Вприпрыжку к успеху

За всю историю Эквестрии не было никого богаче Пинки Пай. В чём же секрет её успеха? Она понятия не имеет.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Мундансер

Забытое прошлое

Жизнь драконов, их быт и вековой уклад. А так же герои, что не по своей воле оказались втянуты в поле зрения чешуйчатых особей.

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Принцесса Селестия

Слуга Духа

Псс… читатель, не хочешь немножечко бесплатного эпега? Да, да это продолжение известного в "очень узких кругах" фанфика Повелитель Плоти и оно мчится к обрыву в ад, подумайте, стоит ли читать дальше, ваше психическое здоровье может пострадать, особенно если вы "тонкая и чувственная натура" с твёрдыми моральными принципами. Ну а остальных прошу пристегнуть ремни и схватиться за свободный кармашек автора.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

ТвайЧат/ TwiChat

Твайлайт встречает жеребца. В надежде обрести нового друга, она начинает с ним общаться. Но все не так просто, как кажется...

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Живой щит.

Про брони, защищающего Эквестрию в своих снах.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Земля обетованная

Твайлайт Спаркл очень долго шел по безжизненным пустыням, но теперь, наконец, он достиг цели своего путешествия. Он только надеется, что боги внемлют его молитвам и дадут ему спокойное место, чтобы умереть.

Другие пони

Падение Эквестрии

Война пришла в Эквестрию. Страна пони подвергается жестокой атаке иноземных захватчиков. Кто они, что привело их в Эквестрию, какие у них цели? Война не обходит стороной и шестерых лучших подруг из Понивилля.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Спитфайр Сорен Другие пони

Маяк

Догл - обычный земнопони с непростой судьбой. Из-за ряда неудач и собственных промашек ему приходится жить в крайней нищете, а его работа - смотритель маяка - не даёт ему возможности выкарабкаться из этого положения. Вот Догл её и не ценит, хотя она и чрезвычайно важна! И вот, одним осенним днём...

ОС - пони

Чудо примиряющего очага

Продолжение истории "От рассвета до рассвета" и "Первого снега". Завидуя "режиссёрскому" таланту сестёр-принцесс, Дискорд взялся ставить свой собственный спектакль в Ночь Согревающего Очага. Но даже он не мог представить, во что в конечном итоге выльется его маленькая комедия...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд Король Сомбра

Извилистый путь

История происхождения змеи по имени Ламия и её желания уничтожить существующий порядок вещей в Эквестрии.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Король Сомбра

Автор рисунка: MurDareik
Глава 11. Шпионы Глава 13. Битва за будущее

Глава 12. В тихом омуте

Всё тот же день. Деревня киринов.

Было уже далеко не утро, однако в доме Терры Нигмы всё ещё царила тишина. Сам хозяин мирно посапывал после бессонной ночи, опять проведённой за чтением книг. В прошлый раз это была физика — ему приспичило узнать какого размера должны быть крылья пегасов, если бы им не помогала летать магия. Среди киринов крылатых не имелось, так что поиски нужной книги заняли тогда не один час. Теперь же возник новый вопрос — способны ли рога колдовать, будучи отделенными от своих хозяев? Само собой книги про это не нашлось, а самому проверять не очень то хотелось. А жаль — каждый раз Терре казалось, что он находится на пороге какого-то великого открытия и каждый раз он заходил в тупик. Над его чудачествами даже начали посмеиваться, и только королева Кирилла видел в нём потенциал…

Вдруг, в окно пробился солнечный луч и приземлился прямо на бежевую мордочку кирина. Он поворчал, поморщился и открыл глаза, не забыв поругать себя за лень — уже который год он хотел приобрести занавески, но каждый раз возникали дела поважней. Сейчас они были особенно нужны — большая часть листвы уже облетела с деревьев, обнажив его окно для беспощадного солнца, которое теперь светило по утрам прямо на его кровать. И всё же добыча занавесок требовала слишком большого количества бесполезных телодвижений. Возможно он лучше передвинет кровать в другой стенке. Завтра.

Размышляя на эту тему, Терра понял, что сон окончательно пропал и надо было вставать. Со вздохом поднявшись на ноги и слегка размявшись, он с задумчивым взглядом окинул комнату, размышляя о грядущих делах. Впрочем, особых дел, помимо рутинного «поискать работу», у него и не было. Но работа могла подождать ещё денёк другой — с прошлого репетиторства ещё оставалась небольшая сумма. Так в итоге ни к чему и не придя, он пошёл умываться, а затем направился на кухню, надеясь что там ещё что-нибудь осталось. Но его шествие прервал неожиданный стук в дверь. Гадая, кому он мог понадобиться, Терра осторожно приоткрыл дверь, а заодно и рот от удивления. На пороге стояла белоснежная единорожка со взъерошенной гривой, состоящей из цветастых прядей. Мало того, что увидеть пони в этих краях было само по себе событием, так ещё его и не покидало ощущение, что он был с ней знаком.

— О, наконец-то меня хоть кто-то увидел… — пробормотала она быстро и вполголоса, а затем приветливо улыбнулась и помахала копытом. — Доброе утро! Хотя, уже скорее добрый день. Терра, да?

— Э-э, ну да… — промямлил он, но спохватился и добавил уже громче, постаравшись придать своему голосу статности. — А с кем имею честь? У меня такое чувство, что я вас где-то видел, но не могу вспомнить где.

— На самом деле я бы удивилась, если бы ты меня запомнил. Всё таки королева Кирилла очень любила принимать гостей и помимо меня к ней приходили ещё десятки, если не сотни различных существ.

Несколько мгновений Терра напряжённо вспоминал. Одна из гостей Кириллы? Что ж, это нисколько не сужало круг поисков — королева действительно принимала их практически ежедневно и они стекались к ней со всей Эквиемы. Она была той ещё болтушкой и от желающих послушать её мудрые речи никогда не было отбоя. Будучи учеником Кириллы, Терре приходилось постоянно наблюдать эти чаепития, так что спустя какое-то время он перестал обращать на гостей внимания. Но раз он запомнил внешность этой единорожки, значит в ней было что-то особенное…

Вдруг его глаза округлились и он стукнул копытом об пол.

— Точно, вспомнил! Вы же были последней гостьей королевы! Именно при вашем визите она…её больше не стало.

— Да, это очень трагичное и печальное событие, которое до сих пор временами встаёт у меня перед глазами… Вы уж извините, что я тогда исчезла после похорон — мне было слишком неловко в тот момент, — сказала она, ковыряя копытом землю. — Я надеюсь, вы меня не обвиняете в произошедшем?

— Нет, разумеется нет! Кирилла была уже очень старой — мы не переставали дивиться тому, как долго она живёт. У неё ведь не было бессмертия, в отличии от остальных королей и королев. Так что я считаю, что это должно было произойти рано или поздно и с большой вероятностью, это произошло бы при одном из гостей.

Люмия кивнула и потупилась. Воцарилось неловкое молчание и Терре надо было срочно что-то делать, чтобы его прекратить.

— Ой, прошу меня простить — начал допрашивать вас прямо на пороге. У вас же наверняка ко мне какое-то дело? Заходите, я сейчас сделаю кофе.

— Спасибо, не откажусь, — ответила единорожка и не колеблясь шагнула внутрь дерева, в котором проживал кирин. — И прошу, не надо этих вежливостей, зови меня просто Люмия.

— Что ж, как ска…жешь, Люмия.

Пони хихикнула, заставив Терру слегка покраснеть, так что он решил поспешно ретироваться на кухню и заняться приготовлением кофе, которого у него всегда было в достатке. Параллельно он решил поддержать беседу, чтобы она поменьше разглядывала его не самый чистый дом.

— Пони у нас нечастые гости. Ты издалека?

— Из Кантерлота, верней из его окрестностей.

— Да уж, путь не самый близкий. Наверное пришлось выдвигаться где-то в середине ночи?

Люмия пожала плечами.

— Да нет, я же телепортациями перемещалась. Заняло всего часик, полтора.

— Телепортациями?! — удивился Терра. — Но ведь расстояние огромное! Ты не устала?

— Да нет, я… — по голосу было слышно, что она начала звучать как-то неуверенно. — Всё в порядке, я ведь делала передышки между скачками.

— Понятно, — пробормотал Терра, но на самом деле ему было ни черта не понятно. Как это возможно? Даже слушая рассказы от своей бывшей королевы о гостях, что к ней приходили, он ни разу не слышал о ком-то, кроме королевских персон, кто мог бы столь эффективно телепортироваться и при этом не умереть от истощения. Какой же мощью обладает Люмия? Либо она врёт, либо что-то скрывает. В любом случае, стоило сначала выслушать цель её визита, прежде чем делать какие-то умозаключения. — Вот, твой кофе.

— Спасибо большое, — сказала она, принимая телекинезом традиционную деревянную чашку с бодрящим напитком.

Они уселись в кресла друг напротив друга. Пока Кирин пил кофе, он напряжённо разглядывал свою гостью. Вроде пони как пони, ничего особенного, за исключением чересчур цветастой гривы. Но он слышал, что в Кантерлоте мода часто меняется и приобретает самые разные формы, так что возможно и в этом не было ничего необычного.

— Судя по твоему пристальному взгляду, я вызываю любопытство… — сказала Люмия с лёгкой ухмылкой.

— Оу, да нет… — встрепенулся Терра и мысленно поругал себя за бестактность. — Прошу меня простить, просто ко мне достаточно редко кто-то приходит, особенно столь…неординарный. Могу ли я узнать чем обязан?

— Что ж, пожалуй и правда стоит перейти к делу. Тогда спрошу прямо — ты знаешь что нибудь об осколках Сактамайи?

Терра замер и подозрительно прищурился.

— Тут скорей будет уместен вопрос, откуда ТЫ знаешь?

— А ты угадай, — усмехнулась она.

Кирин с досадой хлопнул себя копытом по лбу. Ох уж эта Кирилла. Впрочем, о мёртвых либо хорошо, либо никак.

— Хорошо, я понял. Однако для меня сейчас оказалось новостью, когда ты сказала об осколках во множественном числе. Королева рассказывала только о том, что хранится у нас.

— Как и мне, — усмехнулась Люмия. — Но про остальные я уже давно знала из других источников. В тот момент же меня интересовал именно ваш. Из-за него я собственно и пришла к Кирилле.

Терра задумался. Согласно имеющимся у него знаниям, осколок содержал в себе силу самой богини, что погибла давным давно. Эта сила не должна была достаться смертным. Именно поэтому он и был спрятан. И тут находится пони, которая знает о существовании не только этого осколка, но и других. Кажется настало время задать вопрос в лоб.

— Если ты позволишь нескромный вопрос… Кто ты такая?

— Я? — удивилась Люмия. — Что ж, наверное мне стоит быть честной, если я хочу рассчитывать на твою помощь… Правда состоит в том, что я являюсь дальней родственницей Сактамайи. Пра-пра-пра-пра-правнучкой кажется, но я могла ошибиться на несколько «пра».

Брови Терры от удивления поползли наверх, но он всё же сумел удержать себя в копытах. Вот таких гостей он ТОЧНО не ожидал сегодня.

— Поразительно, но верится с трудом, — ответил он спокойно. — Может у тебя есть какое-то доказательство?

Люмия неуверенно кивнула.

— Не все посчитают это доказательством, но ты ведь умный кирин, верно? Думаю, ты узнаешь этот символ.

Она повернулась в кресле боком и Терра увидел её кьютимарку — четыре запятые, закручивающиеся в спираль. Внутри каждого кружка был символ, которые кирин тут же узнал. Они обозначали четыре важнейших столпа мироздания, — свет, тьму, живое и неживое. По словам королевы, Сактамайя подарила эти силы четырём правителям разумных рас и Кирилле досталась сила управления живым. Она не раз это доказывала — своим долголетием, возможностью выращивать растения в любом месте и высасывать жизнь из одних объектов и передавать их себе или другим.

Люмия уселась обратно и продолжила.

— У меня нет каких-то особенных сил, чтобы предоставить тебе ещё доказательств, но…

— Этого достаточно, — ответил Терра сиплым голосом. Надо было срочно сходить на кухню и глотнуть водички, что он и сделал. Ему с трудом верилось, что он не спит. Как ему реагировать на всё это? Мозг не был готов к такому утру, поэтому до сих пор кирин чувствовал себя спокойно, но понемногу он начинал осознавать ситуацию и пульс уверенно пошёл вверх. Люмия ведь пришла не просто так — ей что-то надо от него. Впервые за два года с момента смерти своей учительницы он почувствовал себя нужным. Терра всегда хотел каких-то свершений, но Кирилла говорила, что он ещё не был готов, а потом никому не стало дела до него — кирины как правило не славились героическим духом и довольствовались спокойной жизнью у себя в лесу. Во всяком случае настолько спокойной, насколько это позволяли постоянные набеги чейнджлингов из болот. Но просто так сражаться Терре не хотелось, ему нужна была достойная цель. Сможет ли Люмия дать ему её? Чего вообще конкретно она хочет от него?

— Прошу прощения, — сказал Терра, возвращаясь из кухни в зал. — Могу ли я поинтересоваться, что именно ты хочешь сделать и что требуется от меня?

— Всё просто — я хочу воскресить богиню и вернуть единого правителя, который позволит нам жить без забот и проблем. Разве это плохая мечта?

— Да нет, совсем нет! — активно замотал головой Терра, вопрошая про себя о сбыточности такой заоблачной мечты.

— Для этого требуется собрать пять осколков и провести особый ритуал. И тут мне нужна твоя помощь — каждый осколок отдали одной из пяти рас Эквиемы и взять осколок в первый раз может только представитель этой расы. Смекаешь, к чему я веду?

— Конечно, как тут не смекнуть. Но ты знаешь где он находится?

— В самом сердце болота, да?

Терра открыл было рот, чтобы возмутиться, откуда она знает о местоположении осколка, но не стал — и так было ясно. А вот ему ничего не рассказывали. Учитель не доверяла ему? Нет, наверное у неё были более весомые причины. В любом случае, не стоит показывать Люмии своё невежество в этом вопросе.

— Там ведь находится улей чейнджлингов!

— Ага, — кивнула Люмия. — Гениально, правда? Они рьяно защищают осколок, не подпуская никого, но при этом сами не могут им воспользоваться. Будь это какой-то другой рой, то они бы наверное поймали кирина и использовали его, чтобы достать осколок, но королеве Амброзии то ли это не нужно, то ли она слишком тупая.

— Глупая или нет, но я не хочу туда идти! Это же чистое самоубийство!

— Расслабься, — попыталась его успокоить Люмия. — Конечно же я всё продумала. Я тебе гарантирую, что у нас не возникнет проблем по дороге.

— И как же ты это устроишь?

— Сюрприз не будет сюрпризом, если о нем заранее рассказать, — подмигнула она.


— Кошмар, мы на самом деле идём по болотам, куда добровольно не ступала нога ни одного здравомыслящего кирина! — в сердцах воскликнул Терра, следя за тем, чтобы ступать по кочкам и неглубоким лужам. Земля при каждом шаге неприятно хлюпала.

— То есть ты сейчас назвал Кириллу полоумной, — усмехнулась Люмия.

— Не цепляйся к словам, ты прекрасно поняла, что я имел в виду!

— Да-да… Но давай всё-таки потише. В наших интересах, чтобы нас заметили как можно позже.

Терра тут же замолк. Он бы предпочёл, чтобы их вообще не заметили, но надеяться на такое, идя в самое сердце улья, было слишком наивно. Он вообще не особо понимал, как Люмии удалось его уговорить. Что бы она ни говорила о том, что она всё продумала, верилось в это с трудом. Если хоть что-то пойдёт не так, они вдвоём в лучшем случае погибнут, а в худшем… Кирин поёжился — по его деревне ходили слухи, что Амброзия любила играться со своими жертвами и часто эти игры заходили так далеко, что смерть становилась желанной наградой.

Тем не менее, терзаемый сомнениями, он продолжал продвигаться вслед за храброй единорожкой. Теперь, когда он узнал цель Люмии, сложно было ей не восхищаться. Идти на такие риски ради того, чтобы привести мир к лучшему — как он сможет потом смотреть на себя в зеркале, если струсит и сбежит?

Терра нахмурился и прислушался к своим внутренним ощущениям — ему было не очень хорошо. Взгляд был слегка затуманен, живот побаливал, да и температура кажется подросла. Вот только непонятно — дело в простом мандраже или же…

— Слушай, а у того заклинания, что ты на меня наложила, нет побочных эффектов? А то такое ощущение, будто я заболеваю.

Перед походом Люмия сказала ему, что необходимо наложить на них двоих заклинание, которое заставит их пахнуть так, что отобьёт у чейнджлингов всё желание пробовать их на вкус. Что странно, во время колдовства, у единорожки светился не рог, а глаза. Она сказала, что это досталось ей в наследство от богини, на что Терра не нашёл каких либо возражений.

— Ну, они не исключены… — призналась Люмия. — Но не переживай, хуже того что сейчас уже не будет. Постарайся не обращать внимания и со временем это пройдёт.

Вдруг Люмия замерла. Терра тоже встал как вкопанный и почувствовал, как бешено заколотилось его сердце. Неужели их нашли? Страх сковал ноги, сделав их деревянными. И тут из-за деревьев выскочило три чейнджлинга. Глаза и крылья у них были желтого цвета, что подтверждало их принадлежность к пчелиному улью. Она хищно зашипели и стали медленно приближаться. Терра уже давно бы побежал назад, наплевав на свою гордость, но тело просто не хотело слушаться. Сзади он не видел мордочки Люмии, но та тоже не шевелилась. Вдруг она громко сказала.

— Стоять! Нас трогать нельзя. Я — Люмия, и мы пришли сюда за осколком. Вас должны были предупредить.

К несказанному удивлению кирина, чейнджлинги замерли и переглянулись. Они начали шипеть друг на друга, словно переговариваясь, но затем кивнули и, что-то прошипев напоследок, начали медленно удаляться.

— Идём, — кивнула Люмия в их сторону. — Они покажут нам осколок.

— Э-э-это что сейчас было? — воскликнул Терра, кое-как найдя в себе силы, чтобы сдвинуться с места. — Ты сказала им нас не трогать и они тебя послушали? Это сейчас была дипломатия с чейнджлингами? А ещё ты сказала, что их должны были предупредить, о ком ты?

— Слишком много вопросов, Терра, — отрезала она. — Я дам тебе ответы на большинство из них, но давай сначала вернёмся с болот живыми, хорошо?

Кирин не знал, как на это отреагировать. С одной стороны ему не хотелось идти дальше, понимая, что его спутница скрывает слишком многое, а с другой, её уверенный голос внушал определённый оптимизм. Кажется, она твёрдо была намерена выбраться отсюда и вытащить его. И после того, как разрешилась ситуация с чейнджлингами, в это даже можно было поверить.

— Ладно… — пробурчал он и весь оставшийся путь лишь молча смотрел по сторонам, да приглядывал за впереди идущей троицей. Однако, несмотря на все его подозрения и опасения, по пути так ничего и не случилось. Несколько раз им попадались другие чейнджлинги, но после перебрасывания парой фраз на их языке, он оставляли процессию в покое. Так продолжалось до тех пор, пока Терра вместе с остальными не оказался на твёрдой земле. Прямо посреди болота находилась поросшая травой возвышенность немалых размеров. На ней располагались крупные деревья, в каждом из которых было дупло, а то и несколько, и в их тёмных провалах можно было заметить по несколько пар желтых глаз. На ветвях же висели коконы, по форме напоминавшие вытянутые соты. Сначала Терра не понимал, для чего они, но приглядевшись, в ужасе отпрянул. Внутри, в полупрозрачной жидкости висели вверх ногами кирины. Кажется они были без сознания.

— Ужасно! Люмия, там кирины висят! Мы должны их освободить!

— Мы здесь не за этим, — холодно ответила она.

— Но… Но… У тебя совсем совести нет?! Неужели тебе не хочется их спасти? А даже если и нет — ты думаешь по возвращению домой у меня хватит сил смириться с этим, зная, что я был так близко и ничего не сделал?!

Люмия обернулась к Терре и на секунду он увидел в её взгляде целую гамму негативных чувств. Так была и злость и раздражение и даже презрение. Однако она выдохнула и сказала уже добрее.

— Слушай, во-первых, у меня была договорённость с Амброзией забрать только осколок. Если ты начнёшь тут своевольничать, нас быстро подвесят вместе с остальными. А во-вторых, если всё пройдёт удачно и я заполучу осколок, то вернувшаяся Сактамайя быстро всё исправит. Она избавится от ошибок природы и сделает жизнь своих детей идеальной. Ты делаешь вклад в общее благо и косвенно спасаешь своих.

Терра недовольно скривил морду. Согласиться с такими доводами он не мог, но и ответить было нечего, поэтому он просто перестал возмущаться. Раз ничего не сделать с киринами сейчас, то надо любой ценой достать этот осколок и помочь Люмии возродить Сактамайю, потребовав у неё освобождения всех заложников. Иначе он себя не простит.

 — А вот и долгожданные гости! — раздался впереди тонкий и слегка неприятный голосок. Чейнджлинги раздвинули висевшие лианы, что закрывали проход в особо заросшую часть поляны и оттуда вышла королева Амброзия. Она была точно такой, какой Терра видел её на картинках в книгах — высокой, худой, длинноволосой, с большими зелеными глазами и вечной улыбкой, от которой веяло отнюдь не дружелюбием. — Ах, как же я рада! Не припомню, когда последний раз к нам приходил кто-нибудь по своей воле. Ну, не считая конечно той посыльной. Ну вот, я опять забыла как её зовут. Кажется Кри…

— Да-да, это всё понятно, — перебила её Люмия. — Мы тоже очень рады оказаться здесь. А теперь, не могли бы мы перейти к делу?

Амброзия обиженно надула губки.

— Оу, а что так спешно? Ну останьтесь хоть ненадолго. Я вижу ты захватила такого замечательного спутника. Можно мне с ним немного поиграть?

Терра сглотнул и невольно начал представлять, какие ему могут устроить пытки забавы ради.

— Осколок, — напористо сказала Люмия. — Прежде всего я хочу разобраться с делами. Ты же помнишь наш уговор?

— Да помню-помню, — ответила Амброзия, закатив глаза. — Какие же вы скучные. Ладно, будет вам этот несчастный осколок.

Королева развернулась и, что-то мурлыкая себе под нос, направилась обратно в чащу. Люмия последовала за ней, так что Терре, не желавшему оставаться наедине с целым роем чейнджлингов, пришлось не отставать. Путь занял совсем немного времени — видимо этот кусочек суши и являлся центром пчелиного улья. Они вышли на полянку, посреди которой находилось здоровенное дерево. Уже мёртвое, а потому без единого листочка, но тем не менее оно всё равно впечатляло. Подойдя к дереву, Амброзия сделала театральное па, указав на дупло, в котором виднелся стеклянный шар с зеленым осколком внутри.

— Прошу. Берите и используйте по назначению.

Люмия подошла поближе, осмотрев осколок с разных сторон, а затем повернулась к Терре.

— Ну давай же, чего ты медлишь?

Он сделал несколько осторожных шагов, поравнявшись со своей спутницей и нервно потер копыта друг о друга. Вся ситуация вокруг ему по прежнему не нравилась и новая подруга тоже не внушала полного доверия, но он отбросил все эти мысли прочь. Как бы фантастично не звучало воскрешение Сактамайи, это было чем-то, что в случае успеха могло изменить весь мир, причём в лучшую сторону. Больше никаких атак чейнджлингов на его деревню, а он окажется героем, кто внес свою лепту в это поистине великое дело. Набравшись решимости, Терра кивнул и взял сферу в свои копыта. Немного повертев её, он обнаружил, что на самом деле она весьма хрупкая и слегка надавив на неё, по всех поверхности пошли трещины.

— Да, молодец, продолжай! — сказала Люмия, с энтузиазмом глядя за процедурой. Кирин послушался и нажал ещё сильнее. Наконец оболочка не выдержала и рассыпалась на мелкие частицы, которые тут же испарились, а в копытах остался сам кристал. — Замечательно! Давай его сюда.

Не дожидаясь, пока Терра сделает это, она выхватила кристалл из его копыт и принялась жадно разглядывать.

— Наконец-то! Второй осколок мой! Очень надеюсь, что остальные не подведут и тогда скоро у меня их будет уже четыре! Потерпи ещё немного, мама, и ты вновь увидишь свет.

— Мама? — удивился Терра, решив опустить некоторую обиду от того, как грубо она забрала у него осколок. — Я думал она твоя пра-пра-пра-бабушка.

Люмия скосила глаза на Амброзию, что стояла неподалёку, а затем отвела Терру от неё подальше и прошептала.

— Слушай, я совсем забыла у тебя спросить — а ты умеешь телепортироваться?

— Э-э, если честно, нет. Я никогда не был особо способным магом…

— Ах, вот оно что, — сказала единорожка и на её мордочке возникла улыбка. — Что ж, раз такое дело, пожалуй я скажу тебе кое-что напоследок. Помнишь то заклинание, что я наложила на тебя для отпугивания чейнджлингов?

Терра кивнул и Люмия продолжила.

— Так вот, на самом деле я внедрила в тебя вирус и ты стал носителем. Раз плюнуть для духа жизни, но такое тонкое вмешательство требует продолжительной концентрации, чего Амброзия мне никогда бы не позволила сделать с собой. Этот вирус передаётся воздушно-капельным путём, а также через кровь и несёт смерть для любого заражённого в течение нескольких часов. А ещё, как ты наверняка знаешь, чейнджлинги питаются душами и для этого им нужен физический контакт. Они втыкают свои длинные и острые зубы в шею жертвы и с помощью магии высасывают душу из дела. Контакт с кровью само собой происходит. Так что даже если ты решишь не дышать, это не поможет.

 — Т-ты меня пугаешь. Какой ещё вирус? Ты ведь сама заразишься. В чём твой план?

— На себя я само собой наколдовала иммунитет. А мой план — о, он предельно прост, но прежде… — Рог Люмии засветился и маленькая розовая звёздочка сорвалась с него и коснулась губ Терры. — Ты замолчишь, чтобы не испортить этот самый план.

С этими словами она повернулась к Амброзии и пошла к ней навстречу. Терра хотел сказать, что они ещё не договорили, но понял, что не может открыть рот. Губы словно слиплись друг с другом и никакие силы не могли их разлепить. Всё, что ему оставалось, это мычать.

— Эй, Хани Би, — сказала Люмия, подходя к королеве. — Спасибо, что пошла мне навстречу. Обещаю, что я этого не забуду, а пока прими в качестве благодарности этого кирина. Ты же хотела с ним поиграть, да? Мне он больше не нужен.

— О, как я давно не слышала этого имени, подруга, — расплылась в улыбке Амброзия. — А за кирина спасибо. Я чую в нём очень вкусную душу, но она станет ещё вкуснее, когда он познает настоящую боль и отчаяние. Мм, как же я предвкушаю эту трапезу!

Люмия усмехнулась, а затем повернулась к испуганному и мычащему кирину. Он уже попытался сбежать, но чейнджлинги быстро его поймали и принесли обратно к своей королеве.

— Что ж, Терра, спасибо тебе за помощь. Когда Сактамайя вернётся к жизни, обещаю, она запомнит твой героический поступок.

Рассмеявшись, она исчезла во вспышке телепорта, а Амброзия, хищно облизываясь, начала медленно подходить к несчастному кирину.

— Итак, с чего же мы начнём милый? Ах, знаю, как насчёт моего любимого — отламывания рога, а затем постепенного срезания кожи с твоих ног? Сантиметр за сантиметром. Это задаст прекрасную атмосферу для начала…


— Поверить не могу, что мы сделали это… — пробормотала Миксина, все ещё не отошедшая от недавнего события.

Они с Баталлой уже какое-то время смотрели на связанную королеву чейнджлингов, что лежала перед ними и время от времени дёргалась, тщетно пытаясь освободиться. Миксина определила в ней ту самую Калифору, от которой ушла Бруталла.

— Это да, — кивнула Баталла. — Я, если честно, не думала, что одолеть королеву одного из самых опасных роев будет так легко. Она даже не колдовала!

— И вдобавок, где все её рабочие и солдаты? Что она вообще делает на базе агентов рассвета?

Баталла немного приблизилась к Калифоре и присела, чтобы оказаться на одном уровне с её головой. Как только это произошло, бежевая королева зарычала, оскалилась и стала пытаться укусить Баталлу, но тщетно.

— Такое ощущение, будто она неразумная, — прокомментировала её поведение Миксина. — Но я ничего об этом не слышала.

— Да и моя мама отзывалась о Калифоре с некоторой долей уважения. А чтобы заслужить уважение Бруталлы, надо было постараться! К тому же, она ни разу не говорила о таких её…особенностях.

— Возможно с ней что-то сделали уже после того, как твой рой отделился от её.

Баталла ничего не ответила и, поднявшись, задумчиво посмотрела в окно. Ситуация складывалась странная. Им без проблем удалось пробраться в дом, не выдав себя, однако стоило им спрятаться в пустой комнате на втором этаже, как туда тут же зашла Калифора. Скорей всего она нашла их по запаху. Королевы запаниковали, но всё же смогли достаточно быстро среагировать и повалить Калифору, обмотав её копыта шторой. Теперь предстояло решить, что же им делать дальше.

— Итак, Миксина, что делаем? Кем бы Калифора ни была, не думаю что Тенебрис придёт сюда из-за неё. Нам нужно поймать агента рассвета.

Однако в ответ она услышала голос, совсем не похожий на голос её подруги.

— О, не стоит вам больше никого ловить. Я бы и сама сюда пришла, как только учуяла, что весь дом провонялся какими-то ничтожествами.

Обе королевы резко повернулись к двери и увидели там белую единорожку с цветастой гривой. Коварная улыбка на её мордочке росла всё шире и шире.

— Это одна из агентов? — спросила Миксина у Баталлы. — Нам ловить её?

Услышав это, Люмия прыснула со смеху.

— Ловить? Ну удачи. Можешь спросить у отсутствующего глаза своей подруги, как прошла наша предыдущая встреча.

Миксина услышала, как позади неё часто и прерывисто задышала Баталла. Кажется она была не на шутку перепугана.

— Этот запах… — пробормотала красная королева. — Ты пахнешь точь в точь как она!

— Именно! — вскрикнула единорожка и розовое пламя пробежалось от её ног до кончика рога и перед ними предстала высокая и очень злобно выглядящая королева розовых чейнджлингов. — Тенебрис, собственной персоной! А ты, Баталла, оказалась живучей таракана, как я посмотрю. Мало того что сбежала от меня, так ещё и выжила при этом, спелась с угриным роем и отыскала нашу базу. Я впечатлена.

— И не забывай про весь грохочущий рой, что ты убила, тварь… — прошипела красная, с трудом сдерживаясь.

— Да, это было весело, — усмехнулась Тенебрис. — Веселее, чем уничтожение пчелиного. Там пришлось использовать скучную и медленную тактику, но эффективность была важнее. Признаться, мне бы очень хотелось повеселиться с вами, но время не резиновое, да и шум потасовки мне ни к чему. Так что просто умрите.

Тенебрис посмотрела на Баталлу, после чего её глаза вспыхнули белым светом. Боковым зрением Миксина поняла, что её подруга даже не шевелится. Кажется все её громкие слова расквитаться со своим заклятым врагом рассыпались вдребезги об его доминирующую ауру и реальную жажду убийства. С рога Тенебрис сорвался фиолетовый луч и Миксина, повинуясь какому-то внутреннему позыву, прыгнула в сторону траектории его полёта. Тотчас она вскрикнула от боли в ноге, пронзившей её, и грохнулась на пол. Боль сразу прошла, но когда Миксина взглянула на место попадания, она чуть не вскрикнула ещё громче от ужаса. Её задняя нога серела, покрывалась трещинами и потихоньку рассыпалась в прах, оставляя после себя лишь кучку пыли. И судя по тому, что трещины уже подбирались к бедру, это ранение не собиралось прекращать свой разрушительный эффект.

— Миксина, ты как?! — взволнованно вскрикнула красная королева и подскочила к ней. — Прости пожалуйста, это моя вина!

— Не забивай голову! Сейчас важнее тебе сбежать отсюда. Ты не справишься с ней в одиночку!

— Ты что, уже смирилась со своей смертью?! — сердито крикнула она и решительным движением крепко прижала Миксину к себе. — Сейчас мы отступим, придумаем как залечить твои раны, а потом вместе выбьем из неё всё дерьмо, хорошо?

Бросив на Тенебрис взгляд, полный злости, Баталла рванула к окну. Инстинктивно она притормозила перед ним и новый фиолетовый луч пролетел прямо перед её мордочкой. После этого она повернулась к окну спиной и прыгнула в него, принимая все осколки на себя. Упав на траву, и простонав от боли, она наконец выпустила Миксину из объятий и закинула её на свою кровоточащую спину. Жалеть себя и медлить было никак нельзя, так что уверенными скачками она скрылась за деревьями.

Сложно было оценить, сколько она бежала. Ожидая погони, она несколько раз делала резкие повороты, надеясь сбить преследователя со следа. Но долго бежать с таким грузом на спине было тяжело даже для неё, и наконец она начала выбиваться из сил, и замедлила галоп. Тотчас до неё дошло страшное осознание — ноша на спине стала весить заметно меньше! Резко остановившись, она сняла Миксину, положила перед собой и тут же вскрикнула от ужаса — вся нижняя половина её подруги испарилась. Остались лишь передние ноги, да голова. Всё время побега она молчала, но кажется каким-то чудом всё еще оставалась в сознании. Стоило похлопать её по щекам, как она слегка приоткрыла глаза.

— А, Баталла, это ты… — сказала она слабым голосом. — Рада что ты всё же поступила по умному и сбежала…

— Ч-что с тобой происходит? — всхлипывая, спросила Баталла. — Как мне остановить это?

— Сомневаюсь, что это возможно. А если бы и было возможно, без внутренних органов мне осталось жить считанные секунды… Послушай — не вини себя в моей смерти, я сама решила прыгнуть и прикрыть тебя. Я верю, что ты справишься с местью и отомстишь не только за себя, но теперь и за меня. Я хочу быть с тобой, когда это произойдёт, поэтому ты должна высосать мою душу.

— Н-но я не могу поступить так с тобой!

— Нет времени на споры… Я хочу этого. Пожалуйста…

Всхлипнув, красная королева кивнула и вонзилась клыками в шею своей подруги. Та закрыла глаза и лицо начало блаженно разглаживаться. Баталла услышала шёпот возле своего уха.

— Прощай, Баталла… И спасибо… Мне было очень весело… с тобой.

В этот момент разложение коснулось сердца и начало разноситься по кровотоку быстрее, дойдя до головы и не останавливаясь до тех пор, пока каждая её клетка, вплоть до самого кончика рога, не обратилась в прах. Слёзы Баталлы стекали по щекам и падали на голубую ленточку, что осталась лежать в траве. Её копыта затряслись и она запрокинула голову, издав протяжный крик отчаяния.


Глядя через разбитое окно на то, как королевы убегают в лес, Тенебрис цыкнула языком. Опять этой красной удалось улизнуть. Чего не скажешь о второй. Пускай луч смерти и не попал ей в сердце, чтобы испарить тело в считанные секунды, от него уже нет спасения. Рано или поздно он уничтожит всё её тело, а значит хотя бы одной проблемой будет меньше. Разумеется, угриный рой рано или поздно хватится своей королевы и начнет готовить замену, но к этому моменту она уже закончит все свои дела и навестит их пещеру. Вот же нахалки, пришли на саму её базу. Ничего, такой отпор надолго отвадит Баталлу совать свой нос куда не следует.

Розовая королева опять повернулась к комнате и подошла ко все ещё лежащей Калифоре. Один точный выстрел в штору и она радостно вскочила и принялась лезть к ней, с намерением облизать щёку.

— Какая же ты нетерпеливая! — сказала Тенебрис, гладя её по голове. — Это так на тебя не похоже. А уж как ты удивила вчера! Когда ты меня опрокинула, мне огромного труда стоило не сорваться и не приняться обниматься с тобой в ответ… Ещё бы чуть чуть и вся моя маскировка пошла бы коту под хвост, понимаешь?!

Калифора не отвечала, но от голоса Тенебрис радовалась лишь ещё больше, принявшись даже тихонько повизгивать.

— Эх, подруга, что же с тобой случилось… — печально сказала королева. — Ты ведь была единственной кто понимала меня и разделяла мои взгляды. Наверное это чья-то злая шутка. Этот мир делает всё, чтобы мне было сложнее осуществить свою мечту. Хотя, скорее своё предназначение. Но ничего, уже совсем скоро этот мир станет таким, каким должен был стать ещё двести лет назад. И ты и я и остальные королевы — мы все переродимся и будем жить счастливо и ни о чём не заботясь! А теперь — прости меня.

Пока Тенебрис говорила, она перестала гладить Калифору и крепко прижала её к себе спиной, обняв за шею. С каждым предложением её объятия становились всё сильнее. Калифора перестала радоваться и начала пытаться вырваться, а повизгивания сменились на хрип. Но Тенебрис не отпускала. Она продолжала успокаивать Калифору, а у неё самой по щекам потекли слёзы. В комнате стояли лишь звуки борьбы, которые начали постепенно затихать. Через несколько минут в комнате воцарилась давящая тишина. Наконец Тенебрис отпустила бездыханное тело и аккуратно положила его на пол. Взглянув на свою подругу в последний раз и утерев слёзы, она зажгла свои глаза.

В коридор уже вышла Люмия и, встряхнувшись, отправилась на поиски вернувшихся агентов. В комнату, через разбитое окно, залетела первая снежинка, упав рядом с серой кучкой праха.

Музыка для конца главы