Автор рисунка: BonesWolbach

— Ну, что ж, приступим. — Мастер медицинской комиссии мэтр Грейфокс взял в копыто коробочку-анализатор и повёл ей вдоль моего тела.

Затаив дыхание, я косился на чёрный аппарат, который помигивал зелёным огоньком на крышке. Шёрстка вставала дыбом вблизи от анализатора, и кожа зудела, словно её кололи изнутри сотни маленьких иголок. Выкинув из головы все мысли, я отчаянно надеялся, что ничего, кроме этого зуда, я не почувствую и ничего, кроме зелёного огонька, не увижу. На этот-то раз должно же быть всё в порядке. Ну сколько можно!

Надежды рухнули.

Мэтр подвёл анализатор к моей задней ноге, и он издал серию противных писков. Кость кольнуло в месте недавнего перелома. Слабо кольнуло, я даже не сразу обратил внимание, и с недоумением уставился на голубой и жёлтый огоньки, замерцавшие вместо одного зелёного.

— Дискордова задница, мэтр, ну вы же видите! — не смог сдержать я досады. — Это же самые последние остаточные явления. Уже через пару дней всё пройдёт без следа, максимум через неделю.

Старик Грейфокс с ворчанием отлепил от виска присоску, которая соединялась тонким поводком с анализатором. Прибор моментально замолчал и потух.

— Юноша, вы же знаете, порядок есть порядок. Следующий осмотр не ранее, чем через месяц.

— Но… но, какой там месяц! — “Юношу” я проглотил даже не заметив. — Уже через пару недель не останется ни одной более-менее стоящей вакансии. Мне нужен допуск, мэтр.

— Доверьтесь распределению по жребию. До весенней жеребьёвки как раз месяца полтора, — пожал плечами мэтр Грейфокс.

— Чтобы меня… — Я прикусил язык, чтобы не выпалить: “Оставили торчать в Кантерлоте!”

— ...заставили бы нянчиться с неофитами? — Мэтр предложил свой вариант окончания фразы и продолжил складывать дискордов анализатор с принадлежностями в футляр. — Или даже хуже: Чтобы с вами поступили как с новичком, который в своих четырёх копытах путается.

Дискордовы подковы, а ведь он в чём-то прав! Да, сейчас более острые проблемы для меня, как кинжал у горла, но, если хотя бы на секунду отвлечься…

Представил себя изучающим влияние вторично хаотизированных магических распадов на образование копролитов на дне выгребных ям. Вот я, погружен по самые уши в, э-э… предмет иследований, и тут ехидный голосок Лили Хайклауд: “Так вот, оказывается, как выглядит типичный схрон артефактов древнего мага!”

Наверное вид мой был настолько выразителен, что старик Грейфокс похлопал меня по плечу.

— Выше голову, сынок, такие неприятности тоже часть нашей работы. Взгляни на это с другой стороны: кто знает, какие открытия проплывут мимо носа, если в нужный момент не поумеришь норов и не переступишь через предрассудки?

 

Ежась от лёгкого февральского морозца, я брёл в жилой корпус по крытой галерее, образующей длинный балкон вдоль внутренней крепостной стены. Внизу во дворике собирались новички, только-только прибывшие в Орден. Весёлый гомон и смех носились между старых каменных стен. Иной раз я бы не упустил возможность полюбоваться на пёструю толпу и поискать взглядом симпатичных кобылок, отсюда это можно сделать практически незаметно, но сегодня мне было не до того. Раз за разом я прокручивал в голове последний разговор с мэтром Грейфоксом.

Легко рассуждать про бодрость духа и усмирение прыти, когда ты не провалил прошлый полевой сезон и не потратил почти всю причитающуюся премию на штрафы за утерянное снаряжение. Не говоря уже про травмы. Впрочем, перелом — мелочь, бывало и хуже. А вот на премию-то были большие планы! И, как будто этого мало, тебе только что обрубили возможность заработать и в этом сезоне.

Сколько раз говорил себе: “не торопись”. Не торопись! Вот только почему-то вся моя мудрота так и остаётся чисто теоретическим явлением. Почему я попёрся на медицинскую аттестацию именно сегодня, причём ни свет ни заря, даже не выспавшись толком после вчерашней пирушки?

Ответишь, разгильдяйский я?

В самом деле, через неделю бы точно никаких следов от прошлогоднего перелома не осталось бы. Понадеялся, что, если я сам этих следов не ощущаю уже месяца полтора, то и хитровымудренная техника ничего не заметит?

Я чуть не столкнулся с незнакомым жеребцом-единорогом. Он как раз не упускал шанса поглазеть на новичков и почти перегородил собой узкий проход. Я отступил на шаг и поклонился.

— Прошу прощения, сэр.

В ответ жеребец скользнул по мне взглядом и удостоил лёгким кивком. Проход он освободил, и я побрёл дальше, углубляясь в самокопание.

Не-ет, ты побоялся упустить шанс вписаться в партии с самыми перспективными миссиями. Ведь именно сегодня начинается время распределения, каждый день на счету — хватай, а то всё вкусное разберут! Ты захотел сразу и большой куш урвать, и убраться из Кантерлота. Вместо того, чтобы сначала обеспечить себе отсрочку и уже спокойно разбираться с остальными вопросами.

Да, ты прав, рациональный я. За двумя зайцами погонишься, от обоих по морде получишь. Но что мы теперь делать будем?

Хороший вопрос. Без допуска со мной ни один капитан разговаривать не станет. Держать целый месяц вакансию, пока я не получу допуск, тем более никто не будет.

Или кое-кто всё-таки будет?

Так-так-так, минуточку, кажется нащупал.

 

Торопливой рысью я мчался по извилистым коридорам жилого крыла к восточной башне, где располагалась келья моего старого приятеля Даймонда Кернивала. В этом году он наконец получил капитанский патент и теперь может набирать свою партию. Правда, первая самостоятельная миссия ему досталась, прямо скажем, не шибко престижная. Немудрено, что вчера, сразу после капитанской жеребьёвки, он напился в дрова.

Филлидельфийские холмы — тишайшая глушь. Городов нет, развлечений нет, даже с деревнями не богато. Единственное, с чем там хорошо — с виноградниками. Но настоящий благородный вкус и крепость филлидельфийское пурпурное приобретает только после многолетней выдержки в кантерлотских катакомбах. Так что даже напиться в тех краях толком невозможно.

Ещё там есть около полусотни древних могильников. По каким-то причинам Её Королевское Высочество считает крайне важным следить за ними, и ежегодно Орден отправляет туда миссию. А куда деваться? Против трона не попрёшь. Всё сопротивление ограничивается минимальным финансированием этих походов. Принцесса, если и недовольна, то не показывает виду. Похоже, ей достаточно того, чтобы хоть кто-нибудь там ошивался. Но обязательно каждый сезон, без исключений. В общем, получить такой жребий это вычеркнуть год из жизни — ни денег, ни славы. Орденское проклятье, одним словом. И вот, мой приятель вляпался в него всеми четырьмя копытами.

Я остановился перед знакомой кельей и хлопнул пару раз дверным молотком. Минуту ничего не происходило. Я приложил ухо к двери. Тихо. Никого нет? Да ладно! Зная старину Даймонда, уверен, что отсыпаться после вчерашнего он будет минимум до обеда.

— Эй Даймонд, это Фликкер, хорош валяться, дело есть! — крикнул я и ещё раз стукнул молотком.

Ответа не последовало, однако мне показалось, что из кельи доносится шорох и приглушенное мычание.

— Давай шевели крупом, лежебока! — ещё раз крикнул я. — Не пытайся сделать вид, что тебя там нет, меня ты не обманешь.

Поскольку я не имел привычки всюду таскать с собой комплект отмычек, то, выждав немного для приличия, я сплёл простенькое заклинание призрачного копыта и потянулся им к засову на внутренней стороне двери. Шершавая плоть дубовых досок с неохотой пропускала вглубь себя. Наконец, нащупались острые и холодные детали замко́вого механизма. Парольную комбинацию зачарованных шестеренок Даймонд так и не сменил, так что отодвинуть запор не составило никакого труда.

Дверь со скрипом отворилась, и я протиснулся в импровизированный коридорчик, который Даймонд соорудил когда-то из двух стеллажей.

— Какого сена, Фликкер! — Хозяин кельи наконец-то поднялся и преградил мне путь внутрь.

— Ну, я подумал, что тебе хреново после вчерашнего. Хотя, смотрю, ты держишься бодрячком. — Я вскинул копыто в одобрительном жесте. — Это правильно, приятель, так и надо!

— Типа, спасибо. — Он зевнул и дёрнул ушами. — Чего ты ломишься в такую рань?! Случилось чего?

— Ты ж вроде как получил Филлидельфийские холмы по жребию? — Я придвинулся поближе. — Так вот, полагаю тебе будет нужен расчетчик, а в такую глухомань никого за уши не затянешь. Значит, придется ждать, кого тебе распределят по жребию.

— Э-э… — Даймонд скорчил странную гримасу, отступил на шаг и встал боком, будто пытаясь перекрыть мне обзор.

— Так вот, дело в чём… — Я ёще чуть-чуть продвинулся внутрь комнаты и заговорщицки понизил голос, — ...мне нужно свалить из Кантерлота, и чтобы это выглядело исключительно по долгу службы. И вот...

— Послушай… — перебил он меня и вытянул копыто в мою сторону. — Тут такое дело...

Я наконец-то обратил внимание на постель и скомканное одеяло, из-под которого торчал вьющийся крупными локонами кобылий хвост голубого цвета с белой прядью.

— Привет, Фликкер! — промурлыкала Лили Хайклауд, откинув одеяло. — можно тебя попросить об одном одолжении?

Я несколько раз перевёл взгляд с Даймонда на Лили и обратно. Один выглядел, словно умылся свекольным соком, другая хлопала ресницами и старательно изображала смущение.

Закрыв глаза, я задержал дыхание и сосчитал до пяти.

— Так ребят, мне абсолютно всё равно, чем вы занимаетесь, только включайте голову и не попадайтесь. А ты, приятель, смени наконец пароль.

Лили воспользовалась любимым заклинанием пространственного переноса и в долю секунды оказалась рядом со мной, оттеснив Даймонда в сторону.

— Спасибо, ты настоящий друг! — прошептала она мне на ухо и поцеловала в щёку.

 

Эхо моих шагов металось по коридорам и винтовым лестницам древнего замка Ордена. Ноги сами меня несли, выбирая маршруты, где в это время меньше всего шансов столкнуться с кем-либо. Мне необходимо ещё раз всё обдумать.

Старина Даймонд собрался превратить скучную рутину в романтическое приключение? Зная Лили, могу поспорить на собственный хвост, что Даймонд проклянет день, когда ему пришла в голову эта идея. Однако, могу себя поздравить — получить в течении часа два огроменных облома мне ещё не случалось.

Я брёл, сам не понимая, куда хотел попасть. Кажется, собирался заглянуть в оружейную. Так или иначе, я опять оказался на балконной галерее. Внизу уже развели несколько костров и выкатили походную жаровню с большим котлом, в котором грелся медово-травяной отвар — отличное средство чтобы не замерзнуть февральским утром.

Незнакомый господин всё так же стоял посреди прохода. Я остановился на почтительном расстоянии и развернулся в сторону двора. Повернув голову, я попытался приглядеться к господину повнимательнее. С удивлением понял, что не могу этого сделать. Отводящее взгляд заклятие не давало сфокусироваться на незнакомце. В глаза бросались плащ с вышитым знаком гостя Ордена и высокий рост. Прочие детали ускользали — взгляд срывался, так и не ухватив ни одной подробности. Просто жеребец, просто единорог, похожий одновременно на десятки других очень важных господ. Я ещё раз прокрутил в памяти нашу предыдущую мимолетную встречу, на этот раз тщательно прислушиваясь к своим впечатлениям. Понял, что и в прошлый раз я уловил только самый общий образ важного господина, отмеченного силой и властью.

Мастерски сработано! Тонко и эффективно, уж я то могу оценить такие вещи. Интересно было бы, как это заклятие поведёт себя под сосредоточенным давлением… но проводить такие эксперименты как минимум невежливо, а как максимум опасно — статус гостя Ордена выдает сам магистр и далеко не каждому поню с улицы.

Уловив, как незнакомец начал поворачивать голову в мою сторону, я тут же перевёл взгляд на толпу внизу. Там царила обычная для таких случаев суета: кто-то заканчивал лепить из снега миниатюрную копию королевского замка, кто-то перебирал струны лютни и, поддержанный нестройным хором, напевал популярные песни, а кто-то просто грел озябшие копыта у костра. Моё внимание привлекла белоснежная кобылка. Внешностью и манерой держаться она напомнила мне мать, которую я видел в последний раз двенадцать лет назад.

Краем глаза я отметил, что незнакомец повернулся и двинулся в мою сторону.

— Найт Фликкер, полагаю? — Его голос был похож одновременно на голоса всех знакомых мне жеребцов, включая мой собственный. Интересный аспект этой версии отводящего заклятия!

Я повернулся, а незнакомец продолжил:

— Очень хорошо, что вы, наконец, готовы слушать и остановились именно тут, а то отслеживать ваши хаотичные перемещения по замку было немного утомительно даже с моими возможностями.

— Да, это я. — Я коротко поклонился. — Простите, с кем имею честь? — “Проклятье! Глупость сказал — отводящее заклятие накладывают как раз, чтобы личность скрыть, а не для того, чтобы представляться каждому встречному.” — Э-э, я имею ввиду, как прикажете к вам обращаться?

Вместо ответа незнакомец протянул мне копыто.

Хм, однако...

Я приготовился к секундному приступу головокружения и дезориентации и осторожно прикоснулся к протянутому копыту своим. Против ожиданий, никаких неприятных эффектов не последовало, скорее наоборот — как будто кто-то приглушил слепящий свет. Я наконец смог спокойно взглянуть собеседнику в глаза.

— Ваше отводящее заклинание составлял мастер!

— Мой младший сын. — Незнакомец кивком указал на двор внизу.

Я проследил направление и увидел немного отбившуюся от толпы пару: примеченную мной ранее кобылку и худощавого молодого единорога, ещё почти подростка. Он только что подошёл и удерживал телекинезом две исходящие паром кружки.

— У парня талант. Через пару лет он сможет дать фору половине орденских, — сказал я совершенно искренне и секундой позже сообразил, что мои слова выглядят как попытка польстить важному господину.

— Не сомневаюсь. — Суховатый баритон незнакомца не выражал никаких эмоций. — А ещё я не сомневаюсь, что он никогда не узнает, что я был здесь сегодня. Если вы понимаете о чём я, — с едва слышимым нажимом добавил он.

— О. — Я быстро соображал, что бы это могло значить. Паренёк сбежал из дома? Поссорился с родителями? Вляпался в историю? К дискорду! Чужие семейные дела меня не касаются. — Я сделаю всё от меня зависящее.

— Вот и славно. Однако я здесь не для того, чтобы разговаривать о сыне. Моё имя Сильверхорн Хайклауд, — представился, наконец, незнакомец.

Вспышка озарения. Сотня шестерёнок повернулась в голове одновременно, и я понял какую пони с тем же родовым именем мне напоминают он и, даже в большей степени, тот паренёк во дворе. Шестерёнки в голове сделали ещё один оборот, и я вспомнил, что заочно знаю этого господина, и знаю в каком ведомстве и на каком посту он служит.

— Э-э, сэр, если вы насчет той истории с Лили…

— Похождения моей племянницы меня тоже не интересуют, — перебил Сильверхорн, — Я хочу говорить именно с вами.

Шикарно! Просто чудесно. День ещё не успел толком начаться, я уже третий раз срываюсь в пропасть — и лететь на этот раз мне до самого дна. Если лично с тобой вот так вдруг хочет говорить второе лицо столичного инквизиторского совета, то у тебя большие проблемы. Причём вне зависимости от темы и итогов разговора.

Продолжение следует...

Комментарии (1)

0

Начало очень бурное. Весьма. Буду ждать развития событий.

centaur #1
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...