Всадники

Предыдущие Всадники Апокалипсиса бесславно пали. Чисто случайно их место заняли новые, более юные Всадники. Смогут ли они познать истинную магию дружбы самопожертвования, и любовь (куда ж мы без любви)?

Фотография

Они дружили с детства, но одно событие изменило всё...

Флаттершай Пинки Пай Другие пони

Монстр Понивиля

В Понивиль пожаловал огромный монстр, по сравнению с которым Малая Медведица вместе с Большой курят где‑то в сторонке.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Дискорд Человеки Вандерболты

Бес порядка

Одна старая история на новый лад.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Что такое жизнь?

Пони размышляет о жизни вместе с голосом в голове.

Другие пони

Все дело в шляпах

Эпплджек скорбит по утрате одного из 67.986 напоминаний о своем усопшем отце.

Рэрити Эплджек Другие пони

Первый снег

Сегодня вспоминаем осенний тлен, любимый возраст последних романтиков, на которых постлетняя депрессия давит особенно сильно, а так же замечательный фильм "Игра".

Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Мечты сбываются

упоротая проповедь паладина-дискордарианца.

Дискорд Человеки

Лунная дорожка

У живущих на море пони есть примета: поплывёшь по лунной дорожке - непременно сгинешь. У ночных пони пойти по лунной дорожке значит вверить свой судьбу Госпоже Ночи и отправиться куда глаза глядят. Новоиспечённая ночная пони Дитзи Вэй ступает на эту тропу, чтобы помочь подруге, чтобы убежать от старых и новых проблем, чтобы разобраться в самой себе и своём странном даре. Получится ли?..

ОС - пони Найтмэр Мун

Ламберджек

Тому, кто по-настоящему любит, нужно лишь чтобы было откуда падать.

Эплджек ОС - пони Человеки

S03E05

В перекрестье

Пролог

Снаружи с новой силой донеслись звуки перестрелки, где-то поблизости прогремел взрыв. Я дождался, пока еще двое бойцов забегут внутрь, захлопнул дверь и заорал:

— Ложись!

Мгновенно среагировав, мои товарищи плашмя попадали на землю, а дверь неистово задергалась под градом пуль, превратившим ее в решето. Один из солдат, Майк, пропихнул ствол винтовки в одну из дыр и выпустил длинную очередь, для верности поводив стволом туда-сюда. Наградой ему был крик боли и яростная ругань на непонятном языке. В это время второй из нас, Джон, вломился в соседнюю комнату и обрушил приклад своего ручного пулемета на голову ошарашенного талиба.

Я шумно выдохнул, вытирая пот со лба.

— Все целы?

— Да. Первый этаж чист.

— Второй, наверное, тоже, — предположил я. – Иначе нам бы уже сбросили «подарков» с лестницы.

— Согласен, — сказал Майк, в спешке перезаряжая оружие. – Джон, сооруди себе укрытие из пары столов или еще чего-нибудь и контролируй вход.

Боец кивнул и принялся раскладывать сошки на пулемете.

— Дрейк, идем наверх, найдем тебе позицию.

Лестница вывела нас на узкую галерею с несколькими окнами. Перед одним из них лежало тело боевика в навылет простреленными в нескольких местах грудью и шеей, рядом в луже его крови лежал АК. Я поморщился.

— Уже который месяц, а я все никак не могу привыкнуть к подобным зрелищам.

— Я тоже, — согласился товарищ. – И вряд ли привыкну когда-нибудь. Но контракт подписан.

Коридор упирался в запертую дверь. Ни навесного замка, ни обычного здесь не было — очевидно, она закрывалась сзади на засов, а это значило, что пытаться ее выбить равносильно попытке вскрыть танк консервным ножом. Зато рядом по стене в потолок уходила навесная лестница.

— Кажется, это та башенка, что мы видели снаружи. – Я подергал лестницу, проверяя на прочность.

— Ага, она самая. В самый раз для снайпера. Ты лезь наверх, а я посижу тут на случай, если за этой дверью прячется Санта-Клаус с подарками.

Я кивнул и полез наверх.

Пространства в башне было, мягко говоря, немного, но для меня этого было достаточно. Расчехлив свой «Барретт», я отогнул стойки и поставил винтовку на невысокий бортик, настраивая оптику, чтобы оценить ситуацию с высоты.

В квартале от нас несколько талибов с АК-47 осадили бронетранспортер, за которым укрылись трое наших солдат. Один из боевиков махнул рукой и, пригнувшись, побежал к машине под защитой стены пересохшего канала. Я не спеша поймал в прицел его голову и повел следом; когда он добежал до БТР и вскочил на капот, направив автомат на одного из солдат, я нажал на спусковой крючок. Спустя секунду его наполовину обезглавленное тело шлепнулось под ноги до смерти перепуганному парню, которого недавно приписали к нашему отряду.

Внезапно из-за угла маленькой мечети, стоявшей поодаль в центре деревни, выбежала целая толпа врагов. Я быстро выдернул магазин и вставил другой, с разрывными патронами. Наведя винтовку на скопление боевиков, я трижды выстрелил, каждый раз смещая ствол немного вправо. Снаряды, предназначенные для выведения из строя легкой бронетехники, разлетались облаком шрапнели и поражали даже тех, кому выстрел не предназначался. Оставшиеся в живых наконец поняли, что стали мишенями в тире, и стали разбегаться в разные стороны, чем не замедлил воспользоваться наш вспомогательный отряд: выскочив из укрытия, они открыли огонь по талибам. Я выпрямился, на долю секунды потеряв обзор, и эта доля впоследствии едва не стоила мне жизни.

Краем глаза я уловил движение на крыше дома, стоявшего слева от площади. Когда я среагировал, уже раздался гулкий хлопок, и дымная черта противотанковой ракеты понеслась в мою сторону. Схватив верный «Барретт», я уже хотел спрыгнуть в лестничный колодец, но было слишком поздно – граната, чудом не влетев в окно, врезалась в башню на уровне пола верхней комнатушки. Прогремел оглушительный взрыв, ударная волна швырнула меня по крутой траектории сквозь окно прямо на полотняный навес перед другим зданием. Пробив его своим телом, я с жутким хрустом грохнулся на спину. Перед глазами вспыхнул огненный фейерверк, по пояснице словно пропустили ток высокого напряжения. Сверху посыпались обломки башни, но свет вокруг меня уже померк, и я провалился в темень и тишину.