Автор рисунка: MurDareik
Часть первая

Часть вторая

Кроме как адской открывашкой, никем и ничем эта игрушка быть не могла. И пробудил Поньказ дрыхнущего пегаса как раз вовремя, чтобы он успел обратить внимание на незваных гостей.

— Вот ведь... — пегас быстро выпростал крыло, отводя за круп девочку.

Понищер, спускавшийся по металлу, прилагал все усилия, чтобы не сверзиться с надстройки, и их не видел. Но всё равно он был слишком близко, и мог в любой момент заглянуть внутрь рубки через пластик.

— Тихо, — шепнул пегас. — Он нас не заметил.

Зря он сделал это. На звук голоса тварюшка отреагировала быстро, всполошившись и заревев, прыгнув в рубку. Что-то сверкнуло и грохнуло, погасли огоньки. Фейрад инстинктивно схватил ребёнка и вспорхнул наверх, к выходу из кабины управления. Пегас отлично помнил, как прыгают чешуйчатые аборигены, и его спасло лишь то, что понищер верещал от боли и ему было не до удирающих инопланетян.

— Всё лавно нам больше тут делать нечего! — Пропыхнет Фейрад, выкарабкиваясь с Женнивер из корабля. — Надо подумать, как твоим дрлузьям-людям помочь!

— Будь осторожен, они с ума сходят и во всех плохих пони кидают камни! А могут и тебя за плохих принять!

— Я бы тоже кинул камень в эту злюку! — фыркнул пегас. — Но давай отлетим тогда в лес, подальше от опасности!

Фейрад специально перелетел на другую сторону разрыва от человеческого лагеря. Поставив на землю девочку, пегас смог, наконец, устало растянуться на земле и отдохнуть. Налетался он на сегодня, а натаскался на всю неделю!

Женнивер же осторожно раздвинула ветки кустов и комментировала происходящее, прижимая к себе Поньказа:

— Плохопони ходят по поляне. А люди вооружились и стреляют по ним! Но они не умирают почему-то, просто убегают, а раньше падали!

— А плохопони? — Фейрад поднял всполошено и устало голову. — Нападают в ответ?

— Нет, кружат лишь. По-моему, им от лучей всё-таки больно. И кроме того, они огня боятся.

Фейрад облегчённо выдохнул. Вмешиваться в битву — нет уж, он уже убедился, насколько опасными могут быть аборигены.

— Ладно, хоть плотлезвеют наконец! И плохпоней не жалко, нечего лезть к буйнопомешанным! Уф... — снова растянулся пегас на травке.

— А семьдесят два часа — это долго? — Женнивер спрашивала, не оборачиваясь.

— Судя по всему, к утлу будут здесь, время космическое… — пегас посмотрел на небо. — Но нам нужно найти уклытие на ночь, не возв-р-лащаться же на колабль! Вдруг пониящелы... Плохопони спрячутся в его отсеках?

— Мы можем спрятаться туда, откуда библиотека переехала, — девочка предложила. — Там можно запереться изнутри. Тогда даже взрослые снаружи не откроют.

Пони слегка привстал, затем сел на круп. Может быть, вторую ночь на планете он бы и пережил, но уж больно не хотелось страдать без одеял, лёжа на колючих ветвях. Да и всю ночь бояться малейшего шороха травы не хотелось.

— Тогда нужно будет велнуться на корабль, — согласился пегас. — Только мне ещё нужно хоть какое-нибудь ор-рлужие — не от от взрослых, от плохопони. Мало ли...

Неприятный свист Поньказа, внезапно замигавшего яркими огоньками, перерос в низкий гул, а затем приятный голос произнёс:

— Внимание. Для включения оборонной функции требуется подтверждение угрозы.

— Благослови Селестия наш мер-рч... — Фейрад облегчённо заохал, пряча мордочку за копытами. — Плиделать к этой иглушке межпланетный телеполтатол, и больше ничего иметь из вещей не нужно!

— Он стреляет ярким лучом, я почти его не использовала, — торопливо заявила девочка. — Один раз понизавры пробрались на корабль и напали. Когда один побежал ко мне, Поньказ опустил голову и ударил его лучом в морду. Ему это не понравилось, он заплакал и убежал.

— Так ему и надо! Идём же посколее в... библиотеку, — снова поднялся Фейрад на ноги. — Чтобы лишний лаз снова этот луч не пр-рименять!

— Тебе опять придётся полетать, — пожала плечами девочка. — Поньказ не пегас, и его тоже нужно нести.

— Ладно, думаю, на ещё один полёт меня хватит. Я уже начинаю к этому прливыкать... — вздохнул пегас.

* * *

Как ни странно, обратно на корабль они попали без проблем. Понищеры уже разбежались, и люди устроили пир, объедаясь фруктов, среди которых были уже знакомые Фейраду "яблодоры". Судя по всему, на планете все стали вегетарианцами, во всяком случае, рыб и птиц на вертеле Фейрад пока не видел.

И неудивительно. Понищеры так просто себя не дадут поймать, птиц он пока не видел, зато в болотах часто можно встретить что-нибудь растущее и съедобное. Фейрад только окрестил плоды "фруктами", хотя большая их часть была представлена крупными сочными ягодами и семенами шишек, и ещё чем-то волокнистым, похожим на выращиваемые понищерами

— Интелесно, а ты что ешь, что не обезумела, как остальные? — спросил Фейрад, чтобы отвлечься от ноющей спины. Благо уже, кажется, почти дошли до нужного места — указатель к библиотеке на стене пони уже приметил.

— Я нашла проход в столовую, — ответила девочка. — Сначала ела фрукты, но от синих помидоров меня затошнило, а всё остальное невкусно, если не жарить. Я тогда стала лазить на корабль, и обнаружила проход. Хотела и других покормить, но они уже заболели.

— Печально, — посетовал Фейрад, опустив уши. — Жалко, что слазу не пр-рилетит большой ко-абль, но нам очень сильно повезло, что ответил хоть кто-то!

— Но их, наверное, смогут вылечить?

Фейрад не ответил. Поньказ давал мало света, но достаточно, чтобы рассмотреть библиотеку, стеллажи и дискокниги, которыми они были усеяны. Но большая часть помещения оставалась в сумраке.

Женнивер, дождавшись, когда пони устроились в надёжном и тихом помещении — разве без кроваток — девочка заперла дверь на механическую задвижку.

— Готово. Надеюсь, не заскучаем!

— А я надеюсь на об-атное! — хихикнул пегас.

— Что, поиграть не хочешь? Поньказ знает много музыки, можно послушать... Но, наверное, не будем шуметь.

— Да, игла в молчанку — самое то, — согласился Фейрад посмотрел на полки. — Но и пошептаться можем. Давай, рассказывай — как вы здесь оказались? И неужели это все, кто уцелели?

— Не все. Мои родители живут за лесом. Они из тех, кто догадывается не есть синюю еду.

Пегас даже забыл о собственном указе вести себя тихо.

— Так тут есть нолмальные люди! Где? И почему ланьше ты о них не сказала?

— Они ушли по солнцу на восходе, давным-давно. Потом прибежали двое, сказали, что там есть хорошее место, твёрдое, птицы и звери есть для про-питаняя. Но туда далеко идти. А потом один из разведчиков пропал, а второй убежал. А я не пошла, потому что видела, как он пропал, его связали и кинули в болото. А второй меня даже не позвал.

— У, звели... — покачал головой Фейрад, отцокивая копытами. — Ладно! Пледупр-редим спасателей и о них! Спасибо, что сказала!

— Пожалуйста! — девочка чуть приуныла. — Надеюсь, они в порядке. Очень хочется, чтоб так и было...

— А зачем они ушли? — Фейрад чувствовал, что надо менять тему, но не мог пока от неё отлипнуть.

— Говорили, там сигнал лучше. Они много взяли, и какую-то штуку, вроде рации. Но они ушли давно и о них ничего не слышала я больше.

— Мы их найдём. Как только нас самих спасут, — пегас посмотрел в щель в борту, через которую в библиотеку проникал зыбкий свет. — Я думаю, спасатели пр-рилетят уже ночью. Хочешь, заплрись здесь, а я выйду и буду ждать их на палубе?

— Я и тебе посоветую быть тут... — проговорила девочка уже тише, прижав ухо к двери. — Сюда большие идут, кажется!

— Ох ты ж... — Фейрад заткнул сам себя. Лучше в тишине посидеть!

Как они могли пройти — загадка. Но точно, за дверью вскоре стали слышны шаги! Девочка прижала к себе Поньказа, а пегас за неимением лучшего сам себя обнял крыльями. Как люди проникли в корабль? Следили за ними? И зачем же им было рисковать, забираясь в развороченные отсеки, рискуя порезаться или наступить на что-то... Неужели они охотятся?

Шаги прошли мимо двери и стали потихоньку удаляться.

Пони не успел обрадоваться. Человек, как оказалось, шёл не один — целый маленький отряд переговаривался друг с другом на том же непонятном наречии. Значит, это осознанный язык, а не нечленораздельные выкрики безумцев? Жаль, непонятно, а девочку спрашивать не хочется, чтоб не шуметь.

Тем временем множество шагов прошаркали мимо, но внезапно остановились. У Фейрада внутри всё похолодело — мрак библиотеки не помешал ими разглядеть, как дёрнулась ручка, а затем кто-то с силой надавил на дверь. Женнивер испуганно отбежала подальше, спряталась за стеллажом. Фейрад последовал её примеру, заползая под нижнюю полку, чихнув от пыли.

К его счастью, чих остался неуслышанным из-за жуткого грохота, как будто по двери ударили ногой. Та пока не поддавалась, и их, похоже, не заметили, просто хотели попасть внутрь — но много ли от этого толку! Вряд ли Поньказ защитит их от людей, даже распознает в них угрозу.

— Отсюда есть другой выход? — шепнул пегас, устраиваясь рядом с девочкой.

Она отрицательно покачала головой. Не было, а через щель не пролезешь... ну и ситуация!

С другой стороны, дверь держалась упорно и стойко. Корабельный шлюз отлично выдерживал жалкие потуги людей его сломать. Даже странно, что таким защитили именно библиотеку! Неспроста...

— А ну-ка... — пегас осторожно выполз из-под стеллажа и всмотрелся в дверь, проверяя, выдерживает ли она напор. — Оставайся здесь, мне кое-что надо проверить.

Женнивер кивнула. Поньказ мигнул кончиком рога.

Самое время было проверять, во время битвы, ага! Но позже шанса могло не представиться, поэтому Фейрад оживлённо зарылся в дисках. По счастью, подписаны они были на знакомой латинице.

Шум за дверью поутих, вместо него раздались голоса. Похоже, совещались, как лучше открыть замок. Или что там у них на уме... Фейрад не собирался разбираться, зато внезапно нашёл ответ — обогнув очередной стеллаж, он увидел приоткрытую дверную створку, ведущую в отдельный кабинет.

Надежды на то, что здесь был выход, не оправдались. Помещение было закрытым, и, похоже, предназначалось лично для капитана корабля и его приближенных. Теперь же оно было доступно, а главное, были доступны все записи и файлы. Фейрад немедленно занялся их изучением, благо проигрыватель был автономным.

Первое же, что пегас начал искать — карту корабля. Конечно, он сильно отличался сейчас, получив столько повреждений, но общие черты должны сохраниться. Вдруг удастся найти какой-нибудь секретный выход или аварийный комплект? И то и другое его бы устроило, хотя выход был важнее.

Поиск нужного диска много времени не занял: к счастью, надписи все были продублированы на всеобщих языках. Карта-схема показывала корабль едва ли не с точки зрения винтика, и вскоре пони нашел, что искал. Схема вентиляции.

— Женя, а ну-ка ещё немного полетаем и полазаем! — заявил Фейрад, взлетая к решётке почти над потолком, надеясь, что его широкий круп туда пролезет!

Женнивер удивлённо смотрела на него. Пегас тем временем осмотрелся в шахте — пыльно, грязно, но, кажется, не слишком узко! Спустившись вниз, он поднял девочку на копыта и поднес к вентиляции.

— Пускай Поньказа, пусть осветит дорогу! Я следом! Нам нужен второй поворот налево, или четвертый направо!

Игрушка не просто служила путеводной звездой, но и чистила перед ними дорогу вытянувшейся перед ней щёточкой. Ещё никто не путешествовал по вентиляции с таким комфортом. И было уже всё равно, что люди прорвались в библиотеку и остервенело лязгали вдалеке — вся троица уже почти выбралась на свободу!

— Сюда? — Женнивер исчезла в тоннеле, и Фейрад завернул за ней. Второй налево — боковая галерея, с которой туристы глядели на звёзды и планеты. Если он правильно помнил, она должна была быть разбитой, а переходы к ней искорежены: от понищеров не спасет, а вот от людей защитит.

— Кажется, я нашлась! — Девочка показала на свет впереди. — Сейчас вы пройдём в лабиринтик у внешней стены, дальше я знаю, как проходить. А сколько уже прошло из семидесяти двух часов?

— Думаю, все плошли. Но нас ещё найти надо! Потому может и к лучшему, что с библиотеки выгнали: с площадки будет хороший обзол!

— Ага, главное, чтоб нас никто не увидел! — Женя погасила огонёк у единорога, выползая на практически свежий воздух.

Галерея представляла собой своеобразный балкон, вытянутый и широкий. А за дырой в пластике был виден небольшой кораблик, зависший над землёй и лучом прожектора шаривший по корпусу лайнера.

Пони радостно высунулся из-за завалов, поднимая копыта, махая крыльями, тянясь к спасительному свету и борту одних из немногих вменяемых посетителей этой планеты. Он понимал, что его не услышат, но могут увидеть! И увидели: корабль немедленно повернулся, явив знак дружественного к Эквистрайну содружества свободных миров, и стал опускаться, однако не приземлился, а записи над лайнером, раскрыв боковой люк.

Оттуда сначала выглянули два длинношеих существа, а потом слетели оттуда, распахнув широкие крылья. Фейрад чуть не пискнул от страха, когда его загрёб в когти дракон! Чешуйчатый и перепончатокрылый дракон! А Женнивер тоже только пискнула, когда другой дракон, пушистый и шерстистый, поднял её и перенес внутрь корабля.

— Эй! Я вооружена и опасна! — предупредила та, выставляя Поньказа. — Ой... Здрасьте!

Последнее относилось к молодой девушке, совершенно спокойно стоящей между чешуйчатым и пушистым драконом.

— Здравствуй! — она наклонилась к ней, протянула руку приветливо. — Это вы с нами разговаривали по дальней связи?

— Да. Я Женнивер, это Фейрад и Поньказ!

— Анжела. А это — Алат и Зефир. Ну, рассказывайте теперь, что здесь произошло!

Фейрад быстро рассказал им, про упавший корабль и про сумасшедших людей, при спасении которых надо будет предпринять известные меры предосторожности. Чешуйчатый дракон в ответ поведал о том, как их патрульный корабль отправился в облет и уловил сигнал с планеты, населенной примитивными аборигенами. Раньше облеты этой территории не проводились, но ныне Эквистрайн сам попросил драконов помочь с облётом увеличившейся территории.

— А за мамой и папой моими не облетите? — Женнивер сунулась в кабину. — Они ушли за лес вместе с другими хорошими людьми. Может быть, они ещё не болеют?

— Давайте слетаем? — возбуждённо предложил Фейрад. — Вдлуг им нужна помощь? Да и поведаем заодно, что спасение близко!

— Без точных координат долго их искать будем... — задумался мохнатый.

— Мы не спешим, Алат, — Анжела ему ответила, начиная осмотр местности, кружа над лесами и топями, — а дочка потерпит. Правда ведь?

— Они взяли с собой пер-редатчик! Нельзя отследить сигнал? — спросил пегас.

— Если отключен, то сложно! Ничего, может, они заметят луч! От прожектора! — предложил Зефир.

— Дельная мысль, — Алат сдвинул нужный рычажок на пульте управления. — Во всяком случае, нас должны признать за звездолёт.

— Только всё равно хорошо бы знать, куда лететь, — проговорил Фейрад и повернулся к Женниве. — Ты влоде бы говор-рила, что помнишь, куда они ушли.

— Не, отсюда непонятно. Но корабль... — Женнивер подошла поближе к пластику кабины. — Кажется, они шли туда, куда смотрит его нос, но чуть левее, на солнце.

— Тогда примерно там и будем в основном облетать, — заключила Анжела, подправляя курс.

— Только будьте остоложны, и низко не опускайтесь! Тут живут очень холошо плыгающие существа, — предупредил пегас. — Будем надеяться, что нас люди заметят и ответят на свет пложектола!

— Жаль, у нас биосканера нет... — прорычал Алат. — А то мы бы их вмиг нашли. Почему же они не подали сигнал о помощи с корабля?

— Велхние отсеки были заблокилованы. Все, что выше библиотеки — сплошная мешанина металла, — пояснил Фейрад. — Меня больше удивляет, что они дочь с собой не взяли.

— Мама сказала, что там могут быть плохопони. А другие в то время ещё не сошли с ума, вот меня и оставили с ними.

* * *

Пока корабль совершал облёт, Женнивер ещё немного помучили вопросами. Выяснилось, что вменяемая часть команды, как и сошедшая с ума часть, была велика, на маленьком кораблике всех не увезёшь. Но это не прекратило поиски — во всяком случае можно было дать людям надежду на скорое спасение, поделиться медикаментами или обеспечить защиту. Потому Фейрад и Женнивер, каждый со своей стороны, прилипли к пластику кабины, всматриваясь в ночную темноту. Но как не старались космонавты с облётом, как не напрягали глаза пони и девочка, поселение людей они всё равно не смогли бы ночью найти без их сигналов. Зажжённые по краям палаточного лагеря костры и облегчили задачу.

Внезапно пегас даже крыльями дёрнул от возбуждения — вдали сверкнул огонёк, возле него замигал ещё один.

— На левый болт! — воскликнул Фейрад, хлопая крыльями. — Вон там!

— Вижу, — откликнулась Анжела, которая и управляла кораблём драконов. — Попробуем подлететь поближе.

Люди, наверное, издалека увидели огни корабля, и практически все высыпали наружу, размахивая руками и, что важнее, факелами. Алат в ответ направил луч прожектора близко к толпе, давая робинзонам понять, что их увидели, а Анжела повернула корабль и стала понемногу опускаться. Фейрад с радостной улыбкой подошёл к Женнивер и подмигнул ей.

— Ну что, пойдём, познакомимся с твоими родителями! Думаю, они будут гордиться тобой — в конце концов, только благодаря тебе мы все спаслись!

...