Автор рисунка: Noben
Родная кровь - не значит родство Смена обстановки

Найти любовь так же легко, как и потерять.

Прошло уже семь лет, Алан и Дэш стали подростками и учились в средней школе. Алан с каждым годом осознавал, что влюблялся в Дэш все сильнее и сильнее, и однажды наступил день, когда он понял, что больше не может держать свои чувства.


Алан сидел в музыкальном классе вместе с Рэйнбоу и наблюдал за ее игрой на пианино. За эти годы она научилась играть не хуже любого профессионала, скоро Дэш закончила играть.

-Вау! Я думаю, эту партию ты сыграла замечательно, – восхищенно говорил Алан.

-Спасибо, Алан, я тоже думаю, что сегодня получилось куда лучше, не смотря на то, что я стала намного реже посещать занятия из-за тренировок.

-Я не пойму, зачем они тебе? Ты прекрасная летунья, ты бы могла замечательно играть.

-Ал, ты не понимаешь, небо для меня все, игра на рояле — это только хобби, я хочу стать Вондерболтом, я хочу доказать всем, что я на что-то способна, что я лучшая.

-Ты и есть лучшая, то что говорят одноклассники – неправда, ты лучшая, ты хорошо летаешь, ты прекрасная пианистка и тебе нечего доказывать.

-Алан, это решено – я буду Вондерболтом, и ты меня не переубедишь.

Алан сделал вздох: – Хорошо, я думаю, ты права, и если это твоя мечта, то я не буду ей мешать.

-Спасибо, Ал. Слушай, давай завтра сходим в парк?

-Хм… А это мысль, я согласен, завтра после обеда.

-Агась, – Дэш помахала Алану и вылетела через окно, а Алан направился в приют.


-Опять ты в своих мыслях, Ал, сколько я с тобой живу, а ты все время о чем-то думаешь и размышляешь, – сказал Ракфор. – О чем сейчас думаешь, мой друг?

Алан сделала глубокий вздох: – Думаю, как мне сказать Рэйнбоу Дэш, что я люблю ее.

-О, пресвятая Селестия, Алан, ты прямо как Бомбикон, когда к нему подходит кобылка, он и звука не может издать, даже если его ударить, – пробубнил Ракфор. – Просто скажи ей это и посмотри, как она отреагирует.

-Да не могу я так сделать, мы с ней друзья, понимаешь? И представь, если твой друг сказал тебе, что любит тебя, что бы ты сделал?

Пегас призадумался: – Ну, поскольку моими друзьями являетесь только ты, Бомбикон и Альберт, то я бы двинул вам по морде.

-Эххх… Ну, а допустим у тебя была бы подруга, чтобы ты сделал в такой ситуации?

-Я…я...эээээ…. я не знаю, – Ракфор, пони, которого Алан считал непоколебимым и раскрепощенным , вдруг стал робким и стеснительным. – Может я бы сказал, что тоже ее люблю.

-Это только теория, Ракфор, на деле все куда сложнее: она может повести себя непредсказуемо, к примеру. Она может наорать на меня и улететь, может рассмеяться и выставить меня дураком или все же кинется на меня с криками: «Я тебя тоже…», таких вариантов может быть куча.

-Ну не знаю, Ал, когда я с тобой гулял, и ты встретил ее, то мне показалось, что она с тобой никогда так не поступит, и что она будет за тебя в любом случае. Узнай, что она любит, например цветы, конфеты, песни, еще что-нибудь. Сделай что-нибудь безумное. Как тебе такая идея: мы тебя подожжем, и ты пролетишь так через весь Клаудсдейл, а?

-Ты понимаешь, что я сгорю заживо ?

-Эм… Я об этом не подумал.

-Хотя, идея узнать, что ей нравиться, хорошая. Пойду спрошу у Флаттершай, – Алан поднялся с кровати и направился к дому Флаттершай.

-Но если не сработает, подожги себя!!!


Желтенькая пегаска шла по своим делам, как её откликнул Алан.

-Флаттершай!

Флаттершай обернулась, увидев Алана она очень обрадовалась: – О, Алан, привет, давно не виделись, как у тебя дела?

-Нормально… Эм, Флаттершай… Я хотел бы, чтобы ты мне кое с чем помогла.

-С чем тебе помочь?

-Я хочу признаться Рэйнбоу Дэш, что я люблю ее, но не знаю, как она меня отреагирует.

-Ты ее сильно любишь?

-Угу.

-Эм… Я особо в таких вещах не разбираюсь, но ей нравится сирень, и она любит сюрпризы, попробуй ее удивить, но… Ал.

-Что?

-Она хочет стать Вондерболтом, ты не думаешь, что она может бросить тебя из-за них?

-Почему?

-Там все очень требовательно. Чтобы быстрее вступить в Вондерболты, надо окончить академию, но она требует жертв. Я слышала, что курсантам нельзя никого иметь: ни особых пони, ни мужей и прочее. Я так слышала, но может это не так.

-Пфф… Нет, я не думаю, что в академии такие строгие правила, ты представь себе это.

-Хм… Возможно ты прав, не знаю, удачи тебе, Ал.

-Спасибо, Шай , – Алан полетел обратно домой.


Алан сидел в парке в ожидании своей любимой. Он немного нервничал и все думал о словах Флаттершай об академий, как у него за спины выпрыгнула небесная пегаска.

-Сюрприз!! – крикнула Дэш, что заставила Алана вспрыгнуть со скамейки. – Ха-ха, я так и знала, что ты испугаешься, – насмешливо говорила Дэш.

-Вовсе нет, я просто удивился.

-Ага-ага, – ехидно сказала Дэш

-Эм, это тебе, – Алан протянул букет с сиренью.

-Аааахххх, сирень… Моя любимая, спасибо, Алан, – Дэш вдохнула запах, а затем стала жевать листья.

-Что ты делаешь?

-Как что? Ем их, забыл, мы же травоядные, вот я и ем сирень, мне она нравится, она ароматная и вкусная, – Дэш продолжила есть.

-Эм… У меня для тебя еще кое-что есть, – Алан потянулся за коробкой с подарком-сюрпризом, который приготовил для Дэш, но его не нашлось на месте. Позже он вспомнил, что когда покупал его, продавец лавки на земле забыл снастить его заклинанием, чтобы предмет не провалился через облака.

-Так где это “кое-что”? – спросила Дэш.

-Ай, уже неважно, – Алан скорчил улыбку.

-Ал, что с тобой такое? Эти цветы, подарок, которого нету, да и ты сам себя как-то странно ведешь, скажи, что происходит?

-Должно что-то происходить? Ничего не происходит, – нервно сказал Алан .

-Нет, ты что-то таишь, давай колись, что с тобой?

Пегас долго мялся, а затем посмотрел на Дэш: – Я люблю тебя, Рэйнбоу Дэш.

Пегаска долго на него смотрела и ничего не говорила, а затем сказала: – Алан, я тоже тебя люблю, помнишь, после экскурсии в Кантерлоте, я тебе… Погоди, так ты меня… оу.

-Да, я люблю тебя с того дня, когда застал тебя играющей на пианино, и с того дня, когда ты поцеловала меня в щеку и обняла на конкурсе, – выпалил Алан.

Дэш присела на скамейку: – Так ты в меня… все эти годы…

-Ага.

-Знаешь, Ал, а ты ведь мне тоже нравился все эти годы.

-Да?

-Да, ты был тем, кто видел во мне не только спортсменку и эгоистку, но еще и другие стороны, ты поддерживал меня, ты всегда шел через преграды и это меня восхищает. Алан, я тоже тебя люблю, – Дэш подошла к пегасу поближе, они смотрели друг на друга и сближались, пока наконец-то они их губы не столкнулись. Алан и Рэйнбоу застыли в поцелуе.


Прошло еще несколько лет. Алан и Дэш все это время были счастливой парой. Они до сих пор любили друг друга, но этому должен был прийти конец. Он начался на выпускном.

Стук в дверь. К двери подошла Мардж. Открыв ее, перед ней стоял песочного цвета пегас с аккуратно уложенными волосами в кремовом пиджаке.

-Алан, чудно выглядишь, заходи. Рэйнбоу сейчас спустится. РЭЙНБОУ ДЭШ, СПУСКАЙСЯ, ТУТ ТЕБЯ УЖЕ КАВАЛЕР ЖДЕТ!

-Иду, мама!

Алан зашел в прихожую, как с верхнего этажа стала спускаться небесного цвета пегаска в красивом платье. Выглядело оно так, как будто было сшито из утренних росинок, а радужная грива была завита в чудные кудри.

-Ну как я выгляжу?

У Алана отвисла челюсть: – Ты выглядишь потрясно, кстати, это тебе, – Алан взял копыто Дэш и надел на него красивый браслет, на котором была сирень.

-Сирень… Как я люблю.

-Только не надо ее есть.

-Хи-хи, да, – лицо Дэш выглядило счастливым, но в тоже время, на нем была запечатлена небольшая грусть.

-Рэйнбоу, все нормально? – спросил Алан.

-Да-да все нормально, – Дэш прикусила губу.

В комнату вошла Мардж с фотоаппаратом: – Так, а теперь встаньте друг с другом, я вас запечатлю! – радостно сказала Мардж.

Алан и Дэш встали друг с другом. Алан приобнял ее крылом, они посмотрел в объектив, и их ослепила яркая вспышка.


Выпускной был в самом разгаре, все пони танцевали и веселились.

-Эй, Флатти, здорово выглядишь! – крикнула Дэш.

-Спасибо, я сама себе шила это платье, а как у вас дела? Где Алан?

-Пошел налить пунш.

-Ты еще не говорила с ним насчет академии?

-Нет, я боюсь его расстроить, мы с ним уже несколько лет вместе, и я ему про это не сказала. Он… Он выглядит таким счастливым.

-Так почему ты это делаешь?

-Ты не понимаешь, просто… – тут подошел Алан, в своих копытах он держал два бокала с пуншем.

-Дамы, угощайтесь.

-Спасибо, милый, – ласково сказала Дэш и получила неодобрительный взгляд от Флаттершай.


Вечер подходил к концу. Большинство пони уже разошлись по домам или разделились на группы и пошли праздновать в другое место.

-Алан, надо поговорить, – серьезно сказала Рэйнбоу.

-Хорошо, – пони вышли в холл. – О чем ты хотела поговорить?

Дэш долго мялась, затем сказала: – Ал, меня приняли в Летную академию, – горько сказала она.

-Дэши, это же замечательно, ты… – его перебила Рэйнбоу.

-Алан, это серьезно, ты знаешь, какие у них строгие правила в академии?

Лицо Алана стало серьезным, он вспомнил про то, насчет чего его предупреждала Флаттершай.

-Еще обучение идет не один год, меня туда заберут надолго.

-И ты…

-Да, Алан, я хотела сказать тебе об этом раньше.

-То есть, ты об этом знала, ты знала какие там строгие правила в академий, ты знала, да?!

-Да, я знала! А что я могла сказать? Ты меня застал врасплох, когда признался в парке!

-Могла бы рассказать мне об этом, а не пробыть вместе счастливой парой все эти четыре года, чтобы все просто так разрушить! – горько выдавил Алан.

— Ал, я… – Дэш сняла цветок со своей передней ноги и протянула его Алану. – Ты знаешь, как эти Вондерболты много значат для меня, я хочу стать великой, чтобы обо мне говорили, я хочу доказать, что я лучшая.

-Ты и есть лучшая, Рэйнбоу, и тебе не обязательно что-то доказывать, ты должна себя полностью показать какая ты есть, какие у тебя скрытые таланты!

-Я не могу, – выдавила из себя Дэш, и по ее щеке стекали слезы.

Алан держал цветок в своих копытах, он смотрел на него, затем сказал: – Знаешь почему я не протестую, чтобы ты туда не летела?

-Почему ?

-Потому что я тебя люблю, и я хочу, чтобы ты была счастлива, со мною или без. Если это для тебя так важно, то я пойму, но ты должна понять меня. Я не буду просто ожидать тебя все эти годы, пока ты будешь в академии, наши жизненные пути расходятся в разные стороны. Может быть мы с тобой еще встретимся, а может нет, я не знаю.

-И… И ты все так перечеркнешь?!

-Ты это первая начала, ты утаила от меня то, что можешь покинуть меня, и каким я должен быть сейчас? – Алан развернулся и направился к выходу и перед тем, как отдалиться от Дэш, он повернулся к ней. – Мы сами выбираем свою судьбу, прощай, Рэйнбоу Дэш, – сказал Алан и вышел из школы.


Алан сидел в своей комнате и разглядывал цветок, который подарил Рэйнбоу на выпускном, рядом стояла фотография, где он и она стоят обнявшись перед выпускным и альбом с несколькими фотографиями. Все это должно было направиться в его ящик, в котором он хранил все, что было связано с его прошлым: родительский дом, теперь и его отношения с Дэш. Он сложил их в ящик и закрыл на замок, в это время в комнату вошел Ракфор.

-Аблеблебфе… Алан, ты че такой растроенный?

-Мы с Дэш расстались.

-Прффф… И че? Теперь повесишься? Ал, это выпускной, он ломает жизненные пути и строит новые, вот, посмотри на меня, я совершеннолетний и я свалю из этого дерьмового приюта, начну жить как настоящий пони, я могу поехать ку...куда угодно, это новая часть моей жизни и твоей, Ал.

Алан призадумался: – Знаешь, ты прав – это новый этап нашей жизни. У Дэш он свой, и у меня свой, решено: завтра я покидаю Клаудсдейл и начинаю новую жизнь!

-Браво, браво, – махал и хлопал копытами пьяный Ракфор. – А теперь, пошли с нами во двор, там еще осталось немного выпивки, а Бомбикон все-таки собрал свою мегапетарду и взорвет ее к чертям собачьим, пошли!

-Давай, пойдем, оттянемся! – прокричал Алан. Он поднял Ракфора под бок, и они пошли во двор распевая песни.

-Если друг оказался вдруг.

-И ни друг и ни враг, а так.

-Парня горы тени рискни не бросай одного его.

-Там в связке одной там поймешь кто таков.