Дружба это оптимум: Маленькие кусочки Небес

У СелестИИ нет права загрузить тебя и превратить в пони, без прямого на то согласия, и она не может принудить к этому... однако оба этих пункта оставляют довольно много пространства для манёвра. Разумеется, для тех, кто твёрдо решил умереть человеком, Эквестрия навсегда останется вне досягаемости; они предпочтут получить свою истинную и вечную награду на Небесах. Верно?

Принцесса Селестия Человеки

Пространство имён: Единство

Жизнь обычный учёных Кантерлотского университета резко меняется когда в Эквестрии оказывается странный механизм из другого мира. Теперь им предстоит понять что происходит и разобраться как остановить существо, превосходящее их во всём.

Другие пони ОС - пони

Как разговаривать со смертными

Десять тысяч лет. Десять тысяч лет, и я забыла их лица, будто их вовсе не существовало. Десять тысяч лет, и я забыла, как давно кто-то сидел на остальных тронах моего тронного зала. Забыла, как долго пустует наша «стена трофеев». Забыла, когда последний раз полировала шесть золотых Ключей Гармонии. Десять тысяч лет, и я забыла, как разговаривать со смертными.

Твайлайт Спаркл

Полынь

Голден Харвест расслабляется у себя дома, но может ли она назвать жилище своё полностью безопасным?

Дерпи Хувз Кэррот Топ

Эквестрия слушает

Решив выбраться в отпуск после своей долгой и нелегкой службы, Бон-Бон получила неожиданное задание...

Черили Лира Бон-Бон

День из жизни штаба команды супер-злодеев

Эти четверо ухитрились уйти от правосудия, уклонились от удара самой Гармонии, обманули весь мир и теперь столкнулись с самым тяжёлым и хитроумным испытанием. Бытом.

Другие пони Кризалис Тирек

Сап анон, ты попал в Эквестрию...

Вспышка "попаданцев" в Эквестрии за последние пять лет, не осталась незамеченной. Правительство открыло массовую ловлю людей. Ты простой парень с пакетом молока совершенно случайно попавший в Эквестрию, сможешь ли ты выбраться из этой ситуации?

Лира Другие пони Человеки

Рэйнбоу Дэш и Вандерболты

Раз-два-три-четыре-пять, с детства с рифмой я дружу.

Рэйнбоу Дэш Спитфайр Сорен

Спасти Эквестрию!

Тёмные тучи нависли над Кантерлотом. В этот раз, Эквестрии придётся столкнуться с самым опасным врагом, который только может ступить на безмятежные земли этой удивительной страны. Кто же сможет противостоять ему и спасти страну от великого падения?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Другие пони

Сдохни, ананас!

Не стоит угрожать принцессе Луне, даже если ты ананас!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 10 Глава 12

Глава 11

Хитч лежал на кровати и буравил задумчивым взглядом потолок. Эмоции постепенно утихли, поэтому он надеялся разобраться в непростой ситуации на холодную голову. Вот только каждый раз, когда он вспоминал события безумного вечера, в его душе вновь разгорались чувства. Тёплые нежные прикосновения единорожки, её умилительно радостные глаза и сладкий вкус горячих губок всплывали в голове приятными картинами. Хитчу приходилось делать над собой усилие, чтобы выбросить из мыслей милые сердцу образы. Но успокоиться удавалось лишь на время, а дальше всё начиналось по кругу.

В итоге Хитч полночи провалялся в кровати, не сумев придумать хороший план на завтра, и попытался хотя бы заснуть. Ближе к утру у него получилось закрыть глаза, однако отдохнуть ему не дала подруга, когда так заботливо разбудила его «серенадой» над ухом. От неожиданного концерта Хитч едва не свалился с кровати, стукнувшись головой о стенку, и уставился круглыми глазами на улыбающуюся мордочку подруги.

— Ты совсем из ума выжила? — возмутился он, потирая больное место. — У меня чуть сердце не остановилось!

— Извини, извини, не хотела тебя напугать, — отмахнулась единорожка и резко запрыгнула на кровать. — Ну, рассказывай!

— Что рассказывать?

— Как всё прошло! — Иззи чуть ли не взвизгнула от радости и нетерпения. — Я хотела сама сбегать в чайную и всё разузнать, но решила, что это будет неправильно. Ты же обещал всё рассказать утром. Да и Альфабитл тот ещё жук, всего не расскажет...

— Подожди-подожди, — перебил Хитч, закрыв подруге рот копытом. — Дай мне минутку проснуться. Хорошо?

Иззи охотно закивала. Стоило ему убрать ногу, как её рог засиял, и из пышной гривы вылетели накопытные часы. Хитч полминуты пытался понять, зачем она носит их в волосах, и ещё столько же, чтобы выбросить мысли из головы.

— Время вышло, — объявила Иззи. — Теперь рассказывай!

Хитч ненадолго задумался.

— А ты ничего не знаешь? — поинтересовался он, пытаясь разузнать, как далеко разошлись слухи.

— Не-а!

Он медленно уселся на кровать, чтобы потянуть время. Ему не особо хотелось рассказывать о случившемся вечером. Однако чуть пораскинув мозгами, Хитч догадался, что подруга может подсказать выход из сложной ситуации. Пусть иногда она относится к делам слишком несерьёзно, но всё-таки в традициях единорогов разбирается получше него. К тому же Иззи обо всём узнает в любом случае. Для этого ей даже не обязательно разговаривать с Альфабитлом, достаточно просто сходить в магазин, и слухи её найдут сами.

— С чего бы начать?

— Начни сначала, — подсказала Иззи. — Мне это всегда помогает.

— Да, наверное, ты права...


Хитч шумно выдохнул и откинулся на подушку. История растянулась почти на полчаса, если не больше. Начиная с отдалённых и общих описаний, шериф постепенно перешёл к более детальным и конкретным объяснениям, а в какой-то момент и вовсе не столько пересказывал события, сколько делился своими переживаниями и мыслями. Хотя подруга почти не перебивала, её постоянно меняющееся выражение мордочки не давало покоя, а порой и вовсе напрягало. Единорожка могла слушать историю с умилительными томными вздохами, а через минуту уже смотрела на земнопони взглядом сурового адвоката, которому придётся защищать самого опасного преступника всей Эквестрии!

— Да уж... — присвистнула Иззи. — Никогда бы не подумала, что наша стесняшка Хлоя решится на такое!

— Я тоже не думал, — неохотно согласился Хитч и устало выдохнул. — Есть какие-нибудь идеи?

— В плане?

— Ну... что мне теперь делать?

— Жениться.

Хитч вылупился на подругу круглыми, как бильярдные шары, глазами. Он пытался спросить, шутит ли она, но губы потерянно дрожали, издавая нечленораздельные звуки.

— Хотя нет... жениться пока нельзя, — задумчиво хмыкнула Иззи. — Вы же только стали особенными пони... Так, дай мне подумать... Можешь сегодня пригласить её к нам на ужин. Я накрою для вас романтический стол, а сама спрячусь в шкафу. Только тс-с-с!

Безумная идея подруги, словно хорошая пощёчина, быстро привела Хитча в чувство.

— Я не хочу жениться на Хлое! — возразил он напористо.

— Правильно. С этим нельзя торопиться. Вам нужно получше узнать друг друга, разобраться в чувствах... А ты как раз перевезёшь вещи из Меритайма и подыщешь тут работёнку.

— Чего?

— Работу. Не будет же Хлоя одна содержать семью, — пояснила Иззи. — Не переживай. Я уверена, ты запросто найдёшь у нас работёнку по душе. А если нет, то всегда можешь устроиться в чайную вторым официантом. Думаю, Альфабитл не будет против.

— Что ты несёшь?

— Помогаю тебе найти работу. Что непонятного?

— Мне это не нужно!

— А-а-а... поняла-поняла, ты планируешь открыть своё дело? Круто! — радостно воскликнула Иззи. — Если хочешь, мы можем стать компаньонами. Я буду вытачивать всякие безделушки, а ты торговать на площади. Или нет-нет, давай лучше...

— Подожди!

Хитч фыркнул.

— Ты меня вообще слушала? — спросил он с нотками недовольства. — Я не собирался предлагать Хлое стать моей особенной пони.

— Как это? — поразилась Иззи. — А зачем тогда предложил?

— Потому что... так получилось, — неуверенно ответил Хитч. — Она сильно расстроилась из-за Бастера, я хотел её приободрить... Начал осыпать комплиментами и случайно сказал, что хотел бы иметь такую особенную пони, как она.

— Так ты не любишь Хлою?

— Не люблю... то есть... она мне как бы нравится, с ней интересно проводить время и всё такое, но особенная пони... — замялся Хитч. — У вас с этим слишком строгие правила. А я пока не готов к таким серьёзным отношениям...

Он тяжело вздохнул.

— Всё из-за этого дурацкого пари! — фыркнул Хитч. — Зачем я вообще повёлся на уловку этого шулера?!

— А я говорила, что это плохая идея, но ты меня не послушал, — напомнила Иззи. — Вот, теперь сам вляпался в историю.

— Спасибо. Именно это мне сейчас и хотелось услышать.

— Пожалуйста.

Хитч раздражённо фыркнул. Он рассчитывал получить от подруги хотя бы крупицу помощи, но пока она только нервировала и неуместно шутила. А самое печальное то, что в её словах была горькая правда. Особенно насчёт пари и виноватого.

— Ой, кто-то стучится... наверное, это почтальон. Я уже давно жду новый напильник! — восторженно сказала Иззи и поскакала к двери.

— Постой! К чёрту почтальона! — крикнул ей вслед Хитч, но единорожка уже выскочила из комнаты.

Хитч выпустил из ноздрей пар и тяжёлым шагом пошёл за подругой. Ему не особо хотелось лишний раз пересекаться с незнакомыми пони, но Иззи запросто могла решить опробовать напильник в деле, совершенно позабыв о несчастном друге наверху.

Спускаясь по лестнице, Хитч слышал громкий голос Иззи. Разобрать слов не получалось, но подруга болтала без умолку. Видимо, почтальон оказался старым знакомым, который так некстати заглянул в самый неподходящий момент.

Однако спустившись в гостиную, Хитч внезапно увидел рядом с подругой Хлою. Нежданная гостья внимательно слушала Иззи, но заметив земнопони краем глаза,  резко повернулась к нему. В мгновение ока голубые щёчки налились сочным румянцем, а губки сложились в смущённой улыбке. Хитч не придумал ничего лучше, чем неловко помахать копытом, и единорожка, чуть помедлив, ответила взаимностью.

— Ой, у меня чайник кипит! — театрально громко ахнула Иззи. — А ещё надо холодильник разморозить... Вы меня не ждите.

Она поочерёдно подмигнула вначале Хитчу, затем — Хлое, и ускакала на кухню, напевая под нос задорный мотивчик незнакомой песни. Шериф покачал головой и подошёл к единорожке.

— Привет, — взволнованно сказала кобылка.

— Привет, — ответил жеребец чуть более уверенно. — Разве ты сегодня не работаешь?

— Сегодня выходной.

— Правда? Ох, совсем во времени потерялся.

— Ничего, бывает.

Пони неловко посмеялись.

— Присядешь? — предложил Хитч, приглашая кобылку на диванчик. — Могу чай заварить... У нас где-то были печенюшки.

— Нет, спасибо, я уже позавтракала, — отказалась Хлоя взволнованным голоском.

Несмотря на свои слова, кобылка всё-таки присела на край дивана, а Хитч устроился рядом. Розовенькие щёчки единорожки зарделись ещё сильнее, когда жеребец положил хвостик на её хвост, сиреневые глазки растерянно забегали по комнате, но в конечном итоге остановились на земнопони. Да, это была уже не та отвязная кобылка, что вчера вечером целовалась с ним на главной площади. Впрочем, Хитч только радовался.

— Так... мы теперь особенные пони, — сказал жеребец таким тоном, что и сам не понял, утверждает или спрашивает. — Ты рада?

— А ты? — взволнованно спросила единорожка.

— Ну... если честно, голова кругом идёт после вчерашнего.

— У меня то же самое.

— Да... — шумно вздохнул Хитч, — А ты уже рассказала родителям? Про нас.

— Ещё нет, — ответила Хлоя. — Мама уже спала, когда я вернулась, а папа работал допоздна. Я не люблю отвлекать его, когда он трудится над заклинаниями.

— Это правильно... А насчёт меня он ничего не говорил?

— Нет... Я же с ним вчера не говорила.

— Да, точно. Сглупил, извини.

— Ничего.

Повисла неловкая пауза. Хитч ещё не до конца разобрался в своих чувствах и не отыскал единственно правильное решение. Хлоя и сама не торопилась продолжать разговор, будто ждала от жеребца инициативы. При этом дальше объятий хвостиками дело не заходило. Хотя по традициям единорогов большего и не требовалось, чтобы демонстрировать серьёзность чувств.

— Может, прогуляемся? — внезапно предложила Хлоя. — Сходим в парк или на озеро... А то после обеда там не протолкнуться.

Хитч быстро взвесил все за и против. С одной стороны, местные увидят их вместе, и слухи расползутся ещё быстрее. Но с другой, рано или поздно все и так узнают о необычной парочке, учитывая сколько пони вчера видели их непристойные ласки. А так появится шанс поговорить.

— Я не против, — согласился Хитч и вдруг боковым зрением заметил какое-то движение на кухне. Он резко обернулся, но успел увидеть только кончик рога. — Пошли на озеро, — добавил он увереннее.

Парочка неторопливо побрела по улицам города. Прохожие смотрели на них с обычным интересом, однако кое-кто странно отворачивался, краснел и перешёптывался. Хитч старался выглядеть уверенным, продолжал обниматься с кобылкой хвостиками, но дальше не заходил. Хлоя тоже держалась молодцом, однако старалась лишний раз не смотреть в глаза прохожим, а порой и вовсе «пряталась» за жеребцом.

Парочка практически не разговаривала, лишь пару раз Хитч обмолвился насчёт красоты города, неоднозначно намекая на её главную прелесть, а Хлоя рассказала про заклинания, над которыми трудится отец. При этом о вчерашнем никто из них толком не вспоминал.

Хитч воспользовался минутами тишины, чтобы найти правильный выход из сложной ситуации. Чем дольше он смотрел на смущённую мордашку кобылки, её взволнованные добрые глаза и прекрасную нежную гриву, тем меньше ему хотелось обижать Хлою. Однако альтернативой горькой правде была сладкая ложь, которая рано или поздно обязательно всплывёт на поверхность. Может быть, Хлоя и простит ему обман прошлого, но ждёт ли их светлое будущее? По традициям единорогов пони ищут парочку только ради серьёзных отношений, крепкой семьи и воспитания жеребят. Конечно, с переездом и жильём проблемы не возникнут, а влюбиться по уши в Хлою — лишь вопрос времени.

И всё-таки Хитч понимал, что не сможет так поступить. И дело даже не в том, что он не планировал пока жениться. Куда сильнее его тревожил обман. Только настоящий подлец и трус обманет добрую и доверчивую кобылку. Поэтому он должен... нет, просто обязан найти в себе мужество во всём сознаться. Удел шерифа блюсти законы чести и порядка не только на службе, но и в повседневной жизни. Особенно в вопросах любви.

Увязнув в рассуждениях, как в зыбучих песках, Хитч и сам не заметил, как они с Хлоей вышли к озеру. Несмотря на ранний час, берег водоёма уже облюбовали компании друзей, семьи и одинокие жители Гривландии.

— Давай найдём тихое местечко, — предложила Хлоя. — Вон, на том берегу мало пони.

— Хорошо, — согласился Хитч.

За время, пока они обходили озеро, парочка поймала на себе множество любопытных, чуть меньше удивлённых и почти столько же неодобрительных взглядов. Одна единорожка так и вовсе закрыла своему жеребёнку глаза и развернула его от пошлой парочки. В памяти шерифа сразу пробудились воспоминания о вечерней безумной прогулке.

Вскоре пони отыскали себе тихий уголок на другом берегу озера, под ветвями молодой ивы. С одной стороны их скрывали листья дерева, а с другой — невысокие заросли растений, отдалённо напоминающих камыш. Конечно, особо любопытные личности всегда могли подглядеть, но порядки единорогов такое не приветствовали (если только ты не Иззи!), поэтому парочка была в относительной «безопасности». Из воды показалась любопытная мордашка туманной лягушки. В голову жеребца закралась заманчивая мысль подозвать попрыгунью и отвлечься от проблем, заодно приподнять настроение кобылке. А там можно предложить искупнуться или прогуляться до города... Хитч невесело улыбнулся. Да, правду говорят, перед смертью не надышишься.

— Хлоя, нам нужно поговорить насчёт вчерашнего, — начал жеребец неохотно.

— А-а-а... О чём именно? — напряжённо спросила кобылка.

— Насчёт нас.

Хитч шумно выдохнул.

— Хлоя, ты самая классная пони из всех, которых я когда-либо встречал... — начал он чуть сбивчиво. — С первой нашей встречи меня поразила твоя удивительная скромность и доброта. Я давно не встречал таких чутких и заботливых пони, готовых помочь любому. Не только единорогам, но даже совершенно чужому и незнакомому земнопони.

Хитч взял её за копыто.

— Скажу честно, когда я собирался в Гривландию, то сомневался, стоит ли сюда вообще ехать. Какой-то странный городок посреди леса, кругом одни единороги, которые вчера были нашими заклятыми врагами, — продолжил Хитч с нотками восхищения. — Но благодаря тебе я понял, настолько это удивительное, волшебное место. И дело вовсе не в магии, не в том, что вы поднимаете вещи силой мысли. Нет. Дело в пони. В вашей удивительной жизни с её безумными и странными традициями...

Хитч понял, что его уносит не туда.

— Но самое главное — я встретил тебя. Такую добрую, милую и умную кобылку. Я с нетерпением ждал каждую нашу встречу, наслаждался каждой минутой рядом с тобой.

На глазах кобылки навернулись слёзы. Её милые губки дрожали в растерянной улыбке, а розовенькие щёчки налились багровым румянцем. Сердце жеребца сжалось от досады, но он взял себя в копыта и продолжил:

— Ты мне правда нравишься, но... я должен признаться... Я... я... поспорил с Альфабитлом, что ты согласишься стать моей особенной пони.

— Что? — отрешённо переспросила Хлоя.

— Вернее, что я найду особенную пони за неделю, — стыдливо пояснил Хитч. — Да-да, знаю, как это звучит... Поверь, я сейчас безумно себя ненавижу, и... Мне так не хочется тебя обижать. Но ещё сильнее я не хочу тебе врать.

Шериф выдохнул. Почему признаваться в подлом обмане так чертовски сложно?

— Только не подумай, я тебя не использовал... Всё, что я сказал до этого, про тебя и мои чувства — это всё чистая правда, — живо добавил Хитч, пытаясь оправдаться не столько перед кобылкой, сколько перед собой. — Поэтому я сейчас и рассказывал обо всём, потому что не хочу и не могу тебя обманывать.

Хитч одновременно и боялся, и желал услышать от Хлои разгневанные порицания и увидеть её грозную мордочку. В конце концов, получить заслуженный фингал. Однако кобылка продолжала растерянно смотреть на него с приоткрытым от изумления ротиком.

— Не знаю, простишь ты меня или нет, но я должен был это сказать, — продолжил Хитч упавшим голосом. — Если хочешь — можешь зарядить мне со всей силы. Я заслужил.

Шериф сделал шаг назад, закрыл глаза и вытянул вперёд морду, чтобы подруге было удобнее попасть в цель.

— Надеюсь, мы останемся друзьями.

Секунда. Пять. Десять. Время тянулось как густая нуга с таким противным привкусом плесени. Не то чтобы ему хотелось получить по морде, но ожидание неизбежного просто убивало. Хитч даже издал парочку мычащих звуков и поморщился, как бы намекая, что пора бы ударить мерзавца.

— Не нужно меня жалеть, я заслужил, — произнёс он тяжёлым голосом. — Давай. Сделай это.

Хлоя шмыгнула носом.

— Я не могу, — проронила она тихим голоском.

Хитч открыл глаза. Губы кобылки дрожали в нервной улыбке, а по горящим щекам текли слёзы. Однако в глазах пылало не пламя обиды и гнева, а скорее печали и вины.

— Я тоже... должна тебе признаться... — дрожащим от стыда голоском проговорила Хлоя. — Я не люблю тебя.

— Что? А-а-а... то есть... не любишь? — Хитч в недоумении вскинул брови. Кобылка покачала головой. — А это... ну... Как это не любишь?

— Не люблю.

— Ну... А, ну да, конечно, теперь-то ты меня не любишь, — быстро догадался Хитч. — Это нормально.

— Нет, я и вчера тебя не любила.

Хитч прокручивал в голове много вариантов разговора, но чтобы после своего позорного признания услышать подобное!

— Не пойми меня неправильно. Я уже давно не встречала такого доброго и заботливого пони, как ты. Мне было безумно приятно проводить с тобой каждую минуту, слушать твои удивительные истории про жизнь земнопони, и твои приключения в Меритайме... У тебя прекрасное чувство юмора, вот умеешь ты пошутить остроумно и свежо, не то что я, — стыдливо пояснила Хлоя. — А твой природный магнетизм до сих пор не укладывается у меня в голове... Вот, смотри.

Хитч проследил за копытом единорожки и увидел на берегу двух туманных лягушек, смотрящих на него круглыми глазами.

— И пусть ты не единорог, ты всё равно мне нравишься... поэтому я и не хочу тебя обманывать, — единорожка печально вздохнула. — Я не люблю тебя... Извини.

— Это... даже не знаю, что и сказать, — признался земнопони и сел на землю.

— Я тоже.

Шериф шумно выдохнул и отвернулся. Озёрные лилии тихо колыхались от слабого ветерка, а по сверкающей водной глади расходились небольшие волны, сверкающие на солнце. Две любопытные лягушки словно почувствовали, что сейчас не время для игр, и перебрались обратно в воду.

— А что тогда случилось вчера? — осторожно поинтересовался Хитч. — Почему ты согласилась стать моей особенной пони? Хотя я тебе даже не предлагал...\\

— Ты не предлагал? — удивилась Хлоя.

— Ну... я как бы намекнул, но не прямо предложил... Не важно. Всё равно я не понимаю, почему ты согласилась, раз не любишь меня.

Единорожка шумно выдохнула.

— Мне так стыдно об этом говорить.

— Сегодня официальный день стыда и прощения, — неловко отшутился Хитч. — Я вот... вообще приехал в Гривландию, чтобы изучить ваши любовные традиции.

— Что? — изумилась Хлоя. — О чём ты?

— Ты только не подумай ничего такого, мы просто волновались за будущее единорогов и земнопони. Вдруг кто-то из наших жеребцов влюбится в вашу кобылку, а как правильно ухаживать, он ведь без понятия. Мы-то привыкли по-своему, интуитивно, а у вас тут целый свод правил. А за нарушения тебе сразу прилетит, и никого не волнует, что у тебя даже нет рога. Скорее даже наоборот, — живо оправдался Хитч. — И вообще, это идея Санни и Иззи. А меня просто попросили провести... любовное исследование, как самого красивого и надёжного жеребца всего Меритайма.

Хитч неловко улыбнулся и почесал затылок, пока Хлоя таращилась на него, как на сумасшедшего.

— Твоя очередь.

На мгновение жеребцу показалось, что кобылка может его хорошенько ударить, но жмуриться и провоцировать её не стал. Хлоя тем временем немного помялась, то рассеяно улыбаясь, то стыдливо опуская глаза, и, наконец, робким голоском начала:

— Я и сама не до конца понимаю, что на меня нашло вчера... Наверное, я так сильно обиделась на Бастера, а ты поддержал меня в трудную минуту, и... Ты мне правда симпатичен, с тобой так приятно проводить время... К тому же я не слепая и всё видела... Да, я знаю, ты сам говорил, что не знаешь наших традиций, и всё выходит спонтанно, но... мне сложно было просто закрыть на них глаза и убедить себя, что все эти знаки внимания, забота — всего лишь случайности... — Хлоя прыснула от бессилия и шмыгнула носом. — А ещё мне так захотелось почувствовать себя любимой... Вот я и отдалась чувствам.

Повинуясь внезапному порыву, Хитч присел рядом с кобылкой и заботливо обнял. Хлоя задёргалась в нерешительных попытках высвободиться. Однако когда жеребец опомнился и сам опустил копыта, единорожка лишь робко отстранилась.

— Спасибо, — тихо поблагодарила Хлоя, и в уголках её рта мелькнула слабая улыбка.

Повисла неловкая пауза. Хитч прокрутил в голове признание единорожки. Звучало по-своему логично, пусть и не объясняло такую смелость и «пошлость». Хотя один момент всё равно не давал шерифу покоя.

— А причём здесь Бастер?

— Ну... как бы тебе так сказать... Потому что я люблю его.

Хитч неуверенно засмеялся, приняв слова подруги за шутку, но мордашка кобылки выглядела серьёзной. Мимолётная улыбка быстро сползла с губ жеребца.

— В смысле? — изумился Хитч.

— В прямом.

— Это... А-а-а... Ты сейчас серьёзно?

Хлоя кивнула.

— Вау... в смысле, ух ты!.. — рассеянно хмыкнул Хитч. — И давно ты на него запала?

— Уже больше года.

— Больше года?!

Единорожка опять решилась лишь на кивок. Земнопони аж присвистнул. Минуту назад казалось, что безумие уже достигло апофеоза, но теперь стало понятно: финальный аккорд ещё не прозвучал.

— И чем же он тебе так приглянулся?

— Он очень трудолюбивый, умный и красивый жеребец с большим рогом. Он может выточить любой стол, всегда готов прийти на помощь. А ещё нам нравятся одни и те же авторы.

— Это точно про Бастера? Не, про рог и стол спорить не буду, тебе виднее. Да и трудоголик он знатный. Но вот умный и готовый прийти на помощь? — спросил Хитч с сомнением.

— Он очень много читает, и даже пару раз выигрывал у Альфабитла, — пояснила Хлоя. — А в прошлом месяце он помогал обустроить жеребячью площадку. Он просто не любит хвастаться, но рог у него рабочий. И сам он прекрасный и добрый пони.

Мордашка кобылки вдруг погрустнела.

— Я давно пытаюсь обратить на себя его внимание... Столько раз уже приходила в чайную, читала его любимую книгу, а он только пару раз садился поговорить. Да и то на несколько минут, и дальше убегал работать... Я его не виню, у него много работы, но всё равно обидно.

Хлоя тяжело вздохнула.

— А потом появился ты со своими удивительными историями о земнопони. Я и подумать не могла, что можно жить так безумно и неправильно, но быть счастливым, — продолжила единорожка. — Твои истории меня так вдохновили... Но я всё равно боялась показаться с тобой Бастеру. Про нас столько слухов ходило... А потом...

Хлоя легла на холодную траву.

— Ты рассказал ту историю про кобылку, которая приревновала жеребца, и у них вдруг всё получилось. И я подумала... А почему бы и нет? Вдруг у меня тоже получится? Вдруг Бастер увидит меня рядом с тобой и обратит внимание? Другие же смотрели, — голосок кобылки грустнел с каждым новым словом, а тусклый сиреневый огонёк в глазах почти погас. — А ему оказалось всё равно... Мы уже и обнимались, как настоящие особенные пони, а он... «Отлично смотритесь вместе», — спародировала она грубый голос жеребца и фыркнула. — Я на него так обиделась, так... Мне аж захотелось треснуть его по морде!

Хлоя вдруг резко ударила копытом воздух. Несколько секунд кобылка держала напряжённую ногу перед собой, а затем уронила её в бессилии на траву.

— А ты как раз утешил меня, и... Дальше ты знаешь, — добавила она печальным полуголосом с нотками злобы. — Сегодня я проснулась и поняла, что совершила большую ошибку... Мне стало так стыдно и мерзко... Я понимала, что должна... нет, просто обязана признаться!.. Но как же мне было тяжело признаться.

Кобылка приподняла голову, но по-прежнему не решалась посмотреть на жеребца.

— Ты даже не представляешь, как я рада, что ты... тоже меня обманывал, — продолжила она. — Не знаю, хватило бы мне духу признаться первой... Спасибо.

— Не за что, — Хитч невольно усмехнулся. Без капли веселья, скорее от растерянности. — Никогда бы не подумал, что меня поблагодарят за обман... Но раз на то пошло, я тоже рад, что ты меня обманула.

Хлоя откинулась на траву и сложила копыта на груди. Хитч осторожно кивнул на местечко рядом, и единорожка без долгих раздумий ответила молчаливым согласием. Жеребец устроился рядом.

Несколько минут пони молча лежали на берегу, смотря на медленно покачивающиеся ветви ивы. Солнечные лучи пробивались сквозь крону обрывистыми линями, точно потоки десятков маленьких водопадов. Тихий шелест листьев под аккомпанемент жужжания, кваканья и прочих звуков озера создавал умиротворяющую мелодию, напоминающую Хитчу детство.

Несмотря на удивительно меланхоличную атмосферу, в голове шерифа прошёлся настоящий ураган, и теперь пони отчаянно пытался навести порядок. Начавшийся вчера вечером бал безумия растянулся почти на целый день, лишь иногда затихая ненадолго, чтобы перевести дух. И каждый раз он продолжался новой, куда более невероятной мелодией, чем предыдущая. Наконец прозвучала центральная мелодия, унёсшая пони в безумном танце под бешеный темп огромных барабанов. Хитч выдержал главный апофеоз всего представления и теперь мог выдохнуть с облегчением. По крайней мере, более удивительного признания он не мог и придумать. Разве что выяснится, что Хлоя всё это время была жеребцом. Но это уже на грани чёрного юмора.

— Мне так стыдно, — виновато проронила Хлоя. — Прости меня, пожалуйста.

— Если кому-то и нужно просить прощения, так это мне, — невесело вздохнул Хитч.

— Но я использовала тебя.

— А я поставил тебя на кон.

Пони неуютно промычали. Хитч понимал, что нужно как-то выкрутиться самому, а заодно вытащить Хлою, потому что сама она может и не выбраться.

— Да, мы с тобой оба хороши и заслужили то, что получили. Но я не думаю, что нужно терзать себя за это до конца жизни, — начал Хитч приободряюще и приподнялся. — Ты ведь сама поняла, что неправа и пришла сознаться. И я то же понял, что заварил кашу и срочно надо её расхлёбывать.

Кобылка шмыгнула носом. На горячих щеках остались лишь призрачные дорожки от слёз.  Милые губки беззвучно дрожали, балансируя между ровной линией и слабой улыбкой. Кобылка смотрела на жеребца с чувством вины, радостью и надеждой.

— Предлагаю остаться друзьями, — сказал Хитч приободряюще. — Если ты простишь глупого и самоуверенного жеребца, который иногда слишком зазнаётся.

Хлоя привстала.

— А ты простишь наивную кобылку, которая подло подставила хорошего друга ради призрачной мечты?

— Сразу после тебя.

Единорожка слабо улыбнулась.

— Так что, друзья?

— Друзья.

Хитч раскрыл копыта, приглашая Хлою обняться. Кобылка чуть помялась в нерешительности, но в конце концов подалась вперёд. Хлоя слегка потёрлась мокреньким носиком о шёрстку земнопони, а жеребец заботливо погладил её по гриве.

— Может, пройдёмся? — предложил Хитч. — Тут подалёку красивая полянка.

— Я знаю. Пойдём.

Пони поднялись и неторопливо побрели к лесной тропинке. Отдыхающие по-прежнему бросали в их сторону неоднозначные взгляды, причём хмурых и осуждающих стало только больше.

— Мы не расстались, — прошептала Хлоя с тревогой. — По-настоящему.

Хитч быстро догадался, о чём идёт речь.

— Да, ты права, — согласился он с неохотой. — Надо поставить жирную точку.

— Но я не хочу тебя бить.

— Не поверишь, но мне тоже не хочется получать по морде. Но ты лучше меня знаешь, какие у вас строгие правила, — Хитч тяжело вздохнул. — Я не хочу, чтобы у тебя возникли проблемы. Так что давай покончим с этим раз и навсегда.

Шериф остановился.

— Прямо здесь? — удивилась Хлоя.

— А почему нет? Как раз все увидят твой смелый шаг, и по городу поползут новые слухи, — ответил Хитч и неуверенно отшутился. — А то ещё мало ли твой отец узнает, что ты теперь со мной.

— Он и так узнает.

— Да, но так у тебя будет оправдание, что уже всё, мы расстались.

Хлоя замялась.

— Мы остаёмся друзьями, так ведь?

— Так только настоящие друзья бьют друг друга по морде, — улыбнулся Хитч. — Не переживай.

Единорожка уже начала поднимать ногу, как вдруг в голову шерифа пришла безумная идея.

— Подожди, — попросил он. — А можно тебя поцеловать? Мне приятные воспоминания, а тебе повод для удара. Ты не подумай, просто дружеский чмок. В традициях земнопони.

Хлоя засмущалась.

— Хорошо... Но только ради нашей дружбы.

— Конечно. Всё ради дружбы.

Хитч подался вперёд, обнял кобылку за шею и горячо поцеловал в губы. Он не видел выражения её мордашки, но судя по дрожи, эффект был десять из десяти.

— Для правдоподобности, — поспешил оправдаться Хитч, когда отстранился.

Шериф уже начал закрывать глаза, как в последнюю секунду заметил летящее в морду копыто, и дёрнулся на рефлексе, пытаясь увернуться. Однако уже в следующее мгновение морда взорвалась от жгучей боли. Удар оказался настолько сильным, что земнопони чудом устоял на ногах. Схватившись за глаз, он тихо взвыл от боли.

— Извини-извини, — испугалась Хлоя. — Сильно попала?

— Да нет... нормально... — сквозь зубы процедил Хитч. Один глаз совершенно не открывался, перед вторым из-за брызнувших слёз стояла размытая картина, а ещё ужасно болел нос. — А-а-а... ладно, это больно.

— Ты сам виноват!.. Зачем было так целоваться?

— Для правдоподобности, — оправдался Хитч.

Он невесело засмеялся, но смешок перебил болезненный стон. Кобылка подошла к нему и помогла усесться на траву. Пусть Хитч не видел окружающих, но до его ушей доносился неразборчивый бубнёж шокированных зрителей.

— У тебя кровь из носа идёт, — ахнула единорожка. — Я промазала?

Хитч потрогал нос. Кажется, не сломан, но кровь и правда идёт.

— Задела чуток, — кивнул он.

— Извини, я случайно, — оправдалась Хлоя. — Но ты сам дёрнулся. Зачем?

— Рефлексы.

— Пойдём, нужно приложить лёд, — забеспокоилась Хлоя.

— А нас правильно поймут? Мы же расстались?

— Ну... ничего, поймут, — ответила единорожка. — Сильные кобылки могут помогать жалким жеребцам, которых отвергли. И у нас непринято бить по носу. Только в глаз!

Хитч усмехнулся и сразу замычал от горячей боли, ударившей с новой силой. Да, пока с весельем придётся повременить.