Драконоборец

Были когда-то времена, которые в наши дни принято называть варварскими. Времена, когда не было ни Эквестрии, ни гармонии, ни понятий дружбы. Только ненависть, убийства, войны. Это самая темная страница в истории пони, и именно на ней развернутся события моего рассказа. Эта история не про битву с драконами, как можно было бы подумать, а, скорее, про борьбу с самим собой. Главный герой – грубый и жестокий единорог, для которого нет ничего святого. Смерть друзей или знакомых не вызывает у него никаких эмоций. Но однажды он встречает трех пони, которые спасают его от смерти. События, последовавшие за этой встречей, заставят нашего героя полностью изменить себя. Но надолго ли?..

Другие пони ОС - пони

Библейские монстры

В 3:15 утра Адамс разбудил меня громким стуком в переднюю дверь. - Надевай ботинки, - сказал он, когда я ответил, - В моем доме библейский монстр.

Твайлайт Спаркл Человеки

Темный лес

Подруги приходят к тихоне на чай, а в это время за окном можно созерцать величие темного леса.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Обычная жизнь (переписанная версия)

Всемогущее существо, создавшее множество миров, включая Эквестрию, решает отдохнуть, и страна пони - лучшее место для реализации такого желания.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Дыхание мрака

Вспышка заболевания в Мейнхеттене побуждает власти Эквестрии объявить жёсткий карантин и сделать Мейнхеттен закрытой зоной, дабы контролировать болезнь. Ограниченное количество медицинских сотрудников, вынуждает остальные города формировать команду для проникновения в закрытый Мейнхеттен, для выяснения причины болезни и поиска лекарства против нее.

ОС - пони Сестра Рэдхарт

На краю

История о судьбе ветерана Великой войны...

ОС - пони

Пастушка принцессы

Принцесса Фларри Харт влюбляется в одного жеребца и решается на рискованную авантюру, чтобы встретиться с ним. Для этого ей потребуется всего лишь одна служанка, её одежда и собственный клон. Что же может пойти не так?..

ОС - пони Флари Харт Санбёрст

Мои ошибки

Небольшая история одного человека, привычный жизнеуклад которого был разрушен появлением в компании его друзей новой личности, мотивы и позиция которой часто не давали этому человеку покоя.

Человеки

Как разговаривать со смертными

Десять тысяч лет. Десять тысяч лет, и я забыла их лица, будто их вовсе не существовало. Десять тысяч лет, и я забыла, как давно кто-то сидел на остальных тронах моего тронного зала. Забыла, как долго пустует наша «стена трофеев». Забыла, когда последний раз полировала шесть золотых Ключей Гармонии. Десять тысяч лет, и я забыла, как разговаривать со смертными.

Твайлайт Спаркл

Тортик без чая

Лира приглашает Бон Бон на ужин в дорогой ресторан, где все оборачивается несколько не так. Осторожно, клопота!

Лира Бон-Бон

Автор рисунка: BonesWolbach

Подсолнух

Глава 5

Стояла одна из немногих тёплых ночей, и Сансет была настолько уставшей после целого вечера за выпечкой, что даже не удосужилась включить свет, так и рухнув на кровать в почти полной темноте, не считая тусклого лунного света из окна. Полумрак комнаты слабо осветил экран телефона, на котором девушка открыла список контактов. На мгновение задержав взгляд на последних сообщениях, она тяжело вздохнула, выбрала контакт Снейлса и добавила его в “чёрный список”. Она и раньше не особо много ему писала, а теперь соблазн наладить с ним общение окончательно сойдёт на нет, как ей казалось.

И всё равно от такого радикального, но, бесспорно, правильного решения на душе скребли кошки. Впервые за долгое время у Сансет появился близкий друг, которого тем не менее она не в состоянии держать возле себя.

“Снейлс — единственный человек, который может меня вытерпеть, — усмехнулась про себя девушка. — А я вытерпеть его страдания не могу. Как странно”.

— Какой шикарный вид из этого окна, — послышалось вдруг со стороны улицы, и Сансет вздрогнула от неожиданности, чуть не выронив телефон, — в окно заглядывал Флэш собственной персоной.

— Тебя не учили стучать? — сердито прошипела девушка, вставая с кровати. — В дверь, например.

Парень облокотился на подоконник и мечтательно положил голову на руки. В свете луны черты его лица казались особенно завораживающими.

— Кто бы меня подпустил к твоей двери после полуночи, — вздохнул он.

Сансет нервно зашагала по комнате, застигнутая врасплох, не зная куда себя деть от накатившего смущения.

— Зачем ты пришёл? — спросила она, надеясь, что в темноте не очень видно, насколько её взволновал его полуночный визит.

На лице Флэша расплылась хитрая улыбка.

— Ты не отвечала на сообщения, и я решил заглянуть к тебе.

— Точнее, в моё окно, — поправила девушка.

Кое-как уняв разбушевавшееся сердцебиение, Сансет со строгим видом скрестила руки на груди.

— Зря ты его не закрываешь, — произнёс парень, слегка отодвинув раму и ещё глубже заглядывая в комнату.

Ещё не хватало, чтобы он совсем влез к ней — будет крайне проблематично потом выгнать его. Сансет встала в проёме рамы, перегородив ему путь.

— А смысл? У меня нечего красть, — как можно более безразлично отозвалась она, хотя внутри неё бушевал целый шквал чувств, которые тем не менее она не горела желанием показывать. Ей хотелось, чтобы парень поскорее ушёл, прежде чем она задумается о том, насколько заманчиво выглядит его напористое желание пообщаться с ней.

— Разве что, тебя, — сказал вдруг Флэш очень тихо, почти одними губами.

На мгновение их лица остановились друг напротив друга, буквально в нескольких дюймах.

Множество раз Сансет касалась этого лица губами, изучив почти каждый его изящный изгиб, попутно зарываясь пальцами в синие волосы. Даже сейчас соблазн прикоснуться к его губам был велик, как никогда. Хотелось хоть как-то заглушить свою боль — прижаться к его плечу, раствориться в тёплых объятиях и забыть обо всём.

— Не испытывай судьбу, Сентри, — ответила девушка, кое-как подавив в себе внезапный порыв прижаться к Флэшу.

Он склонил голову набок и хитро улыбнулся. Ей показалось, что он заметил, как она колебалась.

— Может, рванём в Луна-парк в это воскресенье? — спросил он. — Только ты и я. И аттракционы, на которых мы ещё не были.

Вопрос был настолько провокационным, что Сансет просто не могла не вспомнить их предыдущие свидания в этом месте. Когда-то они пообещали друг другу поцеловаться на каждом аттракционе в этом парке и почти выполнили это обещание.

В её голове сразу же промелькнула мысль, что он пообещал это не ей одной, и внутри у неё всё оборвалось.

— Нет, — твёрдо ответила она и захлопнула перед Флэшем окно.

Парень растерянно посмотрел на неё через стекло, но Сансет лишь опустила жалюзи, чтобы не видеть его жалобную мордашку.

Комната окончательно погрузилась во мрак, и девушка вернулась в кровать, погружённая в ещё более тягостные мысли, чем до этого.

Несмотря на дикую усталость, Сансет далеко не сразу смогла уснуть.

Но даже сон ей не принёс облегчения.


Не пересекаться со Снейлсом было довольно просто — Сансет знала его расписание, а также все его привычные маршруты внутри школы. Возможно, избегать и блокировать его было довольно жестоко, но ничего лучше она так и не смогла придумать. К тому же она понятия не имела, как теперь себя с ним вести после всего, что они друг другу наговорили.

Всё получилось очень глупо, и Сансет грызло чувство вины. В первую очередь за то, что она оказалась настолько неразборчивой в людях и их чувствах.

— Эй, Сансет! — В коридоре промелькнула знакомая радужная причёска, и девушка, вяло бредущая на урок, остановилась перед затормозившей Рэйнбоу Дэш. — Я слышала, что ты нехило помогла Пинки, — начала спортсменка.

Сансет сразу поняла, к чему она завела этот разговор, и уже напряглась, в надежде удержать своё трещащее по швам самообладание. Снейлса теперь не было рядом, и никто не мог ей подсказать, что говорить помимо привычных всем колкостей.

— Да, было такое, — отозвалась девушка с лёгким напряжением в голосе.

К счастью, Рэйнбоу была не из тех, кто подходит к теме издалека, потому она сразу выпалила всё, о чём хотела сказать.

— Мы договорились с нашей футбольной командой, что если отработаем за них воскресную смену на аттракционе, они помогут нам украсить школу к празднику. Ты как, присоединишься к нам?

— Почему бы и нет, — пожала плечами Сансет. Ей даже не пришлось ничего выдумывать, ведь Рэйнбоу всё и так рассказала, а ответ будто напрашивался сам собой, ведь это хороший предлог помириться в том числе и с ней.

— Снейлс тоже придёт? — спросила спортсменка, и девушка почувствовала, будто её ударили мешком муки, настолько её оглушил этот вопрос от Дэши.

— Думаю, нет, — осторожно ответила она, пытаясь понять, почему она вообще об этом поинтересовалась. — С чего бы ему туда идти?

Рэйнбоу лишь махнула рукой.

— А, ну и фиг с ним. Наверное, он всё равно слишком глупый и дурашливый для такой работы, — сказала она.

Внутри Сансет что-то болезненно сжалось. Она бросила удивлённый взгляд на Дэши, но та, казалось, обронила эти слова совершенно без задней мысли. Возможно, она действительно считала поведение Снейлса излишне детским, и иногда это было действительно так. Но глупым…

— Он не глупый, — внезапно произнесла Сансет. Она сказала это настолько спокойно и негромко, без привычной ярости или раздражения, что сама этому удивилась.

Брови Рэйнбоу изогнулись в немом вопросе, но как-либо объяснять свои слова девушка не торопилась, посчитав, что лучше просто грубо уйти, чем снова сказануть нечто отвратительное, поэтому она как ни в чём не бывало вошла в класс, проигнорировав замешательство Дэши.

— Эмм… Ну, ладно, — пожала плечами она и отправилась дальше по коридору.


Когда Сансет пришла в Луна-парк, вопреки всем её ожиданиям стояла чудесная погода. Утро выдалось настолько тёплым, что девушка скинула с себя куртку ещё задолго до того, как вошла в парк. На ослепительно голубом небе не было ни облачка, разве что временами порывистый ветер давал о себе знать, но даже он был по-весеннему тёплым. В такой день совершенно не хотелось работать.

Рэйнбоу Дэш и Эпплджек встретили её у ворот парка, и обе были в довольно приподнятом настроении, что было Сансет только на руку.

— Балдёжная погодка, — мечтательно протянула Дэш, глядя в небо.

— Эт точно, — кивнула фермерша.

Спортсменка закинула руки за голову, сладко потягиваясь.

— Эх, сейчас бы прогуляться по всему парку…

— После смены погуляем, Дэши, — осадила её Эпплджек.

— А где мы сегодня работаем? — спросила Сансет.

— Вон там, на батуте, — указала Рэйнбоу на просторную полянку, огороженную по углам тяжёлыми бетонными плитами.

Не заметив ничего похожего на батут, девушка озадаченно посмотрела на своих спутниц:

— Каком батуте?

— Надувном, — улыбнулась фермерша. — Сейчас будем его надувать.

Как оказалось, всё необходимое хранилось на складе инвентаря — и батут, и несколько насосов для него. Сансет помогла перетащить на поляну огромный надувной замок, и девчонки подсоединили к нему два мощных вентилятора. Всего за несколько минут на поляне вырос большой яркий батут, который почти сразу привлёк внимание посетителей парка, выстроившихся в небольшую очередь перед входом.

— Ты закрепила тросы, Дэш? — крикнула Эпплджек сквозь шум воздушных насосов.

— Всё надёжно, как скала, — махнула рукой Рэйнбоу и поспешила к посетителям. Ей уже не терпелось поскорее приступить к работе, чтобы поскорее закончить.

— Раз так, пойдём принимать билеты, — пожала плечами фермерша, и Сансет ничего не оставалось, кроме как отправиться за ней.

Работа была совершенно не сложной, и даже немного скучной. В обмен на билетик посетители могли находиться на батуте около десяти минут. Нужно было лишь присматривать за тем, чтобы никто не оставался дольше положенного. Тщательнее всего за этим следила Эпплджек. Рэйнбоу и Сансет чаще всего принимали билетики, изредка позёвывая от скуки.

— Была бы моя воля, я бы устроилась куда-нибудь, где не настолько занудно, — пожаловалась вдруг Дэши. — Ненавижу однообразную работу.

— Хорошо, что это всего лишь на один день, — согласилась с ней девушка. — Ещё только полдень, а по ощущениям будто прошла целая вечность.

— Точняк, — кинула спортсменка. — Но это была единственная вещь из всего списка, которая мне подошла.

Какое-то время они молча принимали билеты, пропуская подростков и детей.

— Знаешь, я тоже не в восторге от дня Святого Валентина, — внезапно произнесла Рэйнбоу.

У Сансет округлились глаза.

— Да? А почему ты молчала?

Стало безумно обидно, что никто в кафетерии так и не поддержал её мнение.

— Потому что понимаю, как много он значит для всех остальных, — ответила Дэши, выпятив почти плоскую грудь. — Я свободна, как ветер, и не знаю слов любви, — с почти театральной гордостью продекламировала она.

“Ага, свободна, скорее, как сопля в полёте,” — чуть не вырвалось у девушки, но она вовремя сдержалась.

— Но, знаешь, для многих это настоящий праздник, который не хочется портить, — добавила Рэйнбоу уже более серьёзно.

Сансет тут же вспомнила свои старые порядки, которые она пыталась наводить в школе. Если ей что-то не нравилось, то не было и речи о том, чтобы что-то организовать. Ей ни разу не приходило в голову, что об этом думают другие ученики и рады ли они вообще такому раскладу. Однако сейчас всё больше становилось очевидно, что не всем по вкусу такие радикальные взгляды.

— Ты заботишься о своих друзьях, — сказала Сансет, пожав плечами. — Я понимаю.

— А почему тебе не нравится день Святого Валентина? — спросила Рэйнбоу, и девушка в который раз словила чувство дежавю.

“Кажется, я уже раньше отвечала на этот вопрос,” — подумала она, прокручивая в голове самые банальные и короткие ответы. Обычно таким образом она уходила от честного ответа, но ей вдруг стало очень интересно, как отреагирует на её слова именно Дэш.

— Знаешь, я не верю в любовь. — Остриё собственных слов резануло по старым ранам, но лицо Сансет всё же осталось непроницаемо безразличным. — И никогда не верила. Поэтому этот праздник кажется мне таким глупым.

Рэйнбоу ухмыльнулась и одобрительно кивнула.

— Ну, по крайней мере, хоть что-то у нас с тобой общее.

Такой ответ, безо всяких обвинений и нотаций, более чем устраивал Сансет, и она почувствовала значительное облегчение, что она всё же не одна при своём непопулярном мнении.

— Точняк, — улыбнулась девушка.

Она совсем было расслабилась, но вдруг её взгляд упал в самую гущу очереди к батуту, и её пронзил резкий холод.

Там, рядом с Эпплблум, Свити Бель и Скуталу стоял Снейлс с охапкой билетиков в руках. Все четверо о чём-то весело болтали и, к счастью, даже не смотрели в её сторону.

“Этого только не хватало, — сокрушённо подумала Сансет. — Что он вообще здесь делает?”

— Дэш, можешь меня прикрыть? — На всякий случай она спряталась за спину спортсменки, медленно отходя в сторону ближайшей бетонной плиты. — Мне надо ненадолго отойти.

— Окей. — Рэйнбоу озадаченно посмотрела на неё, но, не заметив ничего странного, добавила: — Только не сильно задерживайся.

Сансет смогла выдохнуть лишь оказавшись по другую сторону батута, откуда не было видно длинной очереди.

А ведь день начинался так прекрасно, и она почти забыла про Снейлса. Теперь же, когда он вновь замаячил на горизонте, чувство вины атаковало её с новой силой. Она поступила с ним очень несправедливо, и почти наверняка он захочет с ней поговорить, и, скорее всего, это приведёт к новой ссоре, а ведь Эпплджек и Рэйнбоу прямо здесь.

Девушка села, прислонившись спиной к батуту, и обхватила руками колени.

Через каких-то десять минут Снейлс уйдёт, и можно будет спокойно вернуться к работе, не опасаясь, что всё снова пойдёт наперекосяк.

Её самобичевания прервал резкий хлопок, и Сансет увидела, как конец верёвки, что должен был быть закреплён на бетонной плите, пополз по траве, после чего внезапный порыв ветра подбросил его вверх. Потеряв опору, девушка упала на спину, наблюдая, как край батута поднимается над ней всё выше. Опомнившись, она вскочила на ноги и в последний момент ухватилась обеими руками за верёвку.

“Батут может опрокинуться… На нём же Снейлс!” — промелькнуло в неё в голове.

Сансет попыталась обернуться, чтобы посмотреть, куда можно дотянуться, чтобы снова закрепить верёвку, но новый порыв ветра ударил в спину, и она почувствовала, как её сапоги заскользили по траве, ещё сильнее отодвигая её от места крепления.

— Нет-нет-нет, — пробормотала она, пытаясь устоять, но вдруг ощутила, как её ноги отрываются от земли.

Она отчаянно вцепилась в верёвку, на мгновение зависнув в воздухе. Робко взглянув вниз, Сансет обомлела от ужаса — её подбросило почти на пять метров! А ведь она всего лишь хотела удержать этот чёртов батут на месте, но теперь, скорее всего, разобьётся, упав с огромной высоты.

Девушке показалось, будто вся жизнь промелькнула у неё перед глазами, когда что-то резко ударило по ней, обхватывая за талию. От страха она ещё сильнее сжала верёвку и зажмурила глаза.

“Ну вот и всё,” — подумала Сансет, ощущая, как начинает падать вниз, влекомая непреодолимой силой.

В последний момент она успела подумать о том, что так и не успела извиниться перед Снейлсом, который тоже наверняка сейчас летит с батута на землю, только с другой стороны.

Совершенно не так она представляла свою смерть, настолько глупую и нелепую. И хотя она не раз фантазировала, как именно это может случиться, ей никогда не представлялось это настолько страшным, как сейчас.

Когда ей почудилось, что падение затянулось, Сансет почувствовала резкий удар о землю, но намного мягче, чем ожидала, распластавшись на траве. Верёвка, которую она всё это время сжимала, наконец выскользнула у неё из рук, но девушка продолжала лежать, не в силах поверить тому, что осталась жива.

Вокруг царила суета, но из-за гула в ушах Сансет не торопилась вставать на ноги. Всё её тело ныло, но, насколько она могла судить, она ничего себе не сломала. Тяжело дыша, она кое-как поднялась на четвереньки, пытаясь прийти в себя.

— Сансет, какого чёрта ты делаешь?! — услышала она наконец голос Рэйнбоу, но от глубокого шока Сансет не смогла произнести ни слова.

Рядом кто-то яростно зарычал.

— Рэйнбоу, мать твою, Дэш! — Девушка впервые в жизни услышала настолько возмущённый крик Эпплджек, что даже не сразу поняла, что это именно она. — Лучше ты ответь мне, какого чёрта ты не закрепила трос!

— Я закрепила! — В словах Рэйнбоу сквозила неуверенность, которую та отчаянно пыталась спрятать за раздражением.

Но фермершу уже было не остановить.

— Я вижу, как ты закрепила! Между прочим, на этом батуте сейчас куча людей, в том числе моя сестра!

— Всё было в порядке! — возмутилась спортсменка. — Это… это всё она! — произнесла она вдруг, и Сансет поняла, что речь идёт о ней.

— Не неси чушь, Дэш! Посмотри на неё.

Перепалка между подругами мгновенно утихла, когда их взгляды обратились на побледневшую Сансет, всё ещё склонившуюся над травой. Она наконец пришла в себя после головокружительного полёта, и её теперь немного мутило.

Эпплджек подошла к ней, и только тогда девушка заметила, что к её талии привязана верёвка, с помощью которой, вероятно, её и спасли. Развязав её, фермерша помогла Сансет встать, но голова у неё всё ещё кружилась, так что девушка снова осела, прижавшись спиной к батуту, который как ни в чём ни бывало был привязан обратно.

— Прости, Сансет. — На этот раз слова Рэйнбоу прозвучали гораздо искренне. Виновато потупившись, она спросила: — Ты как?

Всё ещё не в силах что-либо ответить, девушка лишь качнула головой — “Сойдёт”.

— Я принесу воды, — сказала Эпплджек и скрылась за батутом.

После пережитого стресса Сансет всё ещё слегка потряхивало мелкой дрожью, и Дэш присела рядом с ней, попытавшись успокоить её.

— Слушай… — Спортсменка на секунду замялась, подбирая слова. — Прости, что так получилось. Ну, с тросом. Не думала, что ты кинешься его ловить.

— Я тоже, — прошептала девушка. — Всё нормально. Отделалась… лёгким испугом. — Её голос нервно дрогнул на предпоследнем слове.

Наверняка она теперь с осторожностью будет относиться ко всему, что касается большой высоты, но это вполне поправимо.

— В конце-концов, втроём мы победили этот противный ветрище и заново всё закрепили! — ободряюще улыбнулась Рэйнбоу, но Сансет не обратила на её позитивный тон никакого внимания. В первую очередь её интересовало, как там Снейлс.

— Кто-нибудь пострадал? — с тревогой спросила она.

— Батут, конечно, немного наклонился, но никто ничего даже не заметил, — ответила Дэши, затем резко изменилась в лице. — Кроме Эпплджек, — вздохнула спортсменка, и Сансет показалось, что та прекрасно понимает, какая трёпка её ждет.

— Это хорошо. — Она взглянула на место, где приземлилась всего несколько минут назад — там всё ещё лежал моток верёвки, которой она была обвязана. — Кажется, это она меня вытащила.

— А ты не растерялась, и это было круто, — внезапно произнесла Рэйнбоу.

“Но лучше бы я была умнее и не лезла туда,” — подумала Сансет, но вслух сказала:

— Второй раз я бы на такое вряд ли согласилась.

— А я и не предлагаю, — торопливо ответила Дэш. — Просто… спасибо за помощь. Не знаю, что бы произошло, если бы не вы с Эпплджек. — Она виновато опустила голову. — Со мной постоянно так, — тороплюсь и забываю о важных мелочах.

“А я тороплюсь и делаю глупости,” — вздохнула про себя девушка. К своему удивлению, она находила у себя всё больше сходств с Рэйнбоу, и была этому немало поражена, так как считала, что ни с одной из пятерых подруг у неё нет ничего общего.

Эпплджек вернулась довольно быстро, и её обеспокоенное выражение лица смягчилось, когда она заметила, что Сансет уже хотя бы может говорить. Её весьма красноречивый взгляд заставил Дэш подняться на ноги и отправиться на своё рабочее место.

— Всё-таки Рэйнбоу Дэш та ещё балда, но всё равно, спасибо, что помогла, — произнесла фермерша, протягивая девушке бутылку воды.

— Эй! Я всё слышу! — отозвалась спортсменка, ещё не успевшая отойти достаточно далеко.

Сансет лишь усмехнулась в ответ и поспешила открыть бутылку. Ещё никогда в жизни обычная вода не казалась ей настолько вкусной. Вдоволь напившись, она глубоко вздохнула. Ей уже было гораздо легче, несмотря на то, что её руки всё ещё заметно дрожали.

— Выглядишь хреново, — сказала Эпплджек. Её слова хоть и прозвучали с осторожностью, но приятного в этом всё равно было мало.

“Ну спасибо, классно поддержала,” — подумала Сансет, но как следует обидеться она не успела, так как фермерша протянула ей целую стопку билетиков.

— Держи. — Она буквально сунула билеты в дрожащие руки девушки. — Это наши с Дэш билеты. Мы хотели сходить на аттракционы, когда наша смена закончится, но кое-кто крупно облажался, и теперь они твои. Сходи развейся, а мы тут вдвоём справимся.

Сансет с сомнением взглянула на фермершу снизу вверх.

— Уверена?

— Ещё как. Ты же по нашей вине так… — Она резко замолчала, так и не закончив мысль. Девушка предположила, что Эпплджек хотела сказать “пострадала”, но в более нецензурном варианте. — Насчёт этой радужной бестии не беспокойся, я за ней присмотрю, — добавила она и хрустнула костяшками пальцев. — Я за ней так присмотрю!

Сердито сжав кулаки, Эпплджек направилась вслед за Рэйнбоу, тихонько матерясь себе под нос.

Сансет ещё какое-то время посидела в одиночестве, прежде чем попыталась встать на ноги. К счастью, голова больше не кружилась, и хотя она ощущала некоторую слабость в теле, она всё равно могла стоять на ногах.

Теперь у неё была куча билетиков, но совершенно отсутствовало желание пойти на аттракционы — приключений на сегодня ей уже хватило.

Помимо этого, Сансет преследовало навязчивое желание разыскать Снейлса и узнать, в порядке ли он, но она всё же решила этого не делать. К тому же все, кто был на батуте на тот момент, вообще не заметили ничего подозрительного, и он в том числе, поэтому спрашивать его об этом не имело никакого смысла.

Так и не определившись с выбором, куда же пойти, девушка накинула куртку и двинулась в сторону прогулочной дорожки, свернув на более безлюдную тропу. Здесь, в тени хвойных деревьев, она присела на скамейку и попыталась собраться с мыслями. Недавнее происшествие всё никак не выходило из головы, и каждый раз, когда она вспоминала ощущение пустоты под ногами, у неё проступали мурашки на коже.

Поглощённая своими переживаниями, Сансет почти не обращала внимание на редких прохожих, пока внезапно до неё не донёсся до боли знакомый голос.

Девушка вскочила так резко, что у неё потемнело в глазах, и тут же спряталась за скамейку.

В её сторону, медленно меряя шагами брусчатку, прошествовал Флэш Сентри в сопровождении какой-то нарядно одетой девушки. Смеясь и болтая, они поравнялись со скамейкой, и Сансет почувствовала запах безумно дорогого мужского парфюма, который не раз щекотал ей ноздри.

Она вновь почувствовала лёгкую тошноту, будто внутренности скрутило в тугой комок.

Парень счастливо улыбался, но эта улыбка предназначалась вовсе не ей. Вовсе не её он сейчас держал за руку, и вовсе не её сверлил влюблённым взглядом, который так сводил с ума.

Слушая их заливистый смех, девушка почувствовала, будто в груди разрастается огромная дыра размером с вселенную, которую уже ничто не сможет заполнить. Ощущение настолько знакомое и привычное, что держать себя в руках становилось всё сложнее с каждой секундой.

Казалось, мир потерял свои солнечные краски и всё стало блекло-серым на фоне его улыбки, которая теперь причиняла нестерпимую боль.

Эта незнакомка — всего лишь очередная конкурентка, которую можно навсегда спугнуть в два счёта. Это всегда срабатывало — сработает и сейчас, ведь так?

“Почему я должна с этим мириться? — лихорадочно думала Сансет, продолжая смотреть на них издалека. — Он это заслужил. Они заслужили”.

Печаль, подогреваемая ревностью, постепенно перерастала в ярость. Если ещё недавно оставались крупицы самообладания, то сейчас они окончательно дали сбой. Сансет, словно зачарованная, побрела за влюблённой парочкой, стараясь не терять их из виду.

Вскоре они подошли к колесу обозрения, встав в очередь на аттракцион. Девушка прекрасно знала это место, но вовсе не потому что часто здесь бывала. Она навсегда запечатлела его в своей памяти, так как именно здесь Флэш впервые поцеловал её. Теперь она всей душой возненавидела это место.

“Пошло оно всё к чёрту! И Флэш, и это чёртово колесо!” — подумала она, продираясь через толпу людей обратно к складу, откуда ранее забирала с девчонками батут. Ей никто не доверил ключи, так что она на адреналине выбила дверь и схватила запримеченную ею кувалду.

Направляясь к пульту управления, находящемуся вдали от любопытных глаз, Сансет даже не предполагала, какие последствия её ожидают, если её кто-то застукает за разрушением аттракциона. Мысли девушки будто заполнил вакуум, и даже тяжесть кувалды, которую она несла в руках, не помогала ей прийти в себя.

Она была разбита эмоционально и горела желанием что-либо разбить физически, и эта странная жажда разрушения пылала в ней с неистовой силой.

И именно тогда из ближайших кустов вывалился Снейлс. Споткнувшись пару раз, он заслонил собой металлический щиток пульта управления. Паренёк тяжело дышал, словно бежал второпях, и выглядел испуганным. В другой ситуации Сансет сжалилась бы над ним, но сейчас он ей всерьёз мешал.

— С дороги, Снейлс, — прорычала она, замахиваясь кувалдой.

Паренёк вздрогнул и зажмурился от страха, но от щитка не отошёл.

— Нет, — твёрдо произнёс он, хотя девушка прекрасно видела, что ещё чуть-чуть и у него затрясутся колени.

Меньше всего Сансет хотелось его снова ранить, но остановиться она уже не могла.

— Не беси меня и отойди! — вынесла она последнее предупреждение и сделала ещё пару шагов по направлению к Снейлсу.

На мгновение их взгляды пересеклись, и девушка увидела небывалую смелость и решительность в его взгляде. Её кратковременного замешательства хватило, чтобы паренёк успел кинуться ей наперерез и вцепиться в рукоятку кувалды, попытавшись вырвать её из рук.

— Пожалуйста, остановись! — в отчаянии закричал он.

Сансет в свою очередь рванула на себя кувалду, протащив за собой лёгкого как пёрышко Снейлса, но он держался мёртвой хваткой.

— Что ты вообще здесь делаешь? — раздражённо спросила она, пытаясь смахнуть паренька с инструмента.

— Не даю тебе совершить самую большую ошибку в жизни! — ответил Снейлс, тщетно пытаясь удержаться на месте, упёршись ногами в землю.

Рассвирипев, Сансет хотела было ударить его ногой в живот, но вовремя одумалась и что есть силы толкнула его плечом. Не устояв на ногах, паренёк упал в траву, всё ещё держась за кувалду.

— Не твоё дело, что я собираюсь совершить! — ответила она, окончательно придавливая его к земле рукояткой. — Что такой слабак как ты может знать обо мне!

— Поверь мне, я тебя знаю, — жалобно произнёс Снейлс под тяжестью её веса. — А ещё я знаю, что это не лучший выход.

Увидев, что он всё-таки разжал пальцы, девушка вскочила и рванулась к пульту управления, но паренёк внезапно обхватил её за талию и повалил на траву. Сансет зарычала с досады, когда поняла, что выронила кувалду, и снова сцепилась со Снейлсом, в очередной раз подминая его под себя. Он попытался перехватить её, но она крепко стиснула обе его руки.

— Ты настолько жалок, что даже не можешь остановить меня, — прошипела девушка. Не сумев отделаться от него, она решила раздавить его психологически, чтобы он сам от неё отстал. — Что же ты не зовёшь на помощь? — с издёвкой спросила она.

Снейлс в отчаянии посмотрел на неё снизу вверх, тщетно пытаясь вырваться, но, в конечном итоге, замер. Сансет сперва подумала, что у неё всё-таки получилось задеть его, но всё оказалось немного не так, как она ожидала.

— Сансет, помоги мне! — произнёс он со странным надрывом в голосе, отчего у неё внутри всё перевернулось.

От неожиданности такой просьбы она совершенно растерялась, не зная что ответить.

— Пожалуйста, хватит, — твёрдо сказал паренёк. — Я здесь не затем, чтобы всё испортить. Я пришёл, потому что дал тебе обещание. И для меня это не пустые слова.

Собирая понемногу капли рассудка, девушка задумалась.

Его дурашливая клятва, обещание быть настойчивее и спорить с нею — он воспринял всё это максимально серьёзно, в то время как сама Сансет уже успела об этом позабыть.

— Мы не договаривались о том, что ты будешь вмешиваться в мою личную жизнь, — попыталась парировать она, хотя понимала, насколько глупо звучала её отговорка, учитывая ситуацию.

— В какой момент в твоей личной жизни возникла кувалда? — Снейлс опасливо покосился на инструмент, лежащий неподалёку. — К тому же я не очень уверен, что тебя не ударит током.

Только сейчас до девушки дошло, насколько поспешным было решение устроить диверсию, толком не обдумав свои действия.

— Я… об этом не подумала, — растерянно произнесла Сансет.

Спохватившись, она отпустила паренька и слезла с него. Едва он успел встать, как неподалёку послышался шорох чьих-то шагов.

— Пойдём, здесь не лучшее место для скандала, — сказал Снейлс и, схватив её за руку, потянул в сторону кустов, откуда ранее вывалился.

К счастью, их никто не заметил, и им удалось уйти через обходные пути, избегая прогулочных дорожек и продираясь через кусты и поляны.

Паренёк тянул её за собой с такой уверенностью, будто не раз здесь бывал, и Сансет впервые настолько доверилась ему, что даже не разжимала его руки всё то время, что он вёл её. Снейлс замедлил шаг лишь когда весёлый шум парка оказался далеко позади, и вокруг них стояла приятная лесная тишина, прерываемая лишь шелестом травы на тёплом ветру.

Они остановились на небольшом холме у подножия широкого дерева. Отсюда открывался прекрасный вид на Луна-парк, и девушка раньше даже не подозревала о существовании такого места.

Постепенно начинало вечереть, и край неба медленно заливало красновато-розовой зарёй. В любой другой день Сансет остановилась бы полюбоваться на вечернее небо и красочные виды парка, но сейчас её голову слишком разрывали тревожные мысли, чтобы отвлекаться на что-то расслабляющее. Она понятия не имела, что именно следует сказать пареньку, который только что саботировал её покушение на свидание Флэша.

— Здесь нас никто не услышит, — произнёс наконец Снейлс, нехотя отпуская её руку. — Можем продолжить наш разговор, если хочешь.

Сансет нервно стиснула свой локоть. Она не могла заставить себя посмотреть на паренька, вставшего рядом с ней. И хотя он совершенно не смотрел на неё, устремив взгляд куда-то на очертания Луна-парка, она всё ещё чувствовала себя растерянной и обезоруженной.

— Не знаю, что я собиралась делать дальше, — тихо ответила девушка. — Со мной всегда так…

— Когда больно видеть его с кем-то другим? — закончил за неё Снейлс, и Сансет вновь услышала в его голосе невыразимую печаль.

Ей всегда казалось, что все мимолётные увлечения Флэша — просто игра, в которую ему интересно играть лишь для того, чтобы её позлить, подразнить и почувствовать, как он на самом деле дорог ей, несмотря ни на что. Сейчас всё это выглядело куда серьёзнее, и от этого становилось не менее паршиво на душе.

— Когда настолько больно, что хочется всё уничтожить, лишь бы никогда больше этого не видеть, — произнесла Сансет. Вопреки желанию, её голос дрогнул.

В памяти снова всплыли счастливые лица Флэша и его новой подруги, и от накатившей горечи у девушки сжалось сердце. Казалось, что ещё чуть-чуть и она даст трещину, слабину, и всё вырвется наружу, заструится по щекам.

И среди этой боли Сансет ощутила, как кто-то бережно обнимает её дрожащие от напряжения плечи.

— Я понимаю, — прозвучал голос Снейлса над её ухом.

Этого короткого ответа хватило, чтобы пробить брешь в стене её самообладания, и горячие слёзы, уже ничем не сдерживаемые, хлынули из глаз. Это чувство было настолько острым, что казалось, будто все нервы вылезли наружу, причиняя нестерпимую боль. И пока одна её часть вопила о своей беспомощности, другая вцепилась руками в рубашку, по которой расползались мокрые разводы слёз.

Неужели именно так себя чувствовал Снейлс? Неужели по её вине каждый раз он испытывал такие мучения на протяжении долгого времени?

Хотелось бесконечно извиняться за причинённую боль, хотя в этом не было решительно никакого смысла, кроме как в попытке избавиться от нависшего над ней чувства вины.

Но, захлёбываясь рыданиями, девушка так и не смогла произнести ни слова, лишь уткнувшись носом в плечо паренька.

— Сансет, я могу тебе чем-нибудь помочь? — спросил Снейлс, всё ещё сжимая её в своих объятиях.

Он осторожно гладил её по затылку, перебирая пальцами красно-жёлтые волосы, и эти прикосновения странным образом приносили ей облегчение. Постепенно она совладала с дыханием и более-менее успокоилась, хотя всё её тело продолжало сотрясаться от беззвучного плача.

Сансет уже не помнила, когда последний раз так сильно плакала, и почему это оказывается так непросто прекратить. До неё далеко не сразу дошло, что её обнимает Снейлс, которому она вообще-то не давала разрешения к себе прикасаться, и при этом она совершенно расклеилась прямо при нём, разом вывалив все эмоции, что так долго копила в себе. Едва осознав, что произошло, она оттолкнула от себя паренька и отвернулась от накатившего стыда.

— Какой позор… — наконец смогла она произнести дрожащим голосом. По её щекам всё ещё струились слёзы, и девушка безуспешно пыталась вытереть их краем рукава. — Разревелась, как маленькая девочка. А ты, наверное, и рад, что я такая неудачница.

Она вновь развернулась к Снейлсу, который лишь с сочувствием смотрел на неё и не знал, что сказать.

Снова это трусливое молчание.

Девушка почувствовала, как огонёк гнева с новой силой разгорается внутри.

— Что же ты не смеёшься? — горько усмехнулась Сансет сквозь слёзы. — Давай, смейся! Меня снова предали, ведь это так смешно!

Паренёк потупил взгляд, полный искренней печали.

— Я бы никогда не стал смеяться над тем, как тебе больно, — тихо ответил он. — И мне очень жаль, что так произошло.

— Жаль? Почему тебе должно быть жаль? — вспыхнула Сансет. С какой бы стороны она ни смотрела, она не могла понять, почему Снейлс не рад тому, что Флэш променял её на какую-то незнакомку. — У тебя самоустранился конкурент, а тебе жаль? — в сердцах спросила она.

— Потому что тебе нужен не парень, и не ухажёр. — Паренёк поднял на неё глаза, и девушка почувствовала, что он говорит абсолютно без иронии. — Прямо сейчас тебе нужен друг.

Долгое мгновение Сансет обдумывала только что услышанное, пока не поняла, насколько сильно она перегнула палку, обрушив на Снейлса свой гнев буквально на ровном месте.

Да, было очень обидно, что он увидел её в таком уязвимом состоянии, но он был вовсе ни при чём.

— Я такая дура… — всхлипнула девушка, почувствовав слабость в ногах. Она села под деревом, закрыв заплаканное лицо руками, будто желая отгородиться от всего мира.

Сансет услышала лёгкий шорох травы и почувствовала, как паренёк сел рядом.

— Нет, ты не дура, — произнёс он, легонько коснувшись её плеча, но девушка была слишком подавлена, чтобы хоть как-то отреагировать на очередное нежелательное прикосновение. — Ты самый замечательный человек, которого я знаю.

Несмотря на всю его искренность, Сансет плохо верилось в его слова. Она могла быть какой угодно прекрасной принцессой в глазах Снейлса, но сама она не считала себя достаточно хорошим человеком. Она неподдельно радовалась тому, что Твайлайт отказала Флэшу, и ждала того же от Снейлса, когда Флэш нашёл кого-то другого. Стала ли бы по-настоящему хорошая девушка радоваться чужому горю?

— Я уже разглядел в тебе хорошего человека, разгляди в себе и ты, — сказал паренёк, будто прочитав её мысли. — Если он заставил тебя так сильно сомневаться в себе, то действительно ли он тебе нужен?

Сансет и сама не раз задавала себе этот вопрос. Каждый раз, когда ей казалось, что всё хорошо, обязательно появлялся Сентри и утягивал её на эмоциональное дно. Все её самые ужасные поступки были спровоцированы именно им, и довольно долгое время девушка закрывала на это глаза.

Если с Флэшем она сумела расстаться, то расстаться со своей мечтой о нём после столького времени, проведённого вместе, было куда сложнее.

К тому времени, как Сансет овладела её рациональная часть, слёзы почти перестали сочиться из глаз и она наконец отняла ладони от лица. Задумчиво глядя куда-то в траву, девушка устало обняла свои колени, избегая его взгляда.

Разговаривать совершенно не хотелось. Вынырнув из шквала эмоций, Сансет наконец-то разобралась со своими чувствами. Было очень много мыслей насчёт того, как следует поступить, и это определённо необходимо тщательно обдумать.

Всё это время Снейлс сидел рядом и больше не пытался заговорить. Вместо этого он достал из кармана маленький плеер без дисплея и протянул Сансет один наушник. От музыки она не стала отказываться, подумав, что если мелодия окажется слишком раздражающей, она просто вернёт ему наушник. Но то, что она услышала, наоборот заставило её слух полностью сосредоточиться на мелодии.

Это была довольно необычная электронная музыка, тягучая, словно пар, поднимающийся от кружки с горячим чаем. Пожалуй, она впервые в жизни слышала, как звучит уют и пустота одновременно, и это звучание приятно успокаивало и залечивало душевные раны.

Казалось, само время остановилось, чтобы дать Сансет прийти в себя, на мгновение перестать существовать и собрать воедино разлетевшиеся осколки собственной души.

Солнце уже почти село, когда она внезапно обратила внимание на огни Луна-парка, переливающиеся вдали. Жизнь продолжалась, и она ждала от девушки действий, терпеливо перебирая кабинки на колесе обозрения.

— Мне надо написать ему, — хрипло произнесла Сансет, неохотно вынимая из уха наушник. Она уже чувствовала себя гораздо лучше и теперь точно знала, что хочет сказать Флэшу.

— Хорошо, — кивнул Снейлс и поднялся с земли. Он убрал плеер и, отойдя на несколько метров от дерева, закурил, глядя на мерцающие очертания парка.

Достав из кармана телефон, девушка зашла в диалог с бывшим, где от него уже накопилось несколько бессмысленных сообщений с сердечками. Немного подумав, она почти с первого раза набрала текст, в котором высказала всё, о чём думала:

“Знаешь, я много думала над тем, что между нами было, но я бы соврала, если бы сказала, что была счастлива с тобой. Мы расстались не просто так, и я была уверена, что ты сделаешь для себя хоть какие-то выводы. Но самое обидное, что ты ничего не понял и не поменялся. Пожалуйста, оставь меня в покое. Не хочу тебя пугать, но ты прекрасно знаешь, на что я способна, если ты снова проигнорируешь мою просьбу от меня отвязаться. Прощай”.

Ещё раз перечитав эти строки, Сансет решительно нажала кнопку “отправить” и некоторое время просто смотрела в экран. Она надеялась, что он как можно скорее прочитает сообщение и ответит на него, но даже через десять минут оно так и осталось непрочитанным. С тяжёлым вздохом девушка закрыла диалог, и в глаза ей бросился заблокированный контакт, который стоял сейчас в нескольких шагах от неё.

“Совсем не того человека я добавила в “чёрный список”,” — с горечью подумала Сансет и удалила Снейлса из списка заблокированных. Ей тут же пришло несколько старых сообщений от него, отправленных с промежутком в несколько часов.

“Сансет, что-то случилось?”

“Мне очень жаль, что я так и не смог тебе помочь( “

“Возможно, это сообщение ничего не изменит, но я просто хочу, чтобы ты знала — я всегда буду на твоей стороне, что бы ни случилось”.

Прочитав эти сообщения от паренька, девушка почувствовала, как внутри зажглось нечто очень хрупкое и тёплое, словно дрожащее пламя свечи. И по мере того, как это нежное тепло разгоняло мрак, на её лице непроизвольно расцветала улыбка. Впервые за долгое время Сансет ощутила, что её на самом деле кто-то любит, и это чувство согревало её душу.

— Всё хорошо? — услышала она рядом голос Снейлса и подняла глаза.

Отчего-то ей было всё равно, что он подумает, глядя на то, как она улыбается в телефон. Теперь эмоции не были проблемой. И Снейлс больше не был проблемой.

— Да, — ответила она и сунула телефон обратно в карман. Нащупав там какую-то бумажку, она с удивлением вытащила её из кармана.

Это оказалось предсказание из печенья Пинки Пай, которое Сансет спрятала в тот день, когда они готовили у кондитерши — “Не стоит цепляться за человека, которому ты безразличен”.

— Кто бы мог подумать, что какая-то глупая печенька даст мне дельный совет, — фыркнула она.

Паренёк снова присел рядом с ней и с интересом заглянул в бумажку.

— Теперь понятно, почему ты его не зачитала, — произнёс он.

Смяв предсказание в руке, девушка убрала его в карман куртки и, откинувшись назад, прислонилась спиной к стволу дерева, глядя в темнеющее небо.

— Честно говоря, я думала, что это предсказание предназначалось для тебя, но теперь я знаю, что это не так, — призналась Сансет.

После пережитого стресса она настолько расслабилась, что её потянуло на откровения. Теперь ей наоборот захотелось о чём-нибудь поговорить, чтобы поскорее отвлечься от произошедшего.

— Я бы не стал следовать совету этого печенья, если бы оно мне попалось, — пожал плечами Снейлс.

Задумавшись о предсказаниях, девушка вдруг вспомнила, какое вытянул сам паренёк. Что-то о том, что кто-то беспокоится за него — дословно она его не помнила. Из-за сообщения от Флаттершай все решили, что речь идёт о ней. Но что, если предсказание указывало на саму Сансет? Эта мысль не давала ей покоя.

— Спасибо. — Она вновь взглянула на паренька. Слова благодарности сами собой посыпались из её совсем расслабившегося разума. — Правда, я тебе очень благодарна за то, как много ты для меня делаешь.

На мгновение в её памяти всплыло, как Снейлс, бледный от страха, дал ей отпор у пульта управления. Безусловно, безумный поступок, но достойный уважения.

Сансет пообещала себе, что больше никогда не причинит ему боль, какими бы хорошими ни были её намерения. По крайней мере, она очень постарается больше не тиранить его.

— И, знаешь… Тебе больше не стоит меня бояться, — добавила она, поднимаясь с земли.

Уже почти стемнело, но девушка всё равно заметила, как зрачки паренька сузились от крайней степени удивления.

— Сказала девушка, которая не так давно шла на меня с кувалдой, — осторожно напомнил он.

— Я была не в себе, — хмуро ответила Сансет. Она действительно очень жалела о том, что хотела решить свои проблемы таким радикальным способом. — К тому же ты не убежал от меня, хотя у тебя было на это полное право.

— Я не мог оставить тебя в таком состоянии, — возразил Снейлс.

Девушка застыла в молчаливом изумлении, глядя на паренька сверху вниз. Каким-то непостижимым образом очередные его слова трогали её за душу, обрушивая на неё очередную волну невыразимой нежности.

Поддавшись этому внезапному эмоциональному порыву, Сансет вдруг захотелось прикоснуться к нему, прижаться как можно теснее и не отпускать. Но ещё одни объятия показались ей слишком большой наглостью, так что, вспомнив, как к нему прикасалась Пинки, девушка протянула руку и мягко коснулась его головы, слегка потрепав Снейлса по волосам. Простое неумелое прикосновение, от которого тем не менее стало очень тепло в груди. На мгновение она поймала на себе его влюблённый взгляд, прежде чем он прикрыл глаза от удовольствия.

Только после того, как Сансет убрала руку, она внезапно подумала, что этот жест всё равно был слишком интимным и, наверное, не очень уместным. Но других вариантов, как выразить свои чувства, она так и не смогла придумать.

— Ещё раз закуришь при мне, сильно об этом пожалеешь, — холодно произнесла она в попытке перевести тему, чтобы скрыть своё смущение.

— Кажется, ты только что просила меня не бояться, — осторожно сказал Снейлс, с опаской глядя на неё снизу вверх.

Сансет упёрла руки в бока и строго посмотрела на него в ответ.

— А сейчас я прошу тебя не курить.

— Почему?

Девушка задумалась. Стоило ли напрямую говорить пареньку, что её беспокоит его постоянное курение после всех особо напряжённых разговоров? Пока что её просьба выглядит скорее как приказ, а не забота. Но и в открытую проявлять заботу она сильно не хотела — мало ли что он подумает.

— Запах мерзкий, — скривилась девушка, озвучив первую пришедшую на ум причину. — Не представляю, как ты этим дышишь. Неужели приятно?

Снейлс пожал плечами, вероятно, ничего не заподозрив.

— Помогает расслабиться, — просто ответил он.

— Если это действительно расслабляет, может, и мне попробовать? — ехидно хихикнула она.

Паренёк густо покраснел, возмущённо вздёрнув брови:

— Нет!

Сансет позабавила его реакция, и ей даже стало интересно, о чём же он подумал, но спросить об этом не рискнула.

— Да я шучу, — фыркнула она и вновь повернулась в сторону Луна-парка. — Ты приходишь сюда только затем, чтобы втайне ото всех курить?

Несколько секунд Снейлс помолчал, глядя куда-то под ноги, прежде чем ответить.

— Не совсем. — Он встал с земли и отошёл на пару метров, оказавшись почти на вершине холма. — Я прихожу сюда выговориться.

Девушка растерянно огляделась по сторонам, но никого не увидела.

— Кому? — осторожно спросила она.

— Совсем не обязательно, чтобы кто-то слушал, — улыбнулся он и, сложив руки у лица, прокричал во всё горло: — Меня бесит, что я вынужден скрывать, что курю!

Крик получился настолько громким, что его подхватило эхо, разнося по пустому лесу. Сансет даже не подозревала, что щуплый паренёк может издавать настолько мощный вопль.

— Забавный способ снять стресс, — произнесла она, когда эхо наконец стихло.

Снейлс обернулся, и на его губах всё ещё играла озорная улыбка.

— Хочешь тоже попробовать? — спросил он. — Можешь кричать всё, что захочешь, всё равно никто не услышит.

Взойдя на холм, девушка посмотрела на ночной лес, раскинувшийся перед ней, освещаемый лишь слабым светом луны и далёкими огнями парка.

Любая боль, любое возмущение — всё, что она прокричит, останется здесь. Никто этого не услышит, кроме Снейлса, но что-то ей подсказывало, что ему можно доверять.

Сжав руки в кулаки, Сансет набрала в лёгкие побольше воздуха и прокричала с надрывом:

— Ненавижу школу! И себя ненавижу!

Эхо ответило ей многократным повторением её почти истеричного вопля, полного боли, постепенно затихая вдали. И по мере его растворения в тишине, девушка чувствовала, как боль уходит вместе с ним. В какой-то мере это действительно приносило облегчение.

— Снипс — недоумок! — прокричал вслед за ней Снейлс.

— Флэш — придурок! — вторила ему Сансет.

Они стояли рядом друг с другом словно два завывающих волка и кричали в пустоту всякую ерунду, избавляясь от лишнего эмоционального груза, пока в конечном итоге не выдохлись.

Не сговариваясь, они вдруг рассмеялись.

— Ты прав, даже как-то полегчало, — произнесла наконец Сансет. Её голосовые связки горели от напряжения, но она ни капли об этом не жалела. Впервые за весь день ей стало действительно весело. — Сегодняшний день был просто отстой, — добавила она.

Снейлс оживлённо вздёрнул брови:

— Мы можем это исправить. Вернёмся в Луна-парк? — предложил он.

Девушка задумчиво потёрла подбородок. Провести остаток дня действительно так, как ей хотелось, казалось заманчивой идеей, вместо того чтобы вернуться в свою тихую пустую комнату и молча страдать.

— Хуже уже точно быть не может, так что, почему бы и нет, — согласилась она.

Сансет достала из кармана стопку билетиков, что всучила ей фермерша, и у паренька округлились глаза от удивления.

— Ого, сколько билетов!

— Не смотри на меня так, будто я их украла, — возмутилась девушка. — Мне их дала Эпплджек.

— Значит, ты неплохо вписалась в их компанию? — спросил Снейлс.

— Наверное, — с сомнением в голосе ответила Сансет, раздумывая, как бы аккуратно ответить ему, чтобы случайно не рассказать о казусе с батутом. — Ну… По крайней мере, меня никто не выгнал и я ничего не испортила, — сказала она с расстановкой. — Это можно считать за успех?

— Конечно! — радостно произнёс паренёк. — Ты молодец.

Что-то вновь сладко кольнуло в груди при его словах, но девушка решила не обращать на это внимание.

— Льстец! — Счастливо рассмеявшись, она легонько толкнула его в плечо.

— Ну правда! — возразил ей Снейлс.

К тому времени, как они добрались обратно к парку через лес, на ясном небе уже отчётливо были видны звёзды. Сансет надеялась, что людей к этому моменту поубавится, но очень ошибалась — ко многим аттракционам по прежнему стояли огромные очереди. Вечер только начинался, и даже внезапно завибрировавший телефон больше не мог его омрачить — девушка безжалостно отключила его, даже не глядя на экран.

Меньше всего были загружены мелкие палатки и автоматы, куда они для начала и направились. Первым им на глаза попался силометр, в который паренёк не упустил возможности ткнуть пальцем:

— Смотри, твоё любимое!

Сансет закатила глаза.

— Это из-за кувалды, да? Так и будешь мне теперь об этом напоминать? — с наигранной обидой спросила она.

Снейлс виновато потупил глаза.

— Это последний раз, обещаю, — ответил он и протянул ей молоток. — Так что, ударишь?

Девушка взяла молоток из его рук, но не спешила им воспользоваться. Вместо этого она хитро взглянула на паренька и внезапно замахнулась на него. Опешивший от неожиданности Снейлс испуганно попятился, но увидев, что она побежала за ним, рванул от неё со всех ног, сделав крюк вокруг силометра.

— Не меня! — жалобно проскулил он на бегу.

Но, вернувшись обратно к мишени, Сансет вдарила по ней молотком что есть силы. Автомат заиграл победные фанфары, показывая на табло максимально возможный результат.

— Да! — воскликнула девушка, радостно размахивая молотком.

Осознав, что над ним всего лишь подшутили, Снейлс остановился, переводя дыхание.

— Видел бы ты своё лицо, — хихикнула Сансет, возвращая молоток обратно в автомат.

На этот раз уже сам паренёк надулся с притворной обидой, хотя и не мог сдержать улыбку.

— Тебе настолько нравится меня пугать?

— Я же это не всерьёз, — примирительно произнесла девушка. Они вышли к соседней палатке, в которой был расположен большой танцевальный автомат. — Ну же, не дуйся, иначе я тебя затанцую. — Она дружески ткнула его локтем в бок.

Увидев перед собой аттракцион для танцевального баттла, Снейлс заметно оживился и хитро сощурился.

— Не затанцуешь, — уверенно объявил он.

Сансет не сомневалась, что сумеет победить, так как не раз приходила сюда с Флэшем, и он ещё ни разу не смог её перетанцевать, как бы ни старался. Возможно, это было слишком самоуверенно, но ей казалось, что слабый, в её понимании, паренёк, вряд ли сможет продержаться с ней хотя бы один раунд.

— Поспорим? — дерзко спросила она.

— Тогда победитель выбирает следующий аттракцион, — предложил Снейлс.

Ударив по рукам, они поспешили к автомату, пока он ещё был свободен. Паренёк позволил Сансет самой выбрать сложность, и отчего-то очень обрадовался, когда она поставила сложность выше средней. Девушка с подозрением посмотрела на него, подумав, что никто на её памяти ещё не выбирал сложность выше этой, и вряд ли Снейлс когда-либо мог танцевать на максимальной сложности.

Однако, когда заиграла энергичная музыка и игра началась, она сильно засомневалась в своём предположении. Несмотря на то, что первый раунд был почти разминочным, он нисколько не казался лёгким. Сансет, хоть и успевала вовремя нажимать на нужные кнопки, к середине раунда почувствовала, что начинает сбиваться с ритма, в то время как Снейлс на соседнем игровом поле двигался, словно заведённый, и, казалось, совершенно не был утомлён.

На втором раунде она всё же ошиблась пару раз, и у неё уже даже не было времени посмотреть, как там дела у паренька, так что к третьему раунду она уже изрядно устала. Возможно, из-за того что Сансет давно не танцевала на этих автоматах, она совершенно отвыкла от них и потеряла хватку?

В любом случае проигрывать она не собиралась, и на последних минутах, когда скорость максимально возросла, девушка сосредоточилась только на ритме. В такие моменты она больше всего жалела, что у неё больше не четыре ноги, с которыми наверняка было бы гораздо проще нажимать на четыре кнопки.

Краем глаза Сансет всё же взглянула в сторону соперника и чуть не споткнулась от удивления — Снейлс настолько мастерски вытанцовывал по кнопкам, что возле него собрались несколько зевак, а кто-то даже снимал его на телефон.

“Ну здравствуй, ещё одна сторона Снейлса, о которой я не знала,” — подумала девушка, отчаянно стараясь удержать ритм.

Когда финальный раунд наконец-то кончился, Сансет буквально вывалилась из автомата и тяжело опустилась на ближайшую скамейку. Она с треском проиграла, и внутри неё бурлила смесь зависти, обиды и восхищения — настолько ядрёный коктейль из чувств, что девушка никак не могла определиться, злиться ей или нет.

— А ты неплохо держалась, — сказал паренёк, присаживаясь рядом с ней. Он был немного взмокшим после активных танцев, но выглядел очень счастливым.

— Шутишь? Это было ужасно, — нервно засмеялась Сансет. С неё самой лил пот, и она никак не могла отдышаться. — Меня ещё никто не обыгрывал с таким отрывом.

— Я не шучу, это было офигительно! — восхищённо произнёс Снейлс. — Это мой любимый аттракцион, и, вообще-то, ты первая, кто продержался со мной до конца.

Девушка удивлённо вскинула бровь. Танцевальные баттлы нравились и ей, не столько за счёт танцев, сколько за заряжающую музыку, заставляющую сбросить накопившееся напряжение за счёт постоянного движения.

Сансет всегда казалось, что у них со Снейлсом гораздо меньше точек соприкосновения, а на самом деле она просто никогда не старалась их искать.

Глядя на неё, паренёк, видимо, по-своему истолковал её реакцию.

— Если хочешь, можешь выбрать следующий аттракцион сама, — поспешил предложить он.

— Нет, мы поспорили, и ты выиграл, — возразила девушка. — Выбираешь ты.

— Тогда — американские горки!

От одного лишь упоминания этого аттракциона у Сансет закружилась голова. И хотя она уже бывала на нём не раз, после сегодняшнего случая идти на него не очень-то хотелось.

— Как банально, — пренебрежительно фыркнула девушка, но сама заметно побледнела.

— Боишься высоты? — осторожно спросил Снейлс.

— Вовсе нет, — нервно отозвалась она. Рассказывать о батуте она всё ещё не горела желанием, но проверить свою реакцию на высоту она была совсем даже не против. По крайней мере, были варианты гораздо лучше, чем резкие перепады высоты. — У меня есть идея получше, — произнесла Сансет, вспомнив своё давнее желание побывать на одном необычном аттракционе.

Огромное строение располагалось почти в центре парка, где всегда толпилось много людей. Пришлось взяться за руки, чтобы не потерять друг друга в толпе. Уже на подходе к аттракциону начиналась очередь, задолго до входа во внутрь. Ведя за собой паренька, Сансет проскочила рядом с очередью прямо к прозрачным стенам, подсвеченным со всех сторон, сквозь которые можно было увидеть, что происходит внутри.

— Аэротруба! — догадался Снейлс, увидев как пара человек равномерно взлетает в воздух без всяких ремней и тросов.

С завистью наблюдая за счастливчиками за стеклом, девушка тяжело вздохнула.

— Всегда хотела сюда попасть, но очереди каждый раз очень большие, — пожаловалась она.

Паренёк задумчиво осмотрелся по сторонам.

— Как же тогда быть?

Парень и девушка из начала очереди, стоящие у самого входа, вопросительно переглянулись, видимо, услышав их разговор, и Сансет напряглась, подумав, что немного переборщила с эмоциями.

— Дорогой, кажется у этих ребят свидание. Может, пропустим их? — спросила незнакомка из очереди у своего спутника.

Сансет только тогда заметила, что всё ещё сжимает руку Снейлса, и была очень рада, что так и не отпустила её. Ради того, чтобы попасть в аэротрубу, она готова была даже притвориться, что они парочка. Настолько удачное стечение обстоятельств бывает не так уж и часто.

— Правда пропустите? — Она умоляюще улыбнулась людям в очереди, взяв паренька под руку.

— Пусть идут, — кивнул парень и приобнял свою девушку. — Мы тоже когда-то такими были.

Не переставая умиляться, они пропустили Сансет и Снейлса вперёд.

— Спасибо большое! — прокричала им девушка и, пританцовывая от радости, зашла внутрь, утягивая за собой раскрасневшегося паренька.

Когда-то давно она навсегда распрощалась с мечтой иметь собственные крылья, да и полёт в человеческом теле всегда казался девушке чем-то из разряда фантастики, если не считать того ужасного случая с короной. Но это вовсе не исключало того, что она безумно хотела ещё хотя бы раз прикоснуться к давно забытому ощущению полёта, которое однажды испытала, пролетев на спине принцессы Селестии над Кантерлотом.

Экипировка, которую им выдали, оказалась немного мешковата, но Сансет подумала, что это сделано специально для того, чтобы в ней было удобно двигаться. Когда заревел мощный мотор, приводящий в движение множество лопастей, она почувствовала, как внутри всё сжалось от волнения, уже второй раз за день. По мере того, как сила ветра увеличивалась, её постепенно подбрасывало всё выше.

Сперва Сансет пыталась удержаться горизонтально, как велел инструктор перед полётом, но вскоре ей надоело зависать на месте, и она накренилась на бок, закрутившись вокруг своей оси и постепенно улетая ввысь. Ветер поднимал её так легко, что ей казалось, будто её держат вовсе не раскинутые руки и ноги, а самые настоящие крылья. Не было никакого страха, лишь эйфория от долгожданного полёта, и Сансет была невыносимо рада, что фобия высоты с ней надолго не задержалась.

Снейлс всё это время летал рядом с ней, предпринимая отчаянные попытки не кружиться, и от избытка эмоций она почти про него забыла. Легко спикировав, будто всегда это умела, девушка поймала его за руку, что значительно смягчило его беспорядочное вращение. Паренёк с благодарностью посмотрел на неё, так как не мог ничего сказать из-за защитного шлема, да в шуме работающих вентиляторов его всё равно не было бы слышно.

Взявшись за обе руки они равномерно взлетели вверх. Сансет чувствовала, как потоки воздуха блуждают по её телу, поддерживая и легонько щекоча. Мгновение спустя она поняла, что щекотал её вовсе не воздух — вокруг них разлетелись множество мелких бумажек и, присмотревшись к ним, девушка вдруг разглядела в них свои билетики, каким-то образом просочившиеся через ворот её экипировки.

Казалось бы, такая потеря должна была её расстроить, но отчего-то Сансет стало очень смешно, глядя на взлетающие вместе с ними билетики, разлетающиеся словно конфетти.

Пришлось извиняться перед персоналом за то, что они случайно намусорили в аэротрубе, но никто их за это особо не ругал. Когда Сансет и Снейлс вышли после аттракциона, девушка наконец вволю посмеялась. В любой другой день она бы наверное была огорчена из-за такой потери, но сейчас это казалось сущей мелочью, по сравнению с тем, что ей пришлось пережить за этот день.

— Кажется, все мои билеты вылетели в трубу, — произнесла она, отчего паренёк не выдержал и тоже залился смехом.

— Так ты не так уж расстроена? — спросил он.

— Вообще нет, — улыбнулась девушка и на всякий случай ещё раз пошарила по карманам. — Подожди, один всё-таки остался. — Нащупав один единственный билетик, она не задумываясь протянула его Снейлсу. — Держи.

— Мне? — удивился паренёк, глядя на одинокий билет в своей руке.

Даже выиграв спор, он всё равно не смог получить желаемое — прокатиться на американских горках. Отдать ему последний билетик показалось Сансет вполне справедливым решением.

— Да, — уверенно ответила девушка. — Я использовала на один билет больше, значит, он твой.

— Спасибо! — радостно улыбнулся Снейлс и потащил её сквозь толпу к палаткам, так что она еле поспевала за ним идти.

Иногда её безумно раздражали его ребяческие порывы, но не в этот раз. Наблюдая с каким энтузиазмом паренёк пытался попасть мячиком по мишеням, Сансет думала о том, как давно она вот так не веселилась по-детски от души, без оглядки на свои страхи и комплексы. Ей определённо стоило время от времени отвлекаться на что-то более приятное, чем самобичевание.

Несмотря на все свои попытки, Снейлс сумел выиграть лишь зелёный воздушный шарик в качестве утешительного приза. Настолько кислое выражение его лица девушка видела впервые за всё то время, что они знакомы. Вероятно, паренёк рассчитывал заполучить что-то более весомое, чем шарик.

— С таким уровнем удачи нам сегодня определённо не стоит ничем рисковать, — усмехнулась Сансет. — Может, возьмём себе по вафле, прежде чем вернёмся в общежитие? — предложила она.

Снейлс, как ей показалось, ожидал насмешки, и, когда её не последовало, он удивлённо моргнул.

— Было бы неплохо, — ответил он, и они двинулись в сторону палаток с едой.

Фудкорт располагался на просторной площади у ручья, огороженный невысоким парапетом и, закупившись вафлями, Сансет и Снейлс расположились прямо на перилах, свесив ноги в сторону покатого склона, украшенного каменными плитами. Над лесом висел кусочек луны, и ручей слабо поблескивал в её свете, почти скрытый во тьме.

Задумчиво жуя вафлю со сливочным кремом, девушка прокручивала в уме события сегодняшнего дня.

Этот злополучный батут, который едва не стоил жизни им обоим — именно на нём, казалось, она исчерпала весь свой запас удачи. По крайней мере, Сансет была рада, что осталась жива.

Она искоса взглянула на паренька, с аппетитом поедающего свою вафлю с карамельной начинкой. К его запястью была привязана лента, и шарик над ним легонько подрагивал от малейшего движения, — выглядело это настолько по-детски, что губы сами собой складывались в улыбку.

Ей не хотелось этого признавать, но всё же в какой-то мере Снейлс стал ей дорог. Сложно было представить, что было бы, если бы она потеряла его сегодня.

— Получается, ты пришёл, потому что знал, что я здесь? — спросила Сансет, доедая свою вафлю.

— Да, — кивнул паренёк. — Пинки Пай сказала, что сегодня ты работаешь на батуте, и я решил посмотреть, как у тебя дела.

Девушка почувствовала укол вины и нервно скомкала салфетку, оставшуюся после вафли.

— Что ж, прости, что сбежала, едва тебя увидев. — Она горько усмехнулась и отправила салфетку в ближайшую урну.

— А почему ты сбежала? — спросил Снейлс.

— Было очень неловко после того вечера у Пинки, — тихо произнесла Сансет, не в силах взглянуть ему в глаза. Ей до сих пор было стыдно обсуждать свои глупые поступки.

— Не бери в голову, это всё моя вина, — покачал головой паренёк, грустно уставившись на свою вафлю.

— Нет, — возразила девушка. — Я, можно сказать, станцевала чечётку на твоих больных мозолях, и делать это на постоянной основе было бы перебором.

Нахмурившись, она нервно сложила руки на груди, но, взглянув на неё, Снейлс вдруг улыбнулся.

— Давай сойдёмся на том, что ты уже узнала меня достаточно хорошо, чтобы этого не повторилось. — Он ещё раз откусил вафлю, после чего добавил: — По крайней мере, не настолько часто.

— Чтобы ты перестал курить после каждого нашего разговора, мне лучше вообще перестать разговаривать с тобой, — хмуро отозвалась Сансет, наблюдая, как он доедает свою вафлю.

— Эй! — возмутился он, как только успел дожевать. — Всё не настолько плохо.

Но девушка лишь недоверчиво посмотрела в ответ. Была мысль вытянуть из него очередное обещание, просто для собственного спокойствия, но Сансет безжалостно откинула её — было бы слишком нечестно пользоваться этим трюком настолько часто.

— Ладно, — сдался наконец Снейлс, покончив с вафлей. — Если тебе действительно интересно, я могу немного рассказать о том, чего не рассказал, когда мы готовили печенье.

Несмотря на его непринуждённый тон, девушка всё равно почувствовала волну холода, пробежавшую через всё тело.

— Не обязательно, если ты совсем этого не хочешь, — поспешно произнесла она.

— Всё нормально, — успокоил её паренёк, хотя и отвёл взгляд куда-то в темноту. — Если не вдаваться в подробности, то у меня тоже были… небольшие сложности в том, чтобы с кем-то подружиться, — сказал он, и Сансет заметила, как его пальцы нервно вцепились в край перил. — Я знаю, каково это, когда не вписываешься в общество, и именно поэтому мне так хочется тебе помочь.

Постепенно до неё стало доходить, что часть её предположений оказалась верной.

Выходит, дело было не только в обещании? Это было искреннее желание помочь, позаботиться о ней, а она чуть было не обнулила все старания, что он приложил.

— Обещаю, больше не буду тебя избегать, — решительно сказала Сансет.

Паренёк с надеждой взглянул ей в глаза.

— Правда? — переспросил он.

По памяти девушка воспроизвела Пинки-клятву, насколько смогла запомнить.

— Через солнце на луну кексик в глаз себе воткну! — Она шлёпнула себя ладонью в лицо, но получилось слишком сильно. — Ой! — Сансет потёрла ушибленную щёку и засмеялась с собственной неловкости.

Снейлс хихикнул в ответ.

— Теперь я снова твой Подсолнух, — радостно объявил он, и на его лице снова засияла улыбка.

Та самая улыбка, от которой ей становилось так тепло. Это было просто удивительно, как человек, прошедший через столько боли, мог выглядеть настолько заразительно счастливым.

— Знаешь, оказывается, ты куда сильнее, чем я, — сказала вдруг девушка.

Паренёк удивлённо моргнул, после чего мгновенно покраснел и смущённо засмеялся:

— Ну и кто кому теперь льстит?

Сансет победно хихикнула. Отчего-то её забавляла подобная реакция, и хотелось её видеть как можно чаще.

— Ты что, смущён? — хитро улыбнулась она.

Притянув к себе свой шарик, Снейлс вдохнул из него немного гелия.

— Возможно, — ответил он писклявым голосом, после чего они оба чуть не свалились с перил от смеха.