Поэма «Сан-Бургера»

Твайлайт любит фаст-фуд.

Твайлайт Спаркл

Достаточно времени для любви

Стар Свирл Бородатый потерял память. Он переместился в современный Мэйнхеттен, чтобы выполнить миссию невероятной важности, но не может вспомнить ни одной детали — даже свое имя. Винил Скрэтч потеряла свою любовь. Пытаясь заглушить горе, она уехала из Понивилля, чтобы утопить свое горе в шумной музыке и столичной суете, однако воспоминания все еще преследуют ее. Время и воспоминания сталкиваются, когда Винил и Стар Свирл исследуют тайну, скрывающуюся за этой миссией, и узнают как вновь сделать друг друга полноценными.

DJ PON-3 Другие пони

Не так далеко, как кажется

Твайлайт прогуливалась по лесу рядом с Кантерлотом, чтобы развеяться, но ей помешал один маленький озорной феникс, решивший покидать ей в голову скорлупой грецких орехов. Один очень знакомый маленький озорной феникс.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Не ради науки

Челл свободна, лаборатория полностью в рабочем состоянии, птицы не представляют опасности. Прекрасная возможность заняться новыми проектами. И вспомнить про старые. ГЛэДОС решает начать с последнего. Она берется за изучение пони-модуля «Зеро». Но каково его назначение? Кто был создателем этого чуда инженерной мысли? А ведь он не единственная подобная модель…

Другие пони

Свити Бот: Сказка Согревающего Очага

Свити — самая обычная кобылка, ждавшая, как все, Кануна Согревающего Очага — времени, когда все дети счастливы, а их сердца сияют ярче прежнего. Но последняя выходка Меткоискателей заходит слишком далеко. Свити обнаруживает нечто ужасное, что перевернет ее жизнь с ног на голову, а ее друзей обернет против нее. Не в силах вынести осуждающие взгляды окружающих, она убегает из дому. Вот поэтому, с миром, казалось бы, ожесточившемся против нее, Свити начала свое нелегкое путешествие в попытке найти истину своего существования и тайну происхождения. И прежде всего, найти место, которое она сможет назвать новым домом. Или ей придется провести Канун Согревающего Очага в одиночестве?

Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл ОС - пони

Это магия дружбы, сучка!

Черта характера и привычка учиться по ночам в ущерб здоровому сну привели к раннему появлению кьютимарки у Твайлайт. Другой кьютимарки — полумесяца с пятиконечной звездой. Когда мир будет нуждаться в герое, она сыграет свою роль, как от неё ожидает принцесса Селестия.

Твайлайт Спаркл

Зеркальный ЛуноМИФ

Вернув Изумрудному Городу его славу, принцесса Луна желает избрать место для дальнейшего отдыха. Казалось бы, что может пойти не так - всего лишь нужно заглянуть в зеркало...

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки

Никогда не забывай меня

Прошел год с тех пор, как Твайлайт слышала что-либо о Трикси после инцидента с Амулетом Аликорна. Неожиданно новая принцесса Эквестрии получает письмо, в котором говорится, что её так называемая "соперница" трагически погибла, и Твайлайт просят присутствовать на похоронах единорожки.

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая

Твайлайт учит Скуталу

Скуталу нужно поговорить о сексе. К сожалению, за помощью она обращается к Твайлайт...

Твайлайт Спаркл Скуталу

Маленький рыцарь

Тандерлейн и Рамбл - самые лучшие братья во всем Понивилле. Но чем же им заняться сегодня? А что, если найти какую-нибудь веселую игру? Именно это братишки и сделают.

Другие пони

Автор рисунка: aJVL

Сорняк

16. Сорняк в Рок-Хейвене

Его нога чесалась под гипсовой повязкой. Тарнишед Типот старался думать обо всем, кроме зуда и пульсации в ноге. Повозка наехала на необыкновенного размера кочку; Тарниш изо всех сил старался удержаться на ногах и сохранить равновесие.

Мод, казалось, двигалась бодрым шагом, но место назначения было неизвестно. Тарниш спросил, но Мод ничего не ответила, сменив тему. Казалось, у Мод было два режима, когда дело касалось разговора и диалога. Минимум и многословие. Немного поразмыслив над собой, Тарниш решил, что с этим можно смириться.

Посмотрев на солнце, Тарниш пришел к выводу, что они должны двигаться на восток. Здесь было что-то вроде грунтовой дороги, скорее тропы, чем чего-то еще, и земля была ровной. На севере вдалеке виднелись горы. На юге были холмы и еще больше гор. Казалось, что они находятся в долине. Тарниш не мог не задаться вопросом, куда они идут.


Вокруг перекрестка было множество зданий. На ближайшем знаке было написано "Филлидельфия", и стрелка указывала на восточную дорогу. Над надписью "Филлидельфия" висел еще один знак. На ней было написано "Рок-Хейвен", а дерево было тусклого, блекло-серого цвета.

Очень похоже на остальной город. Здания выглядели довольно ветхими, и город видал лучшие времена. На зданиях не было вывесок, чтобы посторонние знали, что это за здание, для чего оно предназначено. Это был город, который не обслуживал чужаков.

— Давай, иди за мной, — сказала Мод, направляясь к одному из зданий.

Тарниш помчался так быстро, как только позволяли его три ноги. Несколько пони стояли вокруг и смотрели на него, очень простые пони с нечитаемыми лицами. Тарниш надеялся, что его магия будет вести себя наилучшим образом.


— Тарнишед Типот, это доктор Хедж. Он не только городской врач, но и почтмейстер, нотариус, основной правоохранительный орган города и мэр. — Мод повернулась к Тарнишу. — Доктор Хедж, это Тарнишед Типот. У него сломана нога. Я вправила ее и наложила гипс.

— Хм, я должен взглянуть на это, — сказал доктор Хедж, шагнув вперед.

Тарниш начал протестовать, но был подхвачен магией доктора Хеджа. Его усадили на стол, который оказался столом для сортировки почтовых отправлений. Он сглотнул, чувствуя нервозность, и задумался о том, что сейчас произойдет.

— Полное имя? — спросил доктор.

— Тарнишед Типот.

— Возраст?

— Шестнадцать.

— Хм… — Доктор поднял планшет и начал что-то записывать. — Род занятий?

— Ну, я…

— Он мой научный ассистент. Я только что наняла его после тщательного собеседования, — сказала Мод, ее скучный монотон прервал Тарниша на полуслове.

— Понятно… научный ассистент камнедоктора. —  Доктор поднял бровь и посмотрел на Мод. — Полагаю, вы будете оплачивать счет наличными?

Стоическая земная пони ничего не ответила, но почти незаметно кивнула головой.

— А как ты сломал ногу? — спросил доктор Хедж.

Тяжелый вздох вырвался у Тарнишед Типота, и его голова опустилась на деревянный стол:

— Я был идиотом и принял ряд действительно плохих решений. Это закончилось тем, что меня избили, сломали ногу и повесили на дереве недалеко от Додж-Сити-Джанкшн.

— Понятно. — Доктор Хедж снова повернулся и посмотрел на Мод, приподняв бровь. Он увидел, как земная пони слабо кивнула. — Я полагаю, что Мод была той, кто снял тебя с дерева?

— Да, сэр, это она, — ответил Тарниш.

— Мать и отец Мод воспитали ее правильно. Разумеется, так и было, — сказал доктор, и на его губах появилась жесткая улыбка. — Додж-Сити-Джанкшн — это ужасная выгребная яма равенства. Тебе повезло, что ты отделался лишь сломанной ногой и побоями. — Доктор покачал головой. — Мне неприятно спрашивать об этом, но я очень грубый пони. Ты спал с какими-нибудь блудницами? Додж-Сити-Джанкшн кишит болезнями.

Слишком хорошо зная, что Мод смотрит на него, Тарниш почувствовал тошноту, когда кивнул. Сейчас он чувствовал себя еще более неловко, чем тогда, когда впервые рассказал ей об этом.

— Что ж, тогда укол пенициллина и несколько других инъекций тоже не помешают, на всякий случай. Я бы предпочел перестраховаться. — Доктор записал еще несколько пунктов в своем планшете.

— Мне очень стыдно за то, что я сделал… Я чувствую себя таким виноватым… В то время я принимал наркотики, — проговорил Тарниш. Затем он понял, что ничего не делает, чтобы помочь себе, и выражение его лица стало выражением душевной боли. — Я только что получил зарплату… Я принял несколько глупых решений… Я сделал что-то глупое. Мне очень стыдно за то, что я сделал… Она была не просто крашеной кобылой, она была женой другого пони… Я был очень, очень глуп и я…

— Слушай, не мне судить. Сынок, мы все делаем глупости. Когда я закончил военно-морскую академию и служил на борту дирижабля, я наделал всяких глупостей, которыми сейчас не горжусь. Только то, что я сделал, стоило мне карьеры на службе. Так что не расстраивайся, ладно, сынок? — Суровое выражение лица доктора смягчилось.

— Я чувствую себя таким виноватым и ужасно себя чувствую из-за всего, что произошло, — признался Тарниш.

— Ты извлек из этого урок? — спросил доктор Хедж.

— Да… Я кое-чему научился, — ответил Тарниш. Он посмотрел на Мод умоляющим взглядом. Выражение лица Мод было пустым, бесстрастным, и по нему ничего нельзя было понять.

— Мне нужно снять гипс, чтобы лучше осмотреть твою ногу. Тебе нужно будет сделать несколько инъекций, на всякий случай, и я думаю, что пока ты здесь, я проведу медосмотр, — сказал доктор Хедж.

— Я вернусь через некоторое время. У меня есть несколько дел, — сказала Мод доктору Хеджу. — Проследите, чтобы за ним хорошо ухаживали. Спасибо. — Мод сделала небольшую паузу и посмотрела на Тарниша. — О, Тарниш, как зовут твою мать?

— Пинни Лейн.

— Спасибо.

— Мод, зачем тебе это знать? — спросил Тарниш.

Земная пони ничего не ответила, но вышла за дверь, оставив Тарниша наедине с доктором. Тарниш вздохнул, желая, чтобы Мод ответила. Он вздохнул, а затем смирился с тем, что доктор будет его тыкать и прощупывать.

Когда дверь закрылась, доктор Хедж посмотрел на Тарнишед Типот на столе:

— Я знаю Мод всю ее жизнь. Я дал ей жизнь. И ее сестрам тоже. Я не утверждаю, что понимаю ее, потому что это не так, она загадочна, как длинный день, но я могу сказать тебе вот что. — Доктор посмотрел Тарнишу в глаза. — Она хорошая пони. Не надо все портить. Она пытается помочь тебе. Ты позволь ей. Ты слышишь меня?

— Да, я услышал тебя, — ответил Тарниш.

— Она была странным жеребенком. Она никогда не плакала после рождения. Ее родители беспокоились, что с ней что-то не так. Она была совершенно молчаливой и, насколько я знаю, никогда, никогда не плакала. Даже когда я сделал ей несколько прививок… Я уколол ее в зад, и она просто повернулась и посмотрела на меня с таким выражением лица. Ни единого писка. Впервые за всю свою жизнь я почувствовал вину за то, что сделал укол жеребенку. — Доктор Хедж покачал головой, начиная убирать со стола. — Она долго молчала… не разговаривала. Когда ей исполнился год, мы все беспокоились, что она немая. Она даже не пыталась общаться.

Тарниш наблюдал, как доктор складывает коробки в углу.

— И вот однажды она просто заговорила, как будто делала это всю свою жизнь, но она не говорила как жеребенок. Она была похожа на крошечного взрослого в теле жеребенка. Она — нечто.

— Это точно. — Тарниш почувствовал, как напряглись мышцы его живота, когда доктор начал доставать несколько шприцов и то, что казалось циркулярной пилой. Он вздохнул.

— Теперь, когда я буду снимать этот гипс, мне нужно, чтобы ты держался очень, очень спокойно…

Примечания автора:

Скоро, очень скоро трава окажется среди камней.