Автор рисунка: BonesWolbach
— Интерлюдия 1 — Журнал исследований

— Акт 1 — Глава 1 — Библиотека в лесу

Ты одинок, сам по себе, и что?

Ужели ты ослеп?

Забыл, что ты имеешь и что твоё по праву?

— Lauren Aquilina – King

Рарити не верила в сказки.

Так же сильно, как любила читать их. Она знала, что ни один спаситель не придёт и не украдёт её сердце. Она знала, что драконы не охраняют похищенных девиц, и она была уверена, что рассказ «Принцесса в библиотеке» – всего лишь красивая сказка.

Впрочем, её младшая сестра была иного мнения.

— Однажды, давным-давно, в Эквестрии была не одна, а четыре принцессы.

С нижнего этажа бутика послышался голос Свити Белль, читавшей по её мнению подходящим для подобных легенд голосом.

— Четыре принцессы правили землями мудро, с состраданием и безграничной любовью.

Как и её сестра, Свити Белль обожала приключения и сказки. Рарити сбилась со счета, сколько раз кобылка и её лучшая подруга, пегаска Скуталу, громили её бутик, пытаясь получить кьютимарки авантюристов.

Спускаясь по лестнице, Рарити подумала, что слышала этот миф столько раз, что могла практически дословно зачитать его по памяти. В конце концов, в детстве это была её самая любимая сказка.

— Старшие сёстры-принцессы — прекрасные и бессмертные, как поднимаемые ими солнце и луна, правили в гармонии. Старшая сестра с нежно-розовой шерсткой и радужной гривой управляла солнцем. Она поднимала его каждое утро, принося день для своих пони, чтобы они играли и грелись в его лучах. Она поощряла стремление к знаниям, надеясь вдохновить пони на великие дела.

— Младшая сестра правила луной, — продолжила Свити. — Она призывала, казалось, бескрайнюю сапфирную ночь, покрытую звёздами, присматривающими за её пони. Она заботилась о них, пока те спали, и оберегала от страшных кошмаров.

— Разве лунная принцесса не старшая? — послышался голос Флаттершай.

— Чего..? Твоя версия ошибочна, — ответила Свити, и Рарити, даже не присутствуя в комнате понимала, что кобылка закатила глаза.

Добравшись до кухни и заглянув внутрь, она увидела свою сестру, читающей лежащую на кухонном столе книгу, и Флаттершай, сидящую рядом.

Свити откашлялась.

— «Третья принцесса правила кристальными полями. Её любовь к пони была настолько сильна, что пропитывала землю, взращивая тепло и радость даже в самых холодных сердцах». Знаешь, по некоторым версиям она была предком  принцессы Дензы, — добавила она. — И, пожалуй, самая лучшая часть…

Рарити улыбнулась, когда Свити Белль остановилась для пущего эффекта. Кажется, кое-кто учился у старшей сестры драматизировать.

— Принцесса в библиотеке.

— Четвёртая и младшая принцесса, хоть и не столь опытная в правлении, как другие, обладала магическими навыками, не имеющими себе равных во всём королевстве, и любовью к знаниям, более безграничной чем все вопросы мироздания. Даже поздней ночью, когда все души спали, звук ее перьев, царапающих свитки, играл бесконечную мелодию, заполнявшую библиотеку замка.

— Её единственный, помимо любимых ею книг, спутник по слухам был бесстрашным созданием, любившим принцессу столь же самоотверженно, сколь был любим в ответ.

Между тем Рарити шептала наизусть заученные строки в унисон с сестрой — «мир стремится к равновесию: на любое добро, найдётся и зло…»

***

В Эквестрии жил дух дисгармонии, который хотел переделать мир в свою собственную игровую площадку. Его никто не волновал, кроме него самого, и единственный, кого он радовал, был он сам, превращавший пони в свои полные противоположности.

Наконец, в один знаменательный день, принцессы объединились и с помощью дипломатии сумели усмирить этого дикого монстра. Они заключили перемирие, и Дух был умиротворен на какое-то время.

Жизнь шла своим чередом. Четыре принцессы правили с миром и гармонией, а Духу было позволено баловаться, до тех пор, пока это не приносило вреда. Так продолжалось до одного рокового дня. Дух дисгармонии был ужасно оскорблён, и беда пришла в эти земли.

***

— Свити, это отличная история, но мы правда должны начать готовиться, — мягко напомнила Флаттершай.

— Но сейчас начнётся часть, где он пленил её! Бедную принцессу заперли в библиотеке, окружённой лесом… НАВСЕГДА! — для выразительности Свити Белль топнула копытом по столу, ошеломив жёлтую пегаску. — И ты знаешь, что о ней говорят? — продолжила она, понизив голос и заговорщически поглядывая из стороны в сторону.

— Я-я думаю, что не хочу…

— Говорят, если прислонить голову к определенному дереву в Вечнодиком Лесу… — Свити забралась на столешницу, медленно повернулась к Флаттершай и, маневрируя среди тканей, подошла прямо к пегаске. — Если прислушаться ооочень внимательно, можно услышать… — безо всякого предупреждения она громко топнула передним копытом по столу. — …ЕЁ ВОПЛИ ОТЧАЯНИЯ!

Свити Белль! Слезь со стола сейчас же!

Стоявшая у двери в кухню Рарити бросила грозный взгляд на младшую сестру и её ужасающее отсутствие манер. Это не помогло, и Свити Белль все ещё стояла на тех вещах, которые приготовила Рарити для весенней коллекции.

— Честное слово, даже Опалесенс ведёт себя лучше, чем ты.

Кобылка, раздражённая тем, что её прервали, спустилась со стола.

— Рарити, ты уверена, что не будешь проводить поиски в лесу? — спросила Флаттершай, прижав уши к голове и закусив губу. — Я не хочу спасать детей от… вопящих пони…

— Брось, дорогуша, это просто сказка. Неужели ты и вправду веришь, что под каким-то деревом в Вечнодиком Лесу есть призрак? — спросила Рарити, садясь рядом с Флаттершай и не обращая внимания на Свити, поднявшую копыто к мордочке в попытке изобразить вопли измученной души. Флаттершай ответила едва различимым кивком и Рарити покачала головой, сосредоточившись на уборке тканей со стола. — Вот я точно не верю в это, но всё же обещаю вам, что в этом году ни один пони в лесу прятаться не будет.

— Ах… Вот почему тебе не стоило организовывать Ночь Поисков. Совсем веселиться не умеешь… — пожаловалась Свити Белль, положив подбородок на сложенные копыта. — И почему я не живу в Лощине Теней? Они всегда проводят Ночь Поисков в лесу.

— Потому что Лощина Теней не находится возле леса, кишащего древесными волками, — подчеркнула Рарити, взяв перо и блокнот с кухонного стола. Затем она указала кончиком пера на свою сестру. — Ты бы хотела удирать от древесных волков в Ночь Поисков?

Свити Белль отвернулась, бормоча себе под нос.

— Я бы очень хотела посмотреть, как ты бы удирала от древесных вол…

— Рарити права, Свити Белль,— вмешалась Флаттершай, пытаясь разрядить обстановку между двумя сестрами. — Организовывать поиски в городе гораздо веселее и безопаснее. Помнишь время, когда всё организовывала семья Эппл?

— Но я хочу увидеть Вечнодикий лес! Я сказала Скуталу, что ты организуешь поиски там! — запротестовала Свити, стуча копытами по столу. — Вдруг никто не находил принцессу из библиотеки лишь потому, что все слишком сильно боятся туда сунуться?

— Свити…

Кобылка снова ударила копытом по столу.

— Я серьезно! Подумай об этом! В Понивилле нет библиотеки! У нас есть лишь книги, которые можно взять в ратуше. Что, если принцессе из библиотеки принадлежала наша библиотека, но она была утеряна, потому что Дух дисгармонии вырастил лес вокруг неё?! А-а-а?!

— У меня нет на это времени, — сказала Рарити, записывая что-то в свой блокнот. Немного погодя она кинула взгляд на настенные часы и ахнула, увидев стрелку, указывающую прямо вниз. — Уже шесть?!

Она быстро встала из-за стола и побежала к выходу из кухни, её блокнот левитировал позади нее.

— Флаттершай, дорогуша, мне нужно проверить, как идут последние приготовления. Пожалуйста, приведи свою группу к ратуше ровно в семь. И убедись, что Свити и её друзья не убегут в лес!

— Какая же ты нудная!

— Непреклонная!

***

Никто из пони не знает наверняка, что привело в ярость Духа дисгармонии. Некоторые легенды гласят, что он хотел захватить всё королевство, в других же говорится, что его мирный договор с принцессами был расторгнут, когда они отказали ему в простой просьбе. После того, как его первоначальный гнев утих, он извинился перед ними, заявив, что закроет глаза на совершённый по его мнению проступок. Но принцессы были умны, и в своей мудрости усомнились в его искренности, и возложили на себя задачу отыскать единственное магическое оружие, которое может победить его.

Однако когда принцессы добрались до тайника с магическими драгоценными камнями, они обнаружили, что те были украдены Духом. Он разбросал их по всей земле, оставив нетронутым лишь хранившейся внутри короны самой молодой принцессы.

Королевство оказалось в опасности, и четыре принцессы разработали план, как найти драгоценные камни и одолеть подлого Духа дисгармонии. Принцесса любви и доброты осталась в столичном замке править от имени остальных, предотвращая проникновение страха и разлада в сердца пони. Другие же три принцессы разошлись, держа свои пути в разные края королевства, дабы вернуть то, что было потеряно.

Не ведали три принцессы, что следовал Дух за ними по пятам, замышляя нечто зловещее.

***

Рарити подошла к парадной двери и, выйдя из своего бутика, глубоко вздохнула при виде занимавшегося заката. Времени оставалось мало. Всего один час чтобы удостовериться в том, что подготовка к ежегодному празднику шла по плану. И будь она проклята, если позволит всем тяжким трудам пойти коту под хвост: не каждый же день тебя выбирают организатором Ночи Поисков, в конце-то концов.

Понивилль не был самым модным городом в Эквестрии, и Рарити была полна решимости это исправить. По крайней мере подготовка прошла довольно гладко. Пара, заправлявшая местной пекарней, отвечала за угощения для празднества и как-то умудрилась закончить всё вовремя, хоть их и было всего двое. Погода тоже была прекрасной, и останется таковой даже если Даймонд Даск не расчистит небо так быстро, как сказал. Она знала, что ни один пони в Эквестрии не может очистить небо «ровно за десять секунд, Рарити!».

Идя по городу, она с удовлетворением отметила, что все декорации были на месте. Стены украшали пурпурные и оранжевые вереницы огней и бумажные фонарики, изображающие четыре кьютимарки: полную луну, солнце, поднимающееся над облаками, рубиновое сердце и книгу. Никто не знает кьютимарки четырех принцесс из легенд, поэтому каждый город Эквестрии придумал свою интерпретацию.

— Рарити!

Повернувшись, она заметила ярко-розовую бегущую галопом единорожку. Корона и парик всех оттенков северного сияния подпрыгивали на голове кобылы, и Рарити была потрясена тем, как сделанную ею жёлтую накидку волокли по грязной земле.

— Спринг! — воскликнула Рарити, дождавшись, пока Спринг Шоуэрс дойдет до нее, прежде чем начать отчитывать. — Дорогуша, тебе нужно быть осторожнее с этим костюмом. Теперь весь подол грязный, — она зажгла рог и заклинанием очистила низ накидки от грязи, пока Спринг с неловкостью смотрела на неё. Также ушла минута, чтобы поправить гриву Спринг и серебряные туфельки, которые та носила. Обувь была украшена несколькими жёлтыми драгоценными камнями, найденными Рарити.

— Извини, Рарити. Я немного взволнована и забыла об осторожности, — призналась единорожка, поправив корону и парик. Затем она взглянула на кьютимарку солнца за облаком на плаще и сглотнула. — Я должна спрятаться между музыкальным магазином и продуктовым, верно?

— Правильно! — сказала Рарити и левитировала сумочку, заполнив её драгоценными камнями, чтобы отдать Спринг. — И не забудь свои «Элементы гармонии».

Спринг взяла их и кивнула. После минуты молчания она снова заговорила.

— Знаешь, я мечтала быть солнечной принцессой с тех пор, как была жеребёнком.

Рарити улыбнулась.

— Я уверена, ты будешь замечательной принцессой солнца.

***

Первой поддалась уловке Духа старшая принцесса — самая сильная.

Она знала, что будет первой из тех, кого надо уничтожить. Принцесса солнца доблестно боролась с Духом от рассвета до заката, в конечном счете позволив застать себя врасплох, когда Дух солгал, сказав, что уже добрался до её сестры. Благодаря её слабости, он смог пленить её в пещере возле бушующего водопада, прокляв на нескончаемую жизнь в форме духа в месте, где во веки веков никто не найдёт её.

Но этого было недостаточно, чтобы он остановился.

***

— Принцесса Селестия!

Кобылки повернулись на звук голоса и увидели, как земная пони радостно прыгает к ним. Рарити никогда раньше её не видела, и она была убеждена, что запомнила бы пони с таким... пышным стилем гривы. И Спринг знает её, судя по манере взмахов копытом.

— Её имя – Селестия, — продолжила розовая пони, остановившись рядом со Спринг и любуясь плащом. — Или по крайней мере так мы называем ее дома.

Ах да. Точно так же, как кьютимарки принцесс, их имена были оставлены на воображение каждого города. Сказать по правде, Рарити думала, что "Принцесса Селестия" гораздо более величественная чем "принцесса Солнца", но кем она была, чтобы изменять традиции Понивилля? «Что ж, могло быть и хуже. Я могла бы жить в Филлидельфии и называть ее "принцесса Солнышко". Брр».

— Пинки Пай! — воскликнула Спринг, широко улыбнувшись. — Я и не знала, что ты останешься в Понивилле на праздник! Думала, ты вчера вернулась обратно домой в Лощину Теней.

Пинки покачала головой и хихикнула.

— Не-а! Я осталась ещё на несколько дней, — объяснила она, прежде чем перейти к Рарити и пожать её копыто. — Привет! Я Пинки Пай, а ты, должно быть, Рарити! Спринг рассказала мне о тебе и о том, как супермного всего ты сделала для праздника.

Рарити любезно улыбнулась, подняла копыто и почувствовала самое бурное копытопожатие за последние несколько недель.

— Рада знакомству, Пинки Пай. Я рада, что вы останетесь в Понивилле на фестиваль! Как говорится, чем больше, тем лучше.

Поприветствовав Пинки Пай, Рарити заметила на её шее серебряную цепь с расписанным в центре кулоном, на котором был изображён полумесяц. «Как мило», — подумала она, припоминая, что уже слышала о том, что жители Лощины Теней не только очень любили «сказ о четырех принцессах», но и то, что им особенно нравилась лунная принцесса.

— Пинки — путешествующий организатор вечеринок и кондитер. У нее есть прелестный ларек, с которым она путешествует по всей Эквестрии, — сказала Сприг, причмокнула губами и добавила. — Она устроит самую классную вечеринку и в придачу сделает тебе наилучший торт во всей Эквестрии.

Пинки подпрыгнула на месте несколько раз, без устали кивая.

— Ты можешь заглянуть чутка попозже! Я буду на ярмарке около бадьи с плавающими в воде яблоками! Выловишь ртом яблочко — и я сделаю с ним кексик!

— Я непременно загляну, — ответила Рарити, поворачиваясь к седельным сумкам, чтобы взять блокнот. — А пока, в путь. Мне надо проверить двух других принцесс и Духа.

Она взглянула на Спринг.

— Пожалуйста, не забудь, что тебе нужно спрятаться в секретном месте ровно в восемь часов.

Спринг кивнула, и Рарити улыбнулась двум кобылкам.

— Тогда увидимся после праздника, — она обернулась и поспешила прочь, потерявшись в своих мыслях.

Она принесла достаточно изумрудов? Если нет... она всегда может... со слезами на глазах пожертвовать несколькими драгоценными камнями из своей личной коллекции.

Спустя несколько мгновений она поняла, что рядом за ней следует Пинки Пай с улыбкой до ушей.

Когда Пинки заметила, что Рарити смотрит на нее, её глаза загорелись.

— Ну?! Как у вас устроена Ночь Поисков?

— У нас? Я думала, празднество везде одинаково? — спросила Рарити, продолжая искать взглядом принцесс и Духа.

Пинки со смешком закатила глаза и покачала головой.

— Ну, мы этого не узнаем пока ты мне не скажешь, глупышка!

Рарити рассмеялась.

— Полагаю, ты права. На самом деле всё довольно просто. Жеребята разделяются на несколько групп, которые затем должны приступить к «поиску потерянных принцесс». Как только они найдут хотя бы одну, она должна дать им два драгоценных камня, и первая группа, собравшая все шесть от трех принцесс, должна пойти в ратушу и отдать их последней принцессе, — подробно объяснила она. — Однако если группа наткнётся на Духа и не сможет решить его загадку, то потеряет два драгоценных камня.

— О-о-о! Тогда это, похоже, как у нас дома! — воскликнула заметно довольная Пинки. — Моя лучшая подруга — Лалабай[1], она говорит, что все пони ужасны в поиске принцесс. Поэтому я прилагаю все усилия для того, чтобы найти их и доказать её неправоту!

— Ты прилагаешь все усилия... Ты же, разумеется, не думаешь, что они настоящие? — скептически спросила Рарити, вдруг вспомнив о своей младшей сестре. Многие пони и вправду верят, что когда-то существовали принцессы, запертые по всей Эквестрии?

Конечно они реальны! Если бы Лалабай не должна была остаться дома, она бы тоже помогла искать принцесс, — Пинки пожала плечами и печально вздохнула. Прежде чем Рарити успела её об этом спросить, печальное выражение исчезло и бодрый нрав взял верх. — Всё-таки это будет весело! Год назад, в Филлидельфии, одна из ненастоящих принцесс принесла три пудди...

— Рарити!

Рарити отвернулась от Пинки и увидела Сноуи Синдер — голубую пегаску, машущую ей издалека. Над её тёмно-синей гривой возвышался белый фальшивый рог, одета она была в темно-синий плащ с вышитой на нём кьютимаркой лунной принцессы и серебряными подковами с вкраплениями круглых синих драгоценных камней. Шею украшал элегантный черный ошейник с серебряными вставками.

— Ну наконец-то! — сказала Рарити, помахав кобыле. — А вот и «принцесса Селена».

***

Младшая сестра пала следующей жертвой уловок Духа. Лишь вспыхнул её рог, и рождена была гора. В пещере средь горы той она нашла убежище и дожидалась наступления ночи, с тем, чтобы связаться со своей сестрой посредством снов. Невольно она дала Духу атаковать себя во тьме, и он наложил на нее проклятие, заточив в пещере на веки вечные и превратив в духа.

Именно в эту ночь пони впервые узнали о настоящем кошмаре.

***

— Принцесса Луна! — вскрикнула Пинки Пай, радостно хлопая копытами, когда Сноуи присоединилась к ним. Она покрутилась вокруг пегаски, кивнув в знак одобрения её костюма, затем остановилась и прижала копыто к подвеске ожерелья.

— Эх! Лалабай бы это понравилось! — она повернулась к швее. — Это тоже ты сделала, Рарити?

— Ну конечно! Я сделала все костюмы за исключением Книжечки. Чирили и дети позаботились об этом, — сказала Рарити, в последний раз поправляя костюм Сноуи.

Для «Книжечки» — именно так в Понивилле звали принцессу, запертую в подземной библиотеке — к большому разочарованию Рарити, костюм по традиции был сделан жеребятами в школе.

Толстые квадратные очки, клетчатая юбка, украшенная книгами, белая рубашка с карманным протектором, бабочка и сумка, наполненная книгами по математике; если бы принцесса знаний действительно существовала, то можно было только представить, как бы она ужаснулась, надев эту безвкусицу, которую они назвали её костюмом.

Рарити бы точно ужаснулась.

Она вытащила два ранца из сумки — один пурпурный, другой белый, и левитировала их Сноуи.

— Вот, держи, дорогуша. Белый — твой, а так как ты будешь рядом с Сансет Твинкл, не могла бы ты передать ей фиолетовый?

— Денза милая! Её костюм и вправду что-то с чем-то, — хихикнула Сноуи, взяла сумки и тоскливо вздохнула. — Не думаю, что мы со Смоки Синдер смеялись так с тех пор, как на прошлой неделе на городском собрании мэр Мейр споткнулась на подиуме.

— Кстати, если ты собираешься к ней, могу я пойти с тобой? — спросила Пинки, отпуская её ожерелье. — Мне нравится смотреть на костюмы. — Сноуи кивнула в ответ и Пинки широко улыбнулась.

— В таком случае, я лучше встречусь с мэром Мейр, — время было на исходе, и Рарити все еще нужно убедиться, что политик переоденется и будет готова. — Мероприятие вот-вот начнется. Еще немного, и все дети будут собраны вокруг ратуши.

«Надеюсь, в том числе Свити Белль и её подружка». Рарити нравилась Скуталу, но она... иногда со слишком большим энтузиазмом поддерживает идеи Свити Белль. Тем не менее, как бы кобылка ни хотела повстречать принцессу Книжечку, Рарити знала, что сестре никогда не хватит храбрости или глупости вправду бродить по Вечнодикому лесу с подругой.

Она надеялась.

***

Младшая принцесса разыскивала ответы на страницах своих ненаглядных книг. Она спряталась в секретной библиотеке,построенной по собственным чертежам и погребённой под растущим дубом в бесплодных землях посредь маленькой деревни и горы. Однако за считанные дни до того, как она планировала начать искания, житель близлежащей деревни выдал её местоположение Духу в обличии странствующего пони.

***

Спустя тридцать минут перед ратушей собралась половина Понивилля. Рарити наблюдала из-за кулис, как «принцесса Кейденс», также известная как мэр Мейр, приветствовала группы жеребят, которым не терпелось поскорее начать. Чуть поодаль ото всех она увидела старых пони, которые ходили по разным маленьким киоскам, установленными немного ранее. Для тех, кто был уже недостаточно молод для участия в фестивале, имелись вкусняшки, сувениры и игры. По воздуху разносился запах сахарной ваты, жареных каштанов и других сладких деликатесов. Шиканья на особо разошедшихся пони смешивались с музыкой местного диджея.

Южнее она заметила причудливый стенд, рядом с которым находилось бадья с водой, где плавали яблоки. Она не могла не поражаться быстротой, с которой Пинки вытаскивала подносы с кексами, пирожными и печеньем из-под ларька. И количество пони, ожидающих в очереди за угощениями, более чем впечатляло. «Возможно, Кейкам следует рассмотреть возможность принять её на работу в Сахарный Уголок».

— Если Дух схватит вашу группу, то отберёт два Элемента гармонии, и вам придется вернуть их снова, — объяснила мэр Мейр, указав на стоящего рядом белого жеребца, который на обоих передних копытах носил ненастоящие когти и лапы.

Мэр поправила розовый парик на голове и спросила:

— Есть вопросы?

Пока мэр отвечала на вопросы жеребят, Рарити выкроила время найти группу, с которой будет работать Флаттершай. Ей не терпелось увидеть волнение и удивление на лице Свити Белль от того, что Рарити приготовила к этому празднику. Она осмотрела толпу и наконец нашла свою лучшую подругу Флаттершай, которая выглядела... необычайно взволнованной?

Желтая пегаска трепетала, стоя на месте, едва ли обращая внимание на жеребят, кружком собравшихся вокруг нее. Она рассеянно закручивала пряди гривы и поглядывала на магазин, кажется, ища какого-то пони. Если бы Рарити не знала Флаттершай так хорошо, она бы просто отмахнулась от странного поведения кобылки и пошла — только вот она знала подругу как свои копыта.

И такое поведение могло означать только одно.

Рарити перевела взгляд на жеребят, окружавших Флаттершай. Предполагалось, что в каждой группе будет девять жеребят и один взрослый. Прищуренными глазами и с нарастающим гневом она посчитала: раз, два, три, четыре, пять, шесть и семь.

— О, эта кобылка до конца своих дней не забудет ту взбучку, что я ей устрою, — прошипела она, прилагая каждую унцию силы воли, чтобы не закричать имя Свити Белль на всю Эквестрию.

«Если эти жеребята пошли в Вечнодикий лес...»

Рарити даже думать не хотела, что это может значить. Древесные волки, мантикоры, василиски; она начала сожалеть о том, что спросила Флаттершай о созданиях, которых можно найти в лесу. «Может, она набивает рот кексами». Да, должно быть именно так. Свити была самой большой сладкоежкой в Понивилле, и объевшись, наверняка сидела где-то с заслуженной болью в животе.

Со всей невозмутимостью, на какую была способна, она оставила место за кулисами и спустилась с подиума к Флаттершай, игнорируя вопросительные взгляды толпы. Рарити не сомневалась, что, если бы была такая возможность, её подруга наверняка уменьшилась бы до размеров мыши в ту секунду, когда увидела приближающуюся к ней единорожку.

Голос Флаттершай был чуть громче шёпота, когда кобыла подошла к ней.

— Р-рарити, я...

— Не сейчас, дорогуша.

Она потянула Флаттершай подальше от толпы жеребят, чтобы поговорить наедине с пегаской. К счастью, жеребята были слишком увлечены речью мэра и ничего не замечали.

— Давай найдем их, а потом поговорим, — не было времени стоять здесь и слушать эти извинения Флаттершай, какими бы искренними они не были. — Когда в последний раз ты видела Свити?

— Чуть раньше начала церемонии. Она и Скуталу сказали, что всего лишь хотят перекусить. Они выглядели такими голодными. Даймонд Даск помогал мне искать их, но... — Флаттершай осеклась, опустив уши. Она склонила голову и сказала:

— Мне жаль, Рарити. Я не должна была...

— Флаттершай, дорогая, это не твоя вина. Ты не нянька, и это Свити решила не слушать тебя и сбежала. Ты ничего не смогла бы сделать, чтобы остановить ее. Поверь мне. — она посмотрела назад на подиум и с облегчением увидела мэра, которая всё ещё болтала о старой легенде, а значит у них осталось несколько минут, прежде чем мероприятие начнется. Она вздохнула и потерла лоб копытом. — Я сначала просмотрю прилав...

— Флаттершай!

Две кобылы повернулись и увидели синего жеребца, бегущего к ним.

— Я их везде искал, — просипел он. Грудь его раздувалась как кузнечные меха, и он, наконец-то догнав кобылок, пытался отдышаться. Он заметил Рарити и её выражение лица. — Эм. П-привет, Рарити...

Она вздохнула.

— Привет, Даск. Флаттершай только что закончила вводить меня в курс дела, и я очень благодарна за то, что ты помогаешь нам найти мою сестру и её подругу.

Даск сглотнул.

— Я посмотрел на рынке — никаких следов того, что они там. Я ходил по городу, останавливался у твоего бутика, спрашивал кого можно и... — он перешел на шепот, поджав уши, избегая взгляда Рарити.

И... — поторопила она его.

— И... в последний раз, когда какой-то пони видел их, они направлялись в сторону дома Флаттершай, говоря что-то об... — он посмотрел на Рарити — … Вечнодиком лесе...

Флаттершай закрыла рот копытом, широко раскрыв глаза.

— О нет!

Рарити почувствовала слабость в коленях. Свити была в Вечнодиком лесу совсем одна, не считая Скуталу. Ей едва хватало опыта в магии для поднятия метлы: если что-то нападёт на них, у них не будет шансов.

— Зекора... Кто-нибудь видел Зекору? — спросила она, пытаясь восстановить дыхание и успокоиться. — Она всегда опаздывает на фестиваль. Возможно, она всё ещё в лесу и уже нашла девочек.

— Вообще-то, я думаю: она действительно всё ещё в лесу, — вмешалась Флаттершай, ставшая чуточку обнадёженнее после того, как Рарити напомнила ей о травнице.

Рарити кивнула. Если Зекора найдет их, всё будет в порядке.

— Ну ладно. Я собираюсь пойти искать их, прежде чем случится что-то ужасное, — она повернулась к Флаттершай, — Флаттершай, пожалуйста, благоразумно разъясни возникшую ситуацию мэру и держи ухо востро на случай, если жеребята вернутся.

Даск шагнул к ней.

— Рарити, стой. Я пойду с тобой. Там небезопасно.

— Нет, не надо. Пожалуйста, возьми это, — прервала Флаттершай, дав ему небольшую сумку, в которую её группа жеребят должна была положить драгоценные камни, полученные от принцесс. — Я должна пойти с ней... Я-я виновата в том, что они убежали, так что это будет справедливо. Пожалуйста, займи мое место на празднике.

Даск кивнул и взял сумку.

— Флаттершай, ты уверена? — спросила Рарити, получив в ответ решительный кивок.

— Конечно, — она сделала паузу. — Наверное.

***

Злобный Дух, не утруждаясь более скрываться под личиной, вошёл в незащищенную библиотеку и напал на юную принцессу. Он отнял у нее физическую форму и оставил вечно наблюдать за книгами, что она так любила. Всё ещё неудовлетворенный этим, он встал рядом с деревом и преобразил все бесплодные земли вокруг него, в процессе сметя с лица земли маленькую деревню.

Он поднял левый коготь и призвал опасный лес, дабы сокрыть дуб, надеясь ввергнуть кобылу во тьму и отчаяние. Он поднял правый коготь,и вдохнул жизнь в павшие ветви, создав воющих зверей из дерева и ужаса, дабы отпугнуть блуждающих пони от того, чтобы отважиться пойти в лес и отыскать принцессу.

***

Пожалуй, Вечнодикий лес был одним из самых страшных мест, в которое Рарити или любой другой понивиллец когда-либо имел счастье ходить. Потребовалась бы исключительно важная причина, по которой кто-нибудь мог ступить под его полог — например, посещение местной травницы или поиски двух потерявшихся жеребят.

Седельная сумка ощутимо стукалась об её бок, когда она и до смерти перепуганная Флаттершай шли по лесу, изо всех сил стараясь не думать о вое вдалеке. Лучи лунного света просачивались сквозь кроны деревьев, отбрасывая пугающие тени. Запах затхлых листьев и гнилой древесины пронизывал воздух, и земля пачкала её когда-то кипенно-белые копыта грязью и веточками. Ох, как же она жалела, что не надела сапожки. Если грязь засохнет, отделаться от неё будет настоящим кошмаром.

Часть её чувствовала вину за то, что она волновалась о таких, учитывая все обстоятельства, пустяках, но эти досужие, пустячные мысли занимали и удерживали её разум от рисования ужасающих картин обо всех тех бедах, что могли приключиться с её сестрой. Она глянула вбок и поняла, что Флаттершай идет очень близко к ней. Глаза пегаски прыгали от одного силуэта к другому, как у зверька, напуганного своей собственной тенью. Тем не менее Рарити была впечатлена своей подругой: всем, что та сказала и сделала; они шли по лесу по меньшей мере сорок минут, но робкая кобыла по-прежнему держалась прекрасно.

Если бы только она не вздрагивала и не шикала на Рарити всякий раз, когда та выкрикивала имя сестры.

— Не так громко! — прошептала Флаттершай, лихорадочно махая на неё копытом, призывая умолкнуть. — Древесные волки могут услы...

— Флаттершай, если я не буду кричать их имена, они никогда не услышат нас. А это значит, что мы просто-напросто будем блуждать почём зря, — ворчливо отчитала её Рарити, закатив глаза. Прокашлявшись, она снова выкрикнула имя Свити Белль, но на сей раз немного тише, чтобы не нервировать Флаттершай, и так уже находящуюся на грани.

— Ч-что, если они уже вернулись в Понивилль? — продолжила Флаттершай, маневрируя между камней и сомнительных кочек. — Может быть, нам стоит вернуться и прове...

— Даймонд Даск обещал разыскать нас, если они вернутся, — напомнила Рарити, глядя вдаль сквозь бесконечные ряды деревьев, надеясь заметить светло-серый или оранжевый цвета — или, желательно, сразу оба. По сути она была так занята, крутя головой по сторонам, что не заметила, как направилась прямо к большой дыре в земле.

— Что, если он потеряется, пытаясь найти нас? — спросила Флаттершай, глядя из стороны в сторону, также не заметив обрыв в полутора метрах от себя.

Рарити вздохнула.

— Флаттершай, ты совершенно не помо... — её слова превратились в панический визг, когда Рарити шагнула в пустоту и упала вниз в метровую яму на круп.

— Рарити! — вскрикнула Флаттершай, стоя на краю и с ужасом смотря сверху на подругу. — Ты в порядке?! Рарити?!

С некоторым трудом Рарити встала с твердой земли, скрежеща зубами от боли.

— Я в порядке, дорогуша. Наверное... — чуть помедлив, сказала она, поднимаясь и копытом стрясла с себя грязь. «Ну и ночка же у меня...»

Окидывая взглядом яму, можно было предположить, что кто-то надавил на землю и сформировал идеально круглую впадину. Она отвернулась от Флаттершай, и её поприветствовал необъятный дуб, высящийся посреди дыры и покрытый лозами и листвой.

— Что это сделало? — спросила Флаттершай, подняв пытливые глаза на дуб над головой, а после опустив на провал вокруг него. — Или кто? Это ведь не природное явление?

— Понятия не имею, — пробормотала Рарити, приближаясь к дереву и обходя его вокруг. Наконец, оказавшись позади дуба, прямо напротив того места где она упала, Рарити пришла к выводу, что яма имеет ширину примерно двадцать метров, метр в глубину и дерево, стоящее в самом центре. «Что за чудеса...». Она скользнула взглядом по стволу вверх и увидела... «Окно?»

К её удивлению, это было похоже на правду — возле верхушки было маленькое полуоткрытое круглое окошко. Почему там было окно? Единорожка снова шагнула было к дереву, но тут же попятилась, наступив на что-то тонкое и острое. Она сразу же посмотрела вниз и магией подняла провинившийся объект – потускневшую и потемневшую от времени чёрную металлическую тиару.

— Р-Рарити? — позвал голос с другой стороны дерева.

— Секундочку! — отозвалась она, вращая и внимательно осматривая тиару. «Что, во имя Эквестрии, это бы...». Её мысли прервались, когда она услышала вдалеке два визга, что были ей прекрасно знакомы. Она обронила тиару и побежала на звук. — Это были девочки?!

— Я думаю, что да!

С помощью Флаттершай она вылезла из ямы, и обе они помчались со всех ног, направляясь туда, откуда доносились пронзительные крики. «Хоть бы всё было хорошо, хоть бы всё было хорошо, хоть бы всё было хорошо», — вновь и вновь мольбой вспыхивала в голове эта мысль, сердце готово было вот-вот вырваться прямо из груди. Спустя несколько минут бега они в нерешительности остановились, наткнувшись на маленький обветшалый домик. Дверь была сорвана с петель, а посреди него проросло дерево, разворотив в процессе добрую половину крыши. Грязное стекло единственного прямоугольного окошка было покрыто сеткой трещин и зияло дырами.

Почему же, скажите на милость, он стоит посреди леса?

— Уходи! — раздался слабый голос изнутри дома. — Здесь нет никаких пони!

— Ага! И кроме того, они не вкусные для древесных волков! В-вкус у них супермерзкий! — добавил ещё один дрожащий голос.

Рарити шагнула к дому.

— Древесные волки?

Мгновение  тишины — и внезапно в окне появилась оранжевая мордашка, уставившаяся на них широко распахнутыми глазами.

— Фух, это не древесные волки! — воскликнула Скуталу, прижимаясь носом к окну и заметно расслабившись. — Это всего лишь Флаттершай и Рарити!

— Рарити?! — вторая мордочка появилась на другой половине окна, глянула  на Рарити и завопила, снова скрываясь из виду. — Это даже хуже, чем древесные волки!

— О, тут ты не ошиблась, — прошипела Рарити, тяжёлыми шагами двигаясь к дому и оставив позади Флаттершай. Она перешагнула порог дома, в котором была всего одна комната,  и обнаружила двух съёжившихся кобылок у противоположной стены. Она подошла к ним, обогнув гниющий деревянный стол, и магией подняла за шкирку двух жеребят. — Вы двое хоть понимаете, как мы волновались?! О, ты только погоди, стоит матери с отцом об этом узнать...

— Прости нас! — беспомощно воскликнула Свити Белль и, защищаясь, прижала копыта к груди. — Пожалуйста! Мы просто хотели найти принцессу, чтобы получить кьютимарки искателей принцессы, а потом мы нашли этот дом, мы исследовали его, но потом раздался крик, а потом мы подума...

— Мне даже отдалённо не интересны ваши оправдания! — прошипела Рарити, разворачиваясь и уходя прочь из хижины; кобылки в магическом захвате парили подле неё.

Пока две подруги продолжали тараторить оправдание за оправданием, Рарити улучила минутку и осмотрелась. По всему полу были разбросаны листы бумаги, порванные ткани и всевозможный мусор. Вопреки беспорядку, на столе аккуратно стояли две тарелки и стаканы, наполненные грязной водой, а постельное бельё на односпальной кровати было в превосходном состоянии, как будто кто-то только сегодня застелил кровать. Старые книги аккуратно выстроились на книжной полке по соседству, а на стенах висели выцветшие картины. У Рарити создавалось впечатление, что обитатели таинственного дома просто однажды ушли и не вернулись, не забрав с собой никакие пожитки.

Она вышла из дома, и обе отчаявшиеся и несчастные пленницы бесцеремонно шлёпнулись на землю.

— Флаттершай целый год с нетерпением ждала того момента, когда её назначат одним из организаторов, а вы взяли и разбили её мечту!

— О,ну, я не была прям настолько воодушевл...

Разбили! — повторила Рарити, топнув копытом и жестом заставляя помолчать свою протестующую подругу. Она грозно взглянула на Свити Белль со Скуталу и указала копытом на Флаттершай. — Извинитесь сейчас же!

Две кобылки повернулись к Флаттершай и склонили головы.

— Извини, Флаттершай... — они повернулись к Рарити. — Извини, Рарити...

Рарити в ответ лишь фыркнула, в то время как Флаттершай ласково им улыбнулась.

— Я так рада, что мы нашли вас в целости и сохранности, — подбодрила она их, ласково гладя по головам. После чего обернулась и радостно воскликнула:

— Теперь мы можем вернуться!

— Оу...

Рарити уже собралась было ответить согласием, как перед её внутренним взором пронеслись образы окна в дереве и странной тиары. В костёр её любопытства подкинули хорошую вязанку дров, и теперь, когда они проделали весь этот путь, никому же не повредит, если единорожка быстро вернётся и возьмёт тиару, верно? Хорошая чистка — и она будет как новенькая.

— Погоди-ка. Я хочу на кое-что глянуть, — сказала Рарити. Она осмотрелась по сторонам и увидела свет вдалеке. Отлично.

— Смотри, вон там хижина Зекоры, и, кажется, она дома. Почему бы тебе и девочкам не отправиться обратно в Понивилль, а я пока схожу за Зекорой,закончив то, что мне нужно сделать?

— Но что тебе нужно сделать? — спросила Флаттершай, от её былого радостного оживления не осталось и следа. — Рарити, мне это не нравится. Пожалуйста, давай вернемся вместе…

Единорожка улыбнулась ей.

— Флаттершай, дорогая, я быстро. Правда. Кроме того, мне нужно кое-что обсудить с Зекорой. Не знаю, сколько времени это займет, поэтому я бы предпочла, чтобы вы вернулись домой, чтобы мэр Мейр не слишком волновалась, — она повернулась к двум кобылкам, которые смотрели на неё горящими глазами и восторженно улыбались. — И прежде чем вы спросите, нет, вы не можете остаться со мной.

— Ну вот...

С видимой неохотой пегаска и жеребята отправились в сторону города. Флаттершай постоянно оглядывалась, кусая губу и печально смотря на Рарити, словно умоляя её передумать. Вместо этого та лишь улыбнулась и помахала ей, а после отвернулась и попыталась отыскать путь к великому дубу.

Это заняло у неё добрых десять минут, но Рарити удалось снова найти его. Она осторожно спустилась в провал и потрусила вокруг дерева, в конце концов оказавшись на той стороне, где было окно. К её удивлению, когда она посмотрела на него, то увидела маленькую чёрную сову, сидящую на подоконнике.

Та с любопытством посмотрела на неё в ответ, повернув голову вбок и несколько раз ухнув. Это кажется странным, но присутствие совы несколько успокоило Рарити. Единорожка улыбнулась ей, прежде чем продолжить свои поиски, и через минуту раздалось её тихое  "а-га!", когда она снова отыскала тиару.

— Привет, милашка, — мурлыкнула она, вынув носовой платок из своей седельной сумки и счищая грязь с тиары. — Подожди, я тебя всю вычищу! Ты будешь сказочно смотреться с моим будущим ансамблем, — очередное уханье совы отвлекло её от этих приятных мыслей, и она посмотрела вверх на птицу, напомнив себе о существовании других вещей, которые были ей любопытны.

Её глаза скользнули по коре вниз, надеясь найти другое окно или подсказку к необычной природе дерева. Наконец,она заметила близ корней прямоугольный объект, прикрепленный к коре. Положив тиару в свою седельную сумку, Рарити направилась к дереву — сова безмолвно наблюдала из кроны . Она поняла, что к стволу была прибита своего рода металлическая памятная табличка, но надпись была сокрыта под несколькими слоями грязи и пыли. Так как её платок уже был грязным, Рарити осторожно вытерла им табличку, и после нескольких нежных взмахов копытом на памятной доске проступили слова. Когда она прищурилась, пытаясь прочесть их, то почувствовала, как сердце замерло в груди.

ПУБЛИЧНАЯ БИБЛИОТЕКА ПОНИВИЛЛЯ

Открыта на пожертвования принцессы Твайлайт Спаркл

Слова Свити Белль эхом звучали у неё в голове: «Подумай об этом! В Понивилле нет библиотеки! У нас есть лишь книги, которые можно взять в ратуше. Что, если принцессе из библиотеки принадлежала наша библиотека, но она была утеряна, потому что Дух дисгармонии вырастил лес вокруг неё?!»

— Это... Это невозможно...

***

После того, как три принцессы были заточены в ловушках по всей Эквестрии, и Элементы, способные одолеть  его, были утрачены безвозвратно, Дух вернулся в королевский замок и поведал последней принцессе о страшной судьбе, что постигла её любимых друзей. Как заключительный акт злодейства, он проклял её, провозгласив о том, что ни она, ни кто-либо из её потомков не смогут найти пленённых принцесс — и даже если их найдут другие, принцессы никогда не освободятся из своих тюрем.

Как только Дух покинул эти земли, обратившись в дым, принцесса приказала рыцарям искать пропавших принцесс и нести по долам и весям сие сказание, ибо надежда не угаснет до тех пор, пока солнце и луна сменяют друг друга день за днём.

***

Это не могло быть правдой, но в то же время имело смысл. Она посмотрела в сторону дома, покинутого так, словно  никто не удосужился забрать свои вещи... или, может быть, у них просто не было времени взять их.

Могут ли старые легенды быть правдой? Рарити смотрела на землю, сердце оглущающе билось в груди. Она действительно стояла на вершине потерянной библиотеки, забытой на века? Но где же был вход? И... хотела  ли она войти? Осмелится ли она на это?

«Что, если внутри действительно находится призрак принцессы?» Она тряхнула головой. «Нет. Не будь глупой, Рарити. Не существует таких вещей, как призраки, запертые в библиотеках, или злые духи. Уверена, что этому должно быть логическое и разумное объяснение». Она постучала копытом по дереву, проверяя, не поло ли оно, но, по всей видимости это было не так.

Итак, где же вход?

Когда Рарити отошла на несколько шагов в сторону, земля под её копытами превратилась из мягкой грязи в... дерево? Она глянула вниз и, копытом счистив рыхлую грязь, поняла, что стоит на ветхом деревянном люке. Она сделала несколько шагов назад и уставилась на него; из головы разом вылетели все мысли. Через мгновение она почувствовала, будто некая неведомая сила захватила её тело и уговорила использовать магию, чтобы распахнуть закрытый люк; его петли заскрипели после того, как, казалось, оставались непотревоженными... месяцами? Годами? Может, даже веками?

Она опёрла его крышку на дерево, посмотрела вниз на вновь явленный миру проход и увидела винтовую лестницу, уходящую вниз и растворяющуюся во мраке. Кинув прощальный взгляд на солнечный свет, остающийся позади, она глубоко вздохнула и начала спускаться по ступеням, которые привели её ко входу в туннель, в котором плескалась кромешная тьма. Только лишь сноп света, падающий кругом откуда-то с потолка, освещал это подземное царство, и когда она ступила под его лучи, то подняла голову и обнаружила меньший проход, выдолбленный в земле и дубе. С противоположного конца этого небольшого, уходящего вверх лаза на неё взирала ухнувшая несколько раз сова.

— Вот мы и снова встретились, — сказала она, наблюдая, как сова перепрыгнула из окна в этот ход.

Оказавшись внутри, птица сделала над Рарити несколько кругов, села ей на спину и снова заухала.

— Ну, как говорится, чем больше, тем веселее! — воскликнула Рарити, поворачиваясь ко входу в тоннель и чувствуя себя гораздо увереннее с пускай и любопытным, но всё-таки товарищем, теперь прихорашивающим крылья на её спине.

Она зажгла рог, тем самым озарив путь перед собой, и пошла вниз по туннелю, в итоге выйдя в абсолютно тёмную комнату. Когда она ступила под её своды, первое, что почувствовала Рарити — это запах чернил и старых книг. Бродя по комнате, она пролила свет на пару столов с несколькими лежащими на них книгами — как открытыми, так и закрытыми. Внутри совообразной чернильницы, наполненной свежими чернилами, стояло перо, а рядом с ним лежал открытый пергамент, на котором кто-то так и не закончил писать что-то похожее на трактат по магическому телекинезу.

Откуда вообще взялись чернила?

Она отошла от столов и углубилась в комнату, оказавшись лицом к лицу с несколькими рядами книжных шкафов.

— Это правда, — прошептала она, в основном самой себе, но всё-таки услышала уханье в ответ от своей спутницы. Конечно, не существовало никакого способа узнать, была ли это та самая библиотека из сказки, но не было никаких сомнений, что она действительно нашла какую-то тайную библиотеку. — Свити Белль была права…

Насколько велика была библиотека? Что скрывалось за тьмой, окружавшей её? Как же ей хотелось, чтобы рог мог осветить всю комнату. Судя по тому, как долго она добиралась до подножия лестницы, можно было с уверенностью предположить, что она должна была быть невероятных размеров.

Она подошла к стене, и, осветив её, увидела на ней огромную чёрную подпалину, как будто кто-то бросил в неё бомбу. И не только это, но и обезображенную поверхность с выжженными отверстиями и шрамами.

На соседнем столе стоял одинокий темно-синий подсвечник с четырьмя ветвями. Свечи внутри каждой ветви были в безупречном состоянии, словно бы они никогда не были зажжены или никогда не становились жертвой времени. Рарити захотела было их зажечь, но воздержалась. Чем дольше она смотрела на него, тем больше её охватывало растущее чувство тревоги. Она не могла не думать, что это просто нелепо, но ей казалось, что канделябры как-то следят за ней.

«Возможно, лучше двигаться дальше, Рарити».

Она отвернулась от стола и продолжила изучать то, что видела в библиотеке. Перед одним из рядов книжных шкафов она нашла большую корзину, а внутри — подушку и сложенное одеяло. Однако она не придала этому особого значения, а вместо этого проследовала к одному из рядов книжных шкафов. Оказавшись внутри, Рарити прищуренными глазами вгляделась в книги, пытаясь прочесть имена на корешках. Хотя стоит признать, что с тем скудным светом, который испускал её рог, сделать это было трудновато, и отнюдь не помогало то, что некоторые из книг были настолько старыми, что слова на корешках начали исчезать. Она остановилась и выбрала наугад книгу, открыв её на первой странице.

«Изучение сновидений и Магии: том девять», — прочитала она вслух сове, которая бесхитростно запрыгнула ей на голову и с любопытством заглянула в книгу. Единорожка около минуты листала страницы, то тут, то там читая по паре предложений. — Интересно, есть ли какие-нибудь книги о драгоценных камнях, — подумала Рарити вслух. Наверняка в недрах библиотеки должны быть чрезвычайно редкие и ценные книги. Возможно, она могла бы одолжить одну? — Давай же, — сказала она, поставив книгу на своё место. — Давай попытаемся найти их.

И вот тогда она почувствовала это.

Будто ощущение покалывания в задней части шеи, и одновременно с этим ощущением она почувствовала, что сердцебиение ускоряется всё быстрее и быстрее. В тот момент, когда копыто всё ещё касалось корешка книги, которую она только что задвинула в книжный шкаф, у Рарити сложилось очень сильное впечатление, что за ней наблюдает нечто иное, помимо совы на голове. Как бы она ни пыталась думать о книгах, мысли возвращались к тому, как Свити Белль изображала вопящую, терзаемую душу. В этот миг она была слишком напугана и не могла даже моргнуть, неотрывно глядя на книгу перед собой и пронзительно-ярко осознавая когти совы на голове и колючие ощущения на шее.

Она должна была посмотреть страху в лицо.

Прежде чем она успела бы сделать резкий выдох, Рарити стремительно обернулась и посмотрела в темный проход, к своему облегчению не увидев там ничего необычного. Она глянула в другую сторону и была точно также поприветствована непорочной, лишённой всяческих призраков тьмой. Рарити медленно выдохнула, воздержавшись от более бурного проявления чувств.

— Сказка о четырех Принцессах – выдумка, Рарити, — шептала она себе снова и снова, продолжив свой путь по проходу меж книжных шкафов. Каждые несколько секунд она останавливалась и осматривалась по сторонам и, убеждаясь, что никакой принцессы по-прежнему нет, продолжала свой путь.

Сова спрыгнула обратно ей на спину и теперь развлекала себя игрой с ремнем седельной сумки или прятками внутри завитого хвоста Рарити, милостиво соизволяя кобыле нести себя. Рарити осознала, что боится не так сильно благодаря тому, что маленькая сова всё ещё составляла ей компанию, и была той очень признательна. Без сомнений, если бы здесь были настоящие призраки, сова бы уже улетела. Разве что…

Она остановилась.

Разве что принцесса научила сову заманивать ничего не подозревающих пони в свою кошмарную библиотеку. Она подняла хвост и оглянулась на создание, запутавшееся в локонах. Сова дважды хлопнула глазами и ухнула на нее, прежде чем попытаться выбраться из заточения. Рарити улыбнулась и закатила глаза. Она слегка потрясла хвостом, помогая сове освободиться, и стоило только той распутаться, как она быстро заняла своё место на голове единорожки. Это не сулило ничего хорошего её гриве, но она, не будем это скрывать, отдала предпочтение компании, а не стильной укладке.

Рарити шла ещё несколько минут, прежде чем снова остановилась и глянула на книги.

— Посмотрим... как бы называлась книга о драгоценных камнях? — задалась она вопросом вслух, ведя копытом по корешкам книг. Она наклонилась, чтобы получше осветить их рогом, но, опять же, это мало помогло, и она с досадой проворчала себе: — Я почти ничего не вижу. И почему я не взяла тот канделябр?

В тот момент, когда она договорила, сова взлетела с её спины и взмыла к потолку, скрывшись в темноте.

— Подожди, вернись! — позвала Рарити, желая иметь способность Флаттершай общаться с животными. — Блин…

Она повернулась к книгам, но застыла на месте, когда услышала громкий звук с другой стороны комнаты. Рарити подняла глаза и, спустя мгновение, чёрная сова появилась из темноты, с трудом удерживая в своих когтях подсвечник.

— Ух ты, спасибо! — воскликнула Рарити, радуясь тому, что снова видит свою новую подругу.

Сова пролетела над Рарити и без предупреждения отпустила канделябр. Прежде чем Рарити смогла поймать его и уберечь от удара о пол и поломки, подсвечник завис в воздухе, объятый малиновой аурой.

— Что за...

Канделябр, который парил на боку, сам собой выровнялся, одна за другой вспыхнули четыре свечи. Он степенно опустился к тому месту, где стояла Рарити, и завис близ книги, на которую она смотрела. Сова снизилась и села на спину Рарити, пока та с ужасом уставилась на левитирующий объект.

«Как он это делает?» Было очевидно, что кто-то левитировал его, но за исключением её здесь никого не было, и она сильно сомневалась, что сова может колдовать. Её мысли вернулись к принцессе из легенды, и она снова ощутила колющее ощущение в своей шее. Решив, что, возможно, таинственные обладатели парящего подсвечника были где-то во мраке перед ней, Рарити начала пятиться назад, но с каждым её шагом подсвечник становился всё ближе, будто следуя за ней.

— Кыш! — шикнула она, отгоняя его копытом. Пятясь задом, она сердито смотрела на канделябр, как будто пытаясь убедить левитирующего его, кем бы он ни был — и саму себя — что не боится и не напугана. И конечно же вся её показная храбрость ухнула в тартарары в тот миг, как она крупом врезалась в стол, и стоящая на нем пыльная ваза с громогласным глухим «бух» рухнула на пол.

Единорожка испустила пронзительный вопль и рванула в лабиринт книжных шкафов, лихорадочно пытаясь найти выход и всё быстрее мчась во весь опор в связи с тем, что канделябр всё ещё летел за ней. Совершенно не помогло и то, что когда она на бегу глянула на книжные шкафы,то к своему несчастью мельком сквозь пространство между книгами увидела какого-то пони на другой стороне, бегущего с той же скоростью, что и она. На мгновение фигура повернула голову и посмотрела на Рарити, навсегда отпечатав в памяти единорожки картину двух пронизывающих фиолетовых глаз.

Наконец, после того, что представлялось вечностью бега и визга, она увидела вдалеке выход из библиотеки. Единственное, что стояло на пути к свободе — три высокие стопы книг, сложенных прямо между ней и дверью. К счастью, нужно было лишь быстро обежать вокруг них и юркнуть в тоннель.

К несчастью, она не видела в темноте ни зги, в том числе летящую рядом сову или эти книги на полу. Взвизгнув, Рарити споткнулась о большие тома в метре от башен из книг и полетела вперед, в конце концов врезавшись в одну и этих кип. От удара седельная сумка раскрылась, и её содержимое: модный журнал, какая-то косметика, листы бумаги и тиара вылетели.

Прежде чем она смогла прийти в себя, три башни накренились в её сторону, и Рарити успела лишь прикрыть свою голову в ожидании неотвратимого дождя из словарей, энциклопедий и учебников.

Она ждала.

И ждала.

И ждала ещё немного, пока не прошла половина минуты — хотя для неё будто минула вечность — а она всё ещё не была в забытьи от погребения под беспощадным войском знания. Она открыла один глаз и, подняв голову, обнаружила парящие в воздухе  книги, каждая из которых была окутана той же магической аурой, что и канделябр, который видимо по-прежнему следовал за Рарити, судя по тому, как он кружил вокруг нее. Стоило только Рарити отвернуться от книг, она наконец увидела её.

Она была кобылой, что стояла на книжном шкафу и пристально смотрела на парящие книги. Всё ещё было слишком темно, чтобы разобрать что-то кроме того, что судя по всему у неё были крылья, сияющий рог, блистающая грива, горящие фиолетовые глаза и тиара на голове.

— Стар, — сказала она. — Свет, пожалуйста.

Рарити была так сильно потрясена этим зрелищем, что почти не понимала, о чём говорила кобыла. Канделябр, кружащий вокруг единорожки, вознёсся к потолку и остановился прямо над лабиринтом книжных шкафов. Полыхнула яркая зарница, и Рарити с широко раскрытыми глазами наблюдала за тем, как подсвечник превратился в грандиозную люстру. Одна за другой возжигались свечи, пока сотня пылающих огней не осветили потолок. Затем магическая аура, окружающая люстру, дважды моргнула, и свет, исходящий от свечей, усилился и заполнил всю комнату.

Рарити смогла лишь оглядеться в благоговейном страхе.

Перед ней простирались многие ряды книжных шкафов. В конце комнаты она увидела серебряную винтовую лестницу, ведущую на нижний этаж, где, вероятно, находилось ещё больше книг. Вдоль некоторых стен стояли дополнительные стеллажи, доходящие до потолка, и которые должно быть имели высоту как минимум пятнадцать метров. Стены, которые не заслоняли книжные шкафы, оказались украшены прекрасными картинами, изображающими замок, очень похожий на Кантерлотский, солнце, луну и стражника из королевской армии. Также было несколько чёрно-белых полотен, в том числе одно со спящим драконом-малышом и одно с самой библиотекой.

Разумеется, ничто в библиотеке и близко не было столь ошеломляющим, как живущая в ней кобылка.

Принцесса в библиотеке.

Эфирная аура окружала её светло-лавандовую шёрстку, которая лоснилась так, что могла посоперничать с оной у Рарити после целого дня в спа-салоне. К зависти Рарити, её сапфирово-синий хвост и грива с фиолетовыми и розовыми прядками не только буквально развевались на магическом ветру, но и искрились. Крылья были аккуратно прижаты к бокам; на шее она носила нечто вроде широкой ленты золотого ожерелья, выплёскиваюшейся на грудь, там расширявшейся и соединявшейся краями, образуя острый угол, на ногах — златые подковы, а голову венчала золотая же корона, усыпанная сапфирами и звездообразным самоцветом цвета мадженты, который выглядел в точности также, как кьютимарка на её бедре. Только когда Рарити увидела кьютимарку принцессы, она перевела взгляд ниже и поняла, что кобылка буквально парит над книжным шкафом, а не стоит на нём.

О небо...

Маленькая черная сова приземлилась на книжный шкаф прямо близ принцессы и дважды ухнула ей. Искра магии вылетела из рога аликорна, и книги, реющие над Рарити, взмыли и исчезли в лабиринте книжных шкафов. Рарити могла только догадываться, что их вернули на свои места. Как только книги умчались, принцесса дважды моргнула, и, когда она открыла глаза второй раз, они перестали светится.

***

И так проходили года, и становились веками, и Духа слова оставались верны, и принцессы никогда не были найдены, и история их затерялась в бездне времён и стала не более чем сказкой на ночь для жеребят. Однако есть те, кто всё ещё верит в сие сказание и просит всех внимательно прислушиваться к звукам леса.

Возможно, если те внемлят сей просьбе, то звук пера, царапающего бумагу, будет однажды услышен из недр пустотелого дерева — ведь самая юная принцесса всё ещё внутри, и ждёт, чтобы её нашли.

***

И Рарити действительно нашла её.

И когда Принцесса в библиотеке обернулась и посмотрела на неё со взглядом настороженным, но и вместе с тем пытливым, когда принцесса ничем иным, но взглядом заманила Рарити в перипетии своего тёмного прошлого...

Тогда Рарити поверила в сказки.

Lullaby — Колыбельная.

Читать дальше

...