My Little Sniper - Блудная дочь

Бриджит - молодая и храбрая кобылка, а по совместительству - пилот "ЕВЫ", которая ненавидит своего отца за то, что он хотел оставить ей наследство - большую криминальную империю. Она ищет своё место в мире, пытается успеть везде и всё испробовать, ибо её время на исходе - она смертельно больна.

Флаттершай Другие пони

Первый стояк принцессы Твайлайт

Твайлайт Спаркл, новая принцесса, вкупе к парочке новых крыльев, получает кучу обязанностей. Селестия и Луна пытаются показать ей, что всё вовсе не плохо и кроме вечных обязанностей, в жизни бессмертной б-гини есть и большое количество плюсов.

Вечная мука

Не могу вспомнить, сколько живу. Не могу вспомнить, когда родилась. Даже имени своего не помню. Хочется думать, что у меня была семья... но я не уверена. Все это должно было быть важным для меня, я не должна была это забывать, но забыла. Я укрылась в старом замке в заброшенном городе. Не знаю, почему я это пишу. Может быть, чтобы сохранить рассудок, но, может быть, это поможет мне вспомнить, что же случилось с миром.

Принцесса Селестия

Роман

К чему же может привести совместное чтение двух влюблённых пони под вечер?

ОС - пони

Принцесса Луна должна отсосать х*й

Принцесса Луна должна отсосать х*й. Так или иначе.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Любимое занятие Флаттершай

То, что обязательно делает Флаттершай в большинстве эпических и не очень фанфиков про попаданцев в Эквестрии.

Флаттершай Человеки

Сказка о рудокопе и зимородке

Древняя сказка кристальных пони — о временах, когда ещё не было кристальных пони. Связана с пишущейся повестью «Закат, не ведущий к темноте». Это не столько полноценный рассказ, сколько зафиксированный Старлайт Глиммер и Санбёрстом сказочный сюжет, воспроизводящий представление о прародине кристальных пони и причинах их перехода в будущую Эквестрию.

ОС - пони

Рыцарь в Паучьем Царстве

Эра гармонии ушла. Времена единства канули в прошлое, а настоящее и будущее отравлено бесконечными трагедиями и войнами. В эту кровавую пору настал час новых героев и свершений. Великий Объединительный Поход принес свет в умы еретиков и сплотил разрозненные земли Эквестрии воедино. По воле древних Диархов, решивших отойти от ратных дел, бразды правления этой беспримерной компанией были переданы Твайлайт Спаркл, Принцессе Магии, ученице Принцессы Селестии и командующей Орденом, лучше известной среди участников похода под гордым именем "Защитница Королевства". Так говорят летописи, скрытые в глубинах архивов, но ни в одной из них нет ответа на вопрос: когда и где были запущены события, приблизившие неизбежный Конец Времен, связанный с возрождением зла куда более древнего, чем сам народ пони? Может быть, обратный отсчет был дан в тот день, когда Защитница не сумела остановить войну…

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Hollow Shades

Вы никогда не задумывались, каково это – ничего не чувствовать? Не испытывать ни боли, ни холода, ни тепла – ничего. Наверное, странное ощущение, особенно, если вы даже не замечаете этого. Вероятно, Мир бы скрывал от вас все свои оттенки, которыми он был наполнен, оставляя вам только серые или черные — цвета пустоты. А быть может, Мир бы вообще о вас ничего не знал и попросту не замечал. Но что будет, если, благодаря вашей самоотверженности, этот самый Мир заметит вас и, в благодарность, покажет все свои оттенки, а вы в этот самый миг внезапно осознаете, что вдруг начали чувствовать?..

Спитфайр Сорен ОС - пони Вандерболты

К чему приводит недостаток внимания

Твайлайт сделали принцессой. И что это дало? Что ей теперь делать? Просто улыбаться и махать копытом - мало.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: BonesWolbach

Некромантия для Жеребят

Радушное Гостеприимство

— Ваша комната, — уведомил Баттон Ап, открывая дверь, сделанную из красного дерева, в самую просторную комнату, которую когда-либо видела Синек.

Кобылка ахнула с отвалившейся челюстью.

— Во имя Селестии! Ты видишь, насколько всё огром... — остановилась она на полуслове, осознавая сказанное. — Эм... я имела в виду…

Боун стоял в коридоре, смотря в том направлении, откуда шёл голос Синек.

— Всё в порядке, Синек. Как выглядит комната?

Она замялась на секунду, когда дворецкий откланялся им. Затащив своего друга-некроманта в комнату, она во всю силу своих описательных возможностей начала повествование:

— На окнах висят бордовые с серебряным шторы, рядом с ними прикольные медные штуковины, блокирующие ткань от закрытия солнца, и ещё здесь гигантская кровать, которая, как я уверена, в разы больше, чем вся моя спальня со всеми этими столбами, идущими к потолку. Здесь также есть милые комоды с серебряными кнопками, за которые можно ухватиться. Ох, здесь просто шикарно!

Пока Синек говорила, мысли Боуна Мэрроу витали в облаках от той информации, которую он узнал ранее. «Рэд Тэйп упомянул, что у меня есть способность видеть глазами других пони... так ведь?»

— Эй, Синек, помнишь, как Рэд Тэйп рассказывал про глаза? — спросил Боун и обернулся посмотреть на дверь, но припомнил, что у него и глаз-то нет, которыми он мог на неё посмотреть. Он вздохнул. — Синек, дверь закрыта?

Раздался цокот копыт по дереву, и после щелчка Синек заявила, что комната обезопасена.

— В смысле? — спросила она, подходя ближе к Боуну. — Ты хочешь попробовать?

Боун помедлил, когда другая идея пришла ему на ум.

— Как думаешь, это больно?

— Ну, — пожала плечами Синек, — есть лишь один способ это выяснить, да?

Боун покачал головой.

— Хотя я даже не знаю, как это делается. Мне просто надо подумать о твоём имени или спеть какой-нибудь странный стих?

— А как ты до этого творил свою магию? — поинтересовалась Синек.

Теперь черёд Боуна пожимать плечами.

— Я просто типа... думал об этом очень сильно?

— Давай же, мистер маг-единорог, почему бы и не попробовать?

Юный некромант выждал секундную паузу.

— У меня даже глаз нет, через которые я могу видеть; как это должно сработать?

Синек положила копыто на мордочку Боуна, испугав его.

— Твори свою магию-шмагию, или я двину тебе в нос.

Боун рассмеялся.

— Такая судьба, без сомнений, хуже, чем три смерти! Само собой, но поберегитесь, ваше высочество!

Кобылка убрала копыто и принялась терпеливо ждать, смотря то на Боуна Мэрроу, то на дверь, чтобы убедиться, что никто в неё зайти не собирается.

Некромант сделал глубокий сосредоточенный вдох и сфокусировал всё своё внимание только на одной мысли — Синек Сайт.

Его глаза открылись, смотря на него же. Свежие белые повязки, обмотанные вокруг его головы, с двумя кровавыми вкраплениям на месте глаз. Красная грива, которая идеально подходила под слово «ядовитая» и скучно-коричневого цвета шкура, последняя бросившаяся в глаза. Он не мог пошевелить головой, но знал, что смотрит сейчас глазами Синек. Он видел, как глаза Синек мечутся из угла в угол, и только затем они обратили внимание на его кьютимарку — грозовое облако с рассекающей его по центру молнией.

— Ух ты, — ответила Синек, с широко раскрытыми глазами глядя на своё собственное копыто. — Мне внезапно стало холодно. Получилось?

Боун наблюдал за своим медленным кивком.

— Так странно. — Он увидел, как двигает губами. — Я могу смотреть твоими глазами, но я всё равно всё слышу из своего тела.

— Погоди-ка, что? Как это вообще работает? — спросила Синек, подходя к Боуну Мэрроу.

— Это вроде... — попытался объяснить Боун, запечатлев, как его копыто прикоснулось к подбородку. — Ты ведь знаешь, как звучит эхо, да?

Он увидел, как Синек, понимающе кивнув, закрыла глаза.

— Ага, оно всё такое пугающие и странное.

— Здесь есть зеркало? — спросил Боун, внезапно меняя тему. — Я хочу кое-что проверить, просто чтобы убедиться.

— Сейчас, Боун. Я действительно начинаю замерзать от этого.

Он мог видеть пар, идущий изо рта Синек, пока она помогала ему подойти к очень большому и высокому зеркалу. Он увидел свою улыбку.

— Похоже, это зеркало может уместить в себе целую принцессу.

«Его» взгляд переместился к зеркалу, в котором он увидел, как Синек улыбается. Он также заметил кое-что, что с большим беспокойством завладело всем его вниманием.

— Эм, Синек? Не могла бы ты подойти к зеркалу немного ближе? — спросил Боун с оттенком волнения в голосе.

Она повернула голову и зашагала к зеркалу.

— Что за! — Её копыта потянулись к векам, чтобы на глаза открылся лучший обзор. — В них черепа! Огромные голубые черепа, прямо как твои!

Теперь Боун был так встревожен, что в его собственном теле начали болеть глаза, которые лишь на одних рефлексах изображали замешательство.

— Как мне перестать смотреть твоими глазами?

Он увидел, как Синек развернулась к нему.

— Не знаю, попробуй подумать о своём имени? Если всё завязано на имени, то по идее должно сработать?

Обмотанный бинтами жеребёнок кивнул.

— Возможно, ты права.

Боун Мэрроу.

Его зрение потухло, и из глаз Синек он вновь оказался в мрачном мире. Без света и цвета, лишь всепоглощающая тьма.

— Никогда не думал, что буду радоваться своей слепоте, — облегчённо вздохнул Боун. — Можешь проверить свои глаза?

Через мгновение Синек ответила:

— Агась, черепа исчезли. Хотя ощущение холода до сих пор осталось. — Боун услышал, как его подруга села рядом с ним перед зеркалом. — Ты всегда такой холодный?

Жеребчик мгновение помедлил.

— Без понятия. Может, потому что я некромант и никогда этого не замечаю?

Он ощутил теплоту, разлившуюся по его боку и мордочке, когда к нему прижалось тёплое тело.

— Не знаю как ты, но для меня ты всегда будешь тёплым и уютным.

Боун улыбнулся и всё равно получил по носу.


Пара юных пони провела оставшийся день за исследованием поместья Обсинли Рича. Несколько уцелевших видели, как Боун разгуливает вместе с Синек, указывающей ему путь, и одарили их тихими благодарностями за всё, через что он прошёл, чтобы помочь другим. Некоторые даже принесли им овощной суп и хлеб, которые Синек приняла для своего слепого друга.

Рыцари, тем не менее, были по уши в делах. Они ходили от одного пони к другому со списком вопросов всех мастей, дабы произвести своего рода допрос, и дуэт делал всё возможное, чтобы не попасться им на пути. Мать Синек была обнаружена за разговором с Брайт Айдиа в обеденном зале, поэтому пара остановилась заскочить к ним. Брайт Айдиа поблагодарил Боуна Мэрроу, а мать Синек предложила ему овсяное печенье, которое она припасла на всякий случай.

Боун был рад этому подношению, но обнаружил, что внутри него всё ещё зияет какая-то пустота. Будто их благодарности отзывались в нём эхом. Он был обеспокоен, что сожжение Танцующих Полян отрицательно сказалось на нём, но Синек приписала всё это к отсутствию глаз и перманентной боли, через которую он вследствие прошёл.

Их разговор успокоил юного некроманта, и на протяжении всего вечера они ни разу не попались на глаза Рыцарей, но по настоянию Обсинли Рича были вынуждены отступить в свою комнату. Аристопони провёл большую часть своего времени разговаривая с Капитаном Рыцарей, который отказался называть своего имени, и Боун Мэрроу был вполне счастлив, не утруждая себя им.

Двое жеребят вместе сидели на их исполинских размеров кровати. Синек прыгала на матрасе, наслаждаясь шкодничеством, пока в дверь не постучало тяжёлое копыто.

— Откройте дверь, — потребовал приглушённый дверью голос. — Рыцари Солнца требуют вашего сотрудничества.

Боун остолбенел, а Синек смотрела на дверь словно та была надвигающимся чудовищем.

Боун, что нам делать? — зашептала она ему на ухо.

«Вот оно. Либо моя маскировка удержится, либо придётся пробиваться сквозь поместье с боем...»

В дверь снова раздался стук, на этот раз более громкий и сильный.

— Откройте дверь!

Завуалированный некромант вздохнул.

— Впусти его. Посмотрим, что будет.

Синек соскочила с кровати, после чего та, распределяя вес по матрасу, отдалась пружиной в Боуна. По деревянному полу раздались шаги копыт, и дверь медленно распахнулась.

— Здрасьте? — произнесла Синек.

После чего дверь шумно толкнули бронированные копыта. Боун смотрел строго прямо, без понятия, где именно находились пони, да и не желая вновь получать всплеск боли от кручения головой.

— Комната в порядке, — формальным тоном объявил рыцарь. Дверь вскоре закрылась, и Боун услышал лязганье латных доспехов поблизости. Он предположил, что Рыцарь закрыл за собой дверь.

— Вас двоих было очень сложно найти, — начал Рыцарь. — Остались только вы, кого мы ещё не расспросили о некроманте.

Последовала немая пауза, прежде чем Синек промолвила:

— Чем мы можем помочь?

Рядом с кроватью раздался влажный кашель, пока матрас снова не прогнулся под чьим-то весом. Боун надеялся, что это Синек села рядом с ним.

— По указу Принцессы Селестии, в связи с первым появлением Некромантии в Эквестрии, мы — Рыцари Солнца — были назначены защищать и охранять эти земли. — Рыцарю, казалось, весьма поднадоела вся эта формальщина, которую он, скорее всего, читал из своего свитка бесчисленное количество раз. — В эти нелёгкие времена страданий и жестокости, появление Некроманта только усложняет ситуацию для всех пони в несколько раз. Вашим королевским долгом является сообщить о пони со следующими характеристиками: черепа в центре глаз; светящиеся глаза; тяга к кладбищам, мертвецам, скелетам и похоронам; сильная нужда заполнить ими пустоту внутри; аппетит к такой странной еде, как мясо, кости, животные и плоть других пони; внезапные случаи ослепления, глухоты, отказа органов, превращения в пепел, плавления плоти и, — Рыцарь сделал глубокий вдох перед тем, как продолжить: — внезапные звуки стука костей; носящие капюшон пони; пони, не разговаривающие ни с кем неделями; пони, пропускающие приёмы пищи; пони, которые не спят; пони, которые не выглядят уставшими или утомлёнными после долгого похода и наконец — пони, которые воскрешают армии мертвецов в свободное время.

В комнате повисла напряжённая пауза, пока Рыцарь не продолжил:

— Имея это в виду и не умаляя немалой угрозы со стороны Некроманта по отношению к вам и другим, знаете ли вы, или кто-либо ещё, кто мог бы подавать эти симптомы, способности и пристрастия?

Боун замешкался и прикусил губу, осознавая, что весь список практически описал всё то, что он совершил за последнюю неделю.

— Не-а! — ответила Синек, торжественно прерывая неловкую тишину, которая перерастала в напряжённую. — По крайней мере, не с тех пор, когда он отнял у Шторма глаза. Вот он подходил под всё это. Носил капюшон и всё такое!

— А ты — Шторм, так ведь? — с подозрением поинтересовался рыцарь. — Тебе есть что сказать?

Раненый и замаскированный некромант осторожно покачал головой.

— Эм, нет. Если только вы не думаете, что он стоит где-то в этой комнате. Когда он забрал мои глаза, я немного утратил свои зрительные способности.

Он мог услышать тихое дыхание, исходящее от Рыцаря в дверях.

— Уф, а тут он тебя подловил, сержант.

Последовала очередная неловкая пауза, и матрас вновь заёрзал.

— Кто-нибудь вообще поднимал повязку, чтобы посмотреть правда ли там нет глаз жеребёнка, или все просто приняли это за чистую монету?

Вслед за тишиной раздался лязг латных доспехов.

— Думаю, нет, — ответил рыцарь. Боун ощутил очень холодное и металлическое копыто на своём лице, расположившееся рядом с бинтами. — Давай-ка снимем их и посмотрим.

Синек не медлила озвучить своё негодование.

— Не делайте этого, его глаза опять начнут кровоточить!

Рыцаря мало волновали препирания кобылки, когда он грубо разорвал бинты Боуна острой частью своей брони. Боуна пронзила боль, когда давление с его глаз исчезло, а открытой воздух ударил в изрешечённые веки. Он силился закрыть их копытами, но их держал магией другой Рыцарь.

— Странно, — заявил рыцарь. — Никогда бы не подумал, что некромант воспользуется ножом, чтобы удалить часть тела.

Холодный страх пробежался по Боуну Мэрроу. Он практически окаменел, размышляя, что бы он мог такого сказать, дабы отвести от себя подозрения.

— Э-э... — залепетал он, — э-это был не некромант!

Секунда.

Объяснись, — потребовал Рыцарь с едва ли скрытым оттенком властности в голосе.

— М-мои родители сделали это! Я застал их за тем, что они не должны были делать, к-как вы и сказали! — Боуна воротило от сказанного им, но в защиту своего собственного разума он был облечён в пони, которого никогда не существовало. Кто бы сказал, что фиктивные родители сделали это со своим лже-чадом?

Тем не менее, Боун чувствовал, что ему следовало хотя бы мысленно извиниться перед своими кровными родителями, где бы они не находились после превращения в прах.

Копыта Боуна были освобождены от магического захвата и сию же секунду ринулись к глазам, дабы попытаться защитить их от боли и травм от Рыцарей, которые уже не вызывали у него слёз.

— Сержант... — хладнокровно признал Рыцарь. — Я не думаю, что этот бедный жеребёнок Некромант. Вы как считаете?

Синек поспешила за повязками, которые хранились в ближайшем комоде на тот случай, если Боун случайным образом окажет на глаза воздействие и снова вызовет их обильное кровотечение во время их прогулки по Поместью.

— Проверь обоих, — приказал Сержант. — Больше внимания глазам.

— Но, Сержант, у него нет глаз!

— Что бы ты предпочёл: исполнить приказ и схватить Некроманта, или, возможно, отпустить его и держать на плечах груз тысячи смертей только потому, что ты побоялся какого-то травмированного пони, подозреваемого в некромантии?! — гаркнул сержант; вскоре за этой сентенцией послышались шаги облачённых в доспех копыт. — Может он и похож на жеребёнка, но тот самый некромант, на которого мы охотимся, и есть жеребёнок! Я не против проявления время от времени эмоций в образе мышления, но речь идёт о защите жизней пони всей Эквестрии. Не тогда, когда жизнь нации на грани!

— Т-так точно, Сержант, — ответил Рыцарь сразу же после второго. Боун попытался отодвинуться подальше от рыцарей, но проверка уже началась.

Копыта дрожали, кости звенели и отбивали ритм внутри его тела, и он мог буквально ощущать сопротивление органов к новой проверке. Боун чаял, что маскировка выдержит, иначе его ложь и боль уйдут в молоко. Миновав рёбра, магия поплыла к шее, когда он ощутил, что его горло напряжённо сжалось. Челюсти и зубы скрипели и шатались, пока он мучительно ожидал неумолимо приближающуюся агонию.

Затем началось. Нижняя часть его век оказалась первой на очереди, и он, болезненно шипя, стиснув зубы, свернулся в клубок, словно это могло как-то его защитить от этой тряски. Потом глаза стали полным объектов магического анализа Рыцарей, вызвав ощущение будто он мог смотреть во всех направлениях одновременно тысячу раз в секунду, что вызвало у него болезненный, полный ужаса крик и множество мольб Рыцарям прекратить пытку.

Казалось, бесконечность спустя проверка дошла до верхней части век. Их нашинкованные остатки расслоились под силой магии, начав капать кровью на матрас. Копыта же Боуна всё тщетно силились закрыть глаза от сканирования. Он едва ли мог сделать больше, чем трястись, когда его тело обмякло; с тяжёлой одышкой боль начала утихать, и магия двинулась к рогу. Прерывистое дыхание иногда перемежалось со стонами боли и судорогами тела, которые Синек не могла унять, и это было всем, что он чувствовал под конец.

— Итак, Сержант, — заклокотал подчинённый Рыцарь, — теперь вы счастливы? Можете ли вы теперь спать спокойно с осознанием того, что Эквестрия была вновь спасена под пытками этого несчастного жеребёнка? Я знаю, что больше никогда не засну после этого, и немедленно отправлю по нашему уходу отчёт Капитану Пьюру.

Комната была наполнена лишь сдавленными рыданиями Боуна Мэрроу, когда хруст доспехов покинул помещение.

— Я... — начал сержант.

— Просто уходите! — крикнула Синек, пытаясь успокоить Боуна Мэрроу. — Оставьте нас!

Сержант попытался в последний раз принести свои извинения, но его копыто было отвергнуто Синек. Затем он решил тихо покинуть комнату и оставить двоих жеребят в покое; дверь закрылась за ним.

Рваное дыхание Боуна было прервано его попытками произнести хоть слово.

— С-синек…

Синек успокоила своего друга, её копыто уже тянулось наложить свежие бинты на глаза Боуна, до этого аккуратно удалив окровавленные повязки, оставленные после допроса Рыцаря

— Всё хорошо, Боун. Они ушли.

Окровавленный жеребёнок с силой выдавил из себя чахлую улыбку.

— Я знаю имя