаттершай Энджел

Автор рисунка: Devinian
Пойми меня, прими меня Эпилог

Качественно иной уровень

– Родимая библиотечка растёт. – Благодаря моим усилиям, деревце росло. Росло и пространство внутри, позволяя добавить ещё одно креслице, ещё один стеллажик. Из Кантерлота я захватил с собой ящик свежей литературы и теперь педантично расставлял её на свободное место.

– Здравствуй Твайлайт. – Резко распахнув дверь, в зал ворвалась Твайлайт и, не снижая скорости, понеслась наверх. – Хорошо съездила? Вот и славно.

Со второго этажа слышалась возня и приглушённые ругательства. Кажется, я на неё плохо влияю. Не в пример остальным кобылам Твайлайт вылетела из комнаты уже через пять минут с собранным чемоданом. – Я на север, в Кристальную империю. К брату. – Протараторив скороговоркой, Твайлайт также быстро скрылась из зала. Вслед за ней просеменил дракончик.

– Тёплые вещи не забудь. – Механически пробормотал я, ставя новый том приключений Деринг Ду к остальной коллекции.

– Кристальная империя. Неизвестное название местности. – Перед глазами всплыло окошко системы. И это было странно, атлас мира я точно просматривал, а значит, все страны точно есть в памяти.

– Может атлас поновее глянуть? – Отложив на время расстановку свежих приобретений, пошёл за политическим атласом. И каково же было моё удивление, когда подобного названия даже близко не было на его страницах.

– И куда она тогда ломанулась? – Недоуменно почесав тыковку, продолжаю пялиться на печатное издание. – Да ещё и к брату. – Такое чувство, что об этой империи все знают и скрывают только от меня. И Спайка утащила, быстро не спросишь. Ладно, потом выясню. Судя по скорости, с которой она вылетела, послала её Селестия. Так что лучше лезть не буду.


Кристальной империей оказался городок, исчезнувший тысячу лет назад в результате проклятья. И проклял его некий Сомбра, тёмный маг, которого свергли Луна и Селестия. Я как узнал, на кого Селестия послала Твайлайт, чуть не выпорол её. Селестию, а не Твайлайт. Хотя и Твайлайт можно, чтоб не подслушивала.

– Спасибо что хоть в этот раз предупредила. – Обняв Селестию, я смотрел на драму, разгорающуюся за окном библиотеки. Благо со второго этажа было видно все как на ладони, пускай и неслышно. – А то точно бы влез в эти пляски с бубном. До сих пор не по себе становится, вспоминая как Спаркл по атомам раскладывало.

– С девушками проблем не было? – Всматриваясь куда-то во тьму неба, прошептала кобыла.

– Не было. Они, похоже, и забыли что я наверху. – Вздыхаю, глядя на суетящихся кобыл. – А я целую программу сочинил, успокаивать готовился.

– Видела я твоё успокоительное, – кобыла в моих объятия звонко хихикнула, – отборное креплёное.

– Так веками проверенный метод. – Возмутился я, – чего велосипед изобретать?

– Ладно успокоитель, – вывернувшись из объятий кобыла запечатлела быстрый поцелуй на моей щеке, – мой выход.

Селестия убежала, и я вновь глянул за окно. На небе разгоралась яркая звезда. Вспыхнув несколько раз, она стала приближаться, неровно пульсируя в процессе. Секунда, другая и в месте падения звезды фиолетовая кобыла, расправив крылья, являет себя миру.

– Полевые заметки. Как размножаются аликорны. – Хмыкнув, сажусь в своё любимое кресло, недалеко от стеллажа. Что же я сегодня видел? Переход жизни на качественно иной уровень существования? Кто же такая Селестия?


Надо ли говорить, что устроила Пинки в честь новой принцессы? Весело, масштабно и громко. Очень громко. Настолько, что было слышно даже в нашем захолустье. А потом была миниверсия, уже для местных. Уверен, что ничуть не хуже чем первая версия гулянки.

А уж как новоявленная принцесса мило смущается своего титула. С какой мордочкой отнекивается и просит не кланяться, когда её друзья, что жили в Понивиле, склоняли головы.

– Ваше Высочество. – Склоняюсь перед зардевшейся кобылой, – разрешите откланяться, но сей вечер был слегка утомителен. – Но все же не выдержав укоризненного взгляда, потрепал улыбнувшуюся принцессу по гриве. – Короче, я баиньки, а вы отдыхаете.

И казалось что все хорошо, Твайлайт достигла конечной точки пути и теперь вживается в роль. Но только казалось. Проблемы, видимо, очень привязались к этой юной кобыле и никак не хотели отпускать.

Чего стоит шипастый сорняк, выползший из леса. Рос, как будто его поливали круглые сутки энергетиками и почему-то тянулся к живым существам. Как же я матерился, изничтожая наглое растение, пытающиеся познакомится поближе. И с каким маниакальным смехом потом носился по городу с зачарованной лопатой. Очень вовремя вспомнился мой самый первый прикол в этом городе, а именно огненный бур Эпплджек. Несколько минут работы, и острые кромки лопаты раскаляются добела, обращая в прах попавшие под удар стебли.

Хотя больше всех раздражает Дискорд. Эта личность не может просто посидеть в кафе, погулять по парку. Каждое его появление сопровождается какой-нибудь катастрофой, натягивающий нервы в струну. А уж в приезд Кадензы, когда эта хаотичная сволочь притворялась больной. Но я молчу, точу кинжал, на котором, помимо всего, совершенно случайно выгравированы руны упорядочивания магии, на которую у духа дичайшая аллергия. Вплоть до летального исхода. И забрать он его у меня не может, спасибо Селестии.

И что самое важное, он сам знает, что не сможет. Как знает и то, какого размера зуб за его прошлый прикол я на него точу. Знает, но предпочитает делать вид, что ничего не произошло. Наивный, я не пони, я не забуду.

Даже в Кристальной империи проблемы нашлись. И пускай на этот раз их эпицентром оказался Спайк, сути это не меняет. Может это заразно? Надо подальше держаться от Спаркл.

Я даже не сильно удивился, когда попал под очередной шальной снаряд. Почему-то самый большой переполох начинается, когда я нахожу в Кантерлотской библиотеке что-нибудь интересное. Так было с нападением челенжигов, так получилось и сейчас. Шерсть на загривке вздыбилась, заставляя полчища мурашек пробежаться по спине.

– Не к добру. – Похоже, что пребывание в этом измерении позволило повысить чувствительность пятой точки просто до астрономических высот. Наверное, поэтому сегодня узкая полоска стали оказалась при мне.

Аккуратно, стараясь не издать ни единого звука, подхожу к двери. Рука ложится на отполированную годами бронзовую ручку, тихий щелчок замка. Выглядываю. Никого. Тишина. Стараюсь ступать на ковёр, едва только покинул свою книжную крепость.

Шаг за шагом продвигаясь по коридорам, тишина. Все слишком тихо. Взглянув в окно также никого не застал. Нет патрулей в дворцовом парке, на небе не летают пегасы.

– Да куда вы все делись? – Шепчу я, продолжая свой поход. Куда идти в случае если творится непонятная фигня? Правильно в тронный зал, там должна быть принцесса, хоть какая-нибудь. На худой конец стража, она всегда там стоит.

За окном, в сторону Понивиля пронеслась фиолетовая фигурка, на едва ли не звуковой скорости. Однако этот факт мне обдумать не дали.

Сзади послышался топот, и из-за угла вылетает стражник. На морде выражение чистого ужаса и паники. Но долго бравому стражнику бежать не удалось. Не добежав, десятка метров до меня, белый единорог увяз в ковре. Его затянуло в ковёр по колено, как в зыбучий песок.

Мысль что надо делать ноги оформилась очень быстро, хотя привести её в исполнение не вышло. Из-за поворота вышло, нечто. И это нечто в образе, в образе... Да не знаю я как его описать, в голову лезли исключительно матерные эпитеты. Немедля ни секунды, нечто схватило стражника и начало, ам, высасывать его. Точнее его магию.

Как раз в этот момент появился тот, кто объяснял зыбучий ковёр. Дискорд. Не знаю, на каких инстинктах, а может и на чистой злости, посылаю стальную полоску здоровья в тело драконикуса. Я не целился в голову, или во что-то жизненно важное. Мне в него хотя бы попасть, неважно куда, а дальше сам издохнет.

Хищно блестя, холодная сталь почти настигла цель, когда вмешался неучтенный фактор. Жравший стражника кентавр, с удивительной для его туши скоростью, перехватывает кинжал в полете. Вот тут меня замечает и Дискорд, как и перехваченный кинжал.

Как же сильно исказилась его морда, от осознания близкого конца, и как сильно исказилась моя от прилетевшей прямо в пузо наковальни. Щиты, сработали, погасив часть удара. Но все же не полностью.

И вот я уже вешу перед уродливой мордой кентавра объятый оранжевым свечением. А рядом злорадно машет Дискорд. Кентавр разевает пасть и начинает высасывать магию. Шёрстку обдало потоком воздуха и ничего больше. Засасывает сильнее, снова ничего. Ну нету во мне магии, хоть усрись. Но вам об этом знать не стоит.

– Какой-то тощий. – Кентавр презрительно отбрасывает моё тело к стене. Видимо, что-то сожрал из окружения. Ножик высосал. Пидарас. Я на него столько трудов угробил.

– А чего ты хотел от земного? – Извернувшись в воздухе, драконикус с наслаждением пинает моё «ослабевшее» тело. Глядя на еле шевелящегося единорога, стараюсь повторять его состояние. – А это тебе за нож в спину! – Зашипев от упавшего на меня материализовавшегося шкафа, стараюсь не выдать себя. Идти в ура атаку с голыми руками на сдвинутого духа и обожравшегося магией кентавра, самоубийство. Терпеть, а после…

– Пошли Дискорд, – махнув здоровенной лапой, кентавр пошагал дальше, – потом на нём отыграешься. Он теперь никуда не уйдёт.

– Никуда не уходи, – издевательски потрепав когтистой лапой мою щёку, произнёс Дискорд, – у нас с тобой ещё столько воспоминаний впереди.

Выждав десяток минут для верности выбираюсь из-под обломков шкафа. Тело неприятно садит, но ничего критичного. Перед глазами вспыхивает интерфейс, система уже ведёт расчёт мер противодействия, под шёрсткой слабо разгораются рунические рисунки. – И правда магию жрёт. Туго идёт. – Говорю я сам себе, проходя мимо валяющегося стражника, что с неверием в глазах глядит мне вслед.

Город был похож на некрополь. Всюду ели живые пони, у которых не было сил даже на стоны. Аристократы, надменные и гордые, теперь валяются в пыли улиц. Высокородные морды, что с неверием глядят на идущего по улицам земного пони.

– Неважно. – Может в какой другой момент я бы и позлорадствовал, но осознание того что моя кобыла сейчас может быть в том же положении, заставляло сжать булки и двигаться быстрее. Пробегаю по центральному бульвару, поворот направо и вот она академия магии.

Двери распахнуты, в просторном холле поодиночке и группами, валяются обессиленные пони. Спускаюсь вниз по знакомой широкой лестнице, теперь уже погруженной во мрак. – И тут все сожрал. – Того тусклого света рун на моём теле достаточно чтобы дополнительная реальность работала. Относительно конечно, но на предметы не натыкаюсь.

Входная дверь была раскурочена, как и все остальные, располагающиеся внутри. Однако маяк все так же призывно посылал сигнал. – Иду маленький, иду.

– Нашёл. – Довольно улыбаюсь я, глядя на голубые отсветы. – Теперь к Твайлайт.

– Итак, план А. – Сопровождаемый перестуком копыт, я нёсся к вокзалу, искренне надеясь, что паровозы тут работали не на магии, а на простом угле. – Стоим в сторонке и смотрим как Спаркл задружит рогатого. Желательно до смерти.

– План Б. – Резко свернув в вестибюль вокзала, ищу нужное направление, попутно присматриваясь к поездам. – Активирую маяк прямо под той тушей, и любуюсь, как многотонный ретранслятор делает из него блин. Магическую энергию может ты и жрёшь, а вот кинетической подавишься.

К счастью нужная ветка нашлась довольно быстро. Да и паровоз, стоявший на соседнем направлении, уже был готов к отправлению. Оставалось только перевести стрелку, отцепить лишние вагоны и в путь.

– В теории было все проще. – Глядя на кучу различных вентилей и рычагов я чесал затылок. Всё было бы просто, только больше половины из них были не подписаны. – Мра-а-а-к.

– Солнце и луна зигзагами летают по небосводу. Все хорошо. Это норма. – Раскочегаривая топку я как мантру повторял эту фразу. За все это время я уже свыкся с одержимыми, духами, богинями и прочим. Но так мотать звезду?! Да всю планету должно было приливными силами порвать!

Выбрасывая клубы пара, поезд нёсся вперёд не жалея колёс. Я разгонял его, как мог, в душе радуясь, что резких поворотов на этом участке не было. Так что вполне мог рассчитывать на время вдвое меньшее, чем при обычной поездке. Но вот на что я не рассчитывал, так это на начавшийся бой рядом с Понивилем.

Поезд натужно скрипел тормозами, когда небо расчертили первые разноцветные лучи. Откуда-то из леса доносились отзвуки мощных ударов, больше похожие на раскаты грома. Пробегая по городу в сторону звуков, вновь подавляю желание обматерить Твайлайт. Уверен, что моё деревце раскурочили, в том числе и при её участии.

– Идиотка! – Все что я мог сказать в данный момент. Пробравшись по лесу к месту битвы, которая к слову, похоже, разогнала всю живность в округе, вместо эпичного противостояния наблюдаю охрененную сделку. Твайлайт Спаркл, надежда всея Эквестрии, отдаёт свою магию. Ладно ещё за своих подружек, хотя и это тупо, так ещё и Дискорда требует. Который, о неожиданность, был предан и сожран минотавром.

– Тупая кобыла. – Стараясь не привлекать внимания воссоединившийся компашки, перебежками подбираюсь к изрядно отожравшемуся кентавру. Весь комизм ситуации в том, что иди я открыто, распевая матерные частушки во все горло, гигантская, метров в пятьдесят, туша даже не обратила бы внимания. Он сейчас просто дико ржал, задрав голову к небу. Идиот.

А вот компашка кобыл могла все испортить. Пока меня никто не видит, никто не сможет связать с падением полукилометровой дуры на голову пациента. А уж от того почему я так шустро носился когда все ели шевелились, отбрешусь как-нибудь.

Момент, когда кобылы исчезли, я проморгал, да и не до этого было. Закинув под кентавра маленькую сферу, я мчался от него как можно быстрее. Секунды утекают очень быстро.

Воздух сгустился над кентавром, формируя разлом между измерениями. Мгновение, и обелиск, высотой в полкилометра, летит вниз с высоты в две сотни метров. Но то ли этот рогатый что-то почуял, толи заметил бегущего меня. Не так важно. С места он сойти успел.

Монолит врезался ровно за его хвостом, с мощнейшим ударом вонзаясь в грунт, тем самым обеспечивая себе устойчивость. В любом случае ударная волна задела меня, протащив несколько метров. Да и отожравшегося кентавра, похоже, слегка приласкала, очень уж нелепо он мотал головой.

– Система активна. – Глядя на маленькое всплывающее окошко, я едва не прослезился. Дом. Но в себя пришёл быстро, услышав громоподобный топот позади себя. – Обмен данными.

– Ты ещё что такое? – Пробасил кентавр, замахиваясь на блестящий стальными гранями шестигранный монолит. – Прочь.

Удар не достиг своей цели. Вокруг монолита образовалась преграда, словно прозрачный лёд. Под ударом гигантской руки он трескался, крошился, но тут же зарастал обратно, стоило ослабить натиск.

Кентавр понял свою ошибку, став собирать магию, чтобы ударить в полную силу. Но передумал, сменив цель. Вместо ретранслятора досталось шестёрке кобыл, что появились в ослепительном шаре света.

– Надо было держаться плана А. – Глядя как разноцветный луч буквально иссушает тело гиганта, заставляя того сжиматься, думал я. – Но кто же знал?

Перед глазами появлялись множественные запросы из родного мира. В частности, что это сейчас они наблюдали. Я же отвечал, как мог, стараясь побыстрее скрыться с места событий. Но мои желания как всегда никто не учёл. Ударная волна от магии настигла и коварно ударила в спину. Заставив сознание померкнуть.

Без сознания я провалялся недолго, все две минуты, но и этого хватило, чтобы огрести свою порцию счастья.

– Ш-с-с. – Шипел я, поднимаясь из забытья. – Чтоб я ещё раз влез во все это…

– Золотые слова. – Услышанная фраза заставила застыть на месте. Ну почему все так? – Не хочешь ничего объяснить?

– Честно? – Обернувшись всем телом, встречаюсь взглядом с Селестией. Вляпался. – Очень не хочу. Но моё мнение же никого не волнует?

– Ты снова совершенно прав. – Похоже, настало время, говорить все как есть. – Это что?

– Связующий ретранслятор. – Вокруг указанного ретранслятора начинают появляться крупные, с десяток метров, сферы. Оплетая его спиралью, на манер цепочки ДНК.

– Связующий с чем? – Сделав ударение на последнем слове, кобыла сощурила глаза.

– С домом.

– А дом этот находится…

– В параллельном измерении. – На этих словах я постарался состроить улыбку. Получилось жалко. В уголке интерфейса появилось окошко вызова. Мама, как я рад, что ты мне позвонила так не вовремя. Будет время обдумать, что говорить дальше.

– Можно мне минуточку. Тут это, мама звонит. Я быстро. – Отметив удивлённую мордочку Селестии, счёл манёвр удачным. Выиграю немного времени.

– Да мам. Слушаю.

– Нет, не мог. И ты это знаешь.

– Как почему? У меня тут неотложный разговор.

– Да с ней.

– Да симпатичная.

– Мама! Какие внуки?!

– Мама мне уже не один век, я могу сам решать, когда заводить детей.

– Все. Пока. Я перезвоню.

Как-то сумбурно вышло. Селестия почему-то покраснела. И по-моему, не от смущения.

– Тебе не один век? – Прям не сказала, а прошипела кобыла, медленно подходя.

– Давай не будем делать опрометчивых поступков. – Кажется, меня сейчас будут бить. Медленно пятимся, медленно.

– То есть я, столько лет корила себя за минутную слабость, боясь потерять тебя из-за возможного скандала. А бояться, оказывается, было и нечего. – Последнее что успеваю заметить, это как фигурка Селестии размазывается в пространстве. Щит, поставленный системой? Куда там дохленькому щиту против гнева обиженной кобылы. Белый кулачек прошёл сквозь него, даже не заметив. Опять сотрясение.


Ощущения включились плавно. Телом ощутил знакомую перину, на которой мы с Селестией очень часто проводили время. Это сходилось с показаниями системы. Открыв глаза, я смог лицезреть расписной потолок, с изображением солнца над облаками.

Голова оказалась против того чтобы я сел, отозвавшись лёгким головокружением. Проведя по лбу, вновь шиплю от боли. Судя по ощущениям синяк знатный. Легко отделался, за четыре года мучений совести Селестии.

Аккуратно встаю, стараясь не вызвать головокружения. Сотрясение я всё-таки получил. Выйдя из спальни, замечаю принцессу, сидящую в кресле с раскрытой книги. Кобылка даже не шевельнулась в мою сторону, хотя я прекрасно понимал, что она знает о моём присутствии.

– Обязательно было так сильно бить? – Пройдя мимо кресел перед камином, подхожу к окну, приложив пострадавший лоб к прохладному стеклу. Блаженство.

– Сам виноват. – Отозвалась кобыла, всё-таки отложив книжку. – А теперь рассказывай, что ещё ты от меня скрывал.

– Да собственно и рассказывать нечего, – отлипнув от стекла, что до обидного быстро нагрелось, сажусь в соседнее кресло рядом с Селестией. – Возраст и происхождение, а остальное я в чистом виде.

– И почему я теперь должна тебе верить? – Её голос был спокоен, да и внешне она старалась скрыть свои эмоции. Но это сложно, особенно когда рядом с тобой тот, кого любишь.

– Может потому, что я никогда не прятался от тебя? – Я искренне улыбнулся, – не пытайся сейчас и ты. В нашем обществе такое вообще не принято.

– Объяснить. – Какие же у неё великолепные глаза. Какой пристальный взгляд.

– Представь себе всю цивилизацию Эпплджек. – Выражение её мордочки в этот момент, такая смесь удивления и недоверия. – Особенности последних веков развития. Посмотри внимательно мне в глаза, что ты там видишь?

– Голубое свечение, и оно не несёт в себе никакой магии. – Уверенно произнесла кобыла. Ну кто бы сомневался что она не просканирует меня по поводу глаз. Любопытство.

– Именно. Магии ноль. Как её нет и во мне. Это созданная нами система, свечение, результат её работы. Она связывает всех представителей моего вида.

– Вида?! – Как-то истерически вскрикнула кобыла. – Связывает?! Как коллективный разум.

– Да. Вида. Я попал сюда совершенно случайно. Условия этого измерения отличаются, и мне пришлось меняться. И это касается второго вопроса. Нас связывает созданная нами же система. Она есть отдельно, но её кусочек навсегда с нами. Она позволила мне измениться, не бойся, не сильно. Система не общий разум, скорее общее пространство в котором ты можешь узнать что угодно, связаться с кем угодно. Она оберегает нас. Помнишь, как мы в первый раз пили чай? – Селестия плавно кивнула. – Я отказался с тобой общаться именно потому, что не видел твоих эмоций. А видя эмоции, система показывает, правду ли ты говоришь. Врать бесполезно. Так что со временем ложь просто исчезла.

– Это надо обдумать. – Белоснежная принцесса откинулась в кресле. Взгляд стал отсутствующим, более подходящей кукле, а не живому существу. Мне же, не оставалось ничего иного, как последовать её примеру, погрузившись в сеть. Нужно было решить много вопросов. Поговорить с друзьями и близкими. Пускай они уже и знают что со мной все хорошо. Но все же, столько лет не виделись. Правда, чтобы не мешать Селестии пришлось просто переписываться. Также на меня свалили переговоры, назначив послом, как владеющего навыками и знакомствами. Знакомствами, хорошо замаскировали, спит с правителем.

– И что же вам нужно? – Придя к какому-то решению, принцесса вырвала меня из виртуальных сетей.

– Изучать. – Опять это неверие на мордочке. – Ну что опять за неверие? У тебя под боком куча стран с другими видами, в том числе и хищными. Чем мы кроме месторасположения отличаемся от них?

– Хотя бы тем, что вас я не знаю. И все что мне ведомо, взято с твоих слов. – Опять она в бутылку лезет. Защити пони, защити пони. Ну а как мне ей, что-либо доказать? Планшет попросить, чтобы сама все посмотрела. Так может сказать, что это только кино, а в кино можно нарисовать все что угодно. В гости позвать? Так это надо спиральку строить, причём точно рассчитанную. Позволит ли?

– И что тогда ты хочешь от меня? – Устало кладу голову на подлокотник. Удар явно не прошёл на пользу здоровью. Мутит немного. – Не веришь? Ну так прогони, воевать из-за этого с тобой никто не будет. Мир большой. Мы просто найдём другой уголок планеты, и будем исследовать оттуда. На Эквестрии свет клином не сошёлся. – Что-то много удивления от неё за столь короткий разговор. Видимо вариант что из её страны могут просто уйти, куда-то ещё, вообще не рассматривался. – И меня можешь выдворить, как не оправдавшего королевское доверие.

На последней фразе кобыла вздрогнула, в аметистовых глазах промелькнула искорка страха. Надавить? Страх потери. Самый страшный и застарелый для многовековой кобылы.

– Нет Селестия. – Ну а как я ещё поступить, когда чувства взаимны? Да и переезд не займёт много времени. – Если ты захочешь, я останусь. Вне зависимости от решения по основному вопросу.

– Но почему молчал раньше? – Благодарная улыбка на белой мордочке была мне наградой, заставляя улыбнуться и самого. Отношения не разорвёт и взашей не выгонит.

– Тебя боялся. – Простой и незатейливый ответ заставил кобылу недоверчиво окинуть взглядом своего собеседника. – Боялся, боялся. Тебя боялся потерять, и чем дальше, тебя сильнее был этот страх.

– Значит, не только бессмертной принцессе ведом этот страх. – Кобыла довольно закрыла глаза. – Нет, хотя ты и обидел меня недоверием, я от тебя не откажусь.

– Раз уж ты меня не выставляешь, – выдержав театральную паузу, для пущего драматического эффекта я выпалил ту единственную фразу, которую не могли сказать все её бывшие увлечения, – буду портить тебе жизнь ещё несколько веков.

Вновь кристальные капельки влаги прокладывают себе дорожки по белоснежной шёрстке, как только кобыла осознала смысл слов. Ах, эти глаза, эти прекрасные аметистовые глаза. Сколько неверия и счастья скопилось в них. Улыбаюсь. – Пошли мириться, кобыла дурная. – Ощущая в своей руке белоснежную руку принцессы, уверенно иду в спальню. Она же, тихо идёт вслед, не сделав ни одной попытки сопротивления.