Bel canto

"Тем хуже для куска дерева, если он поймет, что он - скрипка." (Артюр Рембо)

Другие пони Октавия

Fallout Equestria: Viva Las Pegasus!

Когда мегазаклинания низверглись с небес, погибли все, но Нью-Пегасус выстоял. Город гангстеров, преступности, безнравственности и азартных игр не только выжил, но и процветал на протяжении всей долгой зимы, вызванной жар-бомбами. Даже спустя двадцать лет после Дня Солнца и Радуг Нью-Пегасус по-прежнему остаётся маяком посреди пустыни Нейвады, золотой жилой для каждого, кто способен приложить к нему свои копыта. Моё имя – Фарсайт, и я знаю всё о его тёмных секретах, которых не показывают неоновые вывески… Я видел лучшее и худшее, и я был его кукловодом. В моём мире не существует героев или злодеев, лишь пони со своими амбициями и целями, которые с лёгкостью могут быть сломлены в угоду чьим-то интересам. Ибо я знаю одну неоспоримую истину: все имеют свои планы.Так позвольте же показать, как я поднялся из грязи, как я вознёсся на самую вершину… и пал вниз.

ОС - пони

Марш Безумия

Дикие земли - хаотичное, опасное и враждебное пространство, которое можно усмирить лишь музыкой. Жеребенок со своей семьей вынужден отправиться в путешествие через дикие земли, но не всем суждено добраться до конца невредимыми.

ОС - пони

Афганистан Экспресс

Рассказ о бойцах армии США, явившихся в Эквестрию прямиком из охваченного войной Афганистана...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Лира Бон-Бон Человеки

Equestria 2014

2014_год. Ядерный удар унёсший жизни миллиардов людей. Лишь немногие счастливчики смогли спрятаться в спасательных бункерах. Одни из них это Дима и компания его друзей. В 2009_году они нашли подземный комплекс, но не стали в него спускаться. Теперь же догадки по поводу комплекса прояснились - это был полноценный бункер для спасения от радиоактивных осадков и ядерного взрыва, причём построенный в Советское время после Второй Мировой. Ребята приводят в порядок бункер и запускают туда людей, которым не хватило места в других комплексах. Затем на вылазке в город они попадают в электро-магнитную аномалию которая забрасывает их в неизведанные дали, в неизведанный мир, в котором им предстоит освоиться. В этом заключается эта история...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Лишняя

Я погиб. Я потерял всё, что было мне дорого. Я забыл даже своё старое имя. Но знаю новое, доставшееся мне вместе с другой жизнью. Найтмер Мун. Кобылица с тёмным прошлым и неясным будущим, которой, вообще-то, здесь быть совсем не должно. Которая здесь абсолютно лишняя.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки

Последний Солдат Эквестрии

200 лет назад мир накрыли вспышки мегазаклинаний, которые уничтожали всё на своём пути. На острове, глубоко в море, полностью разряжается одна из четырёх экспериментальных камер сохранения жизни, освобождая единственного спасшегося солдата. Теперь ему предстоит собрать свою память по кускам, борясь за выживание на этом заброшенном острове.

ОС - пони

К чему приводит недостаток внимания

Твайлайт сделали принцессой. И что это дало? Что ей теперь делать? Просто улыбаться и махать копытом - мало.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Договор на Happy End

Что может случится с простой корреспондешей в ночь с пятнадцатого на шестнадцатое апреля? Ничего хорошего.

Другие пони

Кошелёк

Что день грядущий нам готовит? Каких новых друзей, необычные приключения, захватывающие события? Простой парень из небольшого городка и представить не мог, что с ним произойдёт нечто подобное, и в какой водоворот событий он попадёт.

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Человеки

Автор рисунка: aJVL

Погасшая свечка

Эпилог - Ночь Кошмаров

Приготовления к празднику в Орхид-Бей можно было заметить ещё днём; но с наступлением ночи город изменился до неузнаваемости. Ухоженные садики оказались покрыты паутиной, оживлённую городскую ратушу заселили призраки (по две штуки на каждый зал), а на крыльцах домов появились новые светильники — из тыквы, арбузов и даже дынь. По улицам расхаживали зомби, шаманы, ведьмы, пираты, трое точь-в-точь одинаковых Диких Дарк (новый злодей из комиксов о ПаверПони), а стражники весь этот сброд останавливать даже не думали — лишь следили за порядком и хвалили наиболее опрятно выглядящих чудищ.

В общем, празднование Ночи Кошмаров шло полным ходом.

На центральную улицу вывалила небольшая группка разношёрстных жеребят. Больше всего среди них выделялась земнопони, одетая в костюм злобной феи-крёстной с рогами.

— Ну где же Файл? — без недовольства, лишь с нетерпением вопрошала Бланд Тейп. — Неужели заблудилась? Я же объяснила ей дорогу, даже на карте начертила!

— Не волнуйся! — между Бланд и шагавшей рядом с ней муми... ой, пегаской, вылез совсем юный земнопони с жёлтой шерстью и густой коричневой гривой. На нём был надет яркий, роскошный (но не стесняющий движения и свободный) костюм сказочного принца. — Она всегда так! Где-нибудь задержалась, дом рассматривает!

— Вайс... Спрюс, верно? — получив кивок, Бланд продолжила. — Но зачем? Разве в нашем городе есть интересные дома?

— Она же хочет стать архитектором! — с жаром возразил жеребёнок. — Она сама говорит, что любой дом даёт ей пищу для ума!

Щёки Тейп порозовели.

— Я не хотела сказать, что твоя сестра увлекается чем-то глупым... Ой, но ты же про это и не говорил... КХМ! Извини, забудь. У неё такой потрясающий костюм! Да и у тебя тоже! Файл сама их сшила?

— Нет! Костюмами занималась старшая-старшая сестра.

— Подожди. Разве Файл — не твоя старшая сестра?

— Нет! Файл старшая, а у меня есть ещё старшая-старшая! В прошлом году она Файл костюм сшила, а в этом году и мне тоже.

— В прошлом году ты покупал костюм в магазине?

— Нет, я не ходил на праздник...

— Вайс, так это твоя первая ночь кошмаров? — схватилась за щёки Бланд. Маленький земнопони быстро-быстро закивал.

— Ага! Я раньше не ходил колядовать, потому что я...

— Боялся?

— Нет! Я не боюсь темноты! Мне мама запрещала, — Вайс вытянулся в струну. Похоже, Бланд повелась на ложь: она понимающе закивала и вернулась к разговору с Стикс.

Девочки завели разговор о чём-то, Вайсу совершенно не интересном. Он отстал от группы и начал вертеть головой по сторонам, высматривая интересные вещицы.

О, вот его одноклассники! Висп и Гласиер уже выступали перед бодрым пегасом-погодником, напевая придуманные ими же частушки. Вайсу не терпелось к ним присоединиться, но Файл строго наказала от неё не отступать (сейчас за ним приглядывала Тейп, Файл нужно было срочно передать послание от папы).

Спрюс решил не смотреть по сторонам, чтобы не расстраиваться ещё больше, и вместо этого вытянул шею вверх.

Вот это да! Между деревьями развесили гирлянды, но вместо лампочек на них висели бумажные силуэты летучих мышей. Почти как настоящие! Хотя, с настоящими Вайсу столкнуться не хотелось бы.

Спрюс проследил взглядом до места, где гирлянда заканчивалась. И, на фоне звёздчатого неба, рядом с примотанной верёвкой, Вайс отчётливо разглядел контуры повисшей вниз головой пони. Её алые глаза с вертикальными зрачками уставились прямо на него.

Земнопони от неожиданности подскочил и упал на землю, тряся ногами.

— Вайс? Ты чего?

— Т-там, — промямлил Спрюс, указывая на дерево. Но «там» никого не оказалось. Звёзды под веткой больше никто не закрывал.

— Ты кого-то увидел?

— А вы нет?

Бланд переглянулась с подругами.

— Я ничего не увидела.

— Я тоже.

— Может, тебе просто показалось? Или это птица была. Ворон, например.

— Нет! Он был похож на пони.

— Может, Вайс увидел злобного духа? — робко спросила Стикс, косясь на дерево.

— Ага. Сначала оборотни, теперь духи. Вы ещё скажите, что водяные существуют.

— Мой дедушка видел водяного! Когда собирал грибы. Он из воды с таким прищуром выглядывал! А потом — бульк — и исчез! Ну, водяной, не дедушка.

— Кажется, я всё-таки видел на ветке вампира...

— Да вы все говорите глупости! — вспылила Бланд Тейп. — Это же не научно! Вы что, каталога монстров никогда не читали? Оборотней точно не существует! Ну, кроме чейнджлингов. И водяных пони точно нет! Ну, кроме гиппогрифов. И вампиров тоже... А, нет, вампиры существуют. Кстати, о вампирах. Коузи сегодня придёт?

"Что значит, существуют???" — затрясся Вайс. Из-за испуга он прослушал следующую часть разговора (Тейп, Стикс и Ниддл почему-то расхохотались). А переспрашивать Тейп о вампирах Спрюс тоже не решился. Ещё подумает, что он испугался!


Все были в сборе. С десяток жеребят собралось в круг, готовые вот-вот сорваться и отправиться за сладостями.

— Ну что? Готовы? — задорно спросила Тейп, оглядывая собравшихся.

— Но Бланд, нас так много, — с сомнением произнесла Файл, оглядывая толпу. — Ты думаешь, нас кто-нибудь примет вдесятером?

— Вдвенадцатиром, — встрял Вайс. Но его никто не послушал.

— Ты предлагаешь разделиться?

— Да! Хотя бы на пары. Так мы всех жителей обойдём и соберём много сладостей!

— Но делиться будет невесело!

— Хм-м... Давайте тогда так! К полуночи собираемся здесь! — Файл указала на часы ратуши. — А потом проверим корзинки. Кто соберёт меньше всех конфет, тот вонючка!

— Неплохая идея!

— Ага, давайте! Я знаю, Берри проиграет!

— Сам ты проиграешь! До сих пор песню не выучил, никто тебе конфет не даст!

— Эй, нет! — завизжал Вайс. — Я не согласен!

Но его опять никто не послушал.

— Отлично! Тогда увидимся через час, — выкрикнула Тейп и галопом рванула к фонтану. Жеребята бросились врассыпную.

— Эй! Файл, но ты же должна следить за мной! — попытался окликнуть свою сестру Спрюс, но та уже умчалась со Стикс и не слышала его.

Горестно вздохнув, Вайс поплёлся собирать конфеты.


— Какой замечательный стих! — радостно затопал единорог — хозяин дома. — Сам придумал?

— Ага!

— Сейчас, подожди, я тебе особенный подарок дам.

Вместо конфет хозяин отдал ему целый пакет мармеладок! Вайс отправил его в корзинку и улыбнулся. Она почти была заполнена наполовину! Если так и дальше пойдут дела, он не только не проиграет, но и, может, обойдёт свою сестру!

— Здорово.

Низкий, чуть грубый голос напугал Вайса. Взвизгнув, Спрюс шлёпнулся на землю, рассыпав корзинку.

Позади него стоял оранжевый земнопони в рыцарских доспехах. Из его шлема торчали смешные красные перья; и Вайс был уверен, что где-то их уже видел...

"Твид?"

— Я Твид Кардиган! Ты что, не узнал меня? Мы ж вместе с Тейп гуляли, — обиженно и вызывающе ответил Твид. Вайс промямлил неразборчивое извинение, собирая сладости. К его удивлению, Твид принялся помогать ему.

— Извини. Не хотел пугать. Слушай, я тут посмотрел на твои колядки, и подумал — может, нам вместе выступать? Объединим усилия. Двум пони дадут больше конфет, а?

Вайс пожал плечами. Твид его немножко пугал, но он был бы не против любой компании. Лишь бы не заплутать и не начать бегать кругами.

Следующие колядки проходили по примерно следующей схеме.

Позволив восхищённым жителям полюбоваться их костюмами и ответив на неизбежный вопрос ("Нет, мы не братья"), Вайс начинал:

— Что я слышу? Что за шум?

Ложек стук и звон кастрюль?

Ночь Кошмаров, праздник тёмный

Отмечают в этом доме!

Ты, хозяин, выходи,

И конфет с собой неси!

Да побольше, кислых, сладких,

Мармеладных, шоколадных.

За такой подарок славный

Загадаю я желание,

Чтобы в доме был достаток,

Мир, уют и процветание!

Ну а если жадным будешь,

Проворчишь и дверь закроешь,

Не серчай, когда увидишь

Пятна грязи на заборе!

Мы съедим тебе фиалки,

Васильки и георгины,

Будешь знать, ворчун упрямый,

Пони портить выходные!

Затем все присутствующие проводили секунд десять в неловком молчании, после чего Вайс пинал Твида в колено и он, гаркая, совершенно немелодично орал:

— Колядую дую!

Запах сена чую.

Если сена нет,

То дайте конфет.

Хозяева обычно хохотали, после чего одаривали выступавших сладостями. Конфет действительно давали больше; но Вайс подметил, что, хотя его стих был и лучше, чем у Твида, давали им конфет поровну. Так что, было непонятно, кто из этого союза извлёк большую выгоду.

— О, пошли, ещё тот дом проверим! — выкрикнул Твид, тыча в невероятно мрачный домик в стороне от главной улицы. Вайс сглотнул. Он не был освещён уличными фонарями, да и окна дома были бездонно пустыми. По страшилкам, именно в таких домах жили приведения и потусторонние сущности. А Спрюсу и встречи на аллее хватило.

— Не-е, там, наверное, никого нет...

— А вдруг? — стоял на своём Кардиган. — У взрослых уже заканчиваются сладости! Мы так проиграем! Нельзя просто взять и не проверить дом!

— Что-то мне не хочется. Туда далеко и темно, — промямлил Вайс, направляясь дальше по улице. Но перед ним выбежал и перегородил дорогу хмурый Твид.

— Ты что, темноты боишься?

— Нет! — провизжал Вайс.

Зря.

Искренне озабоченный сморщенный лоб сменился колким прищуром и хитрой ухмылкой.

— Значит, не боишься?

— Нет... Эй, стой, что ты делаешь?!

Твид выхватил корзинку и побежал за кусты около угла ближайшего дома. Вайс едва-едва поспевал за ним. А когда он, спотыкаясь, наконец-то повернул за угол, то узрел настоящий кошмар.

Уже отошедший на значительное расстояние Твид ловко метнул корзинку вдаль. Как пляжная тарелочка, она взмыла ввысь и приземлилась у ствола дерева, не просыпав ни одной конфеты. Вайс бы восхитился, будь ситуация иной. Но корзинка была так далеко, мрак почти полностью поглотил её! А дерево, под которое угодила корзинка, было самым жутким и скрюченным, которое Вайс только видел в своей жизни!

— Говоришь, не боишься? Тогда докажи! Иди, забирай! Я останавливать тебя не буду!

Ага, ещё бы! Конечно, не будешь! Зачем, если эта огромная тёмная фигура схватит и слопает Вайса?

— Я... Дай время?

— Значит, боишься? — ухмыляясь, скрестил копыта Твид. Вайс призвал на помощь крайнее средство:

— А самому слабо?

Твид рассмеялся. К сущему ужасу Спрюса, он прыжками добрался до ствола и поднял и помахал корзинкой перед собой. И он даже не заметил зашевелившихся кустов слева?!

— Иди! Даю тебе пять секунд. Пять! Четыре!

Спрюс выдохнул и затрясся пуще прежнего. Нет, слишком страшно. Твид, может, и смог, но он такой большой, а Вайс такой маленький! Что он может сделать ужасам, что притаились во тьме ночи?

И, словно бы его мысли прочитал злой колдун, из ниоткуда донёсся свист рассекаемого воздуха. Над головами жеребят, в пятнадцати шагах над ними, стремительно пролетел чёрный силуэт.

— Кто здесь? — вскрикнул Твид, оборачиваясь. Но в густой, чёрной кроне деревьев ничего не было видно.

— Мо-может п-просто ворон?

— Размером с пони? Да быть не может! Наверное, это...

Вдруг из кустов с другой стороны начало доноситься жуткое рычание.

— А это кто?! — голос Твида перешёл на писк. И тут же, как в ответ, рык сменился на оглушающий, рявкающий лай.

Твид бросился к Вайсу, только копыта сверкали. Позабыв и о земнопони, и о взятой корзинке, он, поскуливая, бросился к освещённому переулку и скрылся за углом дома.

Вайс остался один на один с непроглядной темнотой и таинственными существами в листьях.

"Может, это просто маленькая собачка", — думал Спрюс, делая крохотный шажочек вперёд. — "Маленькие собачки всегда громко лают".

"Нет! Это наверняка была огромная, злющая, клыкастая овчарка! Вон как Твид её испугался! Наверняка ведь увидел!"

От этой мысли Вайс сдал два шага назад и зажмурил глаза.

"Ладно. Да и шут с ней! А как же птичка размером с пони?!"

Вайс задрал голову вверх. В непроглядной тьме на него, не отрываясь и не моргая, смотрели два огромных алых глаза. Те же самые, что следили за ним на городской аллее.

Это было последней каплей. В следующее же мгновение Вайс бросился наутёк, к светлой улице, крича от проникающего под кожу ужаса.


— Что значит – «забыл корзинку с конфетами»?

— Может, ты ничего и не собрал? — скрестила копыта Берри, усаживаясь на траву.

Вайс понуро уставился в траву, качая головой. На этот раз с ложью уйти не удалось.

Бланд Тейп вытянула шею, всматриваясь в башню ратуши с огромными часами.

— До полуночи ещё пятнадцать минут, — звонко сказала она, поворачиваясь обратно к Вайсу. — Всё равно ещё не все вернулись. Успеешь найти?

Спрюс молча пожал плечами.

— Беги! Смотри, чтобы к звону колокола был на месте!

Легко сказать, сложно сделать! Нет, до угла дома он легко добежал — и двух минут не прошло. Но теперь, как только зияющая чернота снова предстала перед его взглядом, к Вайсу снова подкралась слабость в ногах и дрожь на спине. Он пытался отдышаться, но усталость от бега заменялась липким страхом, и внутрь не попадало ничего, кроме чуть душного, пыльного, городского, пропитанного запахом праздничных лакомств воздуха.

Чудовищная собака зарычала. Вайса охватило чувство дежавю. Словно бы исполняя отданный приказ, которому он не в силах был воспротивиться, он задрал голову вверх.

Два алых глаза никуда не делись. Но на этот раз к ним добавились белоснежные зубы, изогнувшиеся в хищной улыбке.

В верхнем ряду даже с земли было видно два неестественно больших клыка.

Спрюс заорал, не сдвигаясь с места. Страх парализовал его. Но время шло, крик сошёл на сип, а летучая мышь продолжала висеть вверх тормашками на дереве, не пикируя и не пытаясь выпить Вайсову кровь.

— Так ты пойдёшь забирать свою корзинку с конфетами?

— А?

— Я спрашиваю, — ветка распрямилась. Прошелестели листья, и на землю, сгруппировавшись, легко приземлилась чёрная тень, единожды хлопнув крыльями. — Ты пойдёшь за конфетами? Или так и будешь здесь стоять, дрожа от страха?

Вайс пытался разглядеть хоть что-нибудь в этом существе; но неясные формы скрывала чёрная, струящаяся ткань.

— А тебе-то какое дело? Разве ты не хочешь меня просто съесть?!

Незнакомка (голос звучал по-женски) хихикнула. Её острые зубы вновь сверкнули.

— Сегодня есть тебя я не собираюсь... Спрошу ещё раз: ты идёшь за конфетами?

— Отвянь, — Спрюс отвёл взгляд и отвернулся. — Тебе-то какое дело? Вот сейчас возьму и пойду.

— Ну и пойди.

Вайс встал, покружился вокруг себя и сел обратно, поглядывая на завёрнутое в плащ существо.

— Я не могу, пока ты смотришь.

Почему-то (и Вайс не понимал, почему) его слова казались чёрной глазастой теньке смешными. Или у неё просто было хорошее настроение. Кто их, тенек, разберёт?

— Это значит, что ты просто не хочешь, — наконец просмеявшись, ответила незнакомка.

— Конечно, не хочу! — взвыл Спрюс. Кто только не пытался подлезть к нему с вопросами о темноте, но никто не делал это так настойчиво и настырно, как эта тенька. — Тебе-то легко говорить! Ты монстр! Ты в темноте видишь и слышишь каждый шорох! Ты живёшь ночью, как мы днём! У меня ничего этого нет! И я не сильный, как Твид, и не храбрый, как Тейп...

Вайс затрясся, пряча лицо в копытах.

— Вот... Мне говорят, что я уже большой жеребёнок. И я знаю, что большие жеребята уже не пугаются таких глупостей, как темнота. А я всё равно боюсь, и ничего не могу с собой поделать! Мне так стыдно!

За сотрясающимся и изо всех сил пытающимся сдержать слёзы Вайсом тенька наблюдала как-то... безразлично.

— Ну да. Я это уже поняла.

Спрюс совершенно не ожидал этого услышать. Настолько, что забыл плакать. Он хмуро оглядел закутанное нечто, шмыгая носом.

— О. Я думал, ты начнёшь говорить, что это всё не так, и что я на самом деле храбрый, просто ещё не осознал это...

— Зачем? Это не так, мы оба прекрасно знаем это. Страх — естественное чувство для обычных пони; испытывать его совершенно нормально. Иными словами, ты, как и многие другие пони, слабак.

— Я не слабак!

— Слабак, а раз боишься это признать, то ещё и трус в придачу.

— Я...

— И всё же: почему ты не можешь забрать корзинку?

Вайс запнулся.

— Но если я трус...

— И что? Это ни на что не влияет. Будь ты хоть трус, хоть малявка, хоть хрюкающая свинья, ты всё ещё можешь просто взять и пойти в темноту.

Логика теньки казалась Вайсу странной. Но зерно смысла в ней определённо было зарыто.

— Я боюсь!

— Чего? Монстров в тенях? Вайс, какие монстры могут появиться здесь, в Орхиде, вдалеке от пропитанных магией мест и древних лесов? К тому же, — незнакомка вновь ухмыльнулась, — одного монстра ты уже видишь перед собой. А хуже меня попробуй ещё найди.

— Н-но собака...

— Собаки не кидаются на пони без причины.

— А вдруг там злая собака? Да ещё и огромная?

— Не попробуешь — не узнаешь.

Вайс не хотел признавать себе это, но доводы тени казались ему всё разумнее и разумнее. Он, всё же, принял ещё одну отчаянную попытку оградиться от нелёгкого похода:

— Ты же вампир, да?

Как и отговорки, вопросы о сущности вызывали у черноты сияющую клыкастую улыбку.

— Ага.

— Почему я тогда должен слушать тебя? Ты же злая! И твои советы, наверное, злые!

Алые глаза сузились до щёлочек.

— А ещё я люблю грызть персики по обедам. Что, персики тоже злые, да?

Спрюс почесал затылок.

— К тому же, — вдруг раздалось прямо над его правым ухом. Вайс отпрянул — он даже не услышал того, как незнакомка прокралась на другую сторону. — Даже если и так... Неужели тебе самому не хотелось бы попробовать?

— А если бы ты мне предложила мухомор съесть, что, тоже нужно было бы попробовать? — выкинул копыто Вайс, уличая уловку пони-вампира.

Но, чего он уж точно не ожидал увидеть в ответ — так это смущённые поёрзывания теньки и отведённый в сторону взгляд.

— Ой, ну и глупость я сморозила... Ты всё не так понял! Конечно, не надо бездумно принимать такие предложения, но ты подумай! Ты покоришь темноту, то, чего даже Твид не смог сделать! Представь, как ты хвастаешься перед колядующими!

Перед глазами Вайса мгновенно всплыла картинка топающих, восхищённых его рассказом жеребят. И среди них — его старшая сестра Файл, качающая головой и шепчущая: "Да. Я его недооценивала..."

Да и, ему, честно говоря, надоело оставлять ночник включённым и бегать по тёмным коридорам дома, волнуясь, что в ванной покажется призрак Белой Дамы. Идти во тьму было неприятно. Но стоять, ощущая свою беспомощность, было ещё хуже.

— Я буду следить за тобой, — мягко проговорила тенька.

Спрюс сделал не один, а целых два шага вперёд. И тут из тех же самых кустов вновь донёсся предостерегающий рык.

— Эм... Мисс, — паникуя, оглянулся Вайс, — а вы поможете мне справиться с этим волком?

Вместо ответа тенька лишь медленно-медленно расплылась в истинно Дискордовой улыбке. Вайс никогда не видел Дискорда вживую, но был уверен: если бы тот и улыбался, то делал это только так.

Каждый шаг Вайсу давался тяжело. Ему то и дело хотелось сделать приготовительный шажочек назад (а лучше два), но, оглядываясь, он замечал наблюдающие за ним алые глаза. А топтаться на месте перед другими пони — даже если это пони-монстр-вампир — Вайсу не хотелось.

"Медведь! Точно, медведь", — задыхаясь, Спрюс подступал к кусту. Рык превратился в мерное жужжание кристалликовой зубчатой пилы.

— М-м-м-ммммистер медведь (Вайс ощущал себя до нельзя глупо — будто бы медведь послушает его, маленького жеребёнка? — но высказаться всё же должен был). Я не хочу вас побеспокоить, но... Могу ли я забрать свою корзиночку? Я не потревожу вас, просто пойду мимо!

Вой пилы не прекратился. Но и огромное чудище из кустов не вылезло. Вайс посчитал молчание за "да" и осторожно, боковым шагом, не отрывая взгляда от листвы, обошёл куст.

Вдруг из веток выскочила тощая собака (Вайс вскрикнул) и, ворча, убежала в сторону леса.

Спрюс не мог оторвать взгляда от веток. Сейчас должен выскочить медведь! Сейчас над листьями появится, словно бы из ниоткуда, тёмный силуэт и нависнет над ним горой!

Сейчас!

...

Сейчас?

Вайс замер, вопросительно навострив уши.

Неужели та хилая собачка могла издавать такие жуткие звуки?

Вайс даже хихикнул. Не могло же быть такого... Но неужели так всё и было?

Сзади тоже рассмеялись — чуть насмешливо, чуть заливисто. Но Вайс не обиделся. Наоборот, то, что кто-то в этой страшной ситуации рассмеялся вместе с ним, не испытывая и капли страха — подтолкнуло Вайса вперёд. Он даже сделал три шажка, не замирая!

Глаза Спрюса привыкли к темноте. Под светом луны он разобрал участки травы, перемежающиеся с голой, каменистой землёй; закрывшиеся бутоны цветов, прикорнувшие на ночь. Дерево, под которым приютились конфеты, больше не казалось скрюченным чудищем (да это же просто дуб!). И в зарослях больше никто не прятался.

Вайс подхватил корзинку с такой лёгкостью, словно бы последних полчаса для него не существовало.

— Эй! Спаси... — хотел Спрюс поблагодарить таинственную незнакомку, но осёкся.

От алоглазой теньки не осталось и следа.

Резко налетевший порыв ветра развеял эйфорию. Вайс пригнул голову, чтобы корзинку не перевернуло, и огляделся. Всё-таки, он был один, ночью, на окраине города, рядом с маячившей мрачной стеной лесом.

Резвым шагом Вайс направился к улице. Вскоре, кроме шелестящего листвой дуба, за домом не осталось никого.


Количество конфет Тейп сверяла дотошно. У Стикс пришлось пересчитать четыре раза, Твид чуть ли голос не сорвал, пытаясь доказать, что его шоколадка должна считаться за пятнадцать конфет (по числу долек). И, всё же, итоговый результат никого не удивил.

— Сто тридцать восемь, — подняла шею Бланд, утирая пот со лба. — А это значит, что...

— Проиграл! Проиграл! — хихикала Файл, скача вокруг своего младшего и на удивление спокойного брата. — Значит, ты вонючка...

— Не трогай его! — вдруг раздалось сразу несколько голосов. Файл опешила.

— А вы почему за Вайса впряглись?

Вайс Спрюс тоже был в недоумении.

Твида он ещё мог понять. Должно быть, он почувствовал свою вину из-за того, что бросил Вайса одного в тёмном закоулке. Или ему было стыдно за то, что он испугался, а Вайс, в конце концов, свой страх переборол. Твид так ничего и не сказал; только непоколебимо стоял с пылающими щеками.

А вот Стикс возмущения не скрывала:

— Конечно, он проиграл! Как бы ему победить, когда ты оставила его бродить одного по совершенно незнакомому городу? Ты должна была следить за ним, как старшая сестра!

— Я... Ну, ладно! А почему это тебя только сейчас волновать начало? Мы полночи с тобой ходили, конфеты собирали?

— Ворон нашептал, — мрачно буркнула Стикс, отводя взгляд.

Жеребята, вздыхая, потихоньку двинулись расходиться. Праздничное настроение оказалось чуть смазано концовкой.

— Вайс, не расстраивайся, — Бланд Тейп подбежала к новичку. — Уверена, в следующий раз ты выиграешь!

— А я и не расстроен! — Спрюс сиял ярче стоявших по сторонам дороги фонарей.

— ...хм, и правда. А почему? Если не секрет.

Вайс остановился и посмотрел вверх, на кроны деревьев и ночное небо. Тейп сделала то же самое.

— Думаю, я нашёл себе отличную подругу.

— Да? Это действительно здорово! Как её зовут?

— Я не знаю, — пожал плечами Вайс.

— О. А как она выглядит?

— Этого я тоже не знаю, — счастливо ответил Спрюс и пошёл вперёд, оставляя крайне недоумевающую Тейп позади.