Автор рисунка: Devinian
Глава 8: Решения Глава 10: Отвага

Глава 9: Фолд

Заметки автора:

Божечки. Мне так жаль, что вам пришлось так долго ждать! Я болела и была на Everfree NW, который, кстати, был супер, но тем не менее, это съело кучу моего времени. Счастливого Дня Поминовения тем, кто сейчас в США! Вот вам немного Блэкджек, пока вы празднуете и чтите жертвы тех, кто сохранил нашу страну. Честно, если вы знакомы с ветеранами, то сделайте что-то большее, чем просто барбекю на выходных. Отсалютуйте им, пожмите руку и поблагодарите их. Наши ветераны всё чаще забываются, и после работы с бездомными ветеранами в течении девяти месяцев прошлого года, я ещё больше стала уважать невоспетых героев наших вооруженных сил.

Как обычно, у меня есть история для вас! Ею является Fallout Equestria: Joker’s Wild.

Честно, часть Shen в этой истории реально интересная,  поскольку она использует даосизм для описания механизма пустоши. Tumbleweed увлекательный, Shen  проделала замечательную работу

написав о ком-то, кто в лучшем случае, хаотично нейтрален. Это уникально для FOE, и это заслуживает немножко больше любви, чем сейчас.

В любом случае, надеюсь, что вы все получили удовольствие от новой главы!

 

Fallout Equestria: Project Horizons — Speak

Автор Heartshine

Глава 9: Фолд

Ты загрузил шестнадцать тонн — вот твой итог,

Ты стал на день старше и больше твой долг.

Не зовите, принцессы — я не приду,

Я душу в ломбарде заложил за еду.

Я с криком проснулась — пот с моего лба стекал на нос, когда я резко вскочила. Только что я убила кобылу в своём сне. Она превратилась в вязкую жижу, когда дезинтегрирующая магия из моего пистолета прогрызла отверстие в её визжащем теле. Я опустила голову к задним ногам и схватилась за щёки передними копытами, стараясь успокоить своё дыхание. Я стала остывать, когда почувствовала нежное, умиротворяющее прикосновение к своей гриве. Я, должно быть, выглядела ужасно, потому что взгляд Блэкджек говорил сам за себя.

— Кошмар? — просто-напросто спросила она, очень медленно проводя внутренней стороной копыта по моему затылку.

Оказавшись наяву, я попыталась забыть картину со столь правдоподобно умирающей кобылой, и кивнула.

— Я… я убила кого-то во сне, — тихо произнесла я. — Я никого не убивала вчера, а теперь меня одолевает чувство вины. Я такая глупая.

Блэкджек вскинула бровь, взглянув на меня.

— Серьёзно? Ты ведь понимаешь, кому ты это сказала, а? — спросила она со своей маленькой, самоосуждающей улыбкой. Это не сработало, и улыбка сошла с лица. — Послушай, ты знаешь в чём разница между ними и нами? — спросила она, сухо и со всей серьёзностью. Я медленно потрясла головой. — Они выстрелили первыми.

— Никому бы не пришлось умирать, если бы мы остались в Хуфингтоне, — прошептала я, сжимая свою голову.

— Да, им бы не пришлось. Но пришлось бы кому-то другому. — сказала Блэкджек с ласковой твёрдостью, как мама, преподающая жеребёнку тяжёлый урок. — Мы пошли на север, потому что ты так решила. Ты берёшь на себя ответственность за пони, которые погибли вчера, я вижу в этом смысл, но ты не виновата. Они напали на нас.

Я сделала несколько медленных вдохов, пытаясь заставить язык сотрудничать со мной. Некогда податливая мышца обратилась камнем в моём рту — потребовались согласованные усилия, чтобы подобрать правильные слова.

— Значит так ты справляешься с этим? — спросила я после долгой паузы. — Говоришь себе, что они сами виноваты?

Блэкджек ответила мне тяжёлым взглядом — я почувствовала знакомую волну ненависти к самой себе, которая омыла меня как горький утренний прилив.

— Нет, не так. Я думаю, что у каждого пони есть свои причины делать то, что они делают. Пока они не причиняют боль кому-то, кто не может защитить себя, меня это не касается. Но как только они выстрелят в меня или моих друзей — пусть не уповают на лучшее. — она слегка улыбнулась. — Просто им не посчастливилось прицелиться в кого-то, кто так хорош в самообороне.

— Я не хочу убивать пони. Я вообще не хочу убивать кого-либо, — я шмыгнула носом. — Я думала, что всё закончилось, когда ты и Дарительница Света… — я замолчала. — Богини, я, должно быть, звучу как полная дура.

— Нет. У тебя правильная позиция. Но я сомневаюсь, что пустошь когда-нибудь исчезнет. Не полностью. И пони, убивающие других пони. Хорошие пони пытаются остановить это. Пытаются отыскать причины их агрессии. Найти какой-нибудь другой способ. Всё, что можно достигнуть простым убийством, это труп. Это не заставляет пони учиться на собственных ошибках. Поступать лучше.

— Как ты? — спросила я, а затем почувствовала как ухудшилось её настроение. — Прости.

— Я кое-чему научилась. Вещам, о которых рассказываю сейчас тебе, — призналась она, продолжая гладить мою грязную гриву. — Отнять чью-то жизнь — никогда не просто. Мне не нравится драться и убивать. Я хороша в этом, но предпочла бы заниматься чем-нибудь ещё. — cказала она, подмигнув мне, но в этом не было чего-то пошлого.

Её улыбка увяла, когда она продолжила.

— Убийство гигантского радскорпиона или яо-гая это одно. Ты знаешь, что это борьба за выживание. В этом есть что-то очень простое — в борьбе с чем-то, что хочет просто убить тебя и съесть. Ты не думаешь об этом. В этом нет злобы. Просто что-то голодное занесло тебя в своё меню.

— А когда пони перестанут убивать? — спросила я.

Она не сразу ответила, её эмоции смешались в ядовитое рагу сожаления, досады и самоотверженности как кусочки сгоревшей резины, кипящие в чане с радиоактивными отходами и сточными нечистотами.

— Когда ты будешь сражаться, так долго, чтобы им расхотелось убивать тебя. Иногда это означает, что убитыми должны быть они. Я не начинаю драку, я её заканчиваю. А я очень, очень хорошо умею заканчивать её, — она замолчала, мрачно сжав губы.

Меня внезапно осенило, что пони практически считали себя хищниками, вершиной пищевой цепочки. Давным-давно мы были стадными животными. Мы всегда были и всегда будем, в конечном счёте, добычей, потому что по своей природе мы оставались травоядными. С… небольшим добавлением мяса в рацион, когда это было необходимо. Я лично не могла представить свою жизнь без бекона. Но забой рад-свиней не подразумевал активный поиск добычи для её уничтожения. Такое мышление предназначалось для грифонов, минотавров и адских гончих. Но не пони. Только не пони.

Я глубоко вздохнула.

— Нет, ты права, — призналась я. — Я беру на себя ответственность за их смерть. Даже не смотря на то, что их убили Бабблгам, Глиттер и ты. — Я нахмурилась от собственных мыслей. — Мне нужно быть более активной в следующем бою. Я не могу больше стоять на месте и позволять другим сражаться за меня.

— Это… было бы довольно таки полезно, — сказала Блэкджек, мягко потрепав мою гриву. — Я имею в виду, ты не должна сражаться, если не хочешь.

— Я не должна? — спросила я.

Она потрясла своей головой.

— Я не собираюсь заставлять тебя драться и убивать, Треноди. Не мне решать это. Если ты не хочешь, то мы найдём другой способ. Но было бы здорово, если бы кто-то прикрывал мою спину, когда Глиттер и Бабблгам будут заняты. — Она подарила мне одну из своих простых улыбок. Ту, из-за которой началось что-то странное в моём желудке и где-то между задних ног. — Но не начинай бой, если знаешь, что не сможешь в нём победить. Ты знаешь каково быть застреленным. И полагаю, что это не тот опыт, который ты хочешь повторить, м? — спросила она. Я покачала головой.

— Теперь, прежде чем мы отправимся в Фолд, нужно поискать тебе броню, — объяснила Блэкджек, вставая с кровати, и наклонилась вперёд, выгнув спину. Я почувствовала, что мои глаза путешествуют по изгибу её спины к бё… нет! Плохой мозг! Нет, нет!

Я покрутила головой из стороны в сторону и пошевелила крыльями.

— Ладно. Я не собираюсь снова ложиться спать в ближайшее время, так что…давай посмотрим, сможем ли мы найти что-нибудь подходящее.

* * *

— В смысле ничего не подходит? — крикнула Блэкджек через ванную перегородку спустя час. Мы перебрали кучу снаряжения, конфискованного у Тимберджеков. Ненужные же нам вещи был готов забрать Пайн Сап, чтобы восстановить торговый пост. Не знаю как, но я пришла к выводу, что для самой кривой тошки в пустоши найти броню и боевые сёдла практически невозможно — они не соответствовали моему размеру. Либо снаряжение было слишком коротким и не предоставляло достаточной защиты для моих долговязых ног, либо слишком большим и затрудняло рысь, не говоря уже о полёте.

— Ну, что я говорила, ничего не подходит! — отвечала я с покорным вздохом.

— Знаешь, я ведь могу… — начала говорить Блэкджек.

— Вот так всегда! Я клянусь, мама бы держала меня в детском комбинезоне, если бы могла! — скулила я от гнева и разочарования.

— Но я знаю…

— И даже когда я стала сама по себе, то всё равно не смогла найти ничего подходящего! Только свой пыльник, который, как оказался, никак не помогает мне противостоять пулям! Это невозможно! — фыркнула я.

Блэкджек не отвечала около минуты.

— Эм… — начала она говорить.

— Я просто глупая, уродливая, кривая тошка, и из-за этого поиск подходящей мне брони будет огромной занозой в заднице, большей чем что-либо ещё в этом идиотском путешествии! — Суммировала я свои проблемы с одеждой.

В ответ Блэкджек кинула мне в лицо что-то зелёное и искрящееся. Я посмотрела вниз на платье и взяла его, смутившись.

— Блэкджек, это не броня, — произнесла я, глядя на одежду. На ярлыке внутри было написано КП и изображена стилизованная шляпа.

— Ага, ну… это уже дно бочки, — ответила она. — Ладно, не беспокойся. У меня здесь ещё есть какие-то тряпки, правда в них что-то ползает.

— Я беру его, — ответила я сразу же, не желая, чтобы тряпку со вшами бросили в меня. — Должно быть, это абсолютно худшая броня в пустоши, — пробормотала я, не желая признавать, что, возможно, ТОЛЬКО возможно, это платье будет хорошо выглядеть на мне, возможно.

—Тебе нужны тряпки? У меня есть. Тебе с блохами, клещами или вшами? — спросила Блэкджек.

Я пригляделась. Видимо, какая-то кобылка одевала это платье на вечеринку в честь своей кьютимарки — оно было с зелёными блёстками, кружевами и тафтой. Такая ужасно непрактичная вещь, как оказалось, выдержала двести лет пустоши. Мягкая, тёмно-зелёная одежда засверкала блёстками, когда я перекинула единственный широкий ремешок через своё правое плечо. У платья практически отсутствовала спина, что идеально приходилось моим крыльям, но имелся дополнительный пояс под гривой. Он помогал платью обхватить мою грудь, не смотря на то, что левое плечо оставалось голым. Я оглянулась назад — подол облегал мои бёдра, заставляя выглядеть их полнее. Мда. Я… хм.

Дверь открылась, Блэкджек смотрела на меня несколько секунд. Она сразу же ухмыльнулась.

— Хей, — сказала она голосом, который заставил меня одновременно опасаться и трепетать.

Мои щёки покрылись огнём, когда я посмотрела на Блэкджек.

— У нас есть зеркало? — спросила я, демонстративно глядя на пол. Не уверена, что могу смотреть ей в глаза прямо сейчас.

Она выглянула из душевой.

— Думаю… да!

Я медленно выбралась из кабинки, которую использовала для переодевания, и присоединилась к Блэкджек у зеркала. Глядя на своё отражение, я опустила голову и прикусила губу. Странно. Кто-то взял кобылку с моими формами и окрасом, и сделал её, вроде как, милой! Я посмотрела на Блэкджек, когда почувствовала что-то слегка тянущее за мою гриву. Её маленький рог загорелся, скручивая мою грязную белокурую гриву — она улыбнулась мне.

— В общем, да. Ты права. Это не броня. Но иногда стоит иметь что-то, что ты можешь надеть и остановить бой, прежде чем он начнётся, — мягко произнесла она, распустив грязный пучок гривы вокруг моих плеч.

А затем я начала плакать. Я не могла смотреть на кобылку в зеркале. Кобылка в зеркале была слишком красивой. Слишком красивой, чтобы какая-то жестокая кобыла держала от неё свои копыта подальше.

Глаза Блэкджек в тревоге расширились.

— Воу, воу, воу! — Она сразу же потянулась ко мне, чтобы обнять, но я остановила её своим копытом. Прямо сейчас в моём списке желаемого не было места для объятий. — Что не так? Ты не настолько уродлива в нём, — произнесла она, тщетно пытаясь перевести всё в шутку. Её улыбка растаяла, а брови нахмурились. — Что не так? — повторила она, чуточку серьёзней.

— Я выгляжу слишком красивой, — произнесла я, слёзы спускались по моим щёкам. — Прямо как говорила моя мама, отправляя меня к той кобыле. Как она всегда говорила. С-слишком к-красивой, — заикалась я, пытаясь вылезти из платья. Я просто не могу быть красивой кобылкой. Это всё платье, оно красивое.

— Верно, — произнесла Блэкджек, левитируя от меня платье — холодная ненависть, сочащаяся через неё, вместе со знакомым самообвинением, начинала причинять мне боль. Отлично, теперь она чувствует себя дерьмом, потому что я была глупой. Хорошая работа, Треноди. Охуенный способ заставить своих друзей чувствовать себя любимыми и полезными. — Мы всё уладим, Треноди. Когда ты будешь готова, — пробормотав, она подошла и нежно потрепала мою гриву, слегка улыбнувшись. Затем она оглянулась на груду вещей. — То, что я пыталась сказать раньше — Грейс научила меня заклинанию изменения. Думаю, что смогу ужать часть этих вещей, чтобы они соответствовали… как ты выражаешься? Кривой тошке?

Я наградила её небольшой улыбкой.

— Это помогло бы чуточку лучше. Прости, что не позволила тебе договорить сразу. Там остался набор кожаной брони, думаю, что мы могли бы легко в нём проделать прорези для моих крыльев. — произнесла я, указывая на душевую.

— Ты уверена? — спросила она, подняв чудовищную пародию на защитное снаряжение. — Бандажи и шипы. Классический рейдер. Не-е-е? Точно не хочешь? — сказала она с жеребячьей ухмылкой, держа до ужаса непрактичную броню в воздухе передо мной.

— Точно, потому что совсем не хочу, чтобы меня застрелили в следующем поселении правильно-мыслящих пони, с которыми мы столкнёмся. Или потому, что ты захочешь, чтобы я связала тебя и называла Литлпип? — спросила я с неуверенной ухмылкой в ответ.

Она расслабилась, когда я рассмеялась.

— Не. Это я уже проходила, — сказала она с улыбкой, откинув подобие брони в сторону и подняв кожаную. — Давай посмотрим как сильно я смогу это уменьшить, — пробормотала она, магия её рога окутала броню. Пять минут спустя, у меня был комплект усиленной кожаной брони, который сидел на мне гораздо уютней, чем я себе представляла… а рог Блэкджек дымился.

— Горячо! Горячо! Горячо! — шипела она, пытаясь остудить свой крошечный рог размахиванием копыта.

Я наклонилась и подула на её маленький рог и лоб.

— Помогает? — спросила я, ухмыляясь ей. Я позволила своему лицу расслабиться в лёгкой улыбке. — Спасибо, за помощь, Блэкджек.

К моему удивлению, она покраснела. Я не думала, что она может краснеть!

— Ну, это то, что я люблю делать, — пробормотала она. — Это и ещё не портить всё к хуям.

— Ты прекрасно справляешься с тех пор, как мы покинули Хуфингтон, — признала я, натягивая свой пыльник поверх новой брони. — Итак… может нам стоит разбудить Глиттер и Бабблгама? — спросила я, бросая беглый взгляд своему отражению в зеркале. Я выглядела как обитатель пустоши. Возможно даже как симпатичный обитатель, из-за того, как броня, облегала мои бёдра. Но это я как-нибудь переживу.

— Да — сказала она, покидая комнату. — Кроме того, я не могу дождаться, когда услышу твой план — сказала она мимоходом, исчезая на лестнице.

Я моргнула.

— Подожди. Что? — Ох, план! План!

…я обречена.

* * *

Мы нашли Глиттер в её «бизнес-люксе», посапывающую на куче очень чистых матрасов. Не знаю, складывали ли сюда тимберджеки самые чистые подстилки, или их лидер, кем бы он не был из тех мёртвых пони внизу, в самом деле был чистюлей.

— Глиттер, — сказала я, слегка потрясывая свою подругу за плечо. — Пора вставать!

Глиттер посмотрела на меня, открыв один фиолетовый глаз и, используя магию, ударила меня подушкой.

— Ещё десять минут… — застонала она.

— Глиттер, где Бабблгам? — беспечно спросила Блэкджек, выглядывая из-за меня.

Моя фиолетовая подруга немедленно вскочила и задвигалась.

— Я встала! Я встала! Я готова идти! — сказала она, её грива стояла дыбом, пока она спускалась с кучи. Мне было любопытно, где запропастился наш земной симпатяжка, но Глиттер была на грани паники. — Где он? Айвар не напал прошлой ночью, нет? Ох, божечки, — забеспокоилась она.

Я наклонилась и обняла её голову копытами, теребя за щеки.

— Нет, никаких нападений. Его просто не было здесь, когда мы пришли, чтобы разбудить тебя. Хочешь поискать его с нами? — спросила я. Глиттер кивнула так быстро, что я чуть не свалилась с копыт. Я не была уверена, что нашло на мою фиолетовую подругу. Бабблгам более чем способен постоять за себя!

Мы, с Глиттер и Блэкджек, скитались по верхнему этажу мотеля в поисках Бабблгама.

— Когда соберёмся вместе, то поговорим о плане Трен, — произнесла Блэкджек, пока мы искали. Я предположила, что у высокого земного пони не было… приветики!

Три кобылы застыли при виде внутреннего дворика снизу. Бабблгам нашёл  достаточно большую для себя бадью, и в данный момент принимал ванну. Его роскошная грива розового цвета была вычесана и струилась, пока жеребец работал над своей холкой куском мыла. Вода стекала каскадом с его мускулистого, подтянутого тела — я почувствовала своими крыльями тот странный зуд, что испытывала прошлой ночью.

— Я… — начала я, просто уставившись на довольно впечатляющую демонстрацию влажного тестостерона передо мной. — План? — слабо пробормотала я. Единственный план, который в этот момент не покинул мою голову заключался в том, чтобы понять, каков Бабблгам на вкус. Этот зад. О, мои богини.

— К чёрту план. План в том, что мы останемся здесь, — ответила Блэкджек, бегая глазами по его формам. Я уверена, что даже Глиттер могла чувствовать волны похоти и страсти от Блэкджек. Это было как стоять рядом с источником испорченности.

Фиолетовая аура захватила нас обоих и со вспышкой мы были небрежно выброшены из мотеля.

* * *

— Итак, Треноди, — сказала Блэкджек, несколько сосновых иголок всё ещё торчали в её гриве, пока мы шли по дороге к северу от Трёх Рек. — Каков план?

Я постаралась не глядеть на неё, когда она прервала мои грёзы с участием задницы Бабблгама. Глиттер убедилась, что мы с Блэкджек пойдём спереди, и я наслаждалась этими грёзами!

— Я… ну, хм, — я на секунду нахмурилась, взвешивая свои варианты. — Честно говоря, у меня есть ощущение, что нас скорее всего снова будут трясти тимберджеки, если они ничем не отличаются от тех, с кем мы столкнулись здесь. Много крышек мы у них не нашли, и они могут что-то заподозрить, если мы попытается купить вход в Фолд оружием их мёртвых друзей.

— Да-да, — произнесла она, взмахнув копытом. — С этим-то всё в порядке, но я имела ввиду… как там это слово… стратегически? Стратегический план? Мы собираемся просто пройти, не создавая проблем, или будем исследовать локацию за локацией, убивая всех, кто посмотрит на нас боком, пока мы ищем профит и развлечения? — спросила она с ухмылкой, глядя на меня сверху.

— Сначала, я хотела бы убедиться, что они не работают с работорговцами, — твёрдо сказала я. — Это идёт вразрез со всеми моими убеждениями, не говоря уже о моих клятвах как Последователя. Тем не менее, что касается деталей… я работаю над этим. У меня такое чувство, что эти пони не совсем готовы слушать, как мы превозносим магию дружбы, — горько ответила я.

Бабблгам позади нас фыркнул.

— Ну, попытаться разобраться в положении дел звучит как неплохая идея. Найдём кого-нибудь не из Тимбержеров и расспросим о ситуации в Фолде? — предложил он.

— Пайн Сап сказал, что Тимберджеки появились несколько лет назад и взяли под контроль всю местную "траву". Я предполагаю, что это имеет большое значение для местных, — сказала Блэкджек, осматривая деревья вокруг нас. — Нам нужно увидеть как они работают. Представляют ли они из себя обычную, локальную банду или являются частью чего-то большего? Назовите меня параноиком, но всегда кажется, что всё в конечном итоге связано.

Учитывая то, через что она прошла, я не могла винить её. Я надеялась, что это просто местная проблема. Деревья вокруг нас действительно были красивыми. К югу от нас многое было мертво и в запустении, так что вид чего-то зелёного и растущего был как бальзам на душу. Далеко к северо-западу поднималась самая большая гора, которую я видела; нетронутая белая вершина, которая стояла в отдалении от других гор в хребте. Я могла только предположить, что это была Гора Хуф.

— Ну, объединяются — это то, что обычно делают большие плохие группы глупых пони, да? — спросила Глиттер Бомб, пока она и Бабблгам шли рядом со мной и Блэкджек.

Я нахмурилась.

— Что ж, Блэкджек, обсуждать со мной тактику почти так же полезно, как спрашивать о методах психологической атаки. Но… если тимберджеки так плохи, как описал их Пайн Сап, и если у них есть связи с Семьёй, то я хочу прикрыть эту лавочку. Но я бы предпочла сделать это таким образом, чтобы по пути не убивать невинных пони, которые просто пытаются зарабатывать на жизнь. Если нам придётся сразиться, то мы сразимся как хирурги, вырезающие рак, а не какие-нибудь бродячие бомжи, которым всё равно по кому стрелять.

— Ты ведь понимаешь, что они оба вооружены гранатами, верно? — спросила Блэкджек, кивнув назад через плечо.

— Эй, некоторые из них не смертельны, — напомнил ей Бабблгам.

— А Каледония научила меня заклинанию, которое заставляет пони делать баиньки, — добавила Глиттер.

Я оглядела текущее вооружение Бабблгама и была вынужденно согласиться с изначальным заключением Блэкджек. Мы действительно не были готовы к операции. Не с охотничьим дробовиком Бабблгама, полицейским дробовиком Блэкджек и гранатами Глиттер… о, богини, мы были вооружены как бомжи-убийцы.

Блэкджек наклонилась и подтолкнула моё плечо,

— Это будет весело!

О, богини… она была не просто вооружена, как бомж-убийца, она была одной из них!

— Окей, значит, наш план — это ранить как можно меньше пони. С нашим оружием. А потом… мы освободим рабов? И профит? — пробормотала я с тревогой. О, это должно было пройти гладко.

* * *

Фолд был расположен в небольшой, но живописной долине, рядом с широкой тесьмой реки, протекающей вдоль западной стороны города. Деревьям совсем не мешала большая часть зданий, некоторые из них прорастали через крыши и создавали своеобразный лабиринт руин, порождая проблемы для прохождения дальше. То, что осталось от поселения, было разделено, кажется, на большой лесопильный цех рядом с рекой, городскую площадь, которая выглядела относительно свободной, и несколькими акрами зелёных равнин, тянущимися на север.

Огромный рекламный щит гласил:

«Добро пожаловать в Фолд, родину прекрасных продуктов из конопли!»

На вид расслабленный, земной пони на выцветшем знаке держал коричневую ткань в одном копыте и коричневую верёвку в другом.

Мы все укрылись в старом здании, что называлось «Неплохие травы Три Хаггер». В магазине воняло хуже, чем в любых других зданиях, которые мы выбирали для остановки раньше, но он давал нам хороший обзор на весь город. Похоже, что Тимбереджеки с остальной частью населения были заняты вырубкой деревьев. Лесопильные мельницы на севере испускали дым, не похоже, что их забросили!

— Ну и ну, они создают пиломатериалы, — прокомментировал Бабблгам, глядя на город снизу через пару биноклей, вытащив их из своей сумки. — Это… очень умно. Если у них получится вырубать деревья в значительных количествах, то во многих местах они смогут продавать это за мешки с блестящими крышками.

— Но зачем они вырубают деревья и перезапускают лесопилку? — спросила я, искренне запутавшись. — Я думала, что этим местом должны заправлять ужасные работорговцы?

Блэкджек рассмеялась рядом со мной.

— Ну, вон с той башней ПОП, могу поспорить, что они перестали заниматься рабовладением ровно в тот момент, как Литлпип открыла небо, Трен, — сказала она, указывая на массивную металлическую башню далеко на севере в конце долины.

— Получается, что они работают… вместе? — спросила я. О, Богиня Луна, прости нас! Мы только что собирались убить ни в чём неповинных пони!

Глиттер Бомб нахмурилась, потрясла своим хвостом, и затем левитировала собственный розовый бинокль из дебрей её хвоста с бантиком. — Я бы не была слишком уверена в этом, Треноди, — Я повернулась, чтобы посмотреть на свою подругу. — Почему земные пони делают всю работу, пока единороги стоят рядом с сердитыми взглядами и оружием?

Я посмотрела через бинокль Бабблгама на сцену, развернувшуюся передо мной. Как я упустила это? Земные пони представляли из себя пёструю и неприятно-выглядящую толпу в тяжелых фланелях, джинсовой ткани и кожаной броне, что вероятно обеспечивала бы скромную защиту от среднестатистических невооруженных коллег. Несколько из них были со странными пистолетами и варминт-винтовками, но большинство было вооружено топорами и бензопилами. Единороги, в тоже время, носили опрятно выглядящую, чёрно-голубую броню и чистые, элегантные карабины. Земные пони может и превосходили единорогов количеством в соотношении пять к одному, но в бою я знала, на кого бы я поставила.

На подвесном мосте, с краю мельницы, я заметила розового жеребца-единорога в причудливой шляпе, идущего вместе с высокой, косматой земной кобылой коричневого цвета — к её спине был привязан топор. У единорога была какая-то нездоровая улыбка во время разговора. Земная пони вовсе не улыбалась, её глаза часто оглядывались на рабочих во дворе мельницы под ней. Хм.

— Однако это странно, теперь, когда ты упомянула об этом, то что хорошее оружие только у единорогов, а у земных пони только топоры и бензопилы, — мрачно добавил Бабблгам. — Что охраняют единороги?

— Ну, им, похоже, нравятся эти здания, — обыденно сказала Блэкджек, указывая копытом в сторону ряда теплиц. Неприлично огромное количество охранников-единорогов патрулировало в окрестности.

— Они просто выращивают кучу очень вкусной моркови? — предложила Глитер Бомб. Фу, морковь.

— Я не знаю, Глиттер, — сказал Бабблгам, окидывая взглядом теплицы. — В них что-то важное. Я имею… вряд ли кто-то будет просто так заставлять большую часть своей охраны следить за чем-то бесполезным, — мрачно произнёс он. —То есть, я не думаю, что они там держат гидру или что-то ещё, но там точно есть что-то, что стоит защищать.

В моём разуме по щелчку всплыли целые плантации вишни. Это стоило того, чтобы защищать!

— Кто, черт возьми, будет держать гидру в стеклянном здании? — спросила Блэкджек , подарив Бабблгаму недоумевающий взгляд.

— Я не знаю. До меня доходил слух, что одну держали во Флэнке, так что… ты расскажи мне. — невозмутимо ответил жеребец, его розовые глаза встретились с красными.

Глаза Блэкджек сузились, когда она посмотрела на него.

— Ты уверен, что мы раньше не встречались? — спросила она.

Бабблгам закатил глаза.

— Как уже говорил — я просто скучный торговец, — сказал он, возвращаясь к разбитому окну, чтобы посмотреть на город. Мне не понравилось, что он только что соврал. Кем был этот жеребец? Я знала, что он нечто большее, чем просто симпатичное личико. И задница. Богини, эта задница…

Я почувствовала, что меня схватила знакомо-щекочущая магия Глиттер и поставила с другой стороны от Блэкджек. Я показала ей свой язык.

— Что?! — спросила я. — Я просто планировала. — Глиттер ничего не сказала, но указала копытом на свои глаза, затем на меня, на Бабблгама и снова на себя. — Не то планировала!

— А что ты планировала, хм? — спросила Блэкджек. Её голос был гладким как карамель, но эта знакомая напряжённость сочилась через эмоции. — Какие будут указания, Капитан?

— Спустимся к ним и зададим вопросы. Представимся торговцами.

— Если мы торговцы, то что мы продаём? — парировала Блэкджек. — Для этого у нас очевидный недостаток товаров и браминов.

— Хорошо, наёмники? Ищем работу? То есть, Бабблгам выглядит чрезмерно пугающим с тем небольшим арсеналом, что у него есть, — ответила я, указывая на всё ещё сломанный гранатомёт.

— О, да. Очень грозный, — мурлыкая, сказала Блэкджек жеребцу. Бабблгам покраснел от внимания, и Блэкджек исчезла в фиолетовой вспышке. Через секунду дверь в кладовую открылась и она вышла оттуда с ведром на голове и шваброй на плечах. — Как ты делаешь это? — спросила она у Глиттер.

— Делаю что? — ответила Глиттер Бомб, вклиниваясь между Блэкджек и жеребцом.

Лучше мне сменить тему, пока они не устроили дуэль за честь Бабблгама… хотя, если бы они это сделали и вырубили друг друга, тогда я бы… нет-нет-нет! Я сразу же промямлила,

— И у нас есть аликорн, которых я там не видела, когда смотрела раньше. Это может быть в нашу пользу!

— У нас есть аликорн? — спросила Глиттер. Моё копыто встретилось с лицом.

— Хорошо. Три прилично вооружённых наёмника. Ты можешь быть нашим разведчиком. Это объяснит то, что ты не вооружена до зубов, — сказала Блэкджек и кивнула. — Хочешь, чтобы я была ответственной? В конце концов, я единорог.

— Каким образом ты им это скажешь? — призадумалась Глиттер, убирая своей магией чёлку Блэкджек, — Вот тут! Он же крошечный как шишка.

— Он не крошечный. Он компактный, — надулась Блэкджек.

— Хорошо, с этими ребятами на самом деле может быть лучше, если ты возьмёшь инициативу на себя, Блэкджек, — сказала я через секунду.

— Ладно, — сказала она, слегка кивнув. — А ты держи ухо в остро и гляди в оба — смотри, что можешь обнаружить. Может быть ты столкнёшься с чем-то, что мы можем использовать. Узнай, что у них здесь за махинации и есть ли способ исправить это, не убивая всех и взрывая весь город, — сказала она, а затем остановилась, когда увидела мой безжизненный взгляд. — Что?

Если её послужной список ещё что-то значит, то, вероятно, именно это мы и сделаем. — Давайте просто пойдём, — сказала я. — И я ткну тебя, если что-то пойдет… не так.

Мы прокладывали свой путь по разбитым бетонным улицам прямо к мельнице. Трава, настоящая живая трава, прорастала между сломанными плитами. Вход в город представлял из себя очередной трейлер. Блэкджек подошла к нему в открытую, с улыбкой во все зубы и пронзительным взглядом.

— Стоять! — прокричал кто-то, у меня было отвратительное ощущение, нахождения под прицелом оценивающих нас единорогов. — Откуда вы? — с вызовом спросила земная кобыла серого цвета.

— Тиклмус, — солгала Блэкджек. — Неприятностей не ищем. Только какой-нибудь бартер и небольшую работу.

Земные пони о чём-то переговорили.

— Вы проделали далёкий путь от гор, — крикнула кобыла.

Блэкджек сделала паузу и нахмурилась.

— О чём ты говоришь? Тикл на побережье.

Охранники немного расслабились.

— Фолду всегда пригодятся хорошие работники. Вы можете обменять свои крышки на наши акции в магазине. Сертификаты — единственное, чем мы торгуем, — сказала серая кобыла. — Если вам это не нравится, то можете разворачиваться.

— Хорошо. Хорошо, — сказала Блэкджек. Рога двух единорогов одновременно засветились и они без усилий подняли трейлер. Я была слегка впечатлена. Я слышала, что только Дарительница Света способна поднять что-то настолько тяжёлое. Мы осторожно прошли — я мучительно осознавала, что в любую секунду фургон мог упасть и превратить Треноди в варенье. Когда мы оказались внутри, трейлер опустили обратно на место.

— Итак, есть здесь какая-нибудь работа для группы наёмников? — спросил Бабблгам, демонстрируя серой кобыле одну из своих победных улыбок.

Она сделала паузу и прямо-таки покраснела, прежде чем сильно потрясти своей головой.

— Мне не известно об этом. Поговорите с Баззсоу. Она здесь за главную. Я проведу вас к ней, — сказала она, а затем подарила Бабблгаму маленькую скрюченную улыбку, как будто не научилась выражать эмоции. — Может быть потом выпьем?

Я могла слышать рычание Глиттер Бомб, подобное дозвуковому гулу. Ладно, может быть Бабблгаму не следует принимать её предложение выпить…

— Звучит неплохо, — невзначай ответил Бабблгам. Богини, он скоро умрёт. Глиттер убьёт его.

— Меня зовут Бабблгам. А тебя?

— Базальт. Базальт Брейкер, — сказала она выразительно, затем её глаза скользнули ко мне, затем к Блэкджек, и я почувствовала от нее ядовитое, медленное отвращение… и что-то в глубине, за маской, скользкое и тонкое. Страх. — Надеюсь, вы надолго здесь задержитесь.

Я пнула Глиттер в голень, когда я почувствовала растущие гнев и ярость в своей фиолетовой подруге. Не сейчас. Я спокойно подумала. Всё же эти отвращение и страх, которые я чувствовала от Базальт, были интересны. Это из-за рога Блэкджек?

Около дюжины кварталов Фолда выглядели, если честно, одними из наиболее процветающих и одновременно удручающих сообществ, что я когда-либо видела. Большинство магазинов в деловой части города представляли из себя ночлежные дома, в которых мелькали десятки земных пони, выглядящие измученными и голодными. Большая часть из них курила трубки с обалденно пахнущей травой, готовила еду на небольших кострах, и в целом просто что-то ждала. Те, кто не был занят, в основном это были тимберджеки и хорошо вооружённые единороги, держались вместе, но небольшими группами в центре города. Там же было что-то вроде салуна, с яркой и весёлой музыкой, играющей пока гангстеры отдыхали внутри. Перед одним из магазинов была меловая доска с ценами на еду в акциях. Я понятия не имела об их обменном курсе, но цены выглядели чертовски высокими. Никто не должен брать сотню чего бы то не было за морковь! Очередь оголодавших земных пони тянулась от главной двери и исчезала за углом.

Я махнула крылом маленькому коричнево-белому жеребёнку земного происхождения, который смотрел на меня, пока Базальт вела нас мимо. Её мать быстро притянула её к себе, когда мы проходили, в глазах кобылы были страх и смятение. Что ещё за эксплуатация тут была? Сто акций за морковь? Семьдесят пять сертификатов за воду? Воду?! Здесь есть, чёртова река! И они платят за воду?

Я подбежала поближе к Блэкджек и прижала своё лицо к её уху.

— Обратила внимание на разницу между земными пони единорогами? — спросила я, хмурясь. — Они берут плату за воду!

Блэкджек взглянула на меня, а потом слегка улыбнулась Базальт.

— Хей. Базальт. Что за фишка с единорогами?

Мгновенная ненависть и страх вырвались из нашего эскорта.

— Какая фишка?

— Только у них хорошее оружие. У меня глаз намётан, — небрежно сказала Блэкджек.

— Не обращай на них внимания. Ты здесь для работы. Работай. Получи зарплату. Вали отсюда, если тебе не нравится, — огрызнулась она. Блэкджек явно была неправильной пони для вопроса. Она оглянулась на Бабблгама и кивнула ему.

Он немножко поколебался, а затем подошёл к Базальт с другого бока.

— Эй, не нужно вести себя так, Биби — Биби? Он знает эту кобылку две минуты и уже придумал ей грёбанное прозвище? — Мы просто хотим знать что к чему.

Она моргнула и подарила Блэкджек с Глиттер прохладный взгляд.

— Просто скажу, что если ты единорог, то тебе не о чем беспокоиться. Это всё, что я могу сказать.

— А что насчёт пегаса? — спросила я. Вопрос сорвался с моих губ прежде, чем я смогла остановить себя. Проклятие.

Она моргнула, как если бы произнесла общеизвестный факт.

— Ха-ха, хо-хо, кого это вообще ебёт? — ответила она, пожимая плечами. Мои уши поникли. Ох, так вот что это за город. — Всё, что имеет значение — это шишка на твоей голове. Если она у тебя есть, то беспокоиться не о чем.

— Но шишка на моей голове в зачастую, как бы, наоборот становится проблемой, — тихо произнесла Глиттер, подарив Базальт режущий взгляд. — Я не думаю, что она делает меня особенной. — сказала она как ни в чём не бывало.

— Поверь мне. Местные буду считать тебя чрезвычайно особенной. Ты будешь… — она внезапно замолчала, когда её окружила золотая аура. Глиттер хватала меня своей магией много раз, превышая разумные пределы, но это сияние было, фактически, как мощный удар золотого копыта. Её рот с силой сомкнулся, когда она попыталась выбраться.

— Прошу прощения, — раздался позади нас милый, интеллигентный голос. Повернувшись, я заметила четырёх единорогов стоящих плечом к плечу. Все их рога светились одной и той же аурой. — Клянусь, что слышала как земная пони вела себя так, словно у неё есть право на мнение, — сказала угрюмая кобыла с кремовой шёрсткой и красной гривой, всё тело, осанка и улыбка которой кричали "Пизда!". Странно, их магия была не только поразительно одинаковой в оттенке, но и до ужаса яркой, слишком яркой. — Я надеюсь, что она не вызвала у вас неправильное представление, — произнесла она сладко Блэкджек, их красные глаза ненадолго сцепились.

О, я думаю, что она произвела правильное представление. Я хотела поговорить, но поняла, что прямо сейчас мой рот могут так же просто захлопнуть как и бедную Базальт.

— Нет. Теперь отпустите её, — сразу подала голос Блэкджек. Красногривая кобыла взвела брови, Блэкджек добавила, — Пожалуйста. — Она поджала губы, а затем посмотрела на подвешенную Базальт. Её рубиновые глаза сузились, и затем последовал резкий щелчок и приглушенный крик кобылы. Затем золотое свечение, разделяемое между четырьмя рогами, исчезло. Базальт рухнула в один миг, стиснув зубы, явно пытаясь не зарыдать, поскольку её левая передняя нога имела теперь дополнительный сустав, которого раньше там не было.

Я подбежала к Базальт, игнорируя квартет единорогов. Глиттер бросилась за мной за мной, когда я осторожно осматривала её ногу.

— Тебе не стоит о ней заботиться, — сказала главная кобыла. Её голос был сладким как сахарин, но эмоции под маской были полны отвращения и нездорового веселья. — Земные пони очень сильны. Даже со сломанными конечностями. — фыркнула она, — Они не настолько чувствительны к боли как настоящие пони.

Мне хотелось что-нибудь сказать. Я чувствовала, что должна сказать что-нибудь. Кем, чёрт возьми, считают себя эти пони, раз просто так ломают чью-то ногу, а затем ещё смотрят на свою жертву словно она не лучше, чем рад-таракан? Я сжала зубы и вытащила из седельных сумок лечебное зелье, не смотря на слова кобылы. В пизду её.

— Я Последователь, — резко произнесла я, потянувшись и поставив зелье перед Базальт, поскольку приготовилась вправлять ей ногу. Хорошо. Я уже видела как это делали, я смогу это сделать. — Я сама решаю о ком мне заботиться. — Я вытащила небольшую шину из припасов в своих сумках, а также чистую ткань.

— Она имела в виду, что следует за мной, — сразу поправила Блэкджек. — Упёртая. Ну вы знаете этих пегасов, — произнесла она, нахмурившись в мою сторону.

Очевидно, что единорог не знала, но, честно говоря, её это больше не заботило.

— Довольно, — просопев, произнесла она. Базальт, однако, смотрела на меня, явно ставя под сомнение мой внезапный альтруизм. И оказалась достаточно благоразумной, чтобы не спрашивать меня об этом перед единорогами.

Я передала Базальт ткань.

— Прикуси это. Будет… больно несколько секунд. — Базальт посмотрела на меня с тревогой, когда я положила своё копыто на её. Представив как белый, горячий поток боли от её переломанной кости перетекает в моё тело, я сжала зубы от наполнившей меня боли. Оу-оу. Ладно. Это… очень больно. Нужно пореже ломать кости.

Базальт сжала ткань ртом, а я потянула её ногу. Болезненный влажный хруст вырвался из конечности, вставшей на место — Базальт закричала через тканевую капу. Я забрала большую часть её боли, немного крови начало стекать по моей левой ноге, пока я пыталась облегчить её страдания.

— Пей, — прохрипела я, накладывая шину. — Утром станет получше.

Квартет одинаковых, или почти одинаковых единорогов жутко уставился на меня. Что? Что-то не так, сеноёбы? Я кровоточащий пегас, который лечит пони по приколу. Отъебитесь. Удержав на мгновение дерзкий взгляд, я посмотрела на Блэкджек.

— Простите, босс, я возмещу расход припасов позже.

— Не парься, — сказала Блэкджек, одарив рыжеволосую кобылку кривоватой улыбкой. — Я Рыбка. Это Трэн, Би Джи, и Джи Бомб. Мы просто наёмники, ищущие какую-нибудь хорошо оплачиваемую работу.

— Ну, я знаю, что Пекулиару всегда пригодится толковый единорог. И аликорн… — она взглянула на Глиттер Бомб, которая достала из своих седельных сумок солнцезащитные очки, раскрыла их щелчком и одела, скорчив небольшую, но надменную ухмылку. Стервозная кобыла покосилась на Бабблгама, и я почувствовала обычное вожделение кобылы к жеребцу ради жеребёнка, но в тоже время меня захлестнуло само-отвращением.

— Какая жалость, — пробормотала она, а затем, задержав пару секунд на мне свой взгляд, отвернулась и пренебрежительно фыркнула. — В любом случае, отведи их к цеху и не задавай вопросов — если повезёт, Базальт, то я не стану ломать тебе ещё одну ногу.

— Конечно, Свитнесс. Никаких проблем, — произнесла Базальт тихим голосом, пытаясь сдержать страх и ярость. Эту суку звали «Свитнесс»? Да в ней столько же сахара как и в Циннамон. Если подумать, то она и мой самый нелюбимый фестрал выглядели поразительно похожими друг на друга.

— Пока-пока! — произнесла кобыла Блэкджек, состроив широкую улыбку и… пресвятые богини, она искренне вложила в эту улыбку симпатию к Блэкджек. Не знаю как, но это было даже хуже, чем быть пиздой 24/7. Она развернулась и вместе с тремя жеребцами ушла в сторону салуна.

Базальт смотрела на всех нас, четверых, со смесью трепета и замешательства. Её серо-голубые глаза остановились на мне.

— Ты истекаешь кровью, — мягко произнесла она, с трудом поднимаясь на копыта. — Ты истекаешь кровью, а мне не так больно как должно быть.

Я наклонила голову и посмотрела на рану, открывшуюся на моей левой ноге.

— Ничего страшного. Нам следует, вероятно, пойти с тобой к Баззсоу и Пекулиару. — сказала я, перематывая своё переднее копыто бинтом из сумки.

Блэкджек кинула убийственный взгляд в сторону салуна.

— Вот мы и встретились снова, Дейзи, — пробормотала она, проговаривая слова с холодным рычанием, что не лучшим образом сказалось на нервах Базальт. От неё потянуло страхом, но земная пони ничего не сказала.

— Мне тоже не понравилось её эмоциональное состояние, — сказал Бабблгам, подходя к левому боку Базальт. — Иди вперёд и опирайся на меня, Биби, — нежно предложил он. — Сейчас — это лучшее, что мы можем сделать для исцеления твоей ноги.

Глиттер Бомб подскочила к правой стороне Базальт.

— Я тоже могу помочь. Мне жаль, что эта злюка сломала твою ногу, — сказала она, указывая своим рогом на её ногу. Мягкое, блестящее свечение фиолетового цвета окутало ногу кобылы — страх вспыхнул по всему телу Базальт, но её боль исчезла, когда Глиттер применила анестезирующее заклинание. — Кое-что, чтобы унять твои «ой»

— Я ... ух. Точно. — сказала Базальт, полностью полагаясь на то, что произошло. — Ты не....— она начала говорить, но оглянувшись назад на единорогов замолчала.

— Всё верно. Мы не местные. Мы из Тиклмуса, — заявила Блэкджек одновременно твёрдо и вежливо. Базальт посмотрела на неё скептически, её страх уменьшился, но не исчез полностью. — Глиттер, — произнесла Блэкджек, пока мы двигались к лесопильному цеху. — Ты заметила что-нибудь странное в магии этих единорогов? — спросила она невзначай.

Глиттер сморщила лоб, сильно задумавшись.

— О! Они вроде как использовали магию вместе! Так же как мы когда-то использовали заклинание телевитирования с Каледонией и Драй Клин Онли!

Я взглянула на Блэкджек, запутавшись.

— Что в этом такого особенного?

Глиттер посмотрела на меня очень серьёзно.

— Аликорны могут делать магию вместе только когда зелёные с нами. Иначе мы не сможем связать нашу магию. Мы просто делаем это в одиночку. Синим и пурпурным нужны зелёные, чтобы усилить наши заклинания! — сказала она с кивком. — Что означает, что если эти придиры могут такое делать, то они могут быть очень опасны для нас.

Блэкджек кивнула. — Это то, чего я боялась, — сказала она. — Можешь перестать поддерживать её, Глиттер. Мы приближаемся к посту охраны мельницы.

Мельница была заблокирована массивным ограждением из цепей. Как обычно, два единорога в блестящих чёрных и синих боевых доспехах стояли, когда мы приближались. Мне казалось, что я начинаю чувствовать город, и мне не нравилось то, что я чувствовала. Слишком много отчаяния и депрессии на мой вкус. Весь город нуждался во врачевании. Вот жеж.

Базальт помахала единорогу.

— Мне нужно переговорить с Боссом и Пекулиаром, — прокричала она. Одетый в чёрное единорог кивнул, и на этот раз только у одного пони засветился рог. Тёмно-зелёный жеребец, с золотой магией, осторожно потянул магией колючую проволоку, давая нам возможность зайти внутрь. Но в этот раз защита была выставлена изнутри ворот, не снаружи. Странно.

Мы проследили за Базальт по рабочему двору пиломатериалов. Все пони вокруг нас натягивали бревна, укладывали срезанные доски, или использовали топоры и массивные пилы, чтобы отпилить небольшие ветви от упавших деревьев. Весь двор пах мокрым деревом и чем-то кисловатым. Это было не приятно.

— Кто-то пописал на дерево? — спросила Глиттер Бомб, сморщив свою мордочку от запаха.

— Зелёный лес всегда немного воняет. Помните, что эти деревья были живы до недавнего времени, — объяснила Базальт, когда мы рысили по двору. — Ты привыкаешь к этому через некоторое время. Хотя двор пахнет удивительно, когда мы получаем груз кедра. — Я ощутила лёгкое чувство расслабления от Базальт. Как будто бы струна, натянутая под весом птицы, балансирующей на этой линии, и расслабилась, когда птица поднялась в воздух.

Базальт привела нас в офис с надписью «Бригадир». Она постучала в дверь один раз, и спустя мгновения дверь распахнулась, розовая магия обернулась вокруг дверной ручки. Розовый жеребец с жёлтой гривой и в очень высоком цилиндре, моргнул нам. — Да? — сказал он Базальт, удивительно любезно, заставив её сбавить темп. Что-то в этом единороге внезапно заставило меня насторожиться, хотя он, казалось, был внешне одним из наименее угрожающих, которых я видела... вообще. Просто круглый, упитанный небольшой единорог в цилиндре.

— У меня есть несколько новобранцев, чтобы представить боссу, мистер Пекулиар, сэр, — сказала она, отводя глаза вниз, глядя на свои копыта.

Жеребец расплылся в широкой ухмылке, глядя на нас. Или точнее, когда он смотрел на Блэкджек и Глиттер. Я ожидала то же презрения, которое я получила от Свитнесс, но вместо этого почувствовала неправильность, исходящую от него, которую я никогда прежде не чувствовала у пони. Это был тихий холод, который просачивался из каждой поры. Та счастливая, гостеприимная ухмылка, вероятно, была такой же фальшивой, как его несочетающиеся глаза, один оранжевый, а другой фиолетовый, останавливающиеся на каждом из нас. Я была рада, что он едва обратил на меня внимание.

— Понимаю. Понимаю, — пробормотал он. — Ну, Баззсоу сейчас очень занята. Много бумажной работы и всё в таком роде, — сказал жеребец мягким, почти интимным голосом. Я не могла сделать шаг назад. Что-то в нём заставило мои перья чесаться, но я не могла точно распознать в этом что-то определённое. У него была уложенная, в стиле помпадур, грива и старый цилиндр, из-под которого тянулся локон. Блэкджек просто смотрела на него, слишком долго — я ткнула её в бок.

Блэкджек моргнула, а затем изобразила свою привычную ухмылку.

— Ну, несомненно у неё найдётся время для единорога, который ищет работу здесь. Вся моя команда — это закалённые наёмники. Мы даже немного пошумели с рейнджерами вблизи Портландии, пока шли сюда, — сказала Блэкджек, глядя на своё копыто. — Так что если она не хочет нас видеть…

Розовый жеребец приподнялся, на слове «Рейнджеры» — его выражение прояснилось с почти пугающей быстротой.

— Ай-яй-яй, и вы пережили встречу? — спросил он, выйдя на трап, на которым мы стояли. — Это довольно впечатляюще!

Блэкджек пожала плечами.

— Просто бизнес. Теперь ты позволишь нам встретиться с Баззсоу или нет? — спросила она, поворачивая голову таким образом, что промелькнул её маленький, — я имею ввиду компактный — рог.

Он не сразу ответил. Эта ухмылка, казалось, превратилась почти в детский восторг.

— О. Да. Наёмники. Да. Солидные наёмники. Да. — сказал он нежным голосом. — Как странно. Я был уверен… весьма-весьма уверен… что я знал все-при-все компании наёмников в регионе, способные потягаться с рейнджерами. Да. Весьма уверен. — Мой желудок скрутило как только он посмотрел на нас. Его глаза встретились с моими и я почувствовала… это было своего рода вторжение. Это заставило мой живот сжаться, и на мгновение его улыбка дрогнула.

Его лицо снова стало приторно-сладким, как только чувство пропало.

— Оу, простите мои манеры. Я Пекулиар, советник… Мисс Баззсоу, — Сказал он, медленно кивая. — Советую сделать ей одно. Советую сделать ей другое. Я умею советовать. — Промурлыкал он и снова кивнул. — Очень хорошо умею. Она руководит Тимберджеками, поймите. Я просто советую. — Затем он окинул взглядом Базальт. — Ох, что произошло с твоей ногой? — сказал он, беспокойство в его голосе было таким же плоским и фальшивым, как и его дружелюбие.

Базальт не ответила мгновенно, так что слово взяла Глиттер Бомб.

— Одна из ваших злюк по имени Свитнесс сломала её!

— О, боже! Она? — спросил Пекулиар с шокированным вздохом. Базальт по-прежнему не отвечала.

— Ты же знаешь, что она это сделала! — настаивала Глиттер. — Скажи!

Базальт слегка сжалась от слов Пекулиара.

— Это… это был несчастный случай, Пекулиар, — сказала земная пони серого цвета, сделав пару шагов назад от розового единорога. Она выглядела, словно практически ожидала, что Пекулиар переломает её исцеляющуюся ногу.

— Базальт? — спросила Глиттер, опуская уши.

— Ай-яй. Ну, я надеюсь, что этого больше не повторится. Так много… несчастных случаев с кобылой, которая только страдает, — ответил он. Его тёплая улыбка мгновенно вернулась, как будто он поменял одну маску на другую. — Ну, я покажу им остаток пути. От них не будет… проблем…

Его глаза, оранжевый и фиолетовый, сверлили меня, из всех пони, и я сновала почувствовала как скручивается мой желудок. Базальт резко кивнула и развернулась, хромая вниз, к коридору. — Что же, прошу, проходите! — сказал он, освобождая путь в офис Баззсоу.

Внутренняя часть была украшена тем, что я предполагала, было местной древесиной. Пахло кедром. Прекрасный аромат в украшенном деревом офисе заставлял чувствовать себя более чем уютно, как дома. Каждый предмет мебели выглядел так, будто он был вырезан вкопытую или вытесан из массивного дерева, одного из тех, с которыми работали снаружи в цеху. За самым украшенным столом в офисе сидела земная кобыла, с очень напряжённым и сварливым взглядом. Её грива представляла из себя серые дреды, они свисали на её правое плечо. Как и многие другие тимберджеки, она носила красную фланель, которая ужасно сочеталась с её тёмно-лавандовой шерстью.

— Мисс Баззсоу, — сказал Пекулиар, заставляя кобылу поднять на нас взгляд. — Базальт была достаточно любезна, чтобы сопроводить эту группу прекрасных пони, чтобы увидеть вас. Очевидно, что они ищут работу. Они наёмники. Да. Прекрасные наёмники. Они одолели несколько рейнджеров. За Портландией. Разве это не интересно? — пробормотал он.

— Разве тебе не нужно допрашивать заключённых? — огрызнулась кобыла.

— Нужно. Было. Уже нет. Они не знают кто стоит за саботажем, хотя один из них действовал сам по себе, — равномерно произнёс он. — Я просто помечал в заметках, когда эти… — Пекулиар повернулся, подарив нам ликующую улыбку, которая сошла секундой позже, — впечатляющие наёмники… прибыли.

— Я поговорю с ним. Заклинание дознания, — усмехнулась Баззсоу.

— Ох, — он быстро удивлённо моргнул. — Ох, дорогая. Боюсь, он не в состоянии для заклинания, мисс. Или говорить. Или думать. Он все ещё дышит. Да. Дышит. Я полагаю. Возможно. — кивнул он. — Предполагаю.

— Проклятье, Пекулиар! Это не твои обязанности, — взревела она, поднимаясь на копыта. Его маска не ускользнула, но я почувствовала, как внутри него растёт холод. — Найди того, кто саботирует мою лесопилку. Я разберусь с этими наёмниками.

— Ты хочешь, чтобы я прекратил липнуть к своему креслу? А если тебе понадобится совет? Я могу быть очень липким, если хочешь, — сказал он с фальшивым выражением досады.

— Я хочу, чтобы ты делал свою работу. Теперь найди этого диверсанта. И побыстрее. У меня голова болит! — пробормотала она, потирая висок.

Он молчал несколько секунд.

— Конечно. Конечно. Я понимаю. Я их найду. Я сделаю. Это просто вопрос времени. И коленных чашечек. И близких. Кто-нибудь заговорит. Я в этом уверен. — он остановился, пристально посмотрев на меня. Я почувствовала как меня как будто разбирали на детали — холодная, неизвестная мне, эмоция сочилась из него. Я подняла свои эмоциональные щиты. Что-то в том, как он смотрел на меня, что-то в этих разных глазах, заставило меня хотеть убежать как можно дальше от него. Затем он улыбнулся, как жеребёнок, услышавший забавную загадку, — я никогда так не хотела воспользоваться телепортацией, как сейчас.

— Пекулиар. Вон! — зарычала Баззсоу. — И держи мою рабочую силу в рабочем состоянии. Пони со сломанными ногами мне не нужны. — резко сказала она. — Особенно, если их ноги сломаны моим главным помощником, а не деревом, падающим на них. Несчастные случаи — это одно. Твои несчастные случаи — это совсем другое. Теперь прочь.

Холод внутри Пекулиара обратился льдом. Но он продолжал улыбаться, склонив голову.

— Да, да. Вон. Выхожу. Никому не нужна помощь бедного Пекулиара, — сказал он, надувшись на Баззсоу и угрюмо вышел за дверь. Он взглянул на меня в последний раз перед уходом, и мне пришлось сопротивляться желанию дать ему эмоциональный отпор. Это истощало меня больше, чем стоило.

Блэкджек ждала, пока дверь не захлопнется, прежде, чем заговорить.

— Жуткий ублюдок, — сухо сказала она.

Баззсоу фыркнула в ответ и покачала головой, глядя на нас. Она казалась не столь впечатлена Блэкджек и Глиттер, сколько мной и Бабблгамом. Хорошо, возможно, только Бабблгамом. Меня снова упускали из виду.

— Итак, вы наёмники? Для чего, чёрт возьми, мне нужны наёмники? — спросила она, оглядывая нас всех по очереди.

— Ну, на данный момент, — сказал Бабблгам, улыбаясь кобыле и включая свой шарм, — Как по мне, вы могли бы использовать небольшую помощь в отслеживании маленьких актов саботажа. Просто так получилось, у нас есть способы получения информации, которые не связаны с разбитыми коленными чашечками.

Баззсоу, казалось, не впечатлилась очарованием Бабблгама, но его предложение расследовать саботаж, казалось, заставило её задуматься.

— Хорошо, но чего вы добиваетесь? — спросила она, глядя на нас, недоверие приглушало её общую сварливость. — Вас прислала Семья?

Блэкджек покачала головой.

— Неа. Как я сказала Базальт и Пекулиару — мы наёмники, которым нужна работа. Пришли из Тиклмус, через Портландию. Посчитав, что в Фолде нам смогут бросить больший вызов.

Баззсоу еще раз тяжело выдохнула через нос, затем пожала плечами.

— У вас есть крышки, чтобы заплатить за место для проживания? Я чертовски уверена, что у вас нет акций для этого, — спросила она, глядя на нас. — Не знаю, есть ли у нас что-нибудь, куда вы поместитесь, большая мисси, — сказала она, обращаясь к Глитер Бомб.

— Я привыкла к маленьким кроватям, мисс Соублейд. Я просто прижимаюсь к Бабблгаму и, кажется, это работает, — сказала Глиттер невинно, хотя Бабблгам покраснел при упоминании их близости.

— Ну, маленьких кроватей у нас в достатке. По крайней мере есть место, где вы можете остановиться. — сказала Баззсоу, глядя на меня и Блэкджек. — хотя я думаю, что у вас, вероятно, будет место для отдыха лучше, чем у большинства новичков здесь. Не уверена, куда положить малышку. Она выглядит так, как будто её сожрёт любой из здешних голодных жеребцов. Такие маленькие и милые вещи обычно очень популярны.

— Она моя, — сказала Блэкджек, обняв меня передней ногой и подарив Баззсоу убийственный взгляд. Ох, снова это порхающее чувство. — Куда я, туда и она. Пегасы. Их надо держать на коротком поводке.

На кого это ты планируешь надеть поводок, Блэкджек?!

Баззсоу пренебрежительно махнула копытом.

— Хорошо. Встретьтесь с Базальт, она сможет обменять ваши крышки на сертификаты. На следующее утро ко мне, сюда. Мы поведаем вам о нашей маленькой саботажной загадке. Может быть, ваш взгляд будет лучше, чем его королевская напыщенность, — насмешливо произнесла она. — Теперь убирайтесь.

* * *

Несколько часов спустя мы "расслаблялись" в единственном салуне города. Я не была уверена на сто процентов, почему Блэкджек решила, что это был лучший способ для нас разобраться что и к чему, но с наших запасов крышек и изъятого преимущества мы смогли получить достойную сумму в акциях. Более чем достаточно, чтобы купить хорошую еду в салуне, хоть никто из нас не заказал алкоголь.

Все вокруг нас, единороги и гангстеры были разобщены, но изредка смешивались. Земные пони оставались на одной стороне бара. Единороги —другой. За некоторыми исключениями. Несколько единорогов поменяли свои блестящие формы на стандартную фланелевую и джинсовую одежду тимберджеков.

— Так, не каждый единорог выпил пунша, — шепнул Бабблгам, оглядев салун. Большой земной пони получал много завистливых взглядов от жеребцов в кафе. Несколько любовных тоже. Глиттер рычала почти на каждую кобылу, которая подбиралась к нашему столу. Я беспокоилась, что это может быть не лучшее место для пребывания.

— Да, похоже между тимберджеками и Семьей что-то происходит, — сказала Блэкджек, потягивая слишком дорогую Спаркл-Колу. — Интересно, имеет ли это какое-то отношение к актам саботажа вокруг лесопилки, ммм? — спросила она, опуская взгляд на меня

Я пожала плечами, честно говоря меня больше заботил тот факт, что я почти ожидала превращения Глиттер в такую ревнивицу, что она начнёт шипеть на каждого пони, который даже посмотрит в сторону от Бабблгама. — Хм-м? Ох. Может быть? Я не знаю, — рассеянно призналась я.

Блэкджек посмотрела на меня, посмотрела на Глиттер, потом оглянулся на меня. Она издала многострадальный вздох.

— Глиттер Бомб, ты не против пойти со мной в комнату для кобылок?

Глиттер моргнула. — Что? О! Ну, конечно! — она встала и последовала за Блэкджек.

Бабблгам посмотрел на удаляющуюся парочку, потом повернулся ко мне.

— Почему кобылы всегда ходят вместе, когда им нужно, ну знаешь, выйти?

— Моральная поддержка, — сказала я с ухмылкой, а потом вздохнула.

— Хорошо, итак, у меня к тебе вопрос, Бабблс. Несколько, на самом деле, но я собираюсь начать с одного, если ты не против?

— Хорошо, давай.

— Какие у тебя планы относительно Глиттер?

Бабблгам пил воду из стакана и поперхнулся.

— Я… погоди, что? Мои планы на неё?

Я спокойно посмотрела на него.

— Слушай, очевидно, ты ей нравишься. Я просто спрашиваю. Как друг. Я хочу убедиться, что ты не причинишь ей вреда.

— Не знаю, заметила ли ты, но она аликорн. Я не знаю, смогу ли я причинить ей боль, даже если захочу! — сказал Баббглгам. Он поднял копыто на моё раздражённое выражение лица. — Тем не менее, она мне нравится. Она...— он почесал затылок копытом. — Честно говоря, она очаровательна. Она милая. Глупенькая. Но в ней есть внутренний огонь, который я нахожу очаровательным, даже если она не осознаёт своей силы.

Я кивнула, пока Бабблгам говорил. Хорошо, пока он справляется.

— Я просто… не знаю, что делать в таких ситуациях. Кобылки никогда не были заинтересованы во мне. Тем более такие роскошные, как Глиттер, — моё уважение к Бабблгаму выросло примерно на десять очков. — Вот почему я ничего не предпринимаю. И я боюсь, что Блэкджек может убить меня.

Вопреки себе, я рассмеялась.

— Я почти уверена, что Блэкджек просто угрожала бы убить тебя. Но на самом деле не убила бы. Наверное. — Я нахмурилась от этой мысли. — В любом случае, я просто хотела знать, что у вас с ней. — Я пожала плечами, слегка покраснев. — Сам понимаешь, нужно присматривать за подругой.

Бабблгам глубокомысленно кивнул, на его щеках краснел румянец.

— У меня просто не было подходящего момента, чтобы, знаешь, спросить, хочет ли она пойти на свидание или что-то ещё. Мы были так заняты путешествиями, что… довольно трудно позвать кобылку выпить. Знаешь?

Я не могла с ним спорить.

— Хорошо, хорошо. Просто знаешь, дай нам знать, когда соберёшься! Я имею в виду, мы вроде бы предпочитаем быть в курсе таких вещей!

Бабблгам фыркнул.

— Как будто Глиттер будет держать это в секрете очень долго…

— Честно говоря, Бабблгам, просто будьте осторожен с ней, — предупредила я. — У нее может быть тело кобылы, но она… по большей части умственно нашего возраста. Она только сейчас понимает, что жеребцы выглядят красиво и хорошо пахнут, и очень силь… — Я кашлянула в копыто, чтобы заткнуться. — Просто будь осторожен с ней, хорошо?

Бабблгам снова кивнул.

— Я буду. Теперь, ты сказала, что у тебя есть ещё вопросы ко мне? Есть причина, по которой ты пытаешься получить информацию у типичного парня на вечеринке? — спросил он, играя бровями.

Я закатила глаза.

— Раньше, когда ты сказал Блэкджек, что прежде вы не встречались? Почему ты солгал?

Розовые глаза Бабблгама сразу застыли.

— Я не лгал, — сказал он, — но язык его тела и сильное чувство страха, которое излучалось от него, как зловоние в жаркий день, говорили мне иное.

— Нет, ты солгал. Я чувствую это, помнишь? Что такого плохого в том, что ты встречался с кем-то, кого ты считал Блэкджек? — спросила я.

Бабблгам молчал, оценивающе смотря на меня, его розовые глаза дрожали, пока он изучал меня. Наконец, он заговорил.

— Потому что я не думаю, то, что ты сказала, будто она похожа на Охранницу, правда. Я думаю, что она и есть Охранница. — сказал он тихо.

Удивление отразилось на моём лице, когда я расширила глаза.

— Пш, почему ты так думаешь? — сказала я, пытаясь звучать пренебрежительно и не встревоженно.

—Потому что я жил в Капелле, когда она была там в теле пустышки раньше. Это не первый раз, когда душа Охранницы не в её теле. Её оригинальное тело могло быть уничтожено, когда огромный космический камень упал на неё, но где доказательство, что её душа снова не переместилась? — Спросил он, его глаза не позволяли моим отвести взгляд. — и она очень бурно отреагировала на упоминание Морнинг Глори. Кобылы не знакомые с ней не сказали бы то, что сказала Блэкджек. Не размякли бы так сильно при упоминании её доброты. И если бы у неё не было хотя бы каких-то знаний об Охраннице, она бы не говорила, что моё умение обращаться с гранатами это «фишка земных пони». — серьёзно ответил он.

Я не знала, что сказать. Тревога скребла мои внутренности, пока я боролась за слова, чтобы оспорить, нет, отрицать его тревожно точную оценку ситуации. Это было совсем не то, чего я хотела! Он и Глиттер не должны были знать, что Блэкджек была действительно, ну, Блэкджек!

— Ты в курсе, что ты сидишь молча и смотришь на меня, словно я превратился в адскую гончую, а это не особо заставляет меня думать, что я заблуждаюсь, — сказал Бабблгам после долгого молчания. — Она — Охранница, да?

Я пыталась найти способ отрицать это. Я действительно, действительно не хотела, чтобы Бабблгам был замешан во всём этом. Я не имела никакого права!

— Как долго ты подозревал? — услышала я свой шёпот. Это было странно, чувствовать, словно я наблюдаю, как будто эта сцена происходит не со мной.

Бабблгам легко улыбнулся мне.

— С тех самых, как она попала в точку, тем, что я ненавижу одиночество. То есть она была почётным членом искателей. Я был искателем во время битвы за Хуфингтон, но убежал когда битва закончилась. Большинство моих друзей погибли во время сражения, или были усыновлены другими пони. У меня никого не было. Так что когда я увидел её в моём доме, когда услышал, как она говорит, когда увидел её телепортирующуюся мне за спину в мгновение ока… я вспомнил.

— Я вспомнил кобылу, стоявшую на импровизированной сцене и умолявшую всех нас поверить в то, что она была Охранницей. Что она перенесла свою душу в тело пустышки. Я видел как она пила порчу словно это молоко брамина. — Он вскинул голову, позволив своей длинной роскошной розовой гриве упасть ему на плечи. — Никто никогда не говорил, что случилось с её новым телом, после того как она вернула киберизированное.

В основном потому, что это должно было быть одним из самых тщательно охраняемых секретов в Хуфе. Хорошая работа, Треноди. Отличный способ всё испортить и найти единственного пони во всей богинями проклятой пустоши, который помнил Блэкджек, когда она в первый раз была в теле пустышки.

— Луна, выеби меня ночным светилом, — пробормотала я, потирая виски и наблюдая, как Блэкджек с Глиттер подходят из комнаты для кобылок. — Мы вернёмся к этому позже.

Бабблгам кивнул и вежливо встал, чтобы предложить табурет Глиттер.

О, богини…

* * *

Я плюхнулась на кровать в комнате, которую арендовала Блэкджек. Я уже перенесла больше, чем несколько непристойных комментариев о том, что я «домашний пегас Рыбки», прежде чем мы добрались до третьего этажа того, что когда-то было довольно приятным отелем, но я устала, была измотала, а мои копыта болели от долгой ходьбы.

— Агх! Почему я решила так усложнить свою жизнь?! — спросила я, катаясь на спине и накрывая голову подушкой.

— Потому что ты любишь сложности? — беззаботно спросила Блэкджек, и я почувствовала, что матрас двигается рядом со мной, когда она встала на кровать.

Я застонала, а затем хлопнула её по лицу подушкой.

— Нет, мне не нравятся сложности. Особенно, когда эти сложности усложняют то что уже и без того сложно!

— Звучит сложно.

Я пожалела, что у меня не было больше вещей, чтобы бросить в неё когда открыла глаза и посмотрела на её ехидную ухмылку.

— Блэкджек, я серьезно!

— О, я уверена, что это серьёзно осложнено, — сказала она, хихикая, показав мне язык.

Я застонала и скатилась с кровати. Используя копыто, я расстегнула молнию моей брони. Нет смысла пытаться спать в чем-то, у чего были жесткие металлические пластины, соединённые кожей! Я почувствовала лёгкое прикосновение магии Блэкджек, помогающее мне выскользнуть из тесной брони. — Я действительно имею в виду, что это довольно сложно.

Я забралась на кровать и прижалась лицом к удивительно чистой подушке.

— Бабблгам знает, что ты Охранница, — тихо сказала я.

Блэкджек помолчала.

— Хм. А я думала, что история о том, как меня принимают за неё, должна быть очень правдоподобной!

Я вздохнула, покачав головой.

— Ну, она подошла бы, например, для Глиттер Бомб. Она знает тебя от силы неделю. Но Бабблгам был в Капелле с крестоносцами. Наверное, он был одним из тех жеребцов, которые наблюдали за тобой, когда ты в первый раз была в своём пустом теле.

Я подскочила от встревоженной волны ностальгии, потери, печали и само-ненависти, которая поднялась в Блэкджек. Я беспокоилась, что меня собирается смыть потоком черных, синих и кипящих эмоций, которые брызнули в наш маленький номер в отеле. Она сжала зубы и тут же все стало спокойно.

— Блэкджек?

Она покачала головой, глядя на копыто. Её красная с черным грива, казалось, немного поникла, когда она говорила.

— Знаешь, всё, что мы встречаем здесь, напоминает мне о том, что произошло. Ты как Глори. Глиттер похожа на Лакуну. Бабблгам буквально призрак из моего прошлого, у которого тоже оказывается фантастическая задница, как у П-21, — сказала она, покачав головой. — Это то, каким будет моё будущее? Просто наблюдать как отголоски того, что я потеряла, входят и выходят из моей жизни?

— Я не думаю, что мы отголоски, Блэкджек. То есть, все мы по-своему разные. Да, сходства некоторые есть! Глиттер фиолетовый аликорн. Я пегас. Бабблгам привлекательный земной пони. Но подумай о наших различиях. Лакуна никогда не была такой счастливой и веселой, как Глиттер, верно? — спросила я, пытаясь отбить прилив липкой черной депрессии, которая потекла с её стороны кровати.

— Лакуна… была… хорошей. Она была хорошей пони, — пробормотала Блэкджек, ложась на спину. — Лучшей. Она была тем, кем могла быть Богиня. Кем она должна была быть. Всё сострадание. Вся любовь. Всё сожаление. Вся доброта. Перенесли и засунули в одно тело с одним мозгом, поэтому остальным не нужно было мучиться тем, чем они были, — она шмыгнула носом, покачав головой. — Глиттер тоже хорошая. Хорошая кобылка, которая будет хорошей кобылой, если она не сломается раньше. — она протёрла глаза. — Богини, надеюсь, я не сломаю её в этом глупом путешествии.

— Ты боишься за нас? — спросила я.

Она кивнула.

— Я вытащила тебя в богинями проклятую пустошь, как будто это школьная экскурсия. Я идиотка, — её голос мягко прошипел, а затем упал. — Но это был единственный способ которым я могу помочь тебе.

— Помочь мне? — спросила я, поднимая брови. — Блэкджек, я была там, чтобы помочь тебе.

Она фыркнула, пренебрежительно махнув копытом.

— Да, да. Помочь Охраннице, прежде чем она сойдёт с ума и поубивает всех. Циннамон была права. Я причиняю больше вреда, чем пользы. Теперь я взяла тебя и Глиттер сюда, часть меня хочет пойти домой, а другая часть хочет выйти, объявить, кто я, и убить всех, кто попытается полезть на меня, просто чтобы избавиться от угрозы.

Или она бы умерла.

— Мы не жеребята. Бабблгам, похоже, знает что делает, — заверила я её, но она была не очень уверена. — Почему ты хочешь мне помочь?

Она закрыла глаза.

— Охранница спасает пони — пробубнила она —Только тебя не исправить парой соитий, пока ты не заметишь, что твой коллега влюблён в тебя.

Ну нет. Если бы Блэкджек попыталась совокупиться со мной, то для неё это закончилось бы кровавым носом, и я, вероятно, была бы изгнана из Звёздного дома. Я знала, что секс не был ответом. Не надо быть врачевателем душ, чтобы понять, что сексуальное лечение не было чём-то здравым. Я задавалась вопросом, была ли причина, по которой у Блэкджек была эта почти навязчивая потребность в сексе, инструмент исцеления был связан с тем, как всё обстояло в Стойле 99. Если вы ненавидите секс, то последнее, чего вы хотите, — это больше секса! Меня озадачило то, что она, похоже, не понимает этого.

— Сэндэлвуд было легко вылечить. Вроде. Слэйт никогда не думал, что с ним что-то не так. Если бы мы остались, то, в конце концов, я бы отчуждилась от тебя, что ещё хуже, и тогда я была бы в ловушке там с моими воспоминаниями. — Она открыла глаза, уставившись в прошлое, — Только я всё ещё здесь с моими воспоминаниями, интересно, когда мы возьмём жеребёнка, как Скотч Тейп, или бойца вроде Рампейдж. Базальт вроде подходит, что скажешь?

— Ты хочешь добавить ещё одну кобылу в гарем Бабблгама? —

подразнила я, надеясь вырвать её из спирали эмоций, засасывающей её.

Это сработало. У меня есть смех.

— Нет. Просто... я не хочу, чтобы вас всех убили, — сказала она, сглотнув. — Я правда, правда не хочу, чтобы вас всех убили.

— И мы не хотим быть убитыми, — заверила я её. — Мы будем осторожны, Блэкджек.

— Да. — сказала она, перевернувшись на бок и отвернувшись от меня. — В любом случае, спи со своим пистолетом сегодня ночью.

Я моргнула.

— Что? Почему?

— Потому что есть шанс, что кто-нибудь попытается убить нас. Либо Пекулиар, потому что счёл нас недостаточно забавными, потому что Баззи узнает, кто я на самом деле и психанёт, либо тот, кого она отправила нас выследить, попытается разобраться с нами первым. Если начнутся проблемы, скатись в этот зазор между кроватью и стеной и стреляй из-под кровати, — сказала она, когда она указывала на небольшое пространство между кроватью и стеной. — Спокойной ночи, — Весело сказала она.

Я ударила её по плечу. — Это. Не. Смешно! — сказала я, выделяя каждое слово ударом копыта. — Я понимаю что ты говоришь. Я понимаю, что это не безопасное место. Я понимаю, что мы, вероятно, нарисовали чёртову мишень на наших спинах, будучи новичками здесь. Но… — Я сделала паузу, подумав о том, что я чувствовала, когда мы были в той же комнате, вместе с Пекулиаром. — Блэкджек? Могут ли единороги пассивно исследовать умы других пони, например, есть ли заклинание для этого?

— Ты же понимаешь, что спрашиваешь худшего единорога в пустоши о магии, верно?

Я вздохнула.

— Я знаю, что ты не лучший заклинатель, Блэкджек. Я никогда об этом не спрашивала. Я просто… не знаю. Есть что-то в Пекулиаре, от чего у меня были мурашки по коже. Как будто он пытался добраться до меня.

Блэкджек повернулась ко мне лицом.

— Полагаю, это возможно. Я имею в виду, ты уверена, что это не просто потому, что он жуткий ублюдок? — спросила она, её красные глаза искали мои для чего-то.

— Это… просто чувство, — призналась я. — Я не могу это доказать. Он вызывает очень неправильные ощущения. Поэтому я хотела исключить магию, прежде чем остановиться на мысли, что, может быть, он просто… неправильный.

Она фыркнула на меня.

— Ну, я встречала достаточно пони, которые были просто неправильны, так что если кто-то меня пугает или кажется опасным, обычно я предполагаю, что так оно и есть. И я готова справиться с ними соответствующим образом.

Я кивнула и положила голову на подушку. Затем пододвинулась поближе к Блэкджек.

— Ай! Перья! В лицо! Ну зачем!? — взвизгнула она, мои крылья сработали против меня, когда мои ягодицы соприкоснулись с её тёплым животом.

— Прости! — пропищала я. — Я просто хотела потереться! — призналась я, сложив вместе передние копыта, пока складывала крылья на спине.

Мне было трудно дать имена эмоциям, которые исходили от Блэкджек, но я решила сосредоточиться на привязанности, которую она чувствовала ко мне, когда её передние ноги обернулись вокруг моего живота, и она подтянула меня близко к себе. Моё сердце трепетало в груди, когда её близость заставила меня расслабиться. Что было странно. Обычно я не хотела, чтобы она была так близка. Но сейчас всё было в порядке.

— Ты знаешь — прошептала она мне в ухо, её тёплое дыхание омывало меня, когда она говорила. — Ты так близко ко мне, тебе будет трудно стрелять в кого-нибудь, если кто-то попробует что-то предпринять сегодня.

Я вздохнула.

— Ну, тогда твоя задача в том, чтобы убить их мысленно и не разбудить меня! — предложила я услужливо. Я была вознаграждена щекоткой живота. — Ай! Нет!

Блэкджек усмехнулась, подтягивая меня к себе ещё раз.

— Это то, что остроумные пегасочки получают за своё нахальство. — мне не нужно было оборачиваться на неё, чтобы увидеть её ухмылку. — Если подумать об этом, то ты намного легче Глори. Было бы намного проще перекинуть тебя, если ситуация станет… интересней, — я знала по её тону, что она не имела в виду бросать меня в угол между кроватью и стеной.

— Не этой ночью, Блэкджек, — застонала я, закрыв глаза, прижимаясь к ней поближе.

— Завтра ночью?

Черт возьми, Блэкджек. И не завтра ночью.

…Но, возможно, если ты будешь вести себя хорошо, это когда-нибудь произойдёт. Возможно. Стоп. Нет! Я не хочу думать об этом прямо сейчас! Я пыталась уснуть!

— Вау, Трен. У тебя правда проблемы с этими крыльями, когда ты рядом со мной, да?

Луна, если ты действительно милосердная богиня, пожалуйста, убей меня во сне.

И Кейденс? Свали нахуй отсюда!

* * *

50% опыта до следующего уровня.

Читать дальше

...