Айпи

Далёкое будущее. Айпи - Системный администратор торгового каравана, везущего очередной груз по безмолвному космосу...

ОС - пони

Обретенная Эквестрия. Часть 3. Хранители

Операция "Обретенная Эквестрия" началась. После того как Искорка нашла свою маму, ничто уже не мешало друзьям отправится в тяжёлое путешествие к заброшенной стране пони. Впрочем скоро выяснилось, что добраться до Эквестрии - плёвое дело по сравнению с тем ворохом проблем которые следует решить, причём немедленно, ибо время работает против наших героев...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони Человеки Бабс Сид

Виниловая пластинка

Сия история рассказывает о том, как Винил Скрэтч случайно находит некую пластинку для граммофона, которая даёт возможность перемещаться между мирами.

Дерпи Хувз DJ PON-3 Доктор Хувз Октавия

Готовим с Пинки

Небольшая зарисовка из жизни Пинки и Спайка. Юмор, немного романтики и.. читайте в общем...

Пинки Пай Спайк

Кукольник

История борьбы двух кьютимарок? История жизни Клода, кукловода и кукольника, а по совместительству -- отца Снипса...

Снипс Другие пони

То, что я сделал

Даже не верится. Больше не нужно бороться за выживание, появились те, к кому всегда можно обратиться за помощью, я даже снова обрёл настоящее лицо — и всё это лишь благодаря доброте, по сути, незнакомцев. Но продолжат ли они помогать мне, когда обнаружат, какие секреты таит моё прошлое? Станут ли избегать, когда узнают о сотворённом мной зле? Продолжат ли защищать меня от монстров, разрушивших мою жизнь, когда поймут, что настоящий монстр — это я сам? Сможет ли хоть кто-нибудь простить убийцу?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Кэррот Топ Человеки

Маленькие шалости

Когда всё в жизни оборачивается скучной рутиной... Утро-завтрак-уборка облаков-обед-гараж... Когда ничто, кажется, не поколеблет неизменный, как движение светил по Небу, устой... Появляется Оно - Дерзание! То, что заставляет сделать то, о чём порой думал, но даже не произносил вслух! Что случилось с двумя молодыми братьями-пегасами, дерзанием и пушкой смены пола - узнаете, открыв этот фанфик

ОС - пони

Человек крадёт маффины у Дёрпи

Говорят, мешка два или три стянул! Ну, четыре точно!

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Дерпи Хувз Лира Другие пони Человеки

Вычитка клопфиков — отстой

Твайлайт предложили вычитать фанфики её друзей. Если бы она только знала, на что соглашается.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Тысячу лет назад

*критика показала необходимость переработки* Луна была заточена на луне в результате несчастного случая — непредвиденной реакции Элементов Гармонии (что не снимает с неё вины за Найтмер Мун), а её освобождение анонимно предсказано и подстроено Селестией почти за тысячу лет до воскрешения Элементов. Которое, в свою очередь, есть часть гениального плана принцессы по исправлению своей ошибки и возвращению сестры. Луна спасена, а Твайлайт узнаёт всю историю из первых уст. Счастливый конец.)

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Devinian

Подсолнух

Глава 2

Сансет чувствовала себя отвратительно. За последние полгода это стало почти обыденностью, но на этот раз что-то изменилось. Раньше она не видела проблемы в том, чтобы причинить кому-то боль. Однако сейчас девушке казалось, что она перешла черту.

Но это же всего лишь Снейлс. Она и раньше позволяла себе унижать его без особой причины, и, как наивный влюблённый дурачок, он всё прощал. Завтра он забудет об этом разговоре, и всё будет как прежде, за исключением косых взглядов от других учеников школы. Ведь так?

Аргументы, из которых Сансет мысленно строила стену своего спокойствия, стремительно кончались. Их было катастрофически мало. В отчаянии она даже подумала о том, что если извинится перед Снейлсом, то он из-за этого нафатазирует себе романтическую увлечённость с её стороны, что лишь усугубит ситуацию. Это был довольно шаткий аргумент, учитывая, что паренёк, вполне возможно, не простит её на этот раз.

И теперь, когда в её памяти всплывал его растерянный и полный непонимания взгляд, Сансет хотелось вернуть всё назад и не говорить тех ужасных слов. Побывав по ту стороны однажды, девушка слишком ярко помнила, насколько это бывает больно. И было не менее мучительно видеть отражение этой боли в глазах Снейлса.

Она сама не заметила, как оказалась в общежитии напротив комнаты Снипса и Снейлса, безжалотсно растоптав по пути все свои аргументы. Рухнули и остатки спокойствия, отчего сердце болезненно часто забилось в груди.

Но на стук никто не ответил.

Сансет облегчённо выдохнула. Вероятно, в комнате никого не было, так что этот тяжёлый разговор откладывался ещё на неопределённое время.

Девушка достала из кармана куртки телефон. Оставались считанные минуты до комендантского часа, и было довольно странно, что мальчишки до сих пор не вернулись. Сансет мельком просмотрела уведомления на телефоне и открыла диалог со Снейлсом. Почти вся история сообщений была забита фразами по типу “Дуй ко мне” — “Ок”.

Всё это время Сансет казалось, что она знает этих оболтусов как облупленных. Она легко предугадывала их реакции, могла себе представить, что они скажут, и насколько глупые идеи смогут сгенерировать их неокрепшие умы. Но, несмотря на кучу времени, проведённого вместе,она никогда не знала их по-настоящему.

Кто такой Снейлс? И что ещё она не знает о нём?

Машинально девушка нажала на кнопку вызова, но услышала в трубке лишь монотонный голос автоответчика — телефон Снейлса был выключен. И, из-за того, что Сансет не знала о нём ровным счётом ничего, она совершенно не представляла, где теперь искать паренька.

В полном смятении она снова вышла на улицу. Дождь уже прекратился, и на город опустилась тьма, прерываемая лишь тёплым светом, отражающимся от фонарей на мокром асфальте. Ноги сами принесли Сансет в ближайший парк, где пахло сырой древесиной. Все скамейки оказались мокрыми, но ей было всё равно. Девушка не обращала внимания ни на промокшую одежду, ни на собственную дрожь. Здесь, сидя под сосновыми ветвями, она наконец-то могла собрать свои мысли в кучу и решить, что делать дальше.

Оставалась надежда, что Снейлс всё-таки вернулся в кафетерий вскоре после того, как она сбежала, либо ушёл куда-то ещё. Но почему он не вернулся в общежитие ближе к ночи? И более того, почему он выключил свой телефон? Слишком много вопросов и ни одного ответа.

Сансет устало откинулась на спинку скамейки. Устремив взгляд вверх в кроны деревьев, она замерла, и её сердце сжалось в необъяснимом трепете. Там, в кроне густой сосны, на ветке сидел Снейлс. Свет фонаря выхватывал из темноты его выразительные черты лица, которые дополняла тлеющая сигарета. Его затуманенный печалью взгляд был обращён куда-то в черноту стремительно проясняющегося ночного неба. Сансет никогда не видела его таким. Более того, она впервые видела его ещё и курящим, так как не припоминала, чтобы от него пахло табачным дымом.

Казалось бы, её проблема разрешилась сама собой, ведь Снейлс прямо здесь, над ней. Но что-то в этой ситуации казалось ей неправильным, как будто она наткнулась на то, чего совершенно точно не должна была видеть. На нечто очень личное, во что вовсе нежелательно сейчас вторгаться со своими глупыми извинениями.

Не отрывая взгляд от паренька, Сансет поднялась со скамейки. Ей определённо стоит оставить Снейлса в покое. По крайней мере, сейчас.

— Эй, куколка, пойдём с нами повеселимся, — услышала она незнакомый мужской голос.

Чья-то сильная рука вцепилась ей в предплечье, и Сансет не успела вовремя отскочить. Рядом со скамейкой стояли три серых фигуры, перекрывая ей путь к отступлению.

— Не бойся, будет весело, — добавил один из них, протягивая к ней руки.

Просто удивительно, как этот день становился всё хуже и хуже с каждой минутой. Для полного комплекта неудач ей не хватает только угодить в полицейский участок за какую-нибудь мелкую провинность, вроде перехода дороги в неположенном месте. С другой стороны, всё было не настолько плохо — хулиганов было всего трое, и если хорошенько постараться, то можно без особых проблем от них сбежать. По крайней мере, если Снейлс проявит благоразумие и не станет вмешиваться. Если, конечно, он вообще услышал, что происходит внизу.

— Никуда я с такими кретинами не пойду! — огрызнулась Сансет.

Она резко выдернула руку из захвата, но почувствовала, что один из громил успел вцепиться в другую руку.

— А тебя никто и не спрашивал, — зловеще улыбнулся он.

Вероятно, бугай рассчитывал, что девушка испугается и сделает всё что угодно, лишь бы спастись. Но Сансет не было страшно. Она была настолько рассержена этим стечением обстоятельств, что хотела поскорее расцарапать кому-нибудь лицо.

В следующую секунду сверху на одного из хулиганов с дерева свалился Снейлс, повалив того на землю. Сансет поняла, что зря надеялась на его здравомыслие. Спрыгнуть с ветки прямо на голову одного из пристающих незнакомцев — надо же было до такого додуматься!

Воспользовавшись тем, что паренёк их отвлёк, Сансет вновь попыталась освободиться, но другой бугай был крупнее и держал её крепче.

— А ну стой, девка! — Он резко дёрнул её на себя, и девушка едва не потеряла равновесие.

Внезапно прилетевший в лицо хулигана кулак едва заставил его обратить внимание на Снейлса. Удар вышел настолько слабым, что паренёк тихонько ойкнул, отдёрнув руку. Сансет и раньше не питала иллюзий насчёт его физической силы, но то что она сейчас увидела, смотрелось крайне жалко.

— Пошёл отсюда, шкет! — процедил бугай и лёгким движением руки пародировал удар, но с куда большей отдачей — Снейлса откинуло на пару метров.

“Тоже мне, помощник!” — сокрушённо подумала Сансет, заметив, как расцветает синяк под глазом паренька.

Сперва ей показалось, что Снейлс что-то потерял, потому как он начал шарить вокруг себя по земле, но когда над ним склонился третий бугай и, взвизгнув от боли, упал на спину, хватаясь за лицо, она поняла, что произошло. Паренёк засунул ему в нос свою недокуренную сигарету!

Оставался лишь один хулиган, держащий девушку мёртвой хваткой, от которой уже начинала неметь рука. Впрочем, один на один он уже был не настолько опасен, поэтому Сансет от души зарядила ему ногой в пах.

— Валим отсюда, быстрее! — Высвободившись, она схватила Снейлса за руку и кинулась к выходу из парка.

— Сволочи! Я вас обоих закопаю! — прокричал им вслед скрючившийся бугай. Оба его товарища уже пришли в себя и кинулись в погоню.

Территория школы находилась совсем недалеко от парка. Основная сложность была лишь в том, чтобы попасть туда, минуя закрытые ворота — их запирали перед комендантским часом. За несколько лет, что она прожила в общежитии, она отыскала только один проём в стальном заборе, в который можно без проблем пролезть, но он был на противоположной стороне от парка. Оглянувшись на преследователей, Сансет убедилась, что они на достаточном расстоянии от них, чтобы оторваться, и резко свернула в сторону школы.

— Нам придётся перелезть забор, — запыхавшись, произнесла она, замедляя бег, прежде чем взобраться на ограду.

Послышались торопливые шаги настигающих хулиганов. Снейлс замешкался, и девушка без промедления спихнула его прямо в кусты, в которые затем спрыгнула и сама.

— Тихо, замри, — шикнула она, когда увидела, что паренёк попытался подняться с земли.

Сквозь плотные ветви куста их было почти не видно в полумраке, и троица в недоумении остановилась у ограды. Однако, после такого интенсивного побега Снейлс дышал как паровоз, и Сансет, боясь, что их раскроют, заткнула ему ладонью рот.

— Ну и куда они делись? Не через забор же перелетели.

— Не видел. Наверное в ту сторону побежали.

Убедившись, что все трое скрылись далеко от школы, она наконец расслабилась и отпустила его. Только сейчас девушка заметила, что оцарапала руки о голые ветки, когда прыгала с забора. Снейлс выглядел не лучше — хоть он и упал в кусты спиной, выглядел он очень потрёпанным. “Кавалер”, попытавшийся за неё заступиться, но в итоге позорно сбежавший вместе с ней. Да уж, это приключение запомнится ей надолго!

Не сдержавшись, Сансет залилась смехом.

— Сигарету в нос? Как ты вообще до этого додумался?

Снейлс наконец-то поднялся с земли и осторожно потрогал заплывающий глаз.

— Ничего другого в голову не пришло, — виновато пожал он плечами.

— Да, ничего, — со вздохом согласилась Сансет. — Кроме чьего-то кулака.

— Всё нормально, — быстро ответил паренёк, не отнимая руку от глаза. — Само заживёт.

Она видела, что ему было неловко за такой эпичный провал. Всё-таки он хотел как лучше, но всё получилось именно так, как она ожидала. Однако, все её мысли об этом вытеснял тот единственный факт, что они так и не поговорили о том, что произошло в кафетерии, и Сансет никак не могла подобрать предлог, чтобы завести разговор об этом.

— Нет, нам надо что-то с этим сделать, — наконец произнесла она и двинулась в сторону общежития. — Но сперва мне надо попасть в комнату.

Общежитием заведовала заместитель директора Луна, с которой Сансет так и не удалось найти общий язык. Был довольно поздний час, но, несмотря на это, завуч не спала и могла запросто поймать и отчитать их. Впрочем, девушка уже давно научилась обходить эту проблему, благо расположение комнаты оказалось крайне удачным.

Подойдя как можно ближе к первому окну здания, Сансет осторожно заглянула внутрь. Завуч Луна сидела почти в полной темноте, за исключением света монитора, что освещал её лицо, и парочки синих лава-ламп на столе. Кажется, она во что-то играла, держа в руках геймпад. Девушка разглядела наушники на её голове, поэтому без лишних промедлений потащила за собой Снейлса, не особо осторожничая, но всё же пригибаясь под окном, чтобы Луна их случайно не увидела.

Дойдя до своего окна, Сансет толкнула раму, открывая её вовнутрь и легко взобралась на подоконник. Она никогда не закрывала его до конца, чтобы в любой момент иметь возможность незаметно вернуться.

Оказавшись внутри, она выглянула на улицу, немного озадаченная, что Снейлс не влез за ней.

— Ну? — Девушка выжидательно посмотрела на него.

— А можно? — Он неуверенно переступил с ноги на ногу и лишь после её одобрительного кивка влез в окно.

Внутри было темно, и Сансет торопливо включила свет, лихорадочно соображая, чем можно обработать синяк.

Её комната представляла собой небольшое помещение, рассчитанное на двух человек. Здесь были две кровати и два стола со стульями у противоположных стен, а также просторное окно по центру стены, в которое Сансет не раз входила и выходила посреди ночи. Комната разветвлялась на две двери — компактный санузел с туалетом и душем, а также короткий коридор со встроенным сбоку гардеробом, который заканчивался входной дверью. Вторая кровать была совершенно пуста, и даже не имела матраса — упрямая девушка успешно избавлялась ото всех своих соседок в первый год обучения, а в дальнейшем к ней просто перестали кого-либо подселять, так как завуч Луна совсем потеряла надежду, что Сансет сможет с кем-то ужиться.

Мысли хаотично метались, не зная, на чём остановиться. Да ещё и в комнате, как обычно, царил беспорядок — горы книг, тетрадей и одежды лежали почти на любой поверхности. Уборка в этом мире всё-таки совсем не то же самое, что уборка в Эквестрии. К тому же не было слуг, которые разберут вещи и разложат на уже привычные места.

Снейлс с любопытством оглядывался по сторонам, и девушка только сейчас вспомнила, что за всё это время ни разу не пускала его в свою комнату.

— Наверное, надо приложить что-нибудь холодное, — вслух подумала она, снова чувствуя себя неловко.

— В коридоре есть автомат со льдом, — сказал паренёк, и Сансет под этим удачным предлогом метнулась прочь из комнаты, чтобы успокоиться и обдумать, что именно она скажет.

Лёд она получила довольно быстро. Слишком быстро, чтобы успеть что-либо придумать. Она снова стояла в пустом коридоре, но уже перед дверью собственной комнаты, и вновь ощущала это не свойственное ей волнение.

“Как вообще стоит извиняться в такой ситуации?” — спросила себя Сансет. Но как бы она ни старалась, не могла придумать ничего банальнее, чем обычное “прости”.

Пакет со льдом приятно холодил её поцарапанные пальцы.

Некогда ждать, иначе всё растает.

Поборов неприятное напряжение, девушка наконец вернулась в комнату. Снейлс оказался в ванной. Вероятно, паренёк решил умыться, судя по шуму воды. Дожидаясь его, Сансет устало присела на свою кровать — впервые за долгое время она почувствовала, что очень устала. Когда Снейлс наконец вышел, его лицо выглядело уже гораздо чище.

— Извини, что без разрешения. Спросить не успел, — сказал он, присаживаясь рядом с ней на кровать.

— Я не подумала об этом, — нервно ответила Сансет и протянула ему пакет так резко, что он чуть не выскользнул у неё из рук. — Вот лёд.

Приняв у неё пакет со льдом, паренёк осторожно приложил его к глазу, веко которого уже настолько распухло, что он не открывался. Заметив, как она рассматривает его лицо, Снейлс вопросительно посмотрел в ответ. Сансет почувствовала, как у неё внутри всё перевернулось.

— Думаю, нам надо поговорить, — выдавила она наконец в наступившей тишине и отвела взгляд. — Я о том, что произошло в кафетерии, — добавила девушка, когда ответа не последовало. — Я не должна была так говорить. Прости.

Это был всё ещё Снейлс, всё тот же влюблённый дурачок, которого она не раз гоняла за мелкие провинности. Откуда же тогда бралось это волнение? Откуда брался страх, что её отвергнет единственный оставшийся человек, что был ей верен долгое время?

Сансет очень боялась остаться в одиночестве.

Снова.

Девушка робко подняла глаза. Несмотря на то, что Снейлс выглядел очень удивлённым, в его взгляде плясали весёлые искорки.

— Всё нормально, — наконец улыбнулся он. В его голосе прозвучало искреннее облегчение, будто он впервые за долгое время услышал именно то, чего хотел.

Но такой простой ответ Сансет не устраивал. Что-то в его реакции показалось ей неправильным. Настолько лёгкое прощение такого чудовищного поступка просто не могло быть правдой.

— Нормально? По-твоему я поступила нормально?! — Она вцепилась обеими руками в плечи паренька и ощутимо тряхнула его несколько раз. — Разозлись на меня! Я тебя унизила! Уничтожила! На глазах у всех!

Руки Снейлса обессиленно опустились, и он едва не уронил лёд. И хотя упавший взгляд паренька стал серьёзным, нечто похожее на тень отчаяния отразилось на его лице.

— Я не могу на тебя злиться, — тихо, но отчётливо произнёс он.

— Я не понимаю, — растерянно ответила Сансет, всё ещё с силой сжимая его плечи.

Снейлс взглянул на неё исподлобья.

— Тебе было бы легче, если бы я на тебя злился?

Девушка задумалась. Сейчас на неё злится абсолютное большинство её окружения. Одним человеком больше, одним меньше — разницы никакой. Но извинялась она сейчас перед одним конкретным человеком, и видеть такую вялую реакцию на её извинение было крайне странно и неестественно.

Сансет отпустила паренька и снова отвела глаза.

— Так я хотя бы пойму, что тебе не всё равно.

Она услышала тихий вздох и осторожно посмотрела на собеседника.

— Вообще-то, мне и так не всё равно, — сказал Снейлс, вновь прислоняя пакет со льдом к распухшему глазу. — То, что я легко тебя прощаю, совершенно не значит, что мне не бывает больно.

Его слова повисли в воздухе непрошенным грузом, от которого стало ещё более неловко.

Сансет устало опустила лицо в ладони. По какой-то причине этот паренёк продолжал терпеть любое проявление агрессии с её стороны, и при этом совершенно не мог на неё как следует разозлиться за приничённую боль.

— Всё равно, я не понимаю, — честно призналась она.

Снейлс снова повернулся к ней с тем же серьёзным выражением на лице.

— Ты накричала на меня, чтобы окончательно отгородиться ото всех. Я понял, почему ты так поступила, и простил, — терпеливо объяснил он. — Так можно разложить почти любую ситуацию, при которой ты срывалась.

— Как ты это понял? — удивилась девушка.

Она полагала, что никто не может быть настолько проницателен, чтобы читать её как открытую книгу. Однако то, что она этого не замечала, вовсе не означало, что такого человека не было.

— Я слишком хорошо тебя знаю. Но то, что ты захотела извиниться… — паренёк глубоко вдохнул, прежде чем добавить, — стало для меня сюрпризом. — Он действительно выглядел озадаченным, но уже куда меньше.

Сансет попыталась привести в порядок свои мысли, но они упрямо возвращались к вопросу, извинялась ли она когда-нибудь раньше настолько эмоционально, как сейчас. Неужели это происходило настолько редко, что даже максимально приближённый к ней Снейлс был в полнейшем шоке?

— Может, тогда и не стоило этого делать? — задумчиво произнесла она.

Паренёк нервно сжал в руках пакет со льдом, так что побледнели костяшки пальцев.

— Сансет. — Снейлс произнёс её имя с таким отчаянием, что у неё всё похолодело внутри. — Пожалуйста, не отталкивай меня. Я понимаю, что тебе не очень приятно.. знать о моих чувствах. Но я очень хочу тебе помочь. Если ты, конечно, позволишь.

Казалось, комната наполнилась тысячами игл, неотвратимыми и безжалостно пронизывающими. Теперь, когда слова правды вырвались наружу, Сансет почувствовала себя обезоруженной.

— У меня больше никого не осталось, кто мог бы мне помочь, — сказала она, вновь пряча глаза в безуспешной попытке сбавить напряжение. — Даже я сама не могу себе помочь.

— Даже если так, я сделаю всё что угодно, чтобы вас помирить. Организация праздника — отличный повод наладить контакт с остальными.

Голос Снейлса вновь вернулся к непринуждённому тону, и у девушки отлегло от сердца.

— День Святого Валентина — не самый лучший предлог для дружбы, — пренебрежительно фыркнула она и встала с кровати, разминая ноги после сидения в напряжённой позе.

— Почему тебе так не нравится этот день? — просил паренёк.

— По многим причинам, — ловко ушла от ответа Сансет, меряя комнату шагами. — Зачем вообще кому-то нужен этот праздник?

— Ну… — Снейлс на мгновение замялся. — Это день, когда можно заявить о своих чувствах.

Сансет сжала кулаки.

Они вновь вернулись к этой теме. И хотя на этот раз уже не было настолько неловко, и продолжать разговор об этом не очень хотелось, девушка понимала, что рано или поздно об этом придётся поговорить, как бы сильно ей ни хотелось этого избежать.

Сансет открыла ящик стола и вытащила небольшую коробку, содержимое которой вывалила перед пареньком на кровать. Это были разнообразные открытки, полученные на День Святого Валентина за последние четыре года. Здесь были и маленькие валентинки в форме сердечек от одноклассников, и большие пафосные с блёстками — от Флеша. Среди них выделялись три почти одинаковых красных открытки без подписи, но написанные одинаковым аккуратным почерком, слишком хорошо знакомым. Подцепив одну из них, она помахала ею перед носом Снейлса.

— Заявить о своих чувствах анонимной открыткой? — с иронией спросила Сансет.

— Ты сохранила их… — начал было Снейлс, но покраснел на полуслове и отвернулся, прикрывая лицо пакетом со льдом.

Девушка вопросительно посмотрела на паренька.

— Я знаю твоё отношение ко мне, и ни на что не надеюсь, — торопливо произнёс он, всё ещё боясь взглянуть на неё.

— И, по-твоему, это нормально? — произнесла Сансет, сгребая открытки обратно в коробку.

Снейлс ответил не сразу. Он дождался, пока коробка вернётся в обратно в ящик стола, и глубоко вздохнул, успокаиваясь.

— Как часто твои чувства были взаимны?

Вопрос застал девушку врасплох. Она не так уж и часто думала об этом, а когда думала, то приходила к крайне неутешительным выводам.

Разумеется, она питала нежные чувства к Флешу, и почти наверняка он также был к ней неравнодушен. Впрочем, как и ко многим девушкам в их школе, и это было самым печальным фактом. Иногда ей казалось, что она уже не сможет полюбить кого-то ещё и ей придётся жить с этим тяжким ощущением.

— Однажды, — тихо ответила она.

Правдиво, но без лишних подробностей. Она вовсе не собиралась посвящать Снейлса в детали своей личной жизни, да и он не просил её об этом.

— Возможно, когда-нибудь это пройдёт, — сказал паренёк. — Я не очень хорошо умею что-либо скрывать, но стараюсь не напрягать тебя этим.

Он пожал плечами и неловко улыбнулся.

— Неужели тебя всё устраивает? — нахмурилась Сансет. Она всё ещё не отошла от мыслей о Флеше.

Снейлс хихикнул.

— А что, ты хотела бы?..

Но Сансет быстро поняла, к чему он клонит.

— Нет, — отрезала она ледяным тоном, прежде чем он успел закончить вопрос.

Стена напряжения между ними рухнула сама собой. Уже не было прежнего дискомфорта в разговоре, что так смущал девушку, и это приносило ей невероятное облегчение. Её взгляд упал на распухший глаз паренька, который, как ей показалось, выглядел немного лучше.

— Знаешь, после того как ты ушёл, Флаттершай чуть не оставила мне такой же, — произнесла Сансет.

— Она всегда слишком опекала меня, — со вздохом ответил Снейлс.

— И давно вы знакомы?

— Очень давно. Её родители работают в сиротском приюте, а я как раз оттуда.

Девушка внимательно посмотрела на паренька. Кто бы мог подумать, что тихоня окажется среди его ближайшего окружения. Интересно, какие ещё сюрпризы прячет её несуразный подручный?

— Думаю, у меня есть идея, с чего можно начать, — резко сменил он тему. — Попробую переговорить с Пинки Пай.

— Почему ты хочешь начать именно с Пинки?

— Потому что она дружит буквально со всеми, — улыбнулся Снейлс, но, наткнувшись на холодный взгляд Сансет, смущённо добавил: — Ну, почти со всеми. По крайней мере, я знаком с ней достаточно хорошо для того, чтобы уговорить её дать тебе шанс себя проявить.

Вновь вспомнив про праздник, девушка невольно скривилась.

— Надеюсь, помощь нужна не сильно сложная, — фыркнула она.

— Выбирать теперь не приходится, соглашайся на любую работу, какую предложат, — мягко сказал Снейлс.

Сансет посмотрела на него так, будто хотела спросить, не ударился ли он головой, когда падал с забора, но вслух сказала:

— С чего это вдруг? Почему я должна на это соглашаться?

— Сансет, тебе нужно уметь находить компромиссы, — устало объяснил паренёк. — Ты же хочешь, чтобы тебе больше доверяли?

Гнев погас так же стремительно, как и возник. Снейлс был абсолютно прав.

— Да, но… Все эти подготовки к мероприятиям — это обязательное условие?

— Мы не знаем, когда представится следующая возможность. Она может и не представиться вообще.

Сансет хотела было возразить, что всегда можно придумать причину, чтобы подружиться с девчонками, но передумала и замолчала. Она зря просто так отбрасывала самый простой и лёгкий путь. Возможно, на этот раз это именно то, что ей нужно?

— Кажется, я поняла, — тихо ответила она.

Замерев посреди комнаты, она в задумчивости скрестила руки на груди. Снейлс встал с кровати и отправил подтаявший пакет со льдом в мусорную корзину.

— Как твой глаз?

— Всё нормально, заживёт, — кивнул паренёк.

Девушка закатила глаза. Синяк не заживёт за несколько часов, а значит, его в любом случае увидят в школе.

— Теперь пойдут разговоры, что я тебя избиваю.

— Все подумают на Снипса, — улыбнулся Снейлс.

— Ага, а Снипс подумает на меня и разболтает всей школе, — раздражённо фыркнула Сансет.

Внезапно ей в голову пришла отличная идея.

— Слушай, а у тебя есть солнечные очки?

— Вроде были. Надо бы поискать. — Паренёк двинулся в сторону выхода. — Хочешь ко мне зайти?

Сансет ещё ни разу не бывала в комнате Снипса и Снейлса, и что как не их скромный уголок в общежитии расскажет о них чуть больше, чем она уже знает? В свете последних событий было бы весьма неплохо узнать о своих подручных что-то ещё, возможно, даже полезное.

— Почему бы и нет, — согласилась она.

Комната мальчишек во многом повторяла комнату Сансет, за тем лишь исключением, что в ней проживали сразу двое человек. Это было сильно заметно по комнате, буквально разделённой на две совершенно разные части. Левая её часть выглядела более чистой и прибранной, чем правая, на которой творился хаос похлеще, чем в комнате девушки. Казалось, даже пол был подметён лишь наполовину, так как на другой стороне всюду, включая незаправленную кровать, были рассыпаны крошки от чипсов и фантики от конфет. Правую сторону украшал большой мудборд на пол стены, увешанный фотографиями, поделками из бумаги и уже явно устаревшими стикерами с напоминаниями. Левая же сторона отличалась двумя рядами книжных полок над кроватью с учебниками и комиксами, а также небольшим прозрачным аквариумом на столе, подсвеченным лампой.

— Это Рогалик и Спиралька, — похвастался Снейлс, легонько постучав пальцем по стеклу аквариума.

Сперва Сансет подумала, что внутри рыбки, но, подойдя поближе, заметила, что в нём нет воды, а по стенкам ползают две больших улитки, немного мерзкие на вид.

Говорят, что домашние питомцы — это отражение хозяина. Мягкотелые существа, временами прячущиеся в хрупкий панцирь, идеально отражали характер Снейлса. Он казался ей такой же слабой несуразной улиткой, не особо привлекательной, и прекрасно об этом знающей.

— Мило, — сказала она, хотя на самом деле так не считала. — Кстати, а где Снипс?

Развеселившийся было Снейлс вновь помрачнел.

— Он уезжает ночевать к родителям, когда они возвращаются с гастролей, — ответил он, поочерёдно заглядывая в ящики своего стола в поисках очков. — Да и вряд ли он захочет меня видеть ближайшее время.

Вероятно, телефон паренька был выключен не просто так. Скорее всего, Снипс замучил его звонками сразу после того, как они разделились после ссоры.

— Что он тебе сказал? — спросила Сансет, когда не дождалась более подробных объяснений.

Снейлс повернулся и посмотрел на неё уцелевшим глазом, будто раздумывая, стоит ли говорить. В конце-концов он ответил:

— Снипс заставил меня выбирать — или его, или тебя.

Брови девушки сами собой поползли вверх. Как вообще можно было додуматься поставить настолько глупое условие? Судя по тому, что Снейлс сейчас стоял перед ней, его позиция в этом вопросе была однозначной, но Сансет всё равно спросила:

— И зачем же ты выбрал именно меня?

Паренёк тяжело вздохнул.

— Я не выбирал, — тихо ответил он с какой-то странной меланхолией в голосе.

— Что ты имеешь в виду?

— Там, в кафетерии, ты была права, когда сказала, что мы сами разберёмся. — На мгновение он замолчал, собираясь с мыслями, затем произнёс: — У вас со Снипсом есть одна очень неприятная общая черта. Вы оба думаете, что знаете, как для меня будет лучше.

Сансет не знала, что ответить. Она почувствовала, будто её окатили холодной водой. Слова Снейлса жестоко ударили по её эго, и при этом она не нашла ни единого оправдания в свою защиту. Было странно слышать такие слова от кого-то вроде него, что лишь ещё раз подтверждало, что она ничего о нём не знала на самом деле.

— Даже не знаю, как обычно разруливают такие проблемы, — сказала она в полной растерянности, уводя тему куда-нибудь подальше от себя.

— Не заморачивайся, я должен разобраться с этим сам, — махнул рукой паренёк и зашёл в гардероб.

Либо он понял, что сболтнул лишнего, либо просто не захотел продолжать этот разговор. В любом случае Сансет была рада переключиться на что-нибудь другое.

Пока Снейлс искал солнечные очки, она присела его кровать. В комнате едва уловимо пахло печеньем. Отчего-то ей подумалось, что если хотя бы один из парней курит, то почти наверняка комната также пропиталась запахом табака, вне зависимости от того, курил ли кто-то прямо в ней или нет. И всё же, несмотря на обилие мусора на стороне Снипса, запах был вполне приемлемым и совершенно не табачным. Если уж Сансет до этого дня совершенно не знала о том, что Снейлс курит, значит он неплохо умел скрывать этот факт ото всех, а не только от неё.

— Нашёл! — радостно объявил паренёк и вышел из гардероба уже в очках.

Как оказалось, солнечные очки с широкой оправой достаточно хорошо скрывали распухшее веко. Вот только они настолько сильно выбивались из его повседневного имиджа, что многие наверняка догадаются в чём дело.

— Очки с пуловером не очень-то сочетаются, — сказала Сансет, задумчиво потирая подбородок. — У тебя есть что-нибудь более подходящее?

— Хмм… — Снейлс снова заглянул в гардероб. — Рубашка?

— Покажи.

Минуту спустя он вышел в белой футболке и тёмной клетчатой рубашке с красными и зелёными полосами. С потёртыми брюками молочного цвета смотрелось вполне неплохо.

— Кажется, так намного лучше, — одобрительно кивнула девушка и ещё раз придирчиво осмотрела паренька с ног до головы, остановившись на волосах. Зелёные пряди торчали в разные стороны, игнорируя какой бы то ни было порядок. Вопрос вырвался у неё сам собой: — Что с твоей причёской?

— Меня всегда стрижёт Снипс, — неловко улыбнулся Снейлс.

Сансет тяжело вздохнула.

— Это заметно. — Она оглянулась в поисках чего-нибудь подходящего для стрижки. — Где его ножницы?

На лице паренька мелькнул испуг:

— Что ты собираешься делать?

— Я только подровняю, не бойся, — успокоила его девушка, выудив из гор бумаг на рабочем столе более-менее подходящие ножницы. Она поставила перед Снейлсом стул: — Садись.

Он в нерешительности переступил с ноги на ногу, видимо понимая, что от Сансет теперь просто так не отделаться.

— Ладно, но давай только не здесь, — сдался он наконец. — Пойдём в ванную.

Они переместились в ванную комнату, на удивление довольно чистую. Сансет усадила паренька перед зеркалом и, сняв с него очки, снова оценила масштаб трагедии. Со словом “подровнять” она, конечно, погорячилась. Чтобы привести его волосы в более сносный вид, предстояло немало работы.

В Эквестрии ей ни разу не приходилось кого-то стричь, зато свою нынешнюю шевелюру девушка ровняла сама, и весьма неплохо. В отличии от гривы пони, волос на голове было куда больше и работать с ними было одно удовольствие. Кто бы мог подумать, что это занятие ей так понравится.

Зелёные волосы легко скользили сквозь частые зубья расчёски. Несмотря на то, что Снейлс успел поваляться в кустах и попасть под вечерний дождь, его волосы каким-то чудом остались чистыми и были довольно мягкими на ощупь, словно после недавнего мытья. Обрезки волос один за другим спадали ему на плечи и грудь, и паренёк постоянно поворачивался в сторону девушки, тревожно косясь на себя в зеркало. Его постоянно приходилось одёргивать, чтобы он не вертелся.

Наблюдая за его преображением, Сансет всё же отбросила ту мысль про его схожесть с улиткой. Настоящий Снейлс не был настолько очевиден, и ему ещё только предстояло раскрыться перед ней в полной мере.

Как же так получалось, что в какой бы ситуации она не оказалась, Снейлс всегда смотрел в её сторону? Словно подсолнух, что всегда смотрит на солнце.

Подсолнух.

Отчего-то Сансет стало невыносимо смешно от этой мысли. Паренёк вновь посмотрел на неё, на этот раз почему-то очень жалобно.

— Почему ты смеёшься? Всё настолько плохо? — спросил он.

Она не стала объяснять Снейлсу, почему он теперь ассоциируется у неё с подсолнухом. Сансет и сама толком не понимала, как пришла к такой мысли.

Но это было не важно. Главное, что она наконец-то закончила стрижку. Уложив косой пробор, она повернула его лицо к зеркалу. Снейлс застыл, глядя на своё отражение.

— Вау, — только и смог произнести он.

— Походишь так несколько дней, пока глаз не заживёт, — сказала Сансет, протягивая ему очки.

Паренёк надел солнечные очки и вновь посмотрел в зеркало.

— А мне так даже больше идёт.

От его былой тревоги не осталось и следа. Снейлс выглядел очень счастливым, и глубоко в душе Сансет была этому очень рада.

— Только чтобы так выглядеть, не обязательно каждый раз получать фингал, окей? — ухмыльнулась она, привычно пряча настоящие эмоции.

— Постараюсь, но ничего не обещаю, — ответил паренёк, смахивая с себя обрезки волос. Вооружившись веником, он принялся сгребать их в кучку на полу. Из-за зелёного цвета она больше походила на ворох свежескошенной травы.

Всё ещё держа в руках ножницы и расчёску, Сансет задумчиво застыла в дверях ванной, наблюдая за тем, как прибирается Снейлс. До этого дня она даже не подозревала о его любви к чистоте. Да и вообще, много чего о нём не подозревала. Сколько ещё всего важного проходит мимо, чего она совершенно не замечает?

— Что случилось?

Паренёк закончил с уборкой и теперь вопросительно смотрел прямо на неё.

— Как же так получилось, что я совсем никого не знаю по-настоящему? — отрешённо произнесла Сансет, отводя взгляд.

У неё было множество причин не говорить на эту весьма болезненную тему, но сегодня Снейлс уничтожил их все, просто предложив свою помощь в этом деле. Мало кто удостаивался такого доверия, разве что…

Последняя мысль отозвалась глухой болью в сердце.

“Сейчас не время думать об этом болване”, — успокоила себя Сансет.

— У тебя были трудности с тем, чтобы с кем-то подружиться, — сказал Снейлс с ударением на слово “были”.

— Были? — удивлённо переспросила девушка.

— Да, были, — кивнул паренёк. — Но сегодня ты подружилась со мной. Как тебе ощущения? Всё не настолько ужасно? — Он пытливо заглянул ей в глаза, и, встретив его игривый взгляд, Сансет невольно улыбнулась в ответ.

— Я думала, это будет как-то иначе. Сложнее, — честно ответила она.

— Ну, самое сложное ещё впереди, — развёл руками Снейлс.

Едва она представила, как придётся находить подход к пяти разным девчонкам, ей стало очень тревожно. Пять человек… Вернуть их доверие и доказать всем, что она больше не чудовище. Для неё в нынешнем положении это нечто из разряда фантастики.

— Да уж, успокоил, — произнесла Сансет с сарказмом.

Но Снейлс, казалось, не обратил на эти слова никакого внимания.

— Главное начни, а я тебя поддержу, — сказал он ободряюще.

На мгновение девушке показалось, что сейчас он положит ей руку на плечо, но ничего подобного не последовало. Он держал дистанцию, как и обещал, и Сансет была ему за это благодарна.

Они разошлись по своим комнатам почти под утро, договорившись встретиться завтра в школе, чтобы поговорить с Пинки Пай.