Свити Бот: Сказка Согревающего Очага

Свити — самая обычная кобылка, ждавшая, как все, Кануна Согревающего Очага — времени, когда все дети счастливы, а их сердца сияют ярче прежнего. Но последняя выходка Меткоискателей заходит слишком далеко. Свити обнаруживает нечто ужасное, что перевернет ее жизнь с ног на голову, а ее друзей обернет против нее. Не в силах вынести осуждающие взгляды окружающих, она убегает из дому. Вот поэтому, с миром, казалось бы, ожесточившемся против нее, Свити начала свое нелегкое путешествие в попытке найти истину своего существования и тайну происхождения. И прежде всего, найти место, которое она сможет назвать новым домом. Или ей придется провести Канун Согревающего Очага в одиночестве?

Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл ОС - пони

Fallout Equestria: Starlight

Когда Богиня умерла, разумы и души из Единства рассеялись по всей расе аликорнов. Оставшись сами по себе, они объединились и, с помощью Вельвет Ремеди основали организацию Последователей Апокалипсиса. Рэдиант Стар, молодая аликорн и новый член Последователей, подвергается воздействию ужасной магии, которая изменяет её тело и делает похожей на одну известную Министерскую Кобылу, бывшую до этого частью Богини. Но на этом изменения не закончились. Вскоре Стар осознаёт, что скрывает в себе самые сокровенные эмоции и чувства Твайлайт Спаркл и отчаянно пытается понять, почему. Со своей соратницей из Последователей, Вайолет Айрис, Стар ищет ответы на свои вопросы, в которых так нуждается. Вскоре она поймёт, что её трансформация повлияет на весь мир.

ОС - пони

Грани безумия / Сборник

Небольшой сборник зарисовок, объединенных общей темой, а именно безумием. От небольшого помешательства до тьмы, скрытой где-то за пределами понимания.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

"Дружба Не Для Нас"

Преимущества и недостатки жизни в волшебной машине.

Твайлайт Спаркл

История болезни дворцового стражника

Порой даже верноподданные стражники принцессы Селестии не в силах хранить свою верноподданность. Понификация рассказа А. Т. Аверченко "История болезни Иванова".

Принцесса Селестия Стража Дворца

Эквестрийский крабль

Принцесса Твайлайт только-только полноценно вступила в должность Принцессы Всея Дней и Ночей Эквестрии и прочая, прочая… и вскоре ей приходит таинственное письмо.

Твайлайт Спаркл Спайк

То, о чём забыла Принцесса Луна

Принцесса Луна пытается понять, кем же она стала после возвращения из тысячелетней ссылки. Чудовищем? Страшилкой для детей? Или и вовсе лишней пони в мире гармонии и всеобщего счастья?

Принцесса Луна

Серые будни

Действие происходит во вселенной "Сломанной игрушки" в недалеком прошлом, повествуя о человеке, принимавшего участие в открытии клуба "Маяк".

Дерпи Хувз Флёр де Лис Человеки

Падающие звезды

В Омске идёт дождь.

Принцесса Селестия

Шум сердца

Списать всё на изуродованный мир, разумеется, можно было бы. Ведь перекидывать с себя ответственность в последнее время вошло в привычку, притворяться, что всё это естественно. Больные. Обе больные и обезумевшие.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони ОС - пони Старлайт Глиммер Сансет Шиммер Темпест Шэдоу

Автор рисунка: Noben

Игра продолжается

Глава 16 (23)

Неловкая сцена у нас с Кейденс продлилась недолго. Но не из-за того, что я как-то изловчился объясниться. Просто подняла голову Октавия. Проморгавшись, скрипачка, похоже, мигом оценила диспозицию и свою предполагаемую роль. Однако если и смутилась, то виду не подала. Напротив, серая земная пони осталась спокойной и, я бы даже сказал, холодной.

— Ваше высочество, — произнесла она, обращаясь к Кейденс, ухитрившись при этом, лежа на кровати, изобразить поклон. — Я надеюсь, моего здесь присутствия достаточно для того, чтобы у вас исчезли возможные сомнения по поводу того, что здесь происходило что-то кроме репетиции музыкального коллектива посредством общего сновидения, которое обеспечивала ее высочество Найтмер Мун?

Я, честно говоря, даже завис на пару секунд, осмысливая тираду соседки по кровати. А когда до меня все дошло, то я был готов снять перед Октавией шляпу, если бы она у меня в тот момент была.

Вот ведь выдала скрипачка! Вот это выдержка! Ни тона недовольства по отношению к стоявшей напротив высокородной особе, ни одного оскорбления, даже завуалированного! Но одной фразой, пусть и длинной, она не только объяснила принцессе любви, что мы здесь делали, но и намекнула ей, что она, видимо, слишком многое себе нафантазировала. И все это было ею сказано всего через несколько секунд после того, как она проснулась!

— Что ты, Октавия, — так же вежливо ответила, тем временем, розовая аликорн. — Я никого ни в чем и не подозреваю. И можешь не волноваться, — добавила она, подмигнув мне. — Если я здесь что-то и увидела, что бы это ни было, то я сохраню это в тайне.

— Премного благодарна вам, ваше высочество, — музыкальная пони спрыгнула с кровати и отвесила поклон уже по всем правилам. — Я никогда не сомневалась в вашей честности и порядочности!

Еще бы чуть-чуть, и я, наверное, Октавию бы расцеловал. Даже на глазах у Кейденс. Может быть, надо будет подрядить ее на уроки вот такого высокого дворцового обращения? Так-то я всякую муть, типа лишних столовых приборов, упразднил, но вот такое вежливое общение с правильной и красивой речью, с понятными обеим сторонам полунамеками может быть полезно в любом случае. Я и сам, конечно, умею говорить правильным литературным языком, но только что-то именно сейчас ничего кроме банальной фразы, только все усугубившей, из себя не выдавил. А серая пони вон, какой тирадой разразилась...

— Ваше высочество! — скрипачка, тем временем, обратилась уже ко мне. — Благодарю вас за сегодняшний концерт! И отдельно за вашу музыку! Уверяю, мы с коллегами, — она кивнула на продолжавших дрыхнуть жеребцов. — Приложим все усилия, чтобы ее могли услышать в лучшем виде все наши сограждане!

— Уверена, что у вас все получится, — улыбнулся ей в ответ.

— У меня только есть маленькая просьба, — неожиданно смутилась музыкальная пони. — Можно мне снова воспользоваться вашей ванной?

— Без проблем, — кивнул ей. — Ну что, твое высочество, — перевел взгляд на принцессу любви. — Идем солнце поднимать?

Сегодня я решил, чтобы отвлечь подругу от глупых мыслей, показать ей заклинание, которым из ее резерва энергию черпал. Вроде бы, мы обсуждали, что она хотела бы научиться сама светила двигать. А для этого ей, в любом случае, нужен был бы внешний источник энергии. А тут еще так сложилось, что я сам не так давно эти чары доктору демонстрировал, когда тот балбеса Шайнинга лечил. Так что я уже знал, что делать.

В общем, подняв солнце, задержал коллегу на балконе и приобщил к почти забытому ныне опыту боевых магов старых времен, не став, естественно, говорить, откуда у этого заклинания корни растут.

Кейденс все быстро освоила. Собственно, в этом я даже и не сомневался. Мозги у нее работают как надо, да и с теорией проблем нет. В этом я сам уже убедился, так как с недавних пор именно розовая аликорн потихоньку просвещала меня в части магической науки.

Сама принцесса любви была воодушевлена успешным освоением новых знаний и даже захотела тут же опробовать их. Естественно, кроме меня испытывать было не на ком, поэтому я ее осадил. Нечего на мне экспериментировать! Пускай вон, на Шайнинге тренируется!

Вернувшись в покои, мы обнаружили, что музыкальное трио уже смылось в полном составе. Видимо, Октавия своих коллег растолкала, обрисовала им утренний инцидент, ну и те закономерно решили не отсвечивать.

— Так, значит, только репетиция? — как-то понуро уточнила у меня Кейденс.

Вот ведь не имется ей! Думал, хоть на новую магию отвлечется! Куда там…

Хотя, наверное, неудивительно. Ее стихия, все же…

— Слушай! Не понимаю, почему тебя так волнует, кто, что и как делает в моей кровати! — посмотрев на подругу, выразил ей свой протест. — Я, кстати, от тебя ничего этого не скрываю. Это ведь ты свободно прошла в мою спальню, не я в твою.

— Прости, если это мое внимание выглядит навязчивым или невежливым, — вздохнула принцесса любви. — Я просто вижу, что у тебя есть какая-то проблема. Вижу, но не могу понять ее…

— Какая еще проблема? — напрягся я. — Все у меня нормально! Сама должна помнить! Мы целых два раза в обнимку спали, между прочим! И ничего!

— Вот в этом-то и суть, — пояснила коллега. — Ты, с одной стороны, относишься к этому довольно легкомысленно. Утренний случай тому доказательство. А с другой стороны, — она призадумалась. — Ты чего-то боишься…

Вот ведь навязалась на мою голову! И осуждать ее не в чем, она ведь искренне пытается помочь! И нафиг ее не пошлешь! Но не могу же я ей сказать, что проблема в том, что у меня тело, строго говоря, не того пола…

— Давай оставим этот вопрос до лучших времен, — ответил ей нейтрально. — Мне приятно, что ты обо мне так заботишься, но, видишь ли, у нас есть гораздо более серьезные проблемы. Помнишь, что Сомбра себе младшую принцессу требовал?

— Помню, — разом погрустнев, кивнула подруга. — Ты же не собираешься идти у него на поводу?

— Ты меня ни с кем не перепутала? — фыркнув, поинтересовался, постаравшись выразить весь свой скепсис по отношению к такому сценарию. — С моей сестрицей, например?

— Я просто сама в растерянности, — призналась Кейденс. — И все-таки не до конца понимаю, почему он хотел видеть именно тебя…

— Я собираюсь это узнать, — озвучил коллеге свои планы.

— Каким образом? — с удивлением посмотрела на меня розовая аликорн. — Подожди! Ты что же, собираешься встретиться с ним?

— Почему нет? — ответил, постаравшись за внешним спокойствием скрыть тот факт, что мне и самому не слишком нравился этот план. — Тем более, если он сам этого так хотел. К тому же, один раз он уже от нас огреб. Если не совсем дурак, то должен был на ошибках чему-нибудь научиться. Например, тому, что быть тираном и рабовладельцем плохо. Ну и тому, что с Эквестрией не стоит воевать…

— Ты полагаешь, с ним возможно будет договориться? — поинтересовалась принцесса любви. — Если что, то я не буду спорить, — поспешно добавила она. — Тебе он известен гораздо лучше. В конце концов, это ты сражалась с ним, а не я…

— Только не надо между нами параллели снова проводить. Ладно? — сразу обозначил щекотливый момент. — Сейчас я желаю с ним поговорить и по возможности договориться исключительно потому, что на данный момент у нас буквально нечем и некем с ним воевать! Ведь моя глупая сестрица распустила всю армию!

— Странно, что она, зная, что Кристальная империя и ее владыка должны скоро вернуться, — задумавшись, добавила подруга. — Не делала ничего, чтобы держава при случае была готова столкнуться с Сомброй и его армией…

— О чем я и говорю, — кивнул, очень довольный тем, что Кейденс критически оценила кое-какие косяки Тии. — Сидела и в ус не дула!

Принцесса любви, услышав в моем исполнении очередную идиому, слегка оторопела, но потом, видимо, представила Селестию с усами и захихикала. Я и сам улыбнулся, изобразив в уме портрет Селли с пышными усами а-ля Буденный.

— Когда планируешь отправляться? — вдруг, резко став снова серьезной, поинтересовалась коллега.

— Чего тянуть? — вздохнул, понимая, что откладывать не стоит. — Сегодня и полечу…

— Эх, а я хотела на сегодня отпроситься, чтобы проведать Твайлайт, — посетовала розовая аликорн. — Но, раз ты уезжаешь, эти мои планы придется отложить.

— Ты права, — согласился с ней. — Одной из нас лучше оставаться в столице. Мало ли что. Сама понимаешь, какое у нас положение. А с Твайлайт ничего не будет. Она в надежных копытах.

— Хорошо, если так, — вздохнула коллега. — Правда, я все равно хотела бы с ней увидеться.

— Вернусь, тогда слетаешь, — заключил я.

На этом наш разговор и завершился. Кейденс пошла разбираться с текучкой, я же начал готовиться к командировке. Хотя вещи мне собирать не надо было, а маршрут уже должна была подготовить коммандер. Зато требовалось продумать алгоритм для встречи и общения с Сомброй.

Несколько техник ментальной защиты, которые были известны Луне, я во сне, уже после того, как распустил коллективный сон музыкантов, нашел. И в целом был уверен, что смогу их применить. Вот только принцессе ночи они, похоже, против черного недовластелина не очень помогли.

С одной стороны, это плохо попахивало. Но с другой стороны, сам Сомбра должен был помнить, что с ним стало после его прошлой атаки на Луну, которая вроде бы и была успешной, но в итоге закончилась для него полным провалом.

От этого я, в общем-то, и собирался танцевать. На короля было, чем надавить. Главное было, как говорил Архимед, найти точку опоры.

С этими мыслями я и вылетел в сопровождении Миднайт и отряда ее архаровцев. Офицер заняла позицию во главе клина, указывая курс, я пристроился следом за ней. Ну а дальше мы полетели на север.

В эту сторону я по Эквестрии еще не путешествовал, поэтому с интересом обозревал сверху открывавшиеся виды. И некоторое время пейзажи под нами не особо-то и отличались от типичных эквестрийских. По крайней мере, я не замечал, чтобы становилось холоднее, да и каких-то следов похолодания на земле не было видно. Трава и деревья оставались зелеными, на полях росли какие-то агрокультуры, реки не были покрыты льдом.

В связи с этим мне было не очень понятно, как так выходит, что Кристальная империя в это же время года покрыта снегом. Правда, догадки у меня были — впереди возвышались горы, которые шли непрерывной грядой с запада на восток. Пики были не такими уж высокими, явно не Джомолунгма или Аннапурна, да и до Эльбруса или Маттерхорна тоже не дотягивали. Так что, как я понимал, мы собирались перемахнуть через хребет, и его высота нам это позволяла.

Зато, судя по всему, наличие этих гор объясняло такое различие в климате Эквестрии и северных земель — хребет, видимо, останавливал и снеговые облака, и потоки холодного воздуха, защищая лежащие к югу от него равнины.

В предгорьях мы сделали остановку в каком-то городке, построенном вокруг нескольких шахт. Он и назывался как-то соответствующе. То ли Рудокопное, то ли Новорудничное. И реакция на меня у местных была такая же, как и в доброй памяти Больших Пнях, в которых я останавливался на пути в Сталлионград. Или тот городок назывался Нижние Мхи? А, неважно!

В общем, я пользовался популярностью, даже несмотря на то, что не собирался проводить здесь ритуал восхода или заката. Местным просто хотелось посмотреть на принцессу, тем более, как оказалось, о моем визите они были предупреждены.

В местной мэрии мы перекусили и отдохнули часок. Градоначальник за это время доложил о состоянии дел и поведал последние новости, хотя они не были особо интересны. В горах все было спокойно, грифоны не досаждали, про Сомбру ничего не слышали, рудные жилы не думали иссякать, так что все было в норме.

От нечего делать принял делегацию из нескольких рудокопов, которые просили поспособствовать продвижению их проекта новой шахты, который пропал в столице пару лет назад. Выругавшись про себя на бюрократическое болото, которое развела вокруг себя Селли, предложил им послать предложение еще раз, уже на мое имя, и с этим отпустил.

А потом мы летели через горы… Да уж, это был новый и интересный опыт. Полеты мне по-прежнему доставляли ни с чем не сравнимое удовольствие, а тут еще и добавился некий азарт от преодоления довольно сложного препятствия.

Во-первых, пришлось подниматься, а значит, сильнее выкладываться. Во-вторых, на высоте стало холоднее. В третьих, ветра тут дули нещадные, причем зачастую порывы приходили с каких-то совершенно неожиданных направлений.

Уяснив, куда нужно лететь, я даже занял место во главе строя, принимая на себя основную нагрузку. Ну, с учетом большего размера моих крыльев, это было логичным.

Благо, мы все же летели известным воздушным путем, используя долины и перевалы с относительно низкими седловинами, а не перли через хребет напрямик над самыми пиками. Поэтому преодолели его без потерь и каких-либо значительных затруднений. В общем, мне даже понравились полеты в таких экстремальных условиях. И я еще раз положительно оценил доставшееся мне тело Найтмер. Вот за такие ощущения я готов был даже с горячими деньками мириться!

К северу от гор места были пустынными. И неудивительно — здесь было значительно холоднее. Еще не арктическая пустыня, но и совсем не средняя полоса, которую мы оставили к югу от гор.

Я, кстати, в какой-то момент вспомнил, что Твайлайт и компания в оригинале ехали в Кристальную империю на поезде. Уточнив этот момент, узнал, что, во-первых, ветка туда шла чуть ли не от Ванхуфера, то есть нам пришлось бы делать очень большой крюк. А во-вторых, она еще не была закончена. Один из туннелей под горами должны были по проекту сдать только в следующем году, так что составы пока ходили только до южных предгорий. Выходило, что Шестерке в сериале еще очень повезло, что они преодолели почти весь путь до империи с комфортом. Туннель к их вояжу, видимо, был только-только закончен. И если бы его не сдали вовремя, пришлось бы им переть через горы…

И вот, если принять во внимание строительство путей, то получается, что Селли все же готовилась к возвращению империи. Только как-то не так, как надо было. Она будто просто интегрировать ее собиралась, забывая, что у северного города-государства был свой хозяин, который с таким ее решением явно бы не согласился…

Но теперь разбираться со всем этим требовалось мне. Тем более, мы как раз прилетели на какой-то сторожевой пост. Назвать его погранзаставой у меня язык не поворачивался, так как никакой границы в привычном мне виде поблизости не наблюдалось. Судя по всему, ее демаркацией никто никогда и не занимался. И, в принципе, я даже мог эквестрийцев понять. Северный сосед пропал, земли его никто так и не занял, да и самой Эквестрии они не так уж были нужны. Так что они просто организовали формальные посты и этим ограничились.

И, как выяснилось, именно отсюда начинал свою экспедицию Шайнинг Армор. Приземлившись, я принял доклад у командира поста. Выяснилось, что за последнее время все было относительно спокойно. Никто к границе не подходил, нарушить ее не пытался, провокаций, на которые следовало бы не поддаваться, тоже не было зафиксировано. В общем, что не было Сомбры, что вернулся он — на этом отдаленном посту с гарнизоном в полдесятка пони ничего не поменялось.

И это, честно говоря, настораживало. Король явно был не из тех, кто молча бы утерся и забыл прошлые обиды. Этот кадр явно что-то замышлял. Оставалось узнать, что именно.

Ну а по моему плану с ним следовало бы поговорить. И тут я надеялся на то, что черного недовластелина удастся выманить так же, как он выскочил на отряд Шайнинга. Не просто же так он мимо проходил, когда братишка Твайлайт решил забрести в его владения! У него явно была какая-то сигналка. Но и у меня тоже имелось кое-что в загашнике.

Приказав фестралам оставаться на посту и выслушав возражения и увещевания Миднайт, приказал повторно. После чего достал из подпространственного кармана даэдрические доспехи, облачился, а следом взлетел, обратился дымком и взял курс на север. Отлетев немного от поста, я сделал две вещи. Во-первых, обвешался охранными и сигнальными чарами. А во-вторых, снял экранировку со своей ауры. Честно говоря, в какой-то момент я даже и позабыл, как вначале меня местные из-за нее боялись. Экранировка просто работала себе, не особо докучая. Но здесь я подумал, что без нее уж точно привлеку внимание того, кто был мне нужен.

Получалась некая ловля на живца. Конечно, самому работать приманкой было не очень здорово, но другие варианты не подходили, ибо с Сомброй я хотел поговорить для начала тет-а-тет. Связано это было с тем, что этот хмырь мог выболтать кое-что, чего никому из моих подданных слышать категорически не рекомендовалось. Даже фестралам. Тем более фестралам…

Пейзаж подо мной довольно быстро поменялся, и теперь я пролетал над теми самыми арктическими пустынями. Ну, или просто над полями, основательно занесенными снегом. Он тут, кстати, шел, похоже, постоянно. Вот и сейчас надо мной висела сплошная низкая облачность, и сверху потихоньку сыпались снежинки. Тем не менее, видимость была удовлетворительная, и в какой-то момент я различил вдалеке черный шпиль, про который говорил Шайнинг. Принадлежать он мог только дворцу кристального города, который Сомбра перекрасил на свой вкус.

Братишка Твайлайт в своей экспедиции явно продвинулся дальше, ибо он смотрел с земли, а значит, шпиль увидеть мог, только находясь сильно ближе к нему. Но я все равно решил дальше не залетать. Вместо этого опустился на поверхность, принял материальную форму и с полминуты топтался на снегу, утрамбовав небольшой пятачок. Потом снова взлетел, обратился дымком, да еще и экраны обратно врубил, прекращая фонить своей аурой.

В общем, подразнил супостата и спрятался в засаду, намереваясь посмотреть, как поведет себя здешний хозяин.

А тот, кстати, не заставил себя ждать. И первоначально действовал так, как я и предполагал. Черный единорог в королевской мантии и в короне телепортировался не ровно на то место, где я вытоптал снег, но рядом. Проявившись, он стал озираться по сторонам. Пока недовластелин осматривался, я осматривал его самого. И, в общем, довольно быстро заключил, что на первый взгляд он смотрелся так же, как и в сериале. Хотя, наверно, стоило отметить общую потасканность данного персонажа. В мультфильме этого, ясное дело, не было видно, но сейчас я своим острым зрением различил и то, что латы под мантией у него тусклые, то есть давно не чищены, и сама мантия достаточно потрепана. Похоже, Сомбра не особо следил за собой. Эдакий типичный безалаберный холостяк. Ну, или фанатик, забывающий обо всем, когда дело доходит до объекта его пристрастия.

Острый и загнутый рог, конечно, привлекал больше внимания. Интересно, он у него от природы такой? Или король себе какую-то рогопластику сделал для достижения этого эффекта? Таким, наверное, и боднуть можно было, имея при этом неплохую возможность просверлить в противнике лишнюю дырку. Вот только я уже убедился, что все рогатые свой девайс берегут как зеницу ока, ибо он очень чувствительный. Так что бояться быть насаженным на рог мне не стоило.

Что меня порадовало, так это то, что Сомбра тоже явился в гордом одиночестве. Ну, на это я, честно говоря, и рассчитывал, вспоминая, что перед отрядом Шайнинга черный единорог тоже появился без поддержки. Индивидуалист, что еще сказать…

— Луна! Где ты? — тем временем, подал голос недовластелин. При этом он не орал, но слышно его было хорошо. И, кстати, голос у него был хоть и хрипловатый, но совсем не тот хрипящий ужас, что был в озвучке, которую я когда-то смотрел. Нормальный, в целом, голос для взрослого мужика. — Это я!

Хм… Как-то это подозрительно. Что это он принцессу ночи сразу по имени начал звать? С какого это фига она для него просто Луна? Не «ее ночное высочество», не «моя царственная сестра», не «презренная приспешница Селестии, которую я готов победить в любое время суток», наконец, а просто Луна. Как-то это слишком фамильярно…

— Я почувствовал тебя и сразу пришел! — в это время продолжал звать Сомбра. — Я не мог ошибиться! Это ты! И ты одна! Без этой… — он аж задохнулся от злости, когда вспомнил Селестию. — Без своей сестры, — все-таки удержался он в рамках приличий.

Ну что же, в газообразном состоянии он меня пока не заметил. С одной стороны, это было странно, ведь он и сам примерно так же обращаться должен был уметь. А с другой стороны, это было хорошо. Но, обдумав это, решил, что, наверное, пора уже проявить себя.

Дождавшись, пока недовлестелин, крутясь на месте, повернется ко мне спиной, опустился на свой вытоптанный пятачок и предстал во плоти, во всей красе полного даэдрического доспеха, готовясь, однако, в любой момент снова поменять агрегатное состояние.

— Чего орем? — поинтересовался, смотря на короля исподлобья. — Я и так тебя прекрасно слышу. Тии здесь нет, в этом ты прав.

— Луна? — развернувшись, единорог уставился на меня. Причем в голосе его промелькнуло что-то типа надежды, но, видно, он, едва услышав меня, начал что-то подозревать. — Луна?!

Лицо Сомбры в тот момент, когда он повернулся, надо было видеть. Я даже пожалел, что у меня не было с собой фотоаппарата. Если бы я его в этот момент щелкнул, а потом разместил фото в газете, то зловещей репутации недовластелина в одночасье настал бы конец. Ибо напомнил он героя Вицина из «Операции Ы», который ночью в переулке встретил вместо бабули божьего одуванчика вполне себе рослого и крепкого Шурика. Что же, еще раз стоит поблагодарить себя за то, что когда-то изготовил для себя эту броню! Вон, какое она впечатление производит! Даже отъявленные злодеи мандражируют!

Но долго пугать королька в мои планы не входило, поэтому снял шлем, открывая лицо, и улыбнулся во все зубы.

— Я вместо нее, — усмехнулся, наблюдая за собеседником. — Что, не узнал? Али не рад мне? А чего же звал тогда?

— Нет! Не может быть! — хмырь в мантии даже сделал полшага назад, неверяще глядя на меня. — Луна… Неужели ты так и не смогла оправиться... — причем произнес он это так, как будто не обращался ко мне, а просто констатировал факт.

— Ты глухой, что ли? — прищурившись, поинтересовался у него. — Тебе сказано — Луны нет, я за нее!

— Ты захватила ее, тварь! — оскалившись, прорычал Сомбра. — Воспользовалась ее минутной слабостью!

— Между прочим, эта слабость была вызвана твоей атакой! — кинул ему предъяву в ответ на его претензию.

— Не смей! Слышишь?! — окрысился собеседник. — Мы были бы счастливы! Но появилась ты!

— Ага, в самый подходящий момент появилась! — кивнул ему. — А потом надрала тебе круп! — добавил, намекая на то, что бузить не стоит. — Или уже забыл? Или хочешь снова в небытие? Еще на тысячу лет! Или, может, все же поговорим как два правителя?

— Нет! Почему? Этого не должно было произойти! — невпопад ответил единорог. И, пока я соображал, чего именно, он сам продолжил. — Мое заклинание не должно было дать столь долговременного эффекта…

— Что ты там бормочешь? — фыркнув, продолжил морально давить на королька. Надо было отвлечь его от ненужных рассуждений.

— Но как же белая дрянь позволила этому продолжиться? — мои усилия, похоже, пока не принесли плодов. — Неважно. Это была моя ошибка…

— Вот-вот, — кивнул ему. — И не стоит ее повторять.

— Повторять? — оскалился Сомбра, все же соизволив сфокусироваться на мне. — Нет! Я ее совершил, я же ее и исправлю! Я не отступлюсь!

В тот же момент прямо из-под снега полезли черные кристаллы, сосредотачиваясь вокруг моих ног. Видимо, ублюдок таким образом хотел обездвижить меня. Вот только не на того напрыгнул! К подлянам со стороны этого мерзавца я был готов, поэтому мигом обратился дымком и взлетел, избегая контакта с проклятыми минералами.

— Луна! Я верну тебя! — заголосил коронованный идиот где-то внизу. — Больше я не ошибусь! А тебе не спастись, астральная тварь!

Ха! За кого же он меня принял? Уж не за какого-нибудь ли кошмара, типа моих помощников? Если так, то недовластелин ошибся. Вот только в другом он прав. Луна и вправду заточена, грубо говоря, внутри меня. И, судя по всему, этот отморозок решил ее любым способом достать. Чего ж она ему так втемяшилась-то? Влюбился, что ли?

— Уймись, полудурок! — набрав высоту в пару десятков метров, принял обычную свою форму и рявкнул, используя кантерлотский глас, правда, вполсилы. — Луна наказана и погулять не выйдет! Вернуть ее хочешь? Ну, так давай это обсудим!

Но Сомбра в ответ на мое предложение проорал что-то совсем уж нечленораздельное, показывая, что ничего обсуждать со мной он не собирается, и начал стремительно подниматься ко мне, используя в качестве лифта кристаллы, которые проращивал прямо под собой. На верхней плоской грани одного он стоял, а другие толкали вверх.

— Хочешь бузить? — занимая удобную позицию, поинтересовался у него. — Что же… Флаг в зубы, барабан на шею и паровоз навстречу! — не подумал, что противник, скорее всего, не знал, что такое паровоз, но перефразировать было уже поздно. Тем более, сразу следом я атаковал.

Но пущенную в него молнию хмырь проигнорировал, просто став газообразным в том месте, где она должна была в него попасть. И после таких фокусов мне резко расхотелось с ним открыто сражаться. Честно говоря, я и не планировал. Воспользовавшись тем, что кристальный подъемник был не вертикальным, а наклонным, а его верхняя часть была довольно тонкой, пульнул уже в ее основание молнией. Расчет мой оказался верным, и Сомбра вместе со своей опорой, которая резко прекратила таковой быть, полетел вниз. Высота, правда, была небольшой, так что надеяться на то, что он разобьется, не приходилось.

Так и произошло. Отморозок даже до земли не долетел, вырастив себе новую опору.

— Я не проиграю тебе опять! — заорал этот неадекват, снова поднимаясь вверх. — Луна, я верю — ты слышишь! Я иду!

Ага! Слышит она, как же! Если кого и слышит, то только себя!

Я, впрочем, тоже на размышления не отвлекался и времени не терял, набрав еще высоту. И скороподъемность у моих крыльев явно была выше, чем у магического импровизированного подъемника. Это дало мне возможность еще раз оценить диспозицию и принять решение.

Что же, судя по всему, мой оппонент явно не был настроен на конструктивный разговор. По крайней мере, здесь и сейчас. Поэтому находиться здесь более не имело смысла. Бороться с ним в одиночку мне совсем не улыбалось, ибо можно было и проиграть. Вон, Тия с Луной в свое время вдвоем с ним не совладали!

— Жалкий идиот! — прокомментировал сверху потуги противника. — Ты даже мыслить трезво не можешь! Биться с таким — себя не уважать! — добавил, объясняя благовидным предлогом свое нежелание продолжать магическую потасовку. — Не вылезай из своей промерзшей насквозь империи! Иначе пожалеешь!

После этих слов я снова обратился дымком и, поднявшись еще выше, полетел прочь, сопровождаемый воплями черного недовластелина. Собственно, ничего необычного там не было. Обещал найти, победить, покарать. Ну и Луну звал попутно…

Надо сказать, что обратно я полетел не напрямик, а крюком. Еще не хватало этого мерзавца рогатого вывести прямо на дозорный пост. Поэтому, пока летел, время поразмышлять было.

Что же, Сомбра, мягко говоря, надежд не оправдал. Я, честно говоря, надеялся, что с ним удастся хотя бы нормально поговорить, а то, может быть, даже и договориться. Он же магией разума владел. Может быть, даже смог бы подкинуть что-то полезное по теме нашего с Луной разделения. Но он, к сожалению, оказался неадекватным. Или наоборот — слишком адекватным?

Ведь в чем, если подумать, была наша основная проблема? Да в том, что он подумал, что явилась Луна, а увидел Найтмер. Принцессу ночи он, вероятно, еще по ауре опознал. Похоже, она у черной и темно-синей аликорнов не так уж сильно и отличалась, что не было удивительным. Ведь они по факту были одним целым. Но вот что за фигня была дальше?

Сомбра явно узнал ту, кто его в небытие отправила вместе со всей его карликовой империей. Он ведь даже испугался на какой-то миг. Зато потом… Я, вроде, и шлем снял. Этот жест, насколько успел узнать, у пони существовал и показывал мирные намерения. Но королек его проигнорировал и даже не дал мне нормально высказаться. А сразу попер как бешеный освобождать Луну от «астральной твари», от меня то есть. В том, что он принцессу ночи и владычицу кошмаров различает, теперь можно было не сомневаться. Значит, Найтмер в прошлый раз уколбасила его, имея именно тот внешний вид, в котором я и пребывал сейчас.

А чего он тогда в Луну так вцепился? «Я спасу тебя, прекрасная принцесса!» Тьфу! Тоже мне, прынц на белом коне в сияющих доспехах нашелся! Да только конь черный, а не белый, доспехи не чищены, а мантию моль поела. Так что пусть губу закатает! Фигу ему без масла, а не принцессу ночи!

Хуже всего, однако, то, что после такого разговора войны мне уже никак не избежать. Я ему, конечно, пригрозил, чтобы он носу не высовывал из своей страны. Но только этот хмырь ведь не послушает! Зараза! У него теперь еще и дополнительный стимул появится — освобождение томящейся в ментальном плену пассии! Или кем она ему приходилась? Вроде, сама-то Луна мне ни о чем таком не сообщала. Она, правда, не на все темы говорить хотела. И, видимо, неспроста…

С такими мыслями я и подлетел к посту, где меня дожидался эскорт.

— Госпожа коммодор! — подскочила ко мне Миднайт. — Вы вернулись! Как все прошло?

— Результат есть, — обрадовал ее. — Но он скорее отрицательный. Сомбра на самом деле вернулся. Он сильнее прежнего. И еще более неадекватный.

— Чего нам ожидать, ваше высочество? — осмелился поинтересоваться командир поста.

— Сколько еще наблюдательных точек на северной границе? — спросил, переведя взгляд на него.

— Еще четыре, — доложил пони.

— А как вы сменяетесь? — уточнил, осматривая остальной гарнизон, среди которого был всего один пегас. — Не пешком же?

— По воздуху, ваше высочество, — пояснил пограничник. — В пегасьей упряжке. Там корзина как раз на четверых.

— Тогда так, — решил я. — Когда прибуду в Рудокопное, прикажу выслать за вами транспорт. Все пограничные посты на этом участке приказываю эвакуировать за горы. Миднайт! На тебе организация процесса!

— Есть, госпожа коммодор, — вытянулась та.

— Далее надо будет свернуть работы в ванхуферском туннеле и увезти оттуда всех строителей, — принял еще одно решение. — Этим займешься после эвакуации постов.

— Он настолько опасен? — осторожно уточнил командир поста.

— Опаснее, чем ты думаешь, — обрадовал его. — Так что, пока транспорт будет идти, готовьтесь, собирайте вещички. И остерегайтесь. В данной ситуации ваше присутствие здесь играет на короля, который может заполучить себе новых бойцов.

Раздав указания и предупреждения, взлетел в сопровождении фестралов и взял курс на юг. Горы мы, к счастью, успели пересечь до того момента, как надо было опускать солнце. Так что ритуал я, ко всеобщему восхищению местных, провел в Рудокопном и в этом же городке заночевал.

Улегшись в предоставленную кровать, принялся обдумывать ситуацию. Необходимо было разобраться с отношениями Сомбры и Луны, так как пока что у меня цельная картина не складывалась, хоть я и пообщался с ними обоими. Но единорог был не в адеквате, а принцесса ночи артачилась и не хотела делиться всей информацией.

Первоначально я хотел снова заявиться к своей пленнице и еще раз попытаться выведать нужные мне подробности. Но потом от этой идеи отказался. Луна за все время, что я с ней общался, не раз демонстрировала и свой взрывной характер, и ослиное упрямство, и зашкаливающую гордыню. Так что было бы логичным предположить, что общаться на эти темы она не захочет. А каких-то эффективных методов воздействия или убеждения у меня не было.

Зато нарисовался другой вариант. Вызвав к себе Фернана, я обрисовал ему задачу. Однако кошмар, узнав, к кому я хочу его послать, отнюдь не обрадовался. Нет, он был не против подкрепиться за счет такого жирного мага, но опасался возможного противодействия. Сомбра владел чарами разума, и моему приспешнику было об этом известно. Поэтому без детальной подготовки он идти отказался. И несколько следующих часов мы провели с ним, планируя психическую атаку на черного недовластелина.

Но когда план был готов и более-менее отлажен, я просто не нашел сна этого хмыря. То ли он бессонницей страдал, то ли сбил себе режим и не спал по ночам, то ли догадывался о чем-то. Так или иначе, но мы ничего не достигли.

К Луне я уже тоже не пошел, так как нужно было нормально поспать хотя бы часок. Так что Фернана я отпустил с наказом за дневное время по возможности доработать план, а сам отключился. Как и полагал, полноценно поспал всего чуть-чуть, потом будильник выдернул меня из сна, и я, вполголоса ворча, отправился на площадь вращать светила.

Глядя на радостных местных, которые специально встали до рассвета, чтобы посмотреть на ритуал, подумал, что надо почаще устраивать его вот в таких мелких городках или даже деревнях, где живут неизбалованные зрелищами пони. Эти рудокопы, похоже, и до этого были настроены ко мне неплохо, а теперь так вообще за принцессу порвать были готовы.

Если когда-нибудь решусь выпускать Селестию, надо будет перед этим тур по стране устроить и заработать побольше любви у местных. Причем для этого мне достаточно будет просто останавливаться у них на ночь и публично проводить ритуалы. Вон, как они хорошо работают!

От размышлений о повышении собственной репутации меня оторвала Миднайт. Коммандер подошла ко мне, когда я после процедуры вернулся в здание местной мэрии, чтобы позавтракать. Позади нее я заметил фестрала, который выглядел довольно уставшим.

— Срочные новости, госпожа коммодор! — обрадовала меня командир гвардии.

— Что там у тебя? — поинтересовался в ответ.

— Донесение из столицы! А туда пришло из Филлидельфии! — начала объяснять фестрал. — Ну, что стоишь? — обернулась она к подчиненному. — Докладывай ее высочеству!

— Почему устно? — удивился я, поняв, что гонец собирается не депешу мне вручить, а вслух что-то сказать.

— Сообщение уровня ОГВ! — пояснил гвардеец. — Велено передать вам из уст в уста, госпожа коммодор!

Я сначала оторопел, а потом даже обрадовался. Вот! Работают мои внедрения! ОГВ — это «Особой Государственной Важности», то есть наивысший приоритет секретности документа. Я, собственно, когда этим делом озадачивался, не придумал ничего лучше, чем скопировать ранее известные уровни секретности. Так что ниже ОГВ должны были быть «Совершенно секретно» и «Секретно».

Конечно, тот факт, что местные начали вникать в суть конспирации и защиты информации, меня радовал. Но вот что же такого мне могли принести под наивысшей секретностью? Явно ничего хорошего, а ведь я еще с Сомброй ничего не решил!

— Тогда не здесь! — оборвал я гвардейца, который уже хотел начать излагать суть послания. — Отойдем!

В итоге мы втроем даже не отошли, а отлетели за границу города. Благо, он был совсем небольшим, так что далеко улетать не пришлось. Приземлившись за околицей, я поставил заклинание-глушилку и дал знак начинать рассказ.

— Госпожа коммодор! — вытянувшись, стал докладывать фестрал. — Прояснена причина, по которой к нашим берегам уже несколько дней прибивает обломки кораблей! — заявил он. — И все указывает на то, что на Эквестрию готовилось масштабное нападение!

— Подробнее! — потребовал я.

— Патрулем в море вблизи наших берегов был обнаружен и спасен свидетель. Он и дал признательные показания, — пояснил, совершенно не прояснив при этом обстановку, фестрал.

— Грифон? — уточнил видовую принадлежность этого самого свидетеля, полагая, что попаду в десятку.

— Никак нет! — удивил меня гвардеец. — Минотавр! И он желтый…

— А этот-то там каким боком? — честно говоря, такого я не ожидал. — И почему желтый?

— Не могу знать! — отчеканил фестрал, напомнив мне кого-то из дуболомов Шайнинга. — Лично я в его опросе не участвовал. Но командир велел мне просить вас, чтобы вы прибыли в Филлидельфию и присутствовали лично.

— Вот не было печали… — пробурчал сквозь зубы. — Миднайт, далеко до нее отсюда?

— К вечеру долетим, если полетим напрямик! — бодро ответила коммандер. — Меняем маршрут?

— Ну а что делать… — вздохнул я.

Лететь к черту на рога, конечно, совсем не хотелось. Но и игнорировать важные сообщения я больше не мог себе позволить. И так уже, относясь к обязанностям халатно, наворотил дел столько, что страна на грани войны…

— Коммандер, выдели пару своих гавриков, пусть займутся эвакуацией дозорных постов с северной границы! — отдал команду, вспомнив о погранцах. — Далее! Нужно организовать наблюдение за основными путями, по которым можно пересечь горы. Для этого стоит пегасов подрядить.

— Будет сделано! — кивнула офицер. — Сейчас распоряжусь. А потом можем вылетать. В принципе, до Филлидельфии мне маршрут строить не нужно. Приходилось там бывать.

— Отлично, — кивнул ей. — Ну а ты, — посмотрел на вестового. — Возвращайся в столицу, предупреди там принцессу Кейденс, что я задерживаюсь. Также передай, что с королем все сложно, но ситуация под контролем.

Гвардейцы козырнули и отправились выполнять поручения. А уже через полчаса мы в усеченном составе вылетели на юго-восток.

За пейзажами внизу я особо не следил, пытаясь сообразить, что же меня ожидает в точке прибытия. В конце концов, так ничего толкового и не придумав, плюнул на это дело.

Море я увидел издалека. Что же, сверху оно выглядело просто поразительно. Прямо как на картинке или в рекламе известной конфеты с кокосовой начинкой — ярко-синяя водная гладь, полосочка белого пляжа по краю. Мангровых зарослей и тех же кокосовых пальм, правда, не было видно, но это не сильно портило картину. Зато в месте, где в море впадала крупная река, располагался город, который, похоже, являлся и морским, и речным портом. Это, судя по всему, и был пункт назначения. Насколько помню, на Земле город Филадельфия тоже стоит у моря, так что эти населенные пункты не только названиями похожи были.

Приземлившись на центральной площади, мы с отрядом создали небольшой переполох, который, впрочем, был быстро устранен мэром и еще несколькими пони. Первые лица города объяснили суматоху тем, что они были в курсе того, что за мной направили гонца, но все равно не предполагали, что обратная связь будет такой быстрой. Да уж… Тия, похоже, была не столь расторопной…

До момента, когда надо было бы вращать светила, еще была пара часов, так что я, не мешкая, попросил проводить нас с Миднайт, которую решил взять за компанию, к старшему здешнего берегового патруля. Но на подходе оказался перехвачен какой-то пони среднего возраста, которая не побоялась окликнуть меня.

— Ваше высочество! — поклонилась серо-синяя единорог, когда я подошел. — Меня зовут Везер, я — местный метеоролог. Очень рада, что вы прибыли. До вас довели суть моего обращения? Вы же по его поводу? — тут она неожиданно зевнула. — Ох, прошу прошения! — неожиданная собеседница протерла глаза, а я отметил, что выглядит она невыспавшейся. Даже мешки под глазами наличествовали.

— Что-то про странные молнии, — вспомнил я прочитанное письмо, которое как раз было отправлено метеорологом Филлидельфии.

— Да, я это писала, — вздохнула пони. — Хотя сейчас понимаю, что мои первые выводы были ошибочными. Но теперь я просто обязана довести до вас имеющуюся у меня информацию! Наблюдаемый мной эффект может быть опасным!

— И что же ты видишь? — спросил, вздохнув. Похоже, в этом городе меня ждало больше проблем, чем я ожидал.

— Прошу вас, ваше высочество, если вас  не затруднит, пройти в мою лабораторию! — попросила синоптик.

— Идем, если тут недалеко, — разрешил ей.

— Нет-нет! Вот она, в соседнем здании! — быстро показала мне направление собеседница. — А, отвечая на ваш вопрос, скажу, что видеть я ничего не видела. Зато ощущала. И, к сожалению, ощущаю…

— К сожалению? — уточнил, направляясь за единорогом. Та, между прочим, снова хотела зевнуть, но сдержалась.

— Я из-за этого феномена поспать нормально не могу, — пожаловалась Везер. — Постоянно зуд в роге будит среди ночи.

— Это, надеюсь, не заразно? — спросил, усмехнувшись. Но потом улыбку спрятал. Уж слишком уставшей выглядела собеседница.

— Нет! Что вы! — быстро ответила та. — Все это связано с моей повышенной чувствительностью. Я — одна из лучших в нашем деле. Я могу почувствовать грозу на расстоянии десятков миль, понять, в какой она стадии, куда движется. Здесь, над морем, пегасы не могут эффективно бороться со штормами, поэтому я предупреждаю мореходов об их приближении.

Пока она объясняла тонкости своей профессии, мы дошли и до лаборатории метеоролога. На родине я никогда в таких не был, так что с интересом осмотрелся. Правда, это мало что мне дало. Приборов было не так и много, в основном только записи. Похоже, самым главным детектором была сама Везер.

— Вот, смотрите, ваше высочество! — единорог достала какую-то бумагу, на которой было изображено что-то типа графика, на котором на низком однородном фоне выделялось множество невысоких пиков. Поверх хозяйка положила еще один рисунок, на сей раз с одним большим пиком. — Вот так выглядит стандартная молния, которые я чувствую во время всех гроз и штормов, — показав на верхний рисунок, пояснила она. — А это то, что я периодически ощущаю последнее время, — переднее копыто Везер постучало по нижнему графику.

— И что это? — спросил, даже не пытаясь понять смысл картинки. — Какие-то маленькие молнии? — добавил, заметив, что величины пиковых значений на графиках отличаются на несколько порядков. — Подожди! — вдруг до меня дошел один ранее озвученный ею факт. — Как это ты чувствуешь молнии? Что, прямо все?

— У меня очень сильная склонность к этой стихии, — пояснила единорог. — А я еще и тренировалась с молодости. Так что я буквально рогом чувствую, если в определенном радиусе вокруг меня где-то ударила молния. При этом я могу определить направление и расстояние. А, наблюдая в динамике, понять, куда движется гроза.

Услышав это ее пояснение, я немного прифигел. Вот это да! Прямо погодный радар ходячий!

— А как же ты, если не на дежурстве, например, спишь в грозу? — уточнил у нее.

— Я привыкла к обычным молниям и могу абстрагироваться, если нужно, — ответила Везер. — Но то, что чувствую в последние дни… От этого ощущения я отделаться не могу. И я уже давно поняла, что это не молнии, а что-то совершенно другое…

— Судя по графику, гораздо более слабое, но и более частое при этом, — посмотрев на ее рисунки, сделал соответствующий вывод.

— Это на грани моей чувствительности, — призналась хозяйка. — Никто из моих коллег или предшественников такого не описывал. Ощущается как зуд в основании рога. Чешешь, а он не проходит. Так противно… Но самое главное! — она вдруг вскинулась и посмотрела на меня. — Мне кажется, что я вывела некую закономерность! Этот… эффект… — она замялась. — Точнее, зуд от него… Он возникает, такое впечатление, что не спонтанно. И… Как бы выразиться? Зуд бывает разный. Но иногда он повторяется. Простите… Очень сложно описать то, что чувствуешь только ты сама…

— Ничего страшного, — утешил ее. — Хорошо, что ты обратила на это внимание. Но скажи! Почему ты считаешь этот феномен опасным?

— Мне кажется, что он может оказаться вовсе не каким-то редким природным явлением, а сопутствующим эффектом от какой-то странной магии, которую кто-то применяет там, в море, — она кивнула куда-то в сторону берега. — А если учесть, что из воды за эти дни подняли столько обломков…

— Я поняла тебя, — кивнул хозяйке. — Так значит, эти аномалии по ночам только появляются? А ты можешь, как с молниями, направление определить?

— Нет, днем тоже бывает, — вздохнула пони. — Иногда быстро заканчивается, иногда подолгу продолжается. А направление… Нет, только очень приблизительно. Где-то на востоке, в море. А точнее сказать не могу — слишком слабый этот эффект. Слабый, но приставучий… — она потерла рог. — О! Вот! Снова! Вы не чувствуете?

 Я прислушался к себе. Вроде бы, ничего необычного. Хотя…

Где-то на самой грани чувствительности ощутил, что самый кончик рога иногда будто что-то покалывает. Понаблюдав за собой, так и не понял, ощущаю ли я что-то или просто желаю ощутить и придумываю себе эти покалывания.

— Прекратилось, — через пару минут выдохнула метеоролог. — В этот раз недолго длился эффект.

— Я ничего не почувствовала, — призналась Миднайт. — Хотя, слушая тебя, подумала, что это что-то сродни тому, что ощущали мои подчиненные, когда они летали над морем. Хм… Может быть, мне надо было ближе к кромке воды находиться?

— Я так и не поняла, — честно признался хозяйке. — Но не переживай, что-нибудь придумаем. В конце концов, проведем исследование. А если что, эффект твоим именем назовем!

На этом я расстался с бдительной пони и все же направился туда, куда изначально собирался. Впрочем, оказалось, что свидетель находился не в каком-то особо охраняемом подвале, а в обычной городской больнице.

Высказав окружающим претензию по этому поводу, направился в госпиталь, чтобы посмотреть, ради кого я, собственно, сюда прилетел.


Твайлайт, недовольно ворча про себя из-за того, что не может на ходу дописывать список, двигалась в сторону рынка. При этом она пыталась понять, как вообще до такого дошло, что она, пони науки, вынуждена в одиночку идти на базар.

С тех пор, как она жила самостоятельно, всеми покупками заведовал Спайк. Но сейчас, когда они переехали в Понивилль, ее помощник начал подозрительно часто отпрашиваться к их новой знакомой, которая, стоит признаться, оказалась очень отзывчивой пони и помогла им во многих вещах.

Вот и сегодня единорог отпустила подопечного, а потом обнаружила, что на обед ей нечего есть. Можно было, конечно, пойти в закусочную и перекусить какими-нибудь бутербродами с сеном, но Твайлайт решила проявить свою врожденную хозяйственность и сходить за покупками самостоятельно. Поэтому сначала она составила список необходимого, благо, держать перо ей сил хватало. На чистом свитке появились такие пункты, как суп, салат, десерт и гарнир. Решив, что этого будет достаточно, волшебница, которой пока что почти не повиновалась ее магия, отправилась к торговым рядам. Хорошо, что Рэрити еще в первый день показала ей, где они находились, так что Твайлайт знала, куда идти.

Правда, в пути возникла одна проблема. Она вдруг поняла, что все пункты списка являются уже готовыми блюдами, а на рынке, скорее всего, продаются только ингредиенты. Поэтому список срочно требовалось исправить, но здесь проблема крылась в том, что писать на весу она с недавних пор не могла. Поэтому ученица принцессы стала осматриваться в поисках подходящего столика для письма.

— Здравствуйте, мисс Твайлайт! — единорог даже вздрогнула, когда ее кто-то окликнул. Оказалось, что рядом стояла смутно знакомая маленькая пони с бантом. — А Спайк сегодня выйдет погулять?

— Привет… — растерянно поздоровалась волшебница, судорожно пытаясь вспомнить, знала ли она когда-нибудь собеседницу по имени.

— Я — Эпплблум, — облегчила ее страдания маленькая пони. — Вы как-то заходили к нам на ферму!

— Ах, да! — Твайлайт вспомнила этот момент и подивилась тому, что он произошел не так и давно, но ей казалось, что уже несколько лет назад. — Вспомнила. Привет. Что ты спрашивала про Спайка? Он, насколько я знаю, пошел к Рэрити…

— А что же мне Свити ничего не сказала? — больше самой себе, чем собеседнице, задала вопрос школьница. Судя по всему, она собиралась уже убежать, но в последний момент остановилась. — А вы выглядите растерянной, — заметила она. — Я же помню, что вы у нас недавно. Может быть, вам что-то подсказать? Я здесь все знаю!

— Да я на рынок за покупками собиралась, — призналась Твайлайт. — Только вот список…

— Так давайте я вас к сестре отведу! — обрадовалась Эпплблум. — Она как раз там. И, могу поспорить, у нее есть все из вашего списка!

— Ну, веди… — согласилась ученица принцессы и направилась за бодро устремившейся куда-то проводницей.

Честно говоря, ей было в новинку, что кто-то вот так запросто может подойти, просто поговорить о каких-то пустяках, предложить что-то или спросить. В Кантерлоте все казалось сложнее. Да и не старалась она там с кем-то общаться, занимаясь либо учебой, либо своими проектами.

Но сейчас ничего из этого было волшебнице недоступно. Ее наставница по-прежнему томилась в изгнании, а магия теперь отказывалась слушаться. И все из-за одной черной зубастой принцессы, с которой все еще нужно было как-то бороться. Вот только почему-то никто не хотел ей в этом помогать. Рэрити, которая часто заходила к Твайлайт и таскала ее то в спа, то в свой бутик, то знакомиться с кем-то, и слышать об этом не хотела. Она говорила, что владычица кошмаров, хоть и экстравагантная, но очень щедрая пони. Ее застенчивая подруга Флаттершай, так близко к сердцу принявшая проблемы потерявшей магию волшебницы, утверждала, что черная аликорн гораздо добрее, чем хочет показаться.

Ученица Селестии, честно говоря, не понимала, где ее новые хорошие знакомые увидели все это, но честно пыталась. Она вообще старалась сделать все, чтобы выполнить задание наставницы, про которое, к сожалению, совершенно забыла. Ведь принцесса солнца намекала, что ей нужно найти друзей. Твайлайт, конечно же, знала, что ее покровительница никогда не давала ей бессмысленных поручений. Даже если они были непонятны изначально, потом их смысл открывался. А здесь единорог, к своему стыду, вдруг обнаружила, что вообще забыла о задании.

Дело было в том, что она изначально посчитала его даже не вторичным, а третьестепенным. Да и потом все завертелось так, что оно просто вылетело из головы. Но, как оказалось, про него помнил Спайк, а потом и Рэрити указала Твайлайт на то, что оно может быть более важным, чем показалось. Дизайнер долго рассказывала спутнице о своей дружбе с Флаттершай, и фиолетовая единорог в какой-то момент даже ощутила зависть — у нее никогда такого не было. Поэтому она старалась не отвергать предложения знакомой и активно училась общаться с пони, хотя порой это и стоило ей значительного количества потраченных нервов.

Например, перед посещением той же Флаттершай, которую она при расставании ужасно обидела, волшебница чуть ли не наизусть заучивала речь, которую надо было произнести для извинения. А, когда пришла, от волнения все позабыла и произнесла что-то скомкано и неразвернуто. Тем не менее, пегас простила ее, и уже очень скоро они общались как старые знакомые. Наверное, даже со своими бывшими одноклассницами Твайлайт не делилась таким количеством мыслей и переживаний.

После посещения розовогривой любительницы животных ей стало заметно легче. Если в какой-то момент единорог даже думала, что вся ее жизнь окончательно пошла наперекосяк, то сейчас она смотрела в будущее, если и не с оптимизмом, то хотя бы с некоторой уверенностью. Ничего еще не было потеряно! Магия ее должна была через какое-то время восстановиться. А значит, можно было потихоньку искать новые способы вызволить наставницу.

Ну и выполнять ее поручение, конечно же. Именно этим единорог и занималась.

С такими мыслями она и подошла, следуя за провожатой, к торговому прилавку, за которым находилась та самая пони в шляпе, которую Твайлайт даже как-то вспоминала за ее честность.

— Эпплджек, смотри, кого я привела! — радостно заявила школьница, а единорог только молча порадовалась, что ее спутница только что озвучила имя своей сестры, так что ей не придется пытаться его вспомнить.

— Доброго денечка! — довольно дружелюбно отозвалась оранжевая земная пони. — А я тебя помню. Твайлайт? Верно? — уточнила она и, дождавшись кивка, показала на товар. — Подходи, осмотрись. У меня все наисвежайшее! Все продукты с нашей фермы! — тут она перевела взгляд на родственницу. — Так. А ты почему не в школе?

— Да нас пораньше отпустили! — заявила Эппблум. — Я вот как раз к тебе шла, а по дороге встретила мисс Твайлайт. А сейчас я хочу пойти к Свити. Там у нее, говорят, мистер Спайк гостит. Хочу с ними потусоваться!

— Потусоваться? — сдвинув шляпу на затылок, переспросила старшая сестра. — От кого это ты таких словечек набралась? Ладно уж… — смягчилась она. — И чтобы никаких больше покрасок заборов! А то мы тебя в прошлый раз от той вонючей краски еле отмыли!

— Заметано! — бодро отчиталась школьница. — До свидания, мисс Твайлайт, — повернулась она к ученице Селестии. А потом, попрощавшись, унеслась куда-то. Видимо, в сторону бутика Рэрити.

— Ох уж эта Эпплблум, — вздохнула оранжевая пони. — Она ведь не притащила тебя сюда силком?

— Нет, — удивилась волшебница. — А что, бывало и такое?

— Как-то она очень хотела получить метку торговца и слишком активно искала покупателей, — усмехнулась Эпплджек. — Но давай к делу. Что будешь покупать?

— Сейчас… — Твайлайт изогнулась и полезла в закрепленную на боку сумку. — У меня тут список…

Телекинез, как назло, подвел, и свиток, выпав из сумки, упал на землю. Ученица принцессы хотела подобрать его, но ухватила лишь кончик, и, когда она потянула, свиток только размотался.

— Да что же ты будешь делать… — ругнулась Твайлайт.

— Извини за прямоту, но, похоже, у тебя не все в порядке, — заметила пони в шляпе.

Еще недавно на такое замечание Твайлайт могла обидеться, начать спорить или ответила бы что-нибудь колкое. Но сейчас она расслышала, что собеседница не собиралась обидеть ее своими словами. Даже, возможно, наоборот, собиралась помочь.

— Мой телекинез дает сбои после некоторых событий, — призналась она. — Без него все валится. А остальная магия вообще не повинуется…

А дальше она, сама того не ожидая, рассказала Эпплджек все, что происходило с ней за последнее время в Кантерлоте. Оранжевая пони внимательно слушала. Она то сдвигала свою шляпу вперед, чтобы почесать в затылке, то сбивала ее набок, то возвращала в исходную позицию. А когда Твайлайт уже почти закончила, у нее неожиданно забурчало в животе.

— Хей! Да тут кто-то с утра не кормлен! — заметив это, усмехнулась пони в шляпе. — Пошли на ферму, я тебя нормальным обедом накормлю. А то знаю я вас, городских. Порции у вас — я Эпплблум в ее возрасте и то больше накладываю. Где уж тут взрослой кобылке наесться? Кстати, а почему ты не пользуешься копытами?

— Как они могут полноценно заменить телекинез? — удивилась единорог.

— Как-как… — улыбнулась собеседница. — Я тебе как земная пони скажу, что и без телекинеза жить можно. Эй, Маки! — она, обернувшись, крикнула, отчего здоровенный красного цвета жеребец, до этого спавший за прилавком, поднял голову. — Присмотри за лавкой, я на обед, — попросила его Эпплджек.

— Я, конечно, могу что-то взять копытом, но это неудобно, — пожаловалась Твайлайт. — Да и не пользовалась я ими с малых лет, с тех пор, как уверенно освоила телекинез.

— Ну а вот сейчас он тебя подводит, — без обиняков заявила, направившись, видимо, в сторону фермы, оранжевая пони. — Так почему бы не вспомнить то, что осталось при тебе, что не подведет?

— Я просто так не привыкла, — заметила единорог. — У меня даже и мысли не было. Ну и честно тебе скажу, из них у меня все падает еще чаще…

— За честность хвалю, — ответила спутница. — Ничего страшного нет в том, чтобы сказать правду. А с твоей бедой все не так уж и сложно. Тут как с плаванием. Если ты когда-то умела, то вспомнить просто. А даже если и не умела, то учиться все равно надо. У нас, вон, у Эпплблум по малолетству раньше тоже проблемы вечно были с копытокинезом. От невнимательности. Ну и я, когда она очередную стопку тарелок расколотила, взялась за нее основательно, — усмехнулась Эпплджек. — Даже книжку умную выписала одного доктора из столицы, который, значит, этой темой промышлял. И, скажу тебе, не соврала книжка. У малой после этого никаких проблем. Хотя внимательности все еще не достает…

— И ты можешь дать мне эту книгу? — спросила Твайлайт.

— Отчего же нет? — хмыкнула собеседница. — Тем более, нам она не нужна уже. Хотя книженция занимательная оказалась. Я даже не ожидала. Так-то я не любительница, — она сдвинула шляпу набок, чтобы почесать за ухом. — Так вот, что меня удивило, пони, оказывается, делятся на левшей и правшей. Ну, как у прямоходящих существ. У кого какая передняя нога основная — правая или левая. Я вот никогда на это внимания не обращала. А ведь правда оказалась! Правой-то ногой я и ложку завсегда держу, и еще чего. А левой попробовала — чуть суп горячий на себя не пролила!

— Я что-то такое читала, — кивнула Твайлайт. — Но к себе не применяла. Пока работала магия…

— Вот, — кивнула Эпплджек. — А я, знаешь, не разозлилась, но такое недовольство у меня появилось. Что, дескать, у меня одна нога слабее другой. Ну, я и заставляла себя несколько дней все левой делать. И что ты думаешь? Стало получаться! Ну а у тебя сейчас, выходит, обе передние ноги левые!

В общем, так они, разговаривая, и дошли до фермы, где Твайлайт не только получила книгу, но и была до отвалу накормлена. Причем столовые приборы она держала по совету хозяйки без использования телекинеза, и у нее сносно получалось. Правда, суп она все же пару раз пролила. Благо, не горячий. Оказалось, что у нее, как и у оранжевой пони, основной ногой была правая.

Сама же хозяйка сельхозугодий копытами умела делать многое. Не так давно для Твайлайт не было проблемой поддерживать в воздухе магией несколько десятков предметов. Без телекинеза она не могла даже поймать подброшенное яблоко. Эпплджек же, сидя на стуле, могла жонглировать сразу пятью плодами. Так она оттачивала точность движений. При этом фермерша утверждала, что этому может научиться каждый пони.

— Если не хочешь в рот все постоянно тянуть, то поневоле научишься, — усмехнулась она. А единорог задумалась над тем, что раньше она вообще не обращала внимания на то, что земные пони и пегасы как-то обходились без телекинеза.

Отдохнув после еды, они засобирались обратно в город. Ученица принцессы направлялась домой, а ее спутница обратно на рынок. И в какой-то момент единорог спросила ее мнение о ситуации с возвращением Найтмер Мун.

— Я так скажу, — сдвинув шляпу на затылок, заявила Эпплджек. — Найтмер эта — та еще штучка. Довелось с ней уже потом, после замка, парой слов перекинуться, так до сих пор иногда с дрожью вспоминаю. Но, мы — пони работящие. Нам что нужно? — она посмотрела на Твайлайт, но та не поняла, что должна ответить. — Чтобы солнце вставало и садилось вовремя, чтобы пегасы дожди не забывали организовывать, чтобы никакие хулиганы мирным пони жить не мешали. При Селестии все так и было. Ну, так и при Найтмер хуже не стало. Погоди! — заметив, что собеседница хочет что-то сказать, она прервала волшебницу. — Я не говорю, что то, что твоя наставница в ссылке страдает, — это хорошо. Наоборот даже. Да вот только это дело самих принцесс. Найтмер мне что сказала? Что солнце будет поднимать и опускать как положено. Сказала, и слово свое держит! А для меня это многое значит. Если пони с другими честен, значит, это хороший пони. Так что мне ее упрекнуть особо не в чем. Даже наоборот. Вон, в газете, которую бабуля Смит выписывает, писали, что она какого-то злодея, который сбежать хотел, поймала и обратно в кутузку загнала!

— Но ведь ты была со мной тогда в замке сестер! — напомнила ей ученица Селестии.

— Была… — кивнула оранжевая пони и потерла голову в том месте, где, судя по всему, недавно была шишка. — Вот только по лбу я там не от нее, а от Рэйнбоу получила… В общем, не знаю я пока. И так тебе скажу. Есть поговорка: поживем — увидим. Вот ею я тебе и советую воспользоваться.

На этом они и разошлись. Твайлайт направилась к себе, обдумывая слова еще одной пони, которая сама предложила ей помощь. В целом она уже готова была смириться с тем, что ничего нормально не может делать, но теперь у нее был другой вариант. Единорог не сомневалась, что по книжке она все выучит за пару часов. Она всегда лучше усваивала печатный материал.

А что касалось мнения новой знакомой о Найтмер… Ученица принцессы вдруг поняла, что, судя по всему, большинство пони придерживаются той же самой позиции. И это не означало, что они — предатели, вставшие на сторону зла. Это всего лишь говорило о том, что они слишком плохо понимают, что вообще произошло. И, следовательно, относиться к ним нужно совершенно по-другому. Эту мысль требовалось тщательно обдумать, чем она и собиралась в ближайшее время заняться.