Автор рисунка: Devinian
— Интерлюдия 1 — Журнал исследований

— Акт 1 — Глава 1 — Библиотека в лесу

Книга I
Акт I
Книги с секретами

Рарити не верила в сказки.

Так же сильно, как любила читать их. Она знала, что ни один спаситель не придёт и не женится на ней. Она знала, что драконы не охраняют похищенных дам в беде, и она была уверена, что рассказ о «Принцессе в библиотеке" – всего лишь миф.

Однако её младшая сестра была не согласна.

— Однажды, давным-давно, в Эквестрии была не одна, а четыре принцессы.

С нижнего этажа послышался голос Свити Белль, которая читала легенду громким голосом.

— Четыре принцессы правили землями мудро, сострадательно и с безграничной любовью.

Как и её сестра, Свити Белль сильно любила приключения и сказки. Рарити сбилась со счета, сколько раз кобылка и её лучшая подруга, пегаска по имени Скуталу, громили её бутик, пытаясь получить свои кьютимарки.

Спустившись вниз по лестнице своего дома, Рарити стала размышлять над тем, как много раз она слышала этот миф и как могла практически полностью вычитать его по памяти. Ведь это была её самая любимая сказка.

— Старшие сёстры-принцессы — прекрасные и бессмертные, как поднимаемые ими солнце и луна, правили в унисон.

«Старшая сестра с бледно-розовой шерстью и радужной гривой правила солнцем. Она поднимала его каждое утро, создавая день для своих пони, чтобы они играли и грелись в его свете. Она поощряла науку, надеясь вдохновить пони на великие дела.»

Младшая сестра правила луной, — продолжила Свити — Она призывала бесконечное синее небо, покрытое звёздами, присматривающими за её пони. Её задачей была забота о снах и охрана оных от страшных ночных кошмаров.

— Разве лунная принцесса не старшая? — послышался голос Флаттершай.

— Нет?.. Твоя версия ошибочна, — ответила Свити, и Рарити не нужно было быть там, чтобы понять, что кобылка закатила глаза.

Когда она добралась до кухни и заглянула внутрь, она увидела свою сестру, которая читала книгу, находившуюся на кухонном столе, и Флаттершай рядом с ней.

Свити откашлялась.

— Третья принцесса правила кристальными полями. Её любовь к пони была настолько сильна что пропитывала землю, взращивая радость и тепло даже в самых холодных сердцах. Ты знаешь, по другим версия на самом деле это были предки принцессы Дензы, — добавила она. — И, пожалуй, самая лучшая часть…

Рарити улыбнулась, когда Свити Белль остановилась для пущего эффекта. Кажется, что кое-кто учился у старшей сестры драматизировать.

— Принцесса в библиотеке.

— Четвертая и младшая принцесса, хоть и не столь опытная в правлении, как и другие, обладала магическими навыками, не имеющими себе равных во всем королевстве, и любовью к знаниям, более безграничной чем вся вселенная. Даже поздней ночью, когда все души спали, звук ее перьев, царапающих свитки, играл бесконечную мелодию, которая заполняла библиотеку замка.

— Её единственный спутник, помимо любимых ею книг, по слухам был бесстрашным созданием, любившим принцессу столь же благородно, как и был любим в ответ.

Между тем Рарити говорила сама с собой в унисон с сестрой — «мир стремится к равновесию: для всего хорошего должно быть зло»



В Эквестрии жил дух дисгармонии, который хотел переделать мир в свою собственную игровую площадку. Его никто не волновал, кроме него самого, и единственный, кого он радовал, был он сам, превращавший пони в свои полные противоположности.

Наконец, в один прекрасный момент, принцессы объединились и с помощью дипломатии сумели усмирить этого дикого монстра. Они заключили перемирие, и дух дисгармонии был умиротворен на какое-то время.

Жизнь продолжалась. Четыре принцессы правили с миром и гармонией, а Духу было позволено баловаться, до тех пор, пока это не приносило вреда. Так продолжалось до одного рокового дня. Дух Дисгармонии был ужасно оскорблён, и беда пришла в эти земли.



— Свити, это отличная история, но мы правда должны начать готовиться, — мягко напомнила Флаттершай.

— Но сейчас начнётся часть, где он пленил её! Бедную принцессу заперли в библиотеке, окружённой лесом… НАВСЕГДА! — для выразительности Свити Белль топнула копытом по столу, ошеломив желтую пегаску. — И ты знаешь, что говорят о ней? — продолжила она, снизив голос и заговорщически поглядывая из стороны в сторону.

— Я-я думаю, что не хочу…

— Говорят, если прижаться головой к определенному дереву в Вечнодиком Лесу… — Свити взошла на верхнюю часть стола. Она медленно повернулась к Флаттершай, убрала ткань, и встала непосредственно перед пегаской. — Если прислушаться оооооочень внимательно, можно услышать… — безо всякого предупреждения она громко топнула копытом по столу. — …ЕЕ ВОПЛИ ОТЧАЯНИЯ!

Свити Белль! Слезь со стола сейчас же!

Стоявшая у двери в кухню Рарити рассердилась на отсутствие манер у своей младшей сестры. Это не помогло, и Свити Белль все ещё стояла на тех вещах, которые приготовила Рарити для весенней коллекции.

— Дорогуша, даже Опалесенс ведёт себя лучше, чем ты.

Кобылка, раздражённая, что её прервали, спустилась со стола.

— Рарити, ты уверена, что не будешь проводить поиски в лесу? — спросила Флаттершай, прижав уши к голове. — Я не хочу спасать детей от… кричащих пони…

— Брось, Флаттершай, это просто сказка. Неужели ты и вправду веришь, что внутри дерева в Вечнодиком Лесу есть призрак? — спросила Рарити, садясь рядом с Флаттершай и игнорируя Свити, поднявшую копыто к морде в попытке изобразить вопли измученной души. Флаттершай ответила едва различимым кивком и Рарити покачала головой, фокусируясь на том, чтобы собрать ткани со стола. — Вот я не верю в это и поэтому обещаю вам, что ни один пони не будет прятаться в лесу в этом году.

— Ах… Вот почему тебе не стоило организовывать Ночь Поисков в этом году. Совсем веселиться не умеешь… — пожаловалась Свити Белль, положив подбородок на сложенные копыта. — И почему я не живу в Лощине Теней? Они всегда проводят Ночь Поисков в лесу.

— Потому что Лощина Теней не находится возле леса, кишащего древесными волками, — отметила Рарити, взяв перо и блокнот с кухонного стола. Затем она указала кончиком пера на свою сестру. — Ты бы хотела стать добычей древесных волков в Ночь Поисков?

Свити Белль осмотрелась, бормоча себе под нос.

— Я бы очень хотела увидеть, как ты станешь добычей древесных вол…

— Рарити права, Свити Белль,— вмешалась Флаттершай, пытаясь разрядить напряжённую обстановку между двумя сестрами. — Организовывать поиски в городе гораздо веселее и безопаснее. Помнишь время, когда все организовывала семья Эппл?

— Но я хочу увидеть Вечнодикий лес! Я сказала Скуталу, что ты организуешь поиски там! — запротестовала Свити, снова постучав копытом по столу. — Вдруг никто не встречал принцессу из библиотеки лишь потому, что все слишком сильно боятся сунуться в Вечнодикий лес?

— Свити…

Свити опять ударила копытом по столу.

— Я серьезно! Подумай об этом! В Понивилле нет библиотеки! У нас есть лишь книги, которые можно взять в ратуше. Что, если принцессе из библиотеки принадлежала наша библиотека, но она была утеряна, потому что дух дисгармонии вырастил лес вокруг неё?! Хммммммм?!

— У меня нет на это времени, — сказала Рарити, записывая что-то в свой блокнот. Через минуту она взглянула вверх на часы и вскрикнула, увидев стрелку, указывающую прямо вниз. — Уже шесть?!

Она быстро отошла от стола и побежала к выходу из кухни, её блокнот левитировал впереди нее.

— Флаттершай, дорогуша, мне нужно проверить оставшуюся часть подготовительных работ. Пожалуйста, приведи свою группу к ратуше в семь часов. И убедись, что Свити и её друзья не попадут в лес!

— Ну ты и зануда, Рарити!

— Ну же!



Никто из пони не знает наверняка, что привело в ярость духа дисгармонии. Некоторые легенды говорят, что он хотел захватить всё королевство, другие же думали, что его мирный договор с принцессами был расторгнут, когда они отказали ему в простой просьбе. После того, как его гнев утих, он извинился перед ними, заявив, что больше не будет поступать так как раньше. Умные и мудрые принцессы усомнились в его искренности и возложили на себя задачу найти единственное магическое оружие, которое может победить его.

Однако когда принцессы достигли тайника с магическими драгоценными камнями, они обнаружили, что те были украдены духом. Он разбросал их по всей земле, оставив только тот, что лежал внутри короны самой молодой принцессы. Королевство оказалось в опасности, и четыре принцессы разработали план, как найти драгоценные камни и одолеть ужасного духа дисгармонии. Принцесса любви и доброты осталась в столичном замке править, предотвращая проникновение страха и разлада в сердца пони. Остальные три принцессы отправились в путь по трём разным направлениям вокруг королевства, дабы вернуть то, что было потеряно.

Три принцессы не подозревали, что дух проследовал за ними, готовя что-то страшное.



Рарити подошла к парадной двери и, выйдя из своего бутика, сделала глубокий вдох при виде начинающегося заката. Времени остаётся мало. Остался всего один час чтобы удостовериться, что подготовка к ежегодному празднику шла по плану. И будь она проклята, если вся тяжёлая работа пойдёт коту под хвост, ведь не каждый день тебя выбирают организатором Ночи Поисков.

Понивилль не был самым модным городом в Эквестрии, и Рарити была полна решимости это исправить. По крайней мере подготовка прошла довольно гладко. Пара, которая работала в местной пекарне, отвечала за питание для этого события и каким-то образом закончила всё вовремя, несмотря на то, что их было всего лишь двое. Погода для этого события тоже была прекрасной, и останется таковой даже если Даймонд Даск не очистит небо так быстро, как сказал. Она знала, что ни один пони в Эквестрии не может очистить небо "ровно за десять секунд, Рарити!".

Идя по городу, она с удовлетворением отметила, что все декорации были на месте. Пурпурные и оранжевые полосы огней украшали стены, и бумажные фонарики, изображающие четыре кьютимарки: полную луну, солнце, поднимающееся над облаками, рубиновое сердце и книгу. Никто не знает кьютимарки четырех принцесс из легенд, поэтому каждый город Эквестрии придумал свою интерпретацию.

— Рарити!

Повернувшись, Рарити заметила ярко-розовую единорожку, бегущую к ней галопом. Корона и парик прыгали на голове кобылы и Рарити была потрясена тем, как сделанную ею жёлтую накидку тащили по грязной земле.

— Спринг! — воскликнула Рарити, дождавшись, пока Спринг Шоуэрс дойдет до нее, прежде чем начать ругать. — Дорогуша, тебе нужно быть осторожнее с этим костюмом. Теперь он весь грязный, — она зажгла рог и заклинанием очистила низ накидки от грязи, пока Спринг с неловкостью смотрела на неё. Также она воспользовалась минутой, чтобы поправить гриву Спринг и серебряную обувь, которую она носила. Обувь была украшена несколькими желтыми драгоценными камнями, найденными Рарити.

— Извини, Рарити. Я немного взволнована и забыла об осторожности, — призналась единорожка, поправив корону и парик. Затем она взглянула на кьютимарку солнца над облаком на плаще и всхлипнула. — Я должна спрятаться между музыкальным магазином и продуктовым, верно?

— Правильно! — сказала Рарити, левитируя ей седельные сумки, заполнив их драгоценными камнями и отдав Спринг. — И не забудь свои Элементы Гармонии.

Спринг взяла их и кивнула. После небольшой тишины она снова заговорила.

— Я мечтала быть солнечной принцессой с тех пор, как была жерёбенком.

Рарити улыбнулась.

— Я уверена, ты будешь замечательной принцессой солнца.



Первой поддалась уловке духа старшая принцесса — самая сильная.

Она знала, что будет первой из тех, кого надо уничтожить. Принцесса солнца доблестно боролась с духом от рассвета до заката, в конечном счете позволив застать себя врасплох, когда дух солгал, сказав, что уже добрался до её сестры. Благодаря её слабости, дух смог заманить её в пещеру возле бушующего водопада, где она станет проклятой и будет жить вечно как дух, где её не смогут найти.

Но этого было недостаточно, чтобы он остановился.



— Принцесса Селестия!

Кобылки повернулись на звук голоса и увидели, как земная пони радостно прыгает к ним. Рарити никогда раньше её не видела, и она была убеждена, что запомнила бы пони с таким... пышным стилем гривы. И Спринг знает её, судя по взмахам.

— Её имя – принцесса Селестия, — продолжила розовая пони, остановившись рядом со Спринг и любуясь плащом. — Или по крайней мере так мы называем ее дома.

Ах да. Точно так же, как кьютимарки принцесс, их имена были оставлены на воображение каждого города. Сказать по правде, Рарити думала, что "Принцесса Селестия" гораздо более величественная чем "принцесса Солнца", но кем она была, чтобы изменять традиции Понивилля? «Что ж, могло быть и хуже. Я могла бы жить в Филлидельфии и называть ее "принцесса Солнышко". Брр.»

— Пинки Пай! — воскликнула Спринг, широко улыбнувшись. — Я думала, ты вчера вернулась обратно домой в Лощину Теней.

Пинки покачала головой и хихикнула.

— Не-а! Я осталась ещё на несколько дней, — объяснила она, прежде чем перейти к Рарити и пожать её копыто. — Привет! Я Пинки Пай, а ты, должно быть, Рарити! Спринг рассказала мне о тебе и о том,что ты сделала для праздника.

Рарити любезно улыбнулась, подняла её копыто и почувствовала самое несдержанное копытопожатие за последние несколько недель.

— Рада знакомству, Пинки Пай. Я рада, что вы останетесь в Понивилле на фестиваль! Как говорится, чем больше, тем лучше.

Поприветствовав Пинки Пай, Рарити заметила на её шее кулон с полумесяцем, расписанным в центре, на серебряной цепи. Как мило, подумала она, припоминая, что уже слышала о том, что жители Лощины Теней не только очень любили "сказ о четырех принцессах", но и то, что им также нравилась лунная принцесса.

— Пинки — путешествующий организатор вечеринок и кондитер. У нее есть небольшой ларек, с которым она путешествует по всей Эквестрии, — сказала Сприг и добавила. — Она устроит самую классную вечеринку и сделает тебе самый лучший торт во всей Эквестрии.

Пинки прыгнула на месте несколько раз и кивнула.

— Ты должна заглянуть вечером! Я буду на ярмарке покупать яблоки! Затем я сделаю из них торт!

— Я непременно загляну, — ответила Рарити, поворачиваясь к седельным сумкам чтобы взять блокнот. — А пока, в путь. Мне надо проверить двух других принцесс и Духа.

Она взглянула на Спринг.

— Пожалуйста, не забудь, что тебе нужно спрятаться в секретном месте ровно в восемь часов.
Спринг кивнула, Рарити улыбнулась двум кобылкам.

— Увидимся после праздника, — она обернулась и побежала, потерявшись в своих мыслях.
Она принесла достаточно изумрудов? Если нет... она всегда может... со слезами на глазах пожертвовать несколькими драгоценными камнями из своей личной коллекции.

Спустя несколько мгновений она поняла, что рядом за ней следует Пинки Пай с большой улыбкой на лице. Когда Пинки заметила, что Рарити смотрит на нее, её глаза загорелись.

— Ну?! Как у вас устроена Ночь Поисков?

— Как устроена? Я думала, праздник везде одинаковый? — спросила Рарити, наблюдая за принцессами и Духом.

Пинки закатила глаза и покачала головой.

— Мы этого не узнаем пока ты не скажешь, глупышка!

Рарити усмехнулась.

— Полагаю, ты права. На самом деле всё довольно просто. Жеребята разделяются на несколько групп, которые затем должны найти потерянных принцесс. Как только они найдут их, те должны дать им два драгоценных камня, и первая группа, которая соберёт все шесть от трех принцесс, должна пойти в ратушу и отдать их последней принцессе, — она остановилась. — Однако если группа наткнётся на духа и не сможет решить его загадку, то потеряет два драгоценных камня.

— Ооооооооо! Тогда это, похоже, как у нас дома! — добавила Пинки. — Моя лучшая подруга — Лалабай сказала, что все пони ужасны в поиске принцесс. Поэтому я прилагаю все усилия для того, чтобы найти их и доказать её неправоту!

— Ты делаешь все возможное, чтобы найти их? Ты же не думаешь, что они настоящие? — скептически спросила Рарити, вдруг вспомнив о своей младшей сестре. Многие пони и вправду верят, что когда-то существовали принцессы, запертые по всей Эквестрии?

— Конечно они реальны! Если бы Лалабай не осталась дома, она бы тоже пошла искать принцесс, — Пинки пожала плечами и печально вздохнула. Прежде чем Рарити успела задать ей вопрос, её печальное выражение лица исчезло и бодрый характер вернулся. — Это будет весело! Год назад, в Филлидельфии, одна из ненастоящих принцесс принесла три пудди...

— Рарити!

Рарити отвернулась от Пинки и увидела Сноуи Синдер — голубую пегаску, машущую ей издалека. На ней был ненастоящий белый рог, над её темно-синей гривой был темно-синий плащ с кьютимаркой лунной принцессы и серебряной подковой, обложенной круглыми синими драгоценными камнями. Ее шею украшал элегантный черный серебряный ошейник.

— Ну наконец-то! — сказала Рарити, помахав кобыле. — А вот и "принцесса Селена".



Младшая сестра стала следующей жертвой уловок Духа. Вспышкой рога она создала гору. В скале посреди этой горы она нашла убежище, в котором ждала наступления ночи, чтобы связаться со своей сестрой посредством снов. Невольно она дала Духу атаковать себя, и он наложил на нее проклятие, заперев в пещере на веки вечные и превратив в духа.

Именно в эту ночь пони узнали о настоящем кошмаре.



—Принцесса Луна! — вскрикнула Пинки Пай, радостно хлопая копытами, когда Сноуи приблизилась к ним. Она побегала вокруг пегаски, кивнув в знак одобрения её костюма, затем остановилась и прижала нос к подвеске ожерелья.

— Эх! Лалабай бы это понравилось! — она повернулась к швее. — Это тоже ты сделала, Рарити?

— Ну конечно! Я сделала все костюмы за исключением Буки. Черили и дети позаботились об этом, — сказала Рарити, одновременно поправляя костюм Сноуи.

Для Буки — это имя Понивилля для принцессы, запертой в подземной библиотеке — к большому разочарованию Рарити, костюм был сделан жеребятами в школе.

Толстые квадратные очки, клетчатая юбка, украшенная книгами, белая рубашка с карманным протектором, бабочка и сумка, наполненная книгами; если бы принцесса знаний была реальной, то можно представить, как бы она испугалась, если надела бы эту безвкусицу, которую они назвали её костюмом.

Рарити точно испугалась бы.

Она вытащила два ранца из сумки — один пурпурный, другой белый, и левитировала их Сноуи.

— Вот, держи, дорогуша. Белый — твой, а так как ты будешь рядом с Сансет Твинкл, не могла бы ты дать ей фиолетовый?

— Святая Денза! Её костюм и вправду что-то с чем-то, — хихикнула Сноуи, взяла сумку и вздохнула. — В последний раз я со Смоки Синдер так смеялись во время прошлогоднего городского собрания, в момент, когда мэр Мейр споткнулась на подиуме.

— Кстати, если ты собираешься к ней, я могу пойти с тобой? — спросила Пинки, отпустив её шею. — Мне нравится смотреть на костюмы. — Сноуи кивнула в ответ и Пинки усмехнулась.

— В таком случае, я лучше встречусь с мэром Мейр, — время было на исходе, и Рарити все еще нужно убедиться, что политик переоденется и будет готова идти. — Мероприятие вот-вот начнется. Еще немного, и все дети будут собраны вокруг ратуши.

«Надеюсь, в том числе Свити Белль и её маленькая подруга». Рарити нравилась Скуталу, но она... иногда со слишком большим энтузиазмом поддерживает идеи Свити Белль. Тем не менее, взволнованный жеребенок хотела "посмотреть" на принцессу Буки. Рарити знала, что сестре никогда не хватит храбрости или глупости вправду бродить по Вечнодикому лесу с подругой.

Она надеялась.



Младшая принцесса разыскивала ответы на страницах своих ненаглядных книг. Она спряталась в секретной библиотеке собственного проектирования, скрытой под растущим дубом в бесплодных землях между маленькой деревней и горой. Однако за несколько дней до того, как она отправится на поиски, житель близлежащей деревни выдал её местоположение Духу, маскировавшемуся в обличии странствующего пони.



Спустя тридцать минут перед ратушей собралась половина Понивилля. Рарити наблюдала из-за кулис, поскольку "принцесса Кейденс", также известная как мэр Мейр, приветствовала группы жеребят, которые стремились начать как можно быстрее. Чуть дальше от толпы она увидела старых пони, которые ходили по разным маленьким киоскам, установленными в этот же день. Для тех, кто был уже немолод для участия в фестивале, имелись вкусняшки, сувениры и игры. Запах сахарной ваты, жареных каштанов и других сладких деликатесов заполнял воздух. Смех и возгласы толпы смешивались с музыкой, которую предоставлял местный диджей.

Южнее она заметила причудливый стенд, рядом с которым находилось корыто с водой, где плавали яблоки. Она не могла не поражаться быстротой, с которой Пинки убирала подносы с кексами, пирожными и печеньем из-под стенда. И количество пони, ожидающих в очереди за угощениями, очень впечатляло. «Возможно, Кейкам следует рассмотреть возможность принять её на работу в Сахарный Уголок.»

— Если Дух овладеет всей группой и избавится от двух Элементов Гармонии, вам придется вернуть их снова, — объяснила мэр Мейр, указав на стоящего рядом белого жеребца, который на обоих копытах носил ненастоящие когти и лапы.
Мэр поправила розовый парик на голове и спросила:
— Есть вопросы?

Пока мэр отвечала на вопросы жеребят, Рарити выкроила время найти группу, с которой будет работать Флаттершай. Ей не терпелось увидеть волнение и удивление на лице Свити Белль от того, что Рарити приготовила к этому событию. Она просмотрела толпу и наконец нашла свою лучшую подругу Флаттершай, которая выглядела...необычайно взволнованной.

Желтая пегаска дрожала, стоя на месте, не обращая внимания на жеребят, собравшихся вокруг нее. Она рассеянно раскручивала пряди гривы и поглядывала вперед на магазин, кажется, ища какого-то пони. Если бы Рарити не знала Флаттершай, она бы просто проигнорировала странное поведение кобылки и пошла дальше на праздник — только вот она знала подругу как свои копыта.

И ее поведение могло означать только одно.

Рарити перевела взгляд на девятку жеребят, окружавших Флаттершай. Прищуренными глазами и с нарастающим гневом она посчитала: 1,2,3,4,5,6, и 7.

— Эта кобылка никогда не услышит меня, — прошипела она, используя каждую унцию силы воли, чтобы не закричать имя Свити Белль на всю Эквестрию.

«Если эти жеребята пошли в Вечнодикий лес...»

Рарити даже думать не хотела, что это может значить. Древесные волки, мантикоры, василиски; она начала сожалеть о том, что спросила Флаттершай о созданиях, которых можно найти в лесу. «Может, она набивает рот кексами». Да, должно быть именно так. Свити была самой большой любительницей сладкого в Понивилле, и объевшись, наверняка сидела где-то с заслуженной болью в животе. Она осторожно оставила место за кулисами и спустилась вниз на подиум к Флаттершай, игнорируя вопросы толпы. Рарити не сомневалась, что, если бы была такая возможность, её подруга наверняка уменьшилась бы до размеров мыши. Вскоре она увидела, что единорог приближается к ней.

Голос Флаттершай снизился до шепота, когда кобыла достигла ее.

— Р-рарити, я...

— Не сейчас, дорогуша.

Она потянула Флаттершай подальше от толпы жеребят, чтобы поговорить наедине с пегаской. К счастью, жеребята были слишком увлечены речью мэра и ничего не замечали.

— Давай найдем их, а потом поговорим, — какой бы искренней Флаттершай ни была, не было времени стоять, слушая ее извинения. — Когда в последний раз ты видела Свити?

— Чуть раньше начала церемонии. Она и Скуталу сказали, что хотели слегка перекусить. Они выглядели такими голодными. Даймонд Даск помогал мне искать их, но... — Флаттершай остановилась, опустив уши. Она склонила голову и сказала:

— Мне жаль, Рарити. Я не должна была...

— Флаттершай, дорогая, это не твоя вина. Ты не нянька, и это Свити решила не слушать тебя и сбежала. Ты ничего не смогла бы сделать, чтобы остановить ее. Поверь мне. — она посмотрела назад на подиум и с облегчением увидела мэра, которая всё ещё бормотала о старой легенде и что у них осталось несколько минут, прежде чем мероприятие начнется. Она вздрогнула и потерла лоб копытом. — Я сначала просмотрю трибу...

— Флаттершай!

Две кобылы повернулись и увидели синего жеребца, бегущего к ним.

— Я их везде искал, — сказал он, тяжело дыша, пытаясь перевести дыхание. Он заметил Рарити и её выражение лица. — Эм. П-привет, Рарити...

Она вздохнула.

— Привет, Даск. Флаттершай только что закончила, и я очень благодарна за то, что ты помогаешь нам найти мою сестру и её подругу.

Даск сглотнул.

— Я посмотрел на рынке — никаких признаков их присутствия. Я ходил по городу, останавливался у твоего бутика, спрашивал кого можно и... — он перешел на шепот, поджав уши, чтобы избежать взгляда Рарити.

И...

— И... в последний раз, когда какой-то пони видел их, они направлялись в сторону дома Флаттершай, сказав что-то об... — он посмотрел на Рарити — Вечнодиком лесе...

Флаттершай положила копыто на рот, широко раскрыв глаза.

— О нет!

Рарити почувствовала слабость в коленях. Свити была в Вечнодиком лесу совсем одна со Скуталу. Ей едва хватало опыта в магии для поднятия метлы, а если ещё и кто-то атакует их, у них не будет шансов.

— Зекора... Кто-нибудь видел Зекору? — спросила она, восстановив дыхание и успокоившись. — Она всегда опаздывает на фестиваль. Возможно, она всё ещё в лесу и уже нашла девочек.

— Вообще-то, я думаю, что она всё ещё в лесу, — вмешалась Флаттершай, обнадёживая скорее себя, чем Рарити, напомнившую ей о травнице.

Рарити кивнула. Если Зекора найдет их, всё будет в порядке.

— Ну ладно. Я пойду найду их, прежде чем случится что-то ужасное, — она повернулась к Флаттершай, — Флаттершай, пожалуйста, благоразумно разъясни возникшую ситуацию мэру и держи меня в курсе на случай, если они вернутся.

Даск подошел к ней.

— Рарити, стой. Я пойду с тобой. Там небезопасно.

— Нет, не надо. Пожалуйста, возьми это, — прервала Флаттершай, дав ему небольшую сумку, в которую её группа жеребят должна была положить драгоценные камни, купленные в магазине. — Я пойду с ней... Я-я виновата в том, что они убежали, так что это будет справедливо. Пожалуйста, займи мое место на празднике.

Даск кивнул и взял сумку.

— Флаттершай, ты уверена? — спросила Рарити, получив в ответ кивок.

— Конечно, — она сделала паузу. — Наверное.



Злой Дух вошёл в незащищенную библиотеку и напал на молодую принцессу. Он отнял у нее физическую форму и оставил её вечно наблюдать за книгами, которые она так любила. Неудовлетворенный этим, он встал рядом с деревом и преобразил все бесплодные земли, в процессе разрушив маленькую деревню.

Он поднял левый коготь и вызвал опасный лес, чтобы спрятать дуб, надеясь окунуть кобылу во тьму и отчаяние. Затем он поднял вторую лапу и впитал жизнь в упавшие ветви, создав страшных зверей из дерева, которые будут удерживать блуждающих пони, отважившихся пойти в лес для того, чтобы найти принцессу.



Пожалуй, Вечнодикий лес был одним из самых страшных мест, в которое Рарити или любой другой понивиллец когда-либо имел счастье ходить. Потребовалась бы важная причина, по которой кто-нибудь мог прийти туда — например, посещение местной травницы или поиски двух потерявшихся жеребят.

Седельная сумка ударяла её, когда она и испуганная Флаттершай шли по лесу, изо всех сил стараясь не думать о вое вдалеке. Лучи лунного света просачивались сквозь деревья, создавая большие тени. Запах затхлых листьев и гнилой древесины пронизывал воздух, и земля пачкала её когда-то белые копыта грязью и веточками. Ох, как же она жалела, что не надела сапоги. Если грязь засохнет, отделаться от неё будет настоящим кошмаром.

Разве грязь оставляет пятна? Она надеялась, что нет.

Она чувствовала себя частично виноватой в том, что волновалась о таких пустяках, но эти пустяки удерживали её от мыслей о всех тех ужасных вещах, что могли случиться с её сестрой. Она взглянула вбок и поняла, что Флаттершай идет очень близко к ней. Глаза пегаски прыгали от одной вещи к другой, как у труса, напуганного своей собственной тенью. Тем не менее Рарити была поражена всем, что её подруга сказала и сделала; они шли по лесу всего сорок минут, но робкая кобыла держалась прекрасно.

Она вздрогнула, когда Рарити выкрикнула имя сестры.

— Не надо так громко! — прошептала Флаттершай, размахивая копытами. — Древесные волки могут услы...

— Флаттершай, если я не буду называть их имена, они никогда не услышат нас. А это значит, что мы просто-напросто блуждаем почём зря, — сказала Рарити, закатив глаза. Прокашлявшись, она снова назвала имя Свити Белль, но уже немного тише, чтобы не нервировать Флаттершай, и так уже находящуюся на грани.

— Ч-что, если они уже вернулись в Понивилль? — продолжила нервничать Флаттершай, маневрируя между камней и насыпей грязи — Может быть, нам стоит прове...

— Даймонд Даск обещал пойти искать нас, если они вернутся, — заметила Рарити, глядя вперед сквозь бесконечные ряды деревьев, надеясь увидеть что-то светло-серое и оранжевое — или хотя бы одно из них. Она была так занята, что не заметила, как направилась прямо к большому отверстию в земле.

— Что, если он потеряется, пытаясь найти нас? — спросила Флаттершай, глядя из стороны в сторону, также не заметив отсутствие земли в нескольких метрах от себя.

Рарити вздохнула.

— Флаттершай, ты не помо... — её слова превратились в панический визг, когда Рарити упала вниз в метровую яму на круп.

— Рарити! — вскрикнула Флаттершай, стоя возле края ямы и с ужасом смотря на подругу. — Ты в порядке?! Рарити?!

С некоторым трудом Рарити встала с твердого грунта, скрежеща зубами от боли.

— Я в порядке. Наверное... — сказала она, после чего встала и копытами стрясла с себя пыль. «Ну и ночка же у меня...»

Оглядев яму, можно было предположить, что кто-то надавил на землю и сформировал идеально круглую впадину. Она отвернулась от Флаттершай и увидела большой дуб, покрытый лозами и листьями, висящими посреди дыры.

— Что это сделало? — спросила Флаттершай, смотря на дуб, а затем на дыру, которой он был окружен. — Или кто? Это необычно, не правда ли?

— Понятия не имею, — пробормотала Рарити, подойдя к дереву, после чего она обошла его вокруг. Наконец, достигнув другой стороны, прямо напротив того места где она упала, Рарити сделала вывод, что яма имеет ширину примерно двадцать метров, метр в глубину и дерево посередине. «Как странно...». Она посмотрела на дерево и увидела... «Окно?»

К её удивлению, это оказалось правдой — возле верхушки было маленькое полуоткрытое деревянное окошко. Почему там было окно? Она сделала ещё один шаг к дереву, но быстро отошла, наступив на что-то острое. Она сразу же посмотрела вниз и и левитировала оскорбительный обьект: запятнанную металлическую черную тиару.

— Рарити? — раздался голос с другой стороны дерева.

— Секундочку! — отозвалась она, повернув тиару и внимательно осмотрев её. «Что, во имя Эквестрии, это бы...». Её мысли прервались, когда она услышала неподалёку два очень знакомых крика. Она обронила тиару и побежала к источнику звука. — Это были девочки?!

— Я думаю, что да!

С помощью Флаттершай она вылезла из ямы, и они обе бросились прочь, направившись к месту, откуда издавались пронзительные крики. «Хоть бы всё было хорошо, хоть бы всё было хорошо, хоть бы всё было хорошо», — снова и снова размышляла она, её сердце собиралось вырваться прямо из груди. Спустя несколько минут бега они остановились, достигнув небольшого полуразрушенного дома. Дверь была оторвана от петель, дерево выросло посередине, пробираясь через половину крыши. Еще было одно прямоугольное окно с трещинами и дырами по всему грязному стеклу.

Почему оно находится посреди леса?

— Уходи! — раздался тихий голос внутри дома. — Здесь нет пони!

— Д-да! И кроме того, они не вкусные для древесных волков! В-вкус у них очень противный! — добавил ещё один дрожащий голос.

Рарити сделала шаг к дому.

— Древесные волки?

После минуты тишины в окне появилось оранжевое лицо, уставившееся широко раскрытыми глазами.

— Фух, это не древесные волки! — воскликнула Скуталу, прижимаясь лицом к окну. Она выглядела заметно расслабленной. — Это просто Флаттершай и Рарити!

— Рарити?! — на другой стороне окна появилось второе лицо, смотревшее на Рарити. Затем оно закричало, быстро скрывшись. — Это ещё хуже, чем древесные волки!

— О, я уверена, так и есть, — прошипела Рарити, пробираясь к дому, Флаттершай осталась позади. Она прошла через дверь в однокомнатный дом и нашла двух сжимающихся кобылок с другой стороны. Она рванулась к ним, обежав гниющий деревянный стол, и, используя магию, подняла двух жеребят за загривок. — Вы понимаете, как мы были обеспокоены? О, ты только подожди, вот когда Мать и Отец узнают об этом...

— Прости нас! — беспомощно воскликнула Свити Белль, выставив копыта перед грудью. — Пожалуйста! Мы просто хотели найти принцессу, чтобы получить кьютимарки по поиску принцессы, а потом мы нашли этот дом, мы расследовали, но потом раздался крик, а потом мы...

— Меня не интересуют твои оправдания! — прошипела Рарити и слевитировала кобылок.

В то время как две подруги продолжали извиняться, Рарити улучила минуту, чтобы осмотреть место. По полу были разбросаны бумаги, разорванные ткани и другие вещи. Вопреки беспорядку, на столе аккуратно стояли две тарелки и стаканы, наполненные грязной водой. Бельё на односпальной кровати было совершенно неповрежденным, как будто кто-то застелил кровать в тот же день. Старые книги были аккуратно выложены в соседней книжной полке, а на стенах висели изношенные картины. Кажется, будто жители таинственного дома только что поднялись и ушли в один день, не взяв с собой какое-либо имущество.

Она вышла из дома и бесцеремонно положила двух несчастных заключённых на землю.

— Флаттершай целый год ждала того момента, когда её назначат одним из организаторов, а вы взяли и всё испортили!

— Что ты, я не была прям в восто...

— Всё испортили! — повторила Рарити, топнув копытом и закрыв рот своей протестующей подруге. Затем она взглянула на Свити Белль и Скуталу и указала копытом на Флаттершай. — Извинитесь сейчас же!

Две кобылки повернулись к Флаттершай и склонили головы.

— Извини, Флаттершай... — они повернулись к Рарити. — Извини, Рарити...

Рарити в ответ лишь хмыкнула, в то время как Флаттершай ласково им улыбнулась.

— Я так рада, что мы нашли вас в целости и сохранности, — успокоилась она, ласково похлопывая обе головы. Затем она обернулась и воскликнула:

— Теперь мы можем вернуться!

— Блин...

Рарити собиралась согласиться с этой идеей, но образы окна в дереве и странной тиары мелькнули у неё в голове. Её любопытство взяло верх, и теперь, когда они пришли сюда, не помешало бы быстро вернуться и взять тиару, верно? Хорошая чистка сделает её словно новой.

— Подожди немного. Я хочу ещё кое-что посмотреть, — сказала Рарити. Она оглянулась и увидела свет вдалеке. Идеально. — Смотри, хижина Зекоры там, и, кажется, она дома. Почему бы тебе и девочкам не вернуться в Понивилль, пока я пойду за Зекорой, как только закончу с тем, что мне нужно сделать?

— Но что ты будешь делать? — спросила Флаттершай — Рарити, мне это не нравится. Пожалуйста, давай вернемся вместе…

Рарити улыбнулась.

— Флаттершай, дорогая, я ненадолго. Правда. Кроме того, мне нужно кое-что обсудить с Зекорой. Я не знаю, сколько времени это займет, поэтому я бы предпочла, чтобы вы вернулись домой, чтобы мэр Мейр не волновалась, — она повернулась к двум кобылкам, которые смотрели на неё мерцающими глазами и восторженно улыбались. — И прежде чем вы спросите, нет, вы не можете остаться со мной.

— Ну вот...

С неохотой пегас и кобылки понеслись в сторону города. Флаттершай продолжала оглядываться назад, кусая губу и смотря на Рарити, словно умоляя её передумать. Вместо этого та лишь улыбнулась и помахала ей, прежде чем повернуть назад и вновь пойти к великому дубу.

Это заняло у неё десять минут, но Рарити удалось найти его снова. Она осторожно опустилась в отверстие и побежала вокруг дерева, пока не достигла стороны с окном. К её удивлению, когда она подняла глаза, то увидела маленькую черную сову, сидящую на подоконнике.

Она с любопытством посмотрела вниз, наклонив голову в сторону и несколько раз ухнув. Это кажется странным, но присутствие совы дало Рарити некоторое утешение. Рарити улыбнулась ей, прежде чем возобновить свои поиски, и через минуту она сказала "ага!", когда снова нашла тиару.

— Привет, милашка, — мурлыкнула она, вынув платок из своей седельной сумки. Затем она стёрла им грязь с тиары. — Мне нужно тебя очистить! Ты будешь выглядеть потрясающе с ансамблем, который я планирую, — другое уханье от совы отвлекло её, и она посмотрела на сову, напомнив о том, о чём она хотела бы знать.

Её глаза скользнули по коре, надеясь найти другое окно или подсказку к необычной природе дерева. Наконец, около низа дерева, она заметила прямоугольный объект, прикрепленный к коре. Положив тиару в свою седельную сумку, Рарити направилась к дереву, сова молча смотрела сверху. Она поняла, что к дереву прибита какая-то металлическая памятная доска, но надпись была скрыта под несколькими слоями грязи и пыли. Так как её платок уже был грязным, Рарити использовала его, чтобы тщательно вытереть грязь, и после нескольких минут протирки слова на мемориальной доске стали видны. Когда она прищурилась, чтобы прочитать их, то почувствовала, как сердце начало биться быстрее.

Публичная библиотека Понивилля, пожертвовано Твайлайт Спаркл

Слова Свити Белль повторились у неё в голове: «Подумай об этом! В Понивилле нет библиотеки! У нас есть книги, которые мы можем взять у мэра. Что если библиотека принцессы была нашей библиотекой, но мы потеряли её, потому что Дух вырастил Вечнодикий Лес вокруг неё?!»

— Это... Это невозможно...



После того, как три принцессы были загнаны в ловушки по всей Эквестрии, и Элементы, способными победить его, были потеряны навсегда, дух вернулся в замок королевства и рассказал последней принцессе о страшной судьбе, которая постигла её любимых друзей. Как последний акт злодейства, он наложил на неё проклятие, заявив, что ни она, ни кто-либо из её родословной не смогут найти захваченных принцесс — и даже если их найдут другие, принцессы никогда не будут освобождены из своих тюрем.

После того, как дух покинул землю в клубе дыма, принцесса приказала рыцарям королевства искать пропавших принцесс и распространять эти слова как сказку, ибо надежда оставалась до тех пор, пока солнце и луна поднимались и опускались каждый день.



Это не могло быть реальным, но в то же время имело смысл. Она смотрела в сторону брошенного дома. Как будто никто не удосужился забрать свои вещи... или, может быть, у них просто не было времени взять их.

Могут ли старые легенды быть правдой? Рарити смотрела на землю, её сердце громко билось в груди. Она действительно стояла на вершине потерянной библиотеки, забытой на века? Но где был вход? И... правда ли она хотела войти? Осмелится ли она на это?

«Что, если внутри действительно находится призрак принцессы?» Она покачала головой. «Нет. Не будь глупой, Рарити. Нет таких вещей, как призраки, запертые в библиотеках, или злые духи. Я уверена, что этому должно быть логическое и разумное объяснение». Она ударила копытом по дереву, чтобы проверить, не поло ли оно. И оказалось, что не было.

Итак, где же был вход?

В нескольких метрах земля под её копытами превратилась из мягкой грязи в ... дерево? Она посмотрела вниз и, убрав рыхлую грязь с копыта, поняла, что стоит на изношенной деревянном люке. Она сделала несколько шагов назад и уставилась на это место, её разум был совершенно пустым. Через мгновение она почувствовала, что какая-то неведомая сила захватила её тело и теперь уговаривала использовать магию, чтобы распахнуть закрытый люк. Его петли заскрипели после того, как, казалось, не были использованы... месяцы? Годы? Может, даже века?

Она уперлась дверью в дерево, посмотрела вниз на вновь открывшуюся дорожку и увидела, как, исчезая в темноте, спускается вниз винтовая лестница. Оглянувшись на свет позади себя, она глубоко вздохнула и спустилась по лестнице, некоторое время простояв на месте, прежде чем добраться до входа в черный туннель. Единственным источником света внизу был круговой луч, спускающийся с потолка, и когда она ступила под него, то подняла глаза и обнаружила, что в земле и дубе было выдолблено небольшое отверстие. С конца этого отверстия, наверху, на неё смотрела сова.

— Вот мы и снова встретились, — сказала она, наблюдая, как сова выпрыгнула из окна в отверстие. Выбравшись, она полетала кругами над Рарити, села ей на спину и снова ухнула. — Ну, как говорится, чем больше, тем лучше! — воскликнула Рарити, вернувшись к концу тоннеля, почувствовав себя гораздо увереннее с пускай и любопытным, но всё-таки товарищем, теперь прихорашивающим крылья на её спине.

Было темно, она зажгла свой рог и пошла вниз по туннелю. Войдя в темную комнату, первое, что почувствовала Рарити — это запах чернил и старых книг. Бродя по комнате, она освещала пару столов с несколькими лежащими на них книгами, среди которых некоторые были открытыми, некоторые закрытыми. Внутри совообразной чернильницы, наполненной свежими чернилами, стояло перо, а рядом с ним лежал открытый пергамент, на котором кто-то ещё не закончил писать что-то похожее на диссертацию по магическому телекинезу.

Откуда вообще взялись чернила?

Она отошла от столов и углубилась в комнату, встав лицом к лицу с несколькими рядами книжных шкафов.

— Это правда, — прошептала она себе, но, тем не менее, получила крик в ответ от своей спутницы. Конечно, нельзя узнать, была ли это библиотека из сказки, но не было никаких сомнений, что она действительно нашла тайную библиотеку. — Свити Белль была права…

Насколько велика была библиотека? Что скрывалось за тьмой, окружавшей её? Как же ей хотелось, чтобы рог освещал всю комнату. Судя по тому, как долго она добиралась до нижней части лестницы, можно предположить, что она была огромного размера.

Она побежала к стене, и, осветив её, увидела, что комната имеет большую черную отметину, как будто кто-то бросил в неё бомбу. И не только это, но и рябь с выжженными отверстиями и шрамами.

На соседнем столе стоял одинокий темно-синий подсвечник с четырьмя ветвями. Свечи внутри каждой ветви были в безупречном состоянии, как если бы они никогда не были зажжены или никогда не становились жертвой времени. Рарити захотела их зажечь, но воздержалась. Чем дольше она смотрела на него, тем больше её охватывало растущее чувство беспокойства. Она не могла не думать, что это смешно, но ей казалось, что канделябры как-то следят за ней.

«Возможно, лучше двигаться дальше, Рарити.»

Она отвернулась от стола и продолжила изучать то, что видела в библиотеке. Перед одним из рядов книжных шкафов она нашла большую корзину, подушку и сложенное одеяло. Однако она не стала думать зачем все это, а вместо этого перешла в один из рядов книжных шкафов. Оказавшись внутри, Рарити смотрела на книги, пытаясь прочесть имена на корешках. Со скудным светом, который производил её рог, сделать это было трудновато. Еще этому благоприятствовало то, что некоторые из книг были настолько старыми, что слова на корешках начали исчезать. Она остановилась и выбрала наугад книгу, открыв её на первой странице.

"Изучение сновидений и Магии: том девять", — читала она вслух сове, которая запрыгнула ей на голову и с любопытством заглянула в книгу. Она быстро просмотрела страницы, прочитав несколько предложений тут и там. — Интересно, есть ли какие-нибудь книги о драгоценных камнях, — подумала Рарити вслух. Наверняка в библиотеке должны быть чрезвычайно редкие и ценные книги. Возможно, она могла бы одолжить одну? — Давай же, — сказала она, поставив книгу на своё место. — Нужно попробовать найти еще немного.

И тогда она почувствовала это.

Будто укол в задней части шеи, и с этим ощущением она могла чувствовать, что сердцебиение ускоряется всёбыстрее и быстрее. В тот момент, когда копыто всё ещё опиралась на книгу, которую она только что толкнула в книжный шкаф, у Рарити сложилось очень сильное впечатление, что за ней наблюдает нечто иное, чем сова на голове. Несмотря на все благие намерения, она подумала о Свити Белль. В тот момент она была слишком напугана и не могла даже моргнуть, глядя на книгу перед собой и ярко осознавая когти совы на голове и колючие ощущения на шее.

И ей это не нравилось.

Прежде чем она успела бы сделать глубокий вдох, Рарити приблизилась и посмотрела в темный коридор, с облегчением ничего не найдя. Она посмотрела на другую сторону и была в равной степени встречена чистой, призрачной тьмой. Рарити глубоко вдохнула и медленно выдохнула.

 — Сказка о четырех Принцессах не настоящая, Рарити, — шептала она себе снова и снова, продолжая свой путь по коридору книжных шкафов. Каждые несколько секунд она останавливалась и оглядывалась вокруг и, убеждаясь, что принцессы всё ещё нет, продолжала свой путь.

Сова прыгнула обратно ей на спину и теперь развлекала себя, играя с ремнем седельной сумки или прячась внутри кудрявого хвоста Рарити, позволяя кобыле носить её на себе. Рарити оказалась немного менее напуганной и очень благодарной за то, что маленькая сова все еще была с ней. Конечно, если бы на самом деле был призрак, сова бы уже сбежала. За исключением…

Она остановилась.

Если только принцесса не научила сову заманивать ничего не подозревающих пони в свою страшную библиотеку. Она подняла хвост и оглянулась на существо, запертое в локонах. Сова дважды моргнула и ухнула на нее, прежде чем попытаться скрыться. Рарити улыбнулась и закатила глаза. Она слегка покачала хвостом, чтобы помочь сове освободиться, и она, как только распуталась, быстро заняла своё место на голове.

Единорожка шла ещё несколько минут, прежде чем снова остановиться, чтобы посмотреть на книги.

— Посмотрим... как бы называлась книга о драгоценных камнях? — она задалась вопросом вслух, проведя копытом по корешкам книг. Она наклонилась, чтобы лучше осветить их рогом, но это мало помогло, и она пробормотала себе. — Я едва что-то вижу. И почему я не взяла этот канделябр?

В тот момент, когда она закончила говорить, сова отлетела со спины и поднялась к потолку, скрывшись в темноте.

— Подожди, вернись! — позвала Рарити, желая иметь способность Флаттершай общаться с животными. — Чёрт…

Она повернулась к книгам, но застыла на месте, когда услышала громкий звук с другой стороны комнаты. Рарити подняла глаза и, спустя мгновение, чёрная сова появилась из темноты, держа в своих когтях подсвечник.

— Что ж, спасибо! — воскликнула Рарити, счастливая увидеть ещё раз свою новую подругу.

Сова пролетела над головой Рарити и без предупреждения отпустила канделябр. Прежде чем Рарити смогла поймать его и предотвратить удар о пол и разрушение, канделябр остановился в воздухе с аурой малинового цвета, окружавшей его.

— Что за...

Канделябр, который плавал боком, теперь выпрямился и четыре свечи, одна за другой, загорелись. Он спустился туда, где была Рарити, и поставил себя рядом с книгой, на которую она смотрела. Сова полетела вниз и села на спину Рарити, пока та с ужасом смотрела на левитирующий объект.

«Как он это сделал?» Было очевидно, что кто-то левитировал его, но там никого не было, и она сильно сомневалась, что сова может колдовать. Её мысли вернулись к принцессе из легенды, и она снова почувствовала колющие ощущения в своей шее. Решив, что, возможно, таинственные держатели плавающих подсвечников были там, где она подвела черту, Рарити начала отступать от неё, но с каждым шагом она приближалась к канделябру, как будто он следовал за ней.

— Кыш! — прошипела она, размахивая копытом. Побежав назад, она смотрела на канделябры, как будто пытаясь убедить того, кто левитирует, и себя, что не боится или не запугана. И конечно же её храбрость ушла прочь, как только она с грохотом столкнулась со столом, и пыльная ваза на нем с грохотом упала на пол.

Единорог пронзительно крикнула и убежала в лабиринт книжных шкафов, неистово пытаясь найти выход и подгоняя себя тем, что канделябры всё ещё плыли за ней. Это не помогло, и когда она бежала, к несчастью, увидела кого-то на другой стороне через пробелы в книгах, бегущего с той же скоростью, что и она. На мгновение фигура развернулась, чтобы посмотреть на Рарити, и оставила в памяти единорога изображение двух пронизывающих фиолетовых глаз.

Наконец, после бега и крика, она увидела вход в библиотеку вдалеке. Единственное, что стояло у нее на пути к свободе — три башни из книг, сложенных прямо на пути к двери. К счастью, нужно лишь быстро маневрировать вокруг них и побежать в тоннель.

К сожалению, она не могла видеть ничего в темноте, например, летящую рядом сову или книги на полу. С визгом Рарити споткнулась о большие томы в метре от башен книг и покатилась вперед, пока не столкнулась с большими кипами книг. Во время удара сумка открылась, и её содержимое — модный журнал, какая-то косметика, листы бумаги и тиара — вылетели.

Прежде чем она смогла отреагировать, три башни склонились к ней, и Рарити могла только прикрывать свою голову и ждать неизбежного дождя словарей, энциклопедий и учебников.

Она ждала.

Ждала.

Ждала минуту, может, полминуты — для неё это было вечностью. Ах, какая трагическая смерть от войск "знаний". Она открыла один глаз и нашла книги, плавающие в воздухе, каждая из которых окутана той же волшебной аурой, что и канделябра, которая, по-видимому, всё ещё была привязана к Рарити, судя по тому, как она кружила вокруг нее. После того, как Рарити отвернулась от книг, она наконец что-то увидела.

Это что-то было кобылой, стоявшей на книжном шкафу ии пристально смотревшей на плавучие книги. Всё ещё было слишком темно, чтобы разобрать что-то большее, чем тот факт, что у неё были крылья, светящийся рог, блестящая грива, горящие фиолетовые глаза и тиара на голове.

— Стар, — сказала она. — Свет, пожалуйста.

Рарити была сильно потрясена зрелищем и почти не понимала, что говорила кобыла. Канделябры, кружащие вокруг Рарити, приплыли к потолку и остановились прямо над лабиринтом книжных шкафов. Произошла яркая вспышка света, и Рарити с широко раскрытыми глазами стала наблюдать, как канделябры превратились в огромную люстру. Одна за другой каждая свеча зажигала себя, пока сто зажженных свечей не осветили потолок. Затем магическая аура, окружающая люстру, дважды моргнула, и свет, исходящий от свечей, усилился и заполнил всю комнату.

Рарити могла только в страхе оглядеть всё вокруг.

Перед ней были расставлены ряды книжных шкафов. В конце комнаты она увидела серебряную винтовую лестницу, ведущую на нижний этаж, где, предположительно, было ещё больше книг. Некоторые стены были выложены дополнительными книжными шкафами, доходящими до потолка, которые имели высоту как минимум пятнадцать метров. Стены, которые не были покрыты книжными шкафами, оказались украшены красивыми картинами, изображающими замок, очень похожий на замок в Кантерлоте; солнце; луну; и охрану королевской армии. Также было несколько полотен с оттенками серого, в том числе одно со спящим маленьким драконом и одно с самой библиотекой.

Ничто в библиотеке не было столь ошеломляющим, как кобыла, живущая в ней.

Принцесса в Библиотеке.

Эфирная аура окружала её бледную шерсть лавандового цвета, которая имела блеск, соперничающий с шерстью Рарити после целого дня в спа-салоне. К зависти Рарити, её сапфирово-синий хвост и грива с фиолетовыми и розовыми прожилками не только буквально текли с магией, но и сверкали. Её крылья аккуратно прижаты к бокам, она носила золотой воротник, золотые подковы, а на голове покоилась Золотая Корона, усыпанная сапфирами и с пурпурной звездообразной жемчужиной, которая выглядела точно так же, как кьютимарка на её боку. Когда Рарити увидела кьютимарку принцессы, она посмотрела дальше вниз и поняла, что та плавает над книжным шкафом, а не стоит на нём.

О боже...

Маленькая черная сова приземлилась на книжный шкаф прямо рядом с принцессой и дважды ухнула на неё. Искра магии вылетела из рога принцессы, и книги, плавающие над Рарити, поднялись и исчезли в лабиринте книжных шкафов. Рарити могла только догадываться, что их вернули в соответствующие места. Как только книги исчезли, Принцесса дважды моргнула, и через несколько секунд её глаза пришли в норму.



По мере того, как прошли годы, а затем и столетия, слова Духа оставались верны, и принцессы никогда не были найдены. Их история затерялась во веки веков и стала не более чем сказкой на ночь для жеребят. Есть те, кто всё ещё верит в сказку и просит всех внимательно прислушиваться к звукам леса.

Возможно, если это случится, звук пера, царапающего бумагу, будет слышен изнутри пустотелого дерева самой молодой принцессы, всё ещё находящейся внутри, которая ждёт, чтобы её нашли.



И Рарити действительно нашла её.

Принцесса обернулась. В её взгляде чувствовалась настороженность, но в то же время была толика любопытства. Её взгляд пал на Рарити, в ее повороты составившие её темное прошлое...

Именно тогда Рарити поверила в сказки.

Читать дальше

...