Автор рисунка: aJVL
Закат Эпилог

Полночь

– Чёртов повеса! Не хрен было ко мне липнуть, сам нарвался. Одного раза ему не хватило, оказывается, – ругалась Рэйнбоу, поднимаясь по лестнице особняка Эмберкайнда. – Теперь будет знать, как крылья распускать.

Поднявшись на второй этаж, она быстро добралась до комнаты, где их поселил хозяин дома, и с силой толкнула дверь копытом. Тихо скрипнув, дверь стремительно распахнулась, представляя вернувшуюся пегаску взорам ЭпплДжэк и Флаттершай, оторопевшим от такого появления. Не сказав ни слова, Дэш вошла в комнату и направилась к своей кровати.

– А ну-ка стоять! – ЭйДжей приподнялась на кровати. – Ты где была?

– Исполняла поручение, – небрежно бросила Рэйнбоу.

– Брешешь, яблочко. Так где ты была?

– Да говорю же, выполняла задание Эмберкайнда!

– Врёшь и не краснеешь, – продолжала свою линию ЭпплДжэк. – Я разговаривала с ним сегодня, ты к нему даж не заходила.

– Эй, я не обязана тут перед тобой отчитываться о своих действиях, ясно? – резко вспылила Дэш. – Это не твоё дело, чем я занимаюсь.

– Какого сена не моё дело?! – ЭйДжей также повысила голос. – Мы, вообще-т, тут вроде как путешествуем вместе.

– И что с того? Неужто из-за этого мне теперь нужно рассказывать о каждом своём шаге? – Рэйнбоу не унималась. – Если ты себе навоображала, что мы, там, друзья навек и всё такое, то спешу тебя разочаровать – мы всего лишь попутчики, не более того.

– Какие ещё попутчики? После всего, что произошло? – произнесла ЭйДжей с таким видом, будто её окатили ледяной водой.

– А, точняк, тебе ж неизвестно, что значит путешествовать вместе. Ещё бы, можно подумать, такое узнаешь, прожив всю жизнь на ферме, – нарочито жалостливо подметила Дэш.

– Да пускай лучше так, чем быть каким-то пегасом в кандалах, бегающим всё время от стражи по подворотням, – вспомнила первую встречу ЭпплДжэк.

– Да пошла ты, фермерша чёртова! Стоило только из-за тебя шкурой рисковать, а потом с тобой таскаться!

– Никто и не просил, ворьё пернатое! Сама могла бы справиться!

– А, значит так? Ну и катись ты к чёрту, в таком случае! – с этими словами Рэйнбоу вышла из комнаты, громко хлопнув дверью.

– Скатертью дорожка.

Флаттершай, до этого тихо наблюдавшая за руганью свернувшись на своей кровати, вскочила и поскакала к выходу.

– Оставь, сахарок, – успокаиваясь, предложила ЭйДжей.

– Но ведь так нельзя! – запротестовала Шай.

– Сейчас ничего не выйдет, – решила для себя фермерша. – Дождёмся завтра.

– И что же мы будем делать завтра?

– Если она опять соберётся куда, то мы ей этого не позволим и серьёзно об этом поговорим.

“Ага, так вот просто тебе это и удастся”, – со злостью подумала Дэш, стоя за дверью.


“Сытый жеребец” ломился от пришедших. Каждый стол был занят, за стойкой толпилось множество пони. Бармен был настолько загружен заказами, что не успевал обслужить всех, отчего временами образовывалась очередь, из которой доносились требования поторопиться, иногда приправленные крепким словцом.

За небольшим столиком в центре зала развалился молодой жеребец в потрёпанном походном плаще. Перед ним стояло четыре пустых кружки, совсем недавно полнившихся сидром и вином. Путник разглядывал кружки, временами передвигая их по столу.

– Эге-гей! А вот и я! – К столу подскочила Пинки Пай, каким-то непостижимым образом принёсшая ещё четыре кружки.

– Ну наконец-то. Давай сюда винцо, я уже заждался. – Жеребец перехватил одну из кружек и залпом осушил её. – Да-а, так-то лучше.

Пинки присела рядом и поставила две кружки на стол, а из третьей сделала внушительный глоток.

– Ну так что, Сэм, что там ты всё хотел рассказать? – поинтересовалась розовогривая пони, глядя на собеседника. – Нормально объяснить не можешь, да ещё и понурый какой-то. Ну?

– Да, просто целый день не видел хорошего вина, оттого и выгляжу так себе. Сейчас, после ещё одной должно полегчать. – Сэм взял одну из кружек, ещё полнившихся напитком, и быстро добавил её к числу пустых.

– Ну же, Сэми, не налегай так, а то тебя понесёт, – усмехнулась Пинки.

Жеребец взял последнюю оставшуюся нетронутой посуду, в которой плескался сидр, и начал вертеть её в копытах.

– В общем, у меня есть к тебе одна просьба, – начал Сэм.

– Я вся внимание! – Пинки Пай допила сидр и пару раз шевельнула ушами.

– Мне нужно, чтобы ты кое-кого убила, – прямо заявил жеребец.

Пинки вопросительно подняла бровь, но посчитав всё это всего лишь неудачной шуткой, широко улыбнулась и взяла последнюю кружку из копыт Сэма.

– Что за глупости! – Она сделала небольшой глоток. – О, а этот сидр повкуснее будет.

– Я не шучу. Мне нужно, чтобы ты кое-кого убила, – спокойно повторил свою просьбу жеребец. – И имя этого кое-кого – Рэйнбоу Дэш.

Делавшая в этот момент глоток Пинки судорожно сглотнула, отчего поперхнулась и начала кашлять.

– Нет-нет-нет-нет-нет! Я вряд ли бы согласилась, если это был бы кто-нибудь другой, но нет-нет-нет-нет-нет! Ни за что! – запротестовала розовогривая пони, после чего разом допила сидр.

– Эх. – Сэм вздохнул. – Я знал, это будет непросто. Ну, ладненько.

Он тряхнул головой и пристально посмотрел Пинки в глаза.

– Пинки Пай, ты не хочешь убивать Рэйнбоу Дэш?

– ДА! Абсолютно, ни при каких обстоятельствах и ни за что!

– Но ведь ты же любишь это делать?

– Ну…

– Ты же любишь это делать, так?

– Да.

– А ты любишь веселиться?

– Очень-очень-очень сильно!

– А ты веселишься, когда делаешь это?

– Да. Хоть это и странно, но это весело!

– Так почему ты не хочешь убить Рэйнбоу Дэш?

– Потому что я её поклонница!

– Но ведь ты же любишь убивать и веселишься, когда делаешь это. Так почему ты отказываешься? Разве это не приносит тебе удовольствие? Почему ты отказываешь себе в том, что тебе нравится? – в эту минуту глаза Сэма сверкнули, после чего он отвёл взгляд.

Пинки замерла. Она неподвижно просидела с минуту, уставившись в пустоту. Наконец, она быстро моргнула и огляделась по сторонам.

– Так о чём ты меня просил?

– Ты убьёшь Рэйнбоу Дэш?

– Разумеется!


Дверь протяжно заскрипела, пропуская в тёмную библиотеку свет. В проёме показалась Твайлайт Спаркл, устало перебиравшая копытами. Привычными для себя действиями она нащупала магией подсвечник и зажгла свечу. Но огонь не появился. Твайлайт попробовала ещё раз – безрезультатно. Подойдя к пюпитру, на котором стоял светильник, она поняла, в чём дело: свеча сгорела, оставив лишь восковое пятно.

– Забыла потушить, здорово.

Единорожка аккуратно пристроила несколько принесённых книг на стопки рядом с пюпитром, попутно обыскивая магией ящики в поисках новой свечи. Наконец, она была найдена и зажжена. Но только лишь маленькое пламя слабо осветило библиотеку, на месте двери возникла Бездна, наполнившая помещение фиолетовым свечением.

– Хермеус, рада тебя видеть. Как продвигается исследование моего подарка? – сонным голосом поинтересовалась хозяйка библиотеки.

– Это не тот вопрос, на который я буду давать распространённый ответ, – безэмоциональный голос принца даэдра наполнил помещение. – Лучше скажи мне, нашла ли ты то, что искала, в моих книгах?

– Да, эти книги хранят в себе столько информации, что я могу на их основе создать целую библиотеку! – восторженно ответила Твайлайт. – Это гораздо-гораздо лучше, чем я себе представляла! Я даже смогла приблизиться к пониманию того, что же…

– Довольно. Я знаю свои книги наизусть, незачем мне пересказывать их содержание. А теперь скажи, когда ты вернёшь их?

– Прошло всего три дня, а ты уже просишь книги назад? Это беспрецедентная наглость! – возмутилась единорожка. – Мы не договаривались ни о каких сроках!

– Четыре дня. И я не просил свои книги назад. Я лишь поинтересовался, когда ты вернёшь их мне. Ведь если бы я пожелал, они были бы уже в Апокрифе, – спокойно констатировал Хермеус Мора.

– Хорошо-хорошо, я поняла. – Твайлайт придержала своё негодование. – Но эти книги мне всё ещё очень нужны, ведь я не прочитала их до конца, а делать копии ты запретил. Поэтому мне приходится запоминать всё досконально, чтобы не упустить ни одной детали.

– Похвальное, но отнюдь не удивительное усердие. В таком случае хорошо, можешь пользоваться фолиантами дальше. И последний вопрос: известно ли тебе о новых частях статуи?

– Нет, однако их поиском занимается один самодовольный пегас, на службе у моего богатенького нанимателя. Думаю, они что-нибудь раскопали за прошедшее время. – Твайлайт протяжно зевнула. – А теперь я пойду спать. Было приятно с тобой поговорить, Хермеус.

Не сказав ничего в ответ, Бездна медленно растворилась, оставив хозяйку библиотеки одну.


Долина, в которой располагался Храм Повелителя Облаков, была залита кровавым заревом, несмотря на то, что Сиродиил уже погрузился в пучину ночи. Пульсировавший в такт сердцебиению повелителя Обливиона огромный портал в план даэдра изрыгал из себя множество существ. Скампы, вермаи, кланфиры, херне, зивилаи и другие прислужники Мерунеса Дагона приходили в Нирн лишь с одной целью – уничтожить Храм Повелителя Облаков.

– Сильвер, три урода слева твои. – Соарин быстро оглядел попавших во внутренний двор дейдра.

– Фпафибо, фто хоть кофо-то офтавил. – Сильвер Лайн крепче закусил клинок и приготовился к очередной схватке.

Новый штурм крепости Клинков был в самом разгаре: твари лезли из разлома, намереваясь сломить сопротивление обороняющихся. Дэйдра атаковали без устали, не считаясь с потерями, которых, в принципе, и не было – эти существа не умирали в привычном смысле, а лишь лишались связи с оболочкой, символизировавшей их в этом мире. Как только их кто-то “убивал”, они возвращались в свой родной план, откуда вскоре могли быть снова призваны.

Битва происходила и на земле, и в воздухе. В то время как Соарин, Сильвер Лайн и другие клинки сдерживали дэйдра в наземной части Храма, Блэк Лайт руководил обороной облачной крепости.

– Блэйз, Тайфун, Флитфут, Тэмпест, готовы? – поинтересовался пожилой грандмастер.

– Ещё бы! – ответил ему хор голосов.

– Ну, особого выбора у вас всё равно нет, – подытожил альтернативные варианты Блэк. – А вот и новые гости. В атаку!

От портала в небо устремились на своих кожистых крыльях дреморы, закованные в шипастую броню. Грандмастер первым кинулся вперёд, остальные Клинки ринулись за ним. Стремительно сокращая дистанцию, пегасы следили за тем, чтобы не потерять из поля зрения какого-нибудь из противников. Первым в бой вступил Блэк Лайт и сразу же по рукоять вогнал клинок в грудь незадачливого врага сквозь сочленения доспехов. Издав надрывный крик, дремора испустил дух и начал соскальзывать с меча. Стряхнув труп вниз, старый пегас устремился к следующему врагу.

На земле Клинки пытались сдержать лезших тварей, но их постепенно оттесняли от ворот к внутреннему дворику.

Увернувшись от атаки когтистой лапы кланфира, Соарин одним ударом отсёк голову твари. Продолжая движения мечом, он распорол брюхо скампу, выпрыгнувшему из-за убитого дэйдра. Сильвер в это время столкнулся лицом к лицу с дреморой, орудовавшим булавой, усеянной многочисленными шипами. Умело блокируя удары и проводя быстрые контратаки, ему удалось оттеснить врага, но напавший исподтишка скамп вынудил его отскочить назад. Издав воинственный клич, дремора вновь кинулся вперёд. Быстро оценив ситуацию, пегас также устремился в атаку. Первым умер скамп, не сумевший увернуться от рубящего удара. Убрав одного противника, Сильвер устремился ко второму, однако тот вовремя заметил это и отразил удар. Но Клинок оказался быстрее и, мгновенно подняв меч, вогнал его под основание шлема.

Но не успел Сильвер освободить свой меч, как на убитого врага с неба упал труп дреморы без головы. Не ожидавший такого пегас ослабил хватку и выронил свой клинок, что могло оказаться фатально на поле боя. Догадавшись, какую ошибку он совершил, Сильвер быстро нагнулся за клинком, но прыгнувший на него кланфир не позволил ему сделать это, оставив на шлеме три серьёзные царапины. К первому дэйдра быстро добавилось двое других и вместе они набросились на потерявшего клинок пегаса. Однако Клинки всегда носили с собой два меча, чтобы быть готовыми к любым ситуациям, и Сильвер Лайн был не исключением. Обнажив второй, короткий меч, он приготовился к обороне.

Но кланфиры так и не добежали до него – упавший с неба пегас изрубил врагов, вихрем пронёсшись над ними. Задержавшись над землёй на мгновение, он кивнул Сильверу, крепче закусил оба своих клинка и взмыл ввысь.

– Харикейн, да пошёл ты! – крикнул вслед улетевшему Сильвер Лайн.

Поднявшись в небо, Харикейн осмотрелся: по всему небу шли стычки между защитниками и атаковавшими. Пегасы успешно сдерживали напор дэйдра, не давая им добраться до облачной крепости, но врагов всё равно было слишком много, поэтому некоторые из них уже приближались к Храму. Увидев это, свободный Клинок устремился наперерез.

Двое дремор уже были в нескольких десятках метрах от ворот в крепость, когда на них спикировал Харикейн. Пронёсшись между ними, он отрубил крыло одному из них, отчего тот начал немедленно падать вниз. Второму же повезло больше – броня приняла удар. Развернувшись к защитнику, дэйдра грозно прорычал какое-то ругательство и устремился в атаку, оружием ему служили его рога, а также многочисленные шипы и лезвия, украшавшие доспехи.

В такой ситуации Клинку пришлось держаться на максимальной для уклонения дистанции, так как любое неправильное действие с его стороны грозило серьёзной раной. Маневрируя и уклоняясь от выпадов, Харикейн выгадывал момент для атаки. Отлетев от противника как можно дальше, он развернулся и рванул навстречу. Встретившись с врагом, он заблокировал клинком удар рогами. Сковав таким образом противника, Харикейн выпустил второй меч изо рта, после чего перенаправил его копытом и загнал в грудь дреморы. Затем крутанулся на месте и отсёк тому голову – обезглавленное тело с торчащим из него клинком устремилось к земле.

– Сфаная дэйфра, мой фюбимый феч, – выругался Харикейн.

– Справа! – Сильвер подставил плечо, приняв удар когтистой лапы огромного даэдрота, решившего атаковать Соарина.

Могучий удар откинул пегаса в сторону. Спасённый своим товарищем, Соарин рубанул по брюху твари, однако даэдрот лишь сильнее оскалился и продолжил атаковать. Без устали махая своими громадными лапами, тварь вынуждала своего противника исключительно уклоняться, не давая ему возможности для контратаки. После очередного удара, из-за спины даэдрота вылетел Сильвер, воткнув свой клинок в его бок. Разъярённый дэйдра, не приметив пронёсшегося мимо него пегаса, развернулся назад, чтобы столкнуться лицом к лицу с огненногривым капитаном Клинков. Спитфайр одним ударом разрубила шею огромного даэдрота, который, успев напоследок слабо прохрипеть своим перерезанным горлом, неуклюже повалился навзничь.

– Капитан! – Соарин подскочил к Спитфайр, сделав жест, отдалённо напоминавший отдачу чести. – Рад вас видеть снова в деле.

– Валяться в постели – последнее, что следует сейчас делать.

Рядом с ними на землю упал дэйдра, у которого не доставало одного из крыльев.

– Похоже, наверху всё развивается неплохо, – заметила капитан. – Но у нас своих проблем хватает. Соарин, как обстоят дела?

– Ну…

– Эта огромная зелёная хрень была последней. – Сильвер подошёл к своим товарищам и вытащил торчащий из трупа даэдрота меч. – Офтальных уфе пефебили.

– Значит, скоро появятся новые, – резюмировала Спитфайр. – Нужно подготовиться.

– Мне кажется... это была последняя атака в этом штурме, – вставил своё слово Соарин, указывая на небо, на котором медленно исчезали кровавые трещины.

Вокруг облачной крепости кружили Клинки, высматривавшие оставшихся врагов. Однако никаких признаков новых дэйдра не было. Наконец, грандмастер подал сигнал, означавший, что очередное нападение отбито.

– Так, Сильвер, следишь за периметром, чтобы дэйдра больше не полезли. Соарин, помогаешь мне убирать остатки этих тварей, – скомандовала огненногривая пегаска.

– Есть!

– Ага-ага.

В главном холле облачной части Храма собралось большинство членов ордена Клинков, порядка пятидесяти пегасов. Все они отдыхали после штурма, рассевшись по залу и занимаясь своими делами – кто-то беззаботно болтал с товарищами, некоторые осматривали снаряжение, другие с хмурым взглядом ждали появления грандмастера. В зале стоял тихий гул голосов.

– Эй-эй, видел, как грандмастер сражался сегодня? Говорят, он нарубил больше, чем весь отряд прикрытия вместе взятый.

– Чёрт, не могу поверить, что Клауд Кикер ранили. Надеюсь, наши лекари поставят её на ноги.

– Слэм, помоги мне снять броню. У меня завязки засохли из-за крови, не получается никак.

В холл вошёл Блэк Лайт в сопровождении нескольких капитанов, среди которых выделялся единорог в простом балахоне. Пока они шли по залу, можно было услышать отрывки разговоров, перекрывавшихся шумом, стоявшим в зале.

– Потери з…?

– Двое тяжело ран… еро…

– Дела в лазарете?

– Лекарств хвата… ед отряд работает…

– Продо…?

– тит ещё на … сяца.

– Ситуация за с….

– Возле портала… имеется немного… остальных местах…

Выйдя в центр зала, Блэк обвёл взглядом всех собравшихся, а его сопровождающие встали рядом с ожидавшими в зале. Гул стих, установилась тишина.

– Клинки. Мы сумели отбить очередной штурм, враг отброшен. Всё складывается удачно: сегодня мы не потеряли ни одного из наших братьев или сестёр, а наших запасов хватит ещё на два месяца. Даэдра же, по данным разведчиков, не покажутся из разлома в ближайшие несколько дней. – Пожилой пегас обвёл взглядом ободрённых этими известиями солдат и продолжил. – Поэтому я принял решение оставить Храм Повелителя Облаков.

Волна удивления и непонимания прокатилась по залу. Встревожены оказались даже капитаны, совершенно не готовые к такому повороту событий. Спокоен оставался лишь единорог, молча слушавший речь Блэк Лайта.

– Я знаю, что вы думаете, однако нашей задачей является не удержание Храма, а сохранение жизни последнего потомка императора и Амулета Королей. Поэтому мы не можем рисковать.

– Но как мы это сделаем? – Один из Клинков задал вопрос, витавший в воздухе.

– Так как сейчас даэдра будут копить силы к новому штурму, то у нас есть на это, по крайней мере, два дня. Но медлить мы не будем. В следующую полночь мы покидаем Храм. У вас есть этот день, чтобы собрать всё самое важное. Все свободны.

В зале поднялся гул, все собравшиеся засуетились. Блэк Лайт подошёл к ожидавшим его капитанам.

– Проследите за сборами. Бланд Винд, проследишь за мед. отрядом, Темпест, на тебе провизия, Блэйз – оружие и экипировка. Вопросы?

– Никаких. – Хор уверенных голосов известил о полной готовности.

Как только большинство присутствующих разошлись, Блэк повернулся к тихо стоявшему в стороне единорогу.

– Ваше Высочество, прошу, пройдёмте, я введу вас в курс предстоящего похода.


В “Изящном водовороте” этой ночью было тихо – заведение было закрыто по приказу самого Серого Лиса, поэтому основной зал, где собирались посетители, был пуст и тёмен. Лишь с лестницы, что вела на второй этаж, лился жидкий свет, пробивавшийся из-под одной из дверей. Дверь эта скрывала от посторонних глаз место, где собирались самые важные члены Гильдии воров, и где решались вопросы о самых громких кражах.

Этим вечером в комнате сидел лишь Тайди Лук и задумчиво пересматривал конспекты, что сумел сделать, находясь в библиотеке Университета Таинств. Раз за разом просматривая изображения клинка, что был так необходим главе гильдии, он старался вспомнить, видел ли раньше эту вещь. Однако его память была пуста — чёрный как смоль клинок никогда не попадался Тайди на глаза. Тогда, отложив зарисовки внешнего вида искомого предмета, вор вновь сконцентрировался на основном тексте, описывающем происхождение данного артефакта.

“Умбра – даэдрический артефакт, а если быть точнее, меч, обладающий исключительной силой. Исходя из старых преданий, этот клинок был создан могущественной ведьмой с помощью души великого героя прошлого – Умбры. Его душа, однако, не распалась при зачаровании, а полностью воплотилась в клинке, в результате чего меч обрёл разум и собственную волю. Благодаря подобному свойству, этим мечом заинтересовался принц даэдра Клавикус Вайл, в результате чего клинок и стал именоваться даэдрическим, хотя происхождение своё он берёт в нашем мире.

Что же до уникальных свойств Умбры, то сведения здесь разнятся: одни источники утверждают, что меч способен в буквальном смысле пожирать души погибших от него, другие говорят о возможности резать любую вещь, будь то плоть, орихалк или эбонит, словно бумагу, а некоторые и вовсе сообщают о том, что клинок сводит своего владельца с ума, превращая его в безумного берсерка, думающего исключительно об убийстве.

Нынешняя судьба меча неясна – слухи об Умбре можно часто услышать от разных путешественников, хотя подобные рассказы не вызывают большого доверия. Единственным более-менее надёжным методом получения информации о клинке может служить общение с Клавикусом Вайлом, однако поиск аудиенции у принцев даэдра может повлечь за собой многие неприятные последствия, в том числе и угрозу вашей жизни.

Таким образом, подводя итог столь немногочисленной информации об Умбре, можно предположить, что меч этот и по сей момент находится в нашем плане, но установить, кому он принадлежит сейчас, невозможно”.

– С такими крупицами информации мы этот меч и за месяц не найдём, – неутешительно подвёл итог Тайди Лук.

В этот момент окно комнаты сотряслось от серии лёгких ударов. Любой другой на месте Лука решил бы, что это чьё-то хулиганство, и лишь послал несколько проклятий в адрес подобных шутников, но единорог спокойно встал и направился к окну. Открыв обе створки, он впустил в комнату рыжую грифину, которая тут же уселась за столом.

– Ты какой-то странный сегодня, Тайди: сам открыл окно. Обычно просишь Изи слетать или магией всё делаешь. Что, захотелось воздухом подышать?

– Да, воздухом, – отстранённо согласился делец, глядя на затянутое облаками небо.

– Тогда ты выбрал не самое лучшее время – сейчас гроза начнётся, так что закрывай давай, а не то испортишь свой наряд да причёску, – не преминула возможностью поддеть собеседника Джинджер. – Кстати, как успехи в поисках этого меча?

– На столе всё то, что я сумел найти в библиотеке Университета Таинств Гильдии Магов, можешь посмотреть, если интересует. У тебя что-нибудь есть? – не обратив никакого внимания на издёвку, поинтересовался единорог.

– Неа, все специалисты по оружию, перекупщики редкостей и коллекционеры всякого хлама ничего не знают об Умбре, – отвечала грифина, читая конспекты. – А если и знают, то только название да пару легенд о нём.

В комнате повисла тишина, прерываемая лишь шуршанием шёлковых занавесок, развевавшихся от ветра. Тайди Лук продолжал смотреть в пасмурное небо, а Джинджер внимательно изучала записи.

– Та-ак, а вот это я уже где-то видела, – заметила воровка, пристально изучая зарисовки клинка. – Определённо, где-то видела.

– Что? Ты видела этот меч раньше? – Внезапное заявление моментально вернуло Тайди в эту комнату. – Где и когда?

– Эй-эй, полегче, я тебе не библиотека, я сейчас попытаюсь вспомнить. – Грифина сосредоточилась на рисунке, стараясь припомнить, где же она видела что-то подобное. – Точно! Сегодня, когда я была на Арене, я видела похожие ножны и клинок с такой же рукоятью у одного из пегасов, что были там.

– Сегодня? На Арене? Неужели его владелец в Городе? Похоже, госпожа Ноктюрнал решила помочь нам. Рассказывай, какие приметы были у хозяина Умбры, – обрадованный подобными новостями, горячился единорог.

– Ну, эту пегаску было сложно не запомнить, – ухмыльнулась Джинджер. – Радужная грива, голубой цвет шерсти, поношенные кожаные доспехи и, в качестве последнего штриха, заветные ножны с нужным нам мечом. Довольно приметная особа, не находишь?

– Согласен, найти её не составит проблем. Но встаёт один вопрос – ты знаешь, где она живёт?

Рыжая грифина слегка замялась, но решила честно признаться.

– Понятия не имею. Я её видела, когда спускалась в Кровавый зал Арены, поэтому даже район, где она может проживать, мне неизвестен.

– Это плохо, – констатировал Тайди Лук и начал быстро что-то обдумывать. – Поиск информации о ней займёт от двух до трёх дней, а это никуда не годится…

– Эй, Тайди, нам потребуется максимум один день, – уверенно заявила Джинджер. Поймав вопрошающий взгляд единорога, она пояснила. – Эта пегаска, скорее всего, путешественница, а значит, остановилась в какой-нибудь таверне или кабаке. Нам просто надо выяснить, в каком именно.

Распахнутое окно на мгновение озарилось вспышкой молнии.

– Но это всё равно целый день! Лис будет требовать от нас информации сегодня, и если мы её не предоставим, то…

– Тайди, остынь. У нас на руках есть информация, глава будет доволен, – начала успокаивать нервничающего товарища грифина. В комнату ворвался глухой раскат грома. – И закрой, наконец, окно, сейчас ливанёт, а ведь ты знаешь, что будет, если занавески намокнут от дождя, так?

– Да… да, ты права, – единорог взял себя в копыта и сконцентрировался, чтобы закрыть ставни магией.

Окно уже почти закрылось, когда в комнату на полной скорости влетел Изи Джэт. Створки с силой ударились о стены, после чего с грохотом захлопнулись, а шёлковые занавески беспокойно всколыхнулись по случаю появления нового гостя. Который, к слову, абсолютно уверенно приземлился на пол и теперь осматривал свои крылья.

– Балин, еле успел, – перевёл дух пегас. – Тайди, какого чёрта ты начал закрывать окно прямо передо мной?

– Безусловно, я был заранее извещён о твоём скором появлении, – заметил единорог. – В любом случае, рад, что ты соблаговолил прийти. Есть какие-нибудь наводки?

– Ну, ты знаешь, я весь день таскался по всем информаторам, но ничего не нашёл, – извиняющееся ответил Изи.

– Зато нашёл приключения на свой круп, – прокомментировал побитую физиономию своего товарища Тайди. – Опять шулерил, когда играл в карты с комендантами районов?

– Эй! В карты я играю и выигрываю честно, в отличие от некоторых!

– О, тогда что, неужели тебя отвергли, а после, для большей убедительности, ещё и отвадили копытом? – вклинилась в перепалку Джинджер.

Изи Джэт промолчал.

– Так и знала! Давай, рассказывай, кто она, дружище. – Грифина начала приставать к пегасу с расспросами. – Ты же знаешь, я всегда помогу советом своему давнему другу Джэту.

– Ну, я её совершенно случайно приметил, когда шёл по Талос-Плазе, – неохотно начал пегас. – Сначала всё шло хорошо, она представилась, у нас завязался разговор, но потом… в общем, она дала мне в челюсть и пошла дальше.

– Изи, похоже, ты нашёл строптивую кобылку, – хихикнула Джинджер. – А что было потом?

– Потом? Ну, я проследил за ней до дома, где она живёт, и попробовал ещё раз. В итоге получил в глаз и разок по рёбрам, – скисшим тоном закончил незадачливый ловелас.

– Какая грустная и печальная история, – подколол Тайди Лук. – Но, раз ты увязался за ней, значит она довольно привлекательная особа. Опишешь?

– Чтобы ты её потом охмурил? Вот ещё!

– Ну Изи, ну не упрямься, – рыдающим голосом завела рыжая грифина.

– Эх, хорошо. По правде говоря, я такой пегаски никогда не видел: подтянутая, стройная, гибкий стан, уверенный взгляд, непослушная радужная грива и голубая шёрстка… Эх…

После этого в комнате повисла тишина. Воры были настолько удивлены сказанным, что оказались не в силах переспросить, а Джэт просто молчал, ещё раз вспоминая сегодняшний вечер. Первые капли дождя стали бить в стёкла. А внизу, на первом этаже, послышался гулкий скрип входной двери. Первым от шока отошёл Тайди.

– Говоришь, проследил за ней до дома, где она живёт?

– Ну да.

Из основного зала кабака донёсся тихий стук копыт.

– Значит, сейчас нам это расскажешь.

– Эт ещё зачем? – изумился Изи Джэт.

Копыта тихо застучали по лестнице.

– Мы тебе всё сейчас объясним, и ты поймёшь, что к чему, – заверил пегаса Тайди Лук.

Дверную ручку обволокло фиолетовое поле, створки растворились, и в проёме возникла фигура в элегантном плаще и капюшоне.

– Добрый вечер, мои дорогие, – поприветствовал собравшихся воров Серый Лис. – Итак, вы добыли информацию?


Рэйнбоу перевернулась на постели и открыла глаза: её взору предстал подвал, переоборудованный в зал для тренировок. Полутьма скрывала в себе устройство помещения, но пегаска помнила, что по центру располагается зона для тренировок с несколькими манекенами, а возле глухих стен стояло несколько коробок и сундуков.

– Чёрт, до чего же неудобная кровать. – Дэш поёрзала ещё, чтобы лечь поудобнее. – И как только эта зебра может здесь спать.

Не найдя подходящего положения, Рэйнбоу встала и потянулась.

“Ой, хорошо. Значит так, надо двинуть на Арену, пока рань утренняя. А то повстречаю эту надоедливую фермершу у выхода... Чёрт, даже вспоминать не хочется!” – пегаску слегка передёрнуло от воспоминаний. – “Важно ей, видите ли. Могла бы хоть спасибо сказать, что я с ней вожусь, а то оставила б её там, где и встретила. Заботится она обо мне, видите ли!”

Дэш проверила и привела в порядок оперение своих крыльев, вытащив уже выпавшие перья. Затем оделась и застегнула ножны с Умброй.

– Эй, готов попить кровушки всяких принцев?

“С радостью воспользуюсь такой возможностью”.

– Тогда не будем терять времени, – с этими словами Рэйнбоу подошла к двери и толкнула её. В помещение полился яркий свет от многочисленных свечей, расставленных по коридору.

“Похоже, никого”, – отметила Дэш и поспешила к лестнице, ведущей наверх.

Поднявшись, она ещё раз осмотрелась: свет утреннего солнца сквозь высокие окна лился на каменный пол, выложенный мозаикой, а возле входа храпел единорог, охранник особняка. Стараясь издавать как можно меньше шума, Рэйнбоу подошла к входной двери и мягко потянула её на себя – та бесшумно распахнулась, выпуская пегаску на улицу.

На втором этаже, в одной из комнат дома Эмберкайнда ЭпплДжэк наблюдала за площадью перед особняком. Флаттершай в это время мирно спала в постели. Неизвестно, сколько продолжалось бдение ЭйДжей и сколько ещё могло продлиться, но увидев в окно Рэйнбоу, фермерша засуетилась. Поднявшись с подоконника, она, прихрамывая, подошла к кровати Флаттершай.

– Сахарок, сахарок! – начала будить пегасочку ЭпплДжэк. – Сахарок, вставай, она всё-таки ушла.

– Ушла? Но куда? – мгновенно вскочила с постели Флаттершай.

– А вот эт мы сейчас и проверим. Собирайся, мы идём за ней.

– За ней? Т-тебе кажется это хорошей идеей? – поинтересовалась Шай, поспешно одеваясь.

– Если мы хотим решить эт раз и навсегда, то нам надо это сделать, – решительно заявила ЭпплДжэк.


Яркое пятно светила поднималось всё выше и выше по чистому небосклону, знаменуя собою окончание утра. Новый день встречал всех вышедших на улицы Имперского города теплом, свежим ветерком, дующим со стороны Великого леса, и безоблачным небом, с которого лился мягкий свет солнца. Улицы начинали постепенно полнеть от горожан и гостей столицы, каждый из которых спешил по своим делам или же просто наслаждался прекрасной погодой.

В это чудесное время сквозь городские врата в Имперский город вошёл белый пегас с необычной чёрно-белой гривой. Хвост его был чёрен от копоти и нёс на себе другие признаки возгорания. Одежда же его была влажной, хотя скорее напоминала постиранную, чем просто вымокшую под дождём. Правое плечо было кое-как перебинтовано.

“Добрался, наконец-то”, – обрадовался Монохром Чардж, направляясь к дому Эмберкайнда. – “Ну, теперь начнётся не менее интересная часть”.

Вид спокойно разгуливающего по городу пегаса довольно сильно смущал жителей, однако они предпочитали не высказывать своего недовольства, очевидно, предполагая заведомую связь подобных личностей с подпольными организациями. Монохрому, впрочем, было наплевать на мнения зевак.

Добравшись до особняка, что стоял на Талос-Плаза, он поднялся по лестнице и вошёл, непринуждённо толкнув дверь. Оказавшись в холле, Чардж осмотрелся, освежая в памяти внутреннее убранство дома. Его внимание привлёк Даск Скролл, наёмный охранник Эмберкайнда, безмятежно храпевший на диване возле входа.

– Ну что за разгильдяй, – вздохнул пегас и подошёл к соне.

Оказавшись над спящим единорогом, Монохром примерился и отвесил крепкую оплеуху заснувшему охраннику.

– Давай вставай, ленивый круп, – уставшим голосом крикнул Чардж.

– Ай, что за? Э?! Зебра? Ты когда успел вернуться? И что это ты себе позволяешь, а? – Даск Скролл вскочил с дивана и принял как можно более напыщенный вид.

– Я помогаю тебе не вылететь с работы, ленивый круп. Вот обнесут дом, пока ты будешь сладко тут храпеть, и посмотрю я на тебя, – слабо окрашивая свои фразы в различные эмоции, отвечал Монохром. – Ладно, я пошёл к Эмберу, у меня для него есть кое-что.

– Давай-давай, иди, у него тоже для тебя кое-что есть, – угрожающе крикнул охранник, потирая щеку. – Тупая зебра.

Поднявшись на второй этаж, пегас не спеша двинулся к библиотеке, надеясь встретить Эмберкайнда именно там, так как она была также и его рабочим кабинетом. Когда до входа в библиотеку оставалось метров пять, позади Монохрома скрипнула дверь.

– О, доброе утро, мистер Чардж, – удивлённый голос хозяина жилища достиг ушей пегаса.

– Ага, утро-утречко, – поздоровался в ответ Монохром.

– Прошу, пройдёмте в библиотеку, мне хочется с вами поговорить. – Эмберкайнд жестом пригласил Чарджа последовать за ним.

Войдя в библиотеку, единорог начал.

– Я рад, что вы вернулись, мистер Чардж, целым и, относительно, невредимым, – отметил состояние Монохрома Эмберкайнд. – Однако мне была непонятна и неприятна столь внезапная ваша отлучка. Мне казалось, что мы договорились, что отправляться на поиски вы будете только после проведения тщательной подготовительной работы, целью которой является выяснение местоположения интересующих нас фрагментов и выяснения степени опасности конкретно взятого похода. Но, к моему сожалению, вы решили не прибегать к предварительному изучению информации и самостоятельно…

Пропуская речь своего нанимателя мимо ушей, Чардж подошёл к столу, стоявшему в центре зала, и поставил на него одну из своих походных сумок и вытащил из неё средних размеров камень.

– Таким образом, я хотел бы подвести вас к мысли, что… – фраза Эмберкайнда осталась незаконченной. – Это он, да? Это… это точно он! О, неужели! Новый фрагмент!

– Да-да, это он, – подтвердил искатель. – Так что вы там говорили про исследования и изыскания информации?

Но этот вопрос, похоже, так и не достиг своего адресата, занятого разглядыванием нового камня.

– Мистер Чардж, вы просто не представляете, насколько мне повезло, что я сумел повстречать вас и нанять для поисков, – расхваливал пегаса Эмберкайнд. – Признаюсь честно, если раньше я сомневался насчёт правильности заключения подобного договора с вами, то теперь мои сомнения развеялись. Прекрасная работа!

– Ну, спасибо, – устало улыбнулся Монохром. – И раз уж вы так рады новой находке, то, может, отметим это дело?

– Вы знаете, это отличная идея! – моментально согласился Эмбер. – Я сейчас же позову Грэйндж и прикажу всё организовать.

– Не-не, давайте вечерком. Сейчас я бы хотел отдохнуть, – предложил Чардж.

– Да, так будет лучше. Заодно можно будет пригласить мисс Спаркл…

– Ага, здорово. До вечера, в общем. – Монохром направился к дверям.

– А также надо будет не забыть о… Точно! Мистер Чардж, подождите, пожалуйста! У меня для вас есть крайне интересные новости!

– Вечером, всё вечером.


Шум Кровавого зала медленно стих. И дело было не в том, что в нём никого не осталось, наоборот, сегодня гладиаторов собралось даже больше, чем обычно. Дело заключалось в той, кто только что спустилась в него. Множество заинтересованных исподтишка поглядывало на Рэйнбоу, идущую по Залу к своему шкафу, чтобы сменить свои потрёпанные кожаные доспехи на гладиаторскую броню. Некоторые из бойцов перешёптывались, разглядывая радужногривую пегаску. И их можно было понять, ведь та, о ком они говорили, вскоре должна была выйти на бой против Великого Чемпиона Арены, гладиатора, уже в течение шести лет держащего титул сильнейшего.

Конечно, битвы между претендентами на столь почётное звание и Серым Принцем не были редки, и каждый из бойцов, ступавших на песок Арены, мечтал занять его место. Однако чтобы сам Великий Чемпион бросил вызов – такое случалось крайне редко, тем более что Серый Принц никогда не отличался чрезмерной импульсивностью. Но факт оставался фактом – сегодня на Арене состоится битва между Великим Чемпионом и рядовым гладиатором, которая была инициирована нынешним держателем титула.

Рэйнбоу хоть и слегка раздражало подобное изменение обстановки вокруг в Зале из-за её появления, однако она уже достаточно привыкла к подобному, чтобы не придавать этому большого значения. Переодевшись, она направилась к ближайшему манекену, чтобы поупражняться во владении мечом, но только она потянулась за Умброй, как на манекен приземлился Гэйдж.

– А вот и главная виновница всеобщего переполоха, – поприветствовал грифон Дэш. – Ну как, поджилки не трясутся?

– Лети на хрен, курица в доспехах! – поздоровалась в ответ Рэйнбоу. – Ты мне мешаешь тренироваться.

– Эй-эй, полегче, выскочка, а то весь свой запал растеряешь перед главным боем всей своей жизни.

– Что? Всей своей жизни? Что за чушь?

– Ох, вот даже не знаю, радоваться или нет твоей бестолковой натуре, – вздохнул Гэйдж. Оглядевшись вокруг, он заметил, что многие взгляды были прикованы к нему и пегаске. – Эй, ленивцы! Быстро вернулись к тренировкам! Здесь вам не театр, чтоб вас!

Рёв Мастера Меча пронёсся по всему Кровавому Залу. Не решившись перечить ему, прочие бойцы моментально вернулись к своим занятиям.

– Так, о чём это я, – задумался грифон. – А, точняк. В общем, выскочка, если хочешь иметь хоть какие-то шансы на победу в этом поединке, то тебе нужно выложиться не просто по максимуму, а так, чтобы после него ты могла без зазрения совести сдохнуть от усталости.

– Ха, да каждый бой я провожу только так, – нагло заявила Дэш.

Гэйдж оценивающе оглядел Рэйнбоу и удовлетворённо хмыкнул. После чего спрыгнул с манекена и подошёл к пегаске.

– Тогда давай, докажи мне это, – кинув ей меч для тренировок, он добавил. – Нападай.

Поймав оружие в воздухе, Дэш удобнее закусила рукоять меча и рванулась в атаку.

– Уф пофторять тефе тофно не прифётся.


В Чейдинхоле был полдень, о чём только что сообщил колокол часовни Аркея. Зной, висевший над городом, вынуждал горожан прятаться под навесами, ожидая, когда в город заглянет ветер, дабы обновить застоявшийся воздух. Однако это было маловероятно, так как стены, защищавшие Чейдинхол, мешали этому.

За городом же всё было иначе – предгорья Валусских гор, густо усеянные вековыми деревьями, прекрасно укрывавшие от полуденной жары, были открыты и свободны от любых стен. А временами пробегающий прохладный ветерок, являвшийся лёгким отголоском снежных метелей, бушующих на снежных пиках горного хребта, создавал поистине прекрасную летнюю погоду.

Рядом с Чейдинхолом, на холме, где кончался редкий лес, стояли развалины форта Фаррагут – давно заброшенной заставы Имперского Легиона, возведённой ещё во времена первой Империи. Обрушившиеся стены и перекрытия, поросшие мхом камни, деревья, нависающие над руинами – таким выглядел сейчас форт Фаррагут. Расположенный в самом конце Синей дороги, он являлся никому не интересным местом, где нельзя было найти абсолютно ничего, кроме злых крыс и вековых слоёв пыли. Но это представление было обманчивым.

В этот полдень на вершине единственной уцелевшей башни, прикрытой сенью могучего дуба, растущего в центре развалин, отдыхал странный жеребец. Развалившись на совершенно неуместном для этого места дорогом диване, он умиротворённо посапывал. Его аккуратно уложенная тёмно-русая грива ниспадала на атласную чёрную рубашку, пуговицы которой были украшены чёрными же жемчужинами. На ногах его были одеты прекрасно скроенные сапоги, с вышитыми на них узорами. Это был хозяин этих развалин – Люсьен Лашанс, Уведомитель Тёмного братства.

Спустившийся с гор ветерок пробежался по кроне дуба, заставив листья беспокойно шептаться. Люсьен открыл один глаз и посмотрел на шумящую листву.

– Тенегрив, не думал, что ты решишь зайти ко мне в это время.

Тени, переплетающиеся между собой на листьях, сгустились и сформировали фигуру статного жеребца. Материализовавшаяся тень бесшумно спрыгнула с ветви дерева и приземлилась рядом с Уведомителем.

– По правде сказать, я и сам не в восторге от столь солнечного дня, – отозвался теневой жеребец.

– Чем ярче сияет свет, тем глубже тени, – философски заметил Люсьен. – Среди которых мы и живём. Итак, как прошло очищение?

– Успешно завершено. Всё Убежище теперь чисто от семян предательства.

– А что с Дианой? Как она отреагировала на это?

– Никак. Она не вернулась в Убежище.

– Не вернулась? – подобный ответ стал неожиданностью для Люсьена Лашанса. – Это... это очень плохо. Похоже, мне придётся навестить Имперский город.

– Ты уверен? Быть может, она лишь задерживается? – предположил Тенегрив.

– Нет, Пинкамина Диана Пай не станет отвлекаться на что-то другое. Здесь явно не обошлось без влияния кого-то из принцев. – Уведомитель поднялся с дивана и поправил одежду. – Я должен найти её, если мы хотим претворить наш план.

– Тогда что следует делать мне? Сопровождать тебя?

– Нет, это лишнее. Оставайся здесь, возможно, к нам решат пожаловать какие-нибудь гости. – Люсьен направился к спуску в глубины форта.

– Что ж, удачи тебе и пусть Ситис направляет тебя, – сказал вслед уходящему Тенегрив.


– Похоже, она направилась именно сюда. И что ж эт за место такое? – поинтересовалась ЭпплДжэк.

Она и Флаттершай стояли перед главным входом Арены. Ворота открылись совсем недавно, поэтому многие зрители ещё толпились здесь, не пройдя на трибуны. Среди шума этой толпы ЭйДжей кое-как смогла услышать ответ своей спутницы.

– Это место называется Арена.

– Та самая Арена, где всякие умалишённые сражаются насмерть за деньги? – скорее пояснила, чем задала новый вопрос пони с фермы. – Вот ведь гнилое яблочко! Занимается таким, ничё не говоря!

– Но ты уверена, что она именно д-дерётся здесь? Быть может, она просто… приходит посмотреть, – неуверенно предположила Флаттершай.

– Она? Просто посмотреть? Да не, эт уж навряд ли. Ладна, пойдём, найдём её.

Аккуратно пронеся ЭпплДжэк через толпу, Шай прошла через решётчатые ворота и осмотрелась: перед ней было два прохода, переходящих в лестницы – справа и слева. Та, что располагалась справа, вела наверх, по ней постоянно поднимались и спускались самые разные пони.

– Так, эт наверно к трибунам, значит нам налево, – верно рассудила ЭйДжей.

Но как только Флаттершай подошла к левому проходу, что вёл вниз, её остановил чей-то окрик.

– Эй, ты куда собралась? – привратник Арены окликнул пегасочку. – В Кровавый зал могут спускаться только гладиаторы Арены, зрителям следует проследовать на трибуны.

– Н-ну…

– Понимаете, мы пришли к одной из наших знакомых, она тут сражается и вот совсем недавно пришла. Мы б хотели к ней спуститься и поговорить, – вклинилась в разговор ЭпплДжэк.

– Нельзя. Вам придётся дождаться её, когда она сама поднимется.

– Ну а вы-то спуститься можете, чтоб её позвать? – попробовала подступиться с другой стороны ЭйДжей.

– Нет. Хотя я и работаю здесь, но доступа в Кровавый зал не имею. Поэтому вам придётся ждать, – категорично отрезал привратник.

– Конскияблоки, – вздохнула фермерша. – Тут ничем не помочь. Ладна, сахарок, давай найдём где скамейку рядом, чтоб подождать.

– М-может, поднимемся наверх?

– Эт ещё зачем? Смотреть на то, как всякие дурни бьются ради пары монет?

– Просто… просто, может быть, она и не участвует во всём этом, а просто у неё там какие-нибудь дела, или она сейчас сидит там и ждёт начала, – предположила Флаттершай.

– Эх, ну давай поднимемся, проверим, – согласилась ЭпплДжэк, не сильно веря в подобное.


Перед Башней Белого Золота собралось множество народа. Распространившаяся новость о том, что Канцлер Совета Старейшин будет сегодня лично вещать о чём-то важном, распространилась за два дня по городу, словно пожар. Поэтому нет абсолютно ничего удивительного в том, что среди толпы можно было видеть самых разных жителей города: от богатых горожан и знати до бедняков. Никто не знал, что будет оглашено.

Только солнечные часы указали час дня, высокие двери Башни отворились, и к собравшейся толпе вышел Канцлер Райт Оноробл в сопровождении нескольких членов Совета и дворцовой стражи. Оглядев толпу, он начал:

– Жители Имперского города! Сегодня мне выпала ноша сообщить вам о трагическом событии – Правитель Империи, Император Уриэль Сэптим VII был убит.

После такого заявления над площадью повисла мёртвая тишина. Хотя слухи об этом ходили в последнее время, так как Император редко появлялся на публике из-за своего здоровья, однако прямое подтверждение этого факта Советом Старейшин шокировало всех собравшихся.

– Однако это событие было омрачено ещё больше – нам поступили известия о том, что кроме нашего достопочтенного Императора убийцы добрались и до его сыновей. В это поистине тяжёлое время Совет Старейшин принял решение о взятии на себя бремени всей полноты власти и руководстве Империей, пока не будет найден наследник династии. Также я бы хотел сообщить вам всем, что за этими, без сомнения, ужасающими поступками, стоят фанатики ордена “Мифический рассвет”. Если вы обладаете какой бы то ни было информацией о любом из членов этого ордена или связанных с ним пони, то просим вас незамедлительно сообщить это специальному отделу, сформированному из дворцовой стражи.

Толпа заволновалась, с разных сторон начали раздаваться отдельные выкрики, постепенно переросшие в беспрестанный гвалт. Стоявшие в первых рядах попытались подойти ближе к членам Совета Старейшин, чтобы что-то спросить, но путь им был перекрыт стражей.

Осмотрев забурлившую толпу, Канцлер удовлетворённо улыбнулся и вернулся в Башню Белого Золота.


– Эй, давай активнее. – Гэйдж легко уклонился от меча. – Что-то я не замечаю, чтобы ты вообще старалась.

– Да пофол ты!

Тренировка, что старый грифон устроил Рэйнбоу, длилась уже почти час. За это время вокруг них собралась приличная группа из гладиаторов, желающих понаблюдать за столь редким и необычным представлением. Мастер Меча лично участвовал в тренировке, а не просто раздавал команды и советовал, что и как делать. Последним подобной привилегии удостаивался нынешний Великий Чемпион ещё до получения своего титула. И это, безусловно, говорило о многом.

– Так, почему все бездельничают? А ну ка, давайте возвращайтесь к своим делам, – мелодичный голос Смотрительницы Арены донёсся из-за спин зрителей. – Давайте, давайте, хватит толпиться. И что вообще происходит?

Протиснувшись сквозь столпившихся гладиаторов, Каэла увидела то, что приковало к себе всеобщее внимание.

– А, вот оно что, – ухмыльнулась она. – Ну всё, посмотрели, отдохнули, возвращаемся к занятиям.

Собравшиеся начали медленно расходиться, решив не испытывать на прочность хорошее настроение Смотрительницы. Проследив, чтобы каждый из решивших поглазеть на тренировку вернулся к своим делам, Каэла обратила своё внимание на спарринг между Рэйнбоу и Гэйджем. То, с какой скоростью они двигались, заслуживало отдельного разговора, однако вовсе не это привлекало зебру.

– Гэйдж, может, потренируешь её и в защите?

Увернувшись от очередного выпада, грифон проскочил под клинком, одной лапой схватил Дэш за плечо, а второй захватил под рёбрами и высоко подкинул пегаску. Рэйнбоу в свою очередь не растерялась и, расправив крылья, перевернулась в воздухе, после чего спикировала на оппонента. Гэйдж уклонился лишь в последний момент, тренировочный меч прошёл в нескольких сантиметрах от него. Но в следующий момент точным ударом он выбил оружие у Дэш, после чего толкнул её в бок, отчего она потеряла равновесия и свалилась на пол.

– И вот слушай тебя после этого. – Мастер Меча кинул хмурый взгляд в сторону зебры.

– Ну-ну, я же не просила использовать против неё весь арсенал твоих приёмчиков, – улыбнулась Каэла. – Мог бы и сделать ей пару поблажек.

– Поблажек? Не нужны мне чёртовы поблажки! Я почти достала в последней атаке! – резко заявила Рэйнбоу, вскакивая с пола. – Давай продолжим!

– Не смеши меня, выскочка. С такими медленными движениями, как у тебя, мне ничего не стоило уворачиваться от атак всё это время. В последний же раз я намеренно запоздал с уклонением, чтобы иметь возможность контратаковать, – спокойно пояснял Гэйдж. – Всегда держи в голове возможные действия оппонента и выстраивай свой бой как минимум на несколько действий вперёд.

– Ты уже закончил своё поучение? – недовольно спросила Дэш.

– Сражение есть выстраивание своей тактики боя и навязывание её врагу, а не бездумное размахивание оружием. Так сражаются гладиаторы, – подвёл итог грифон. – Тренировка окончена.

– Это ещё почему?

– Иди, отдыхай, выскочка — до битвы на арене тебе надо восстановиться. – Гэйдж расправил крылья и полетел в другую часть Кровавого зала.

– Чёртова курица!

– Не обижайся на него, малышка, – поспешила остудить пыл пегаски Каэла. – Всё-таки, он знает, о чём говорит. А сейчас тебе действительно стоит отдохнуть, потому что самое интересное лишь впереди, у-ху-ху.


“Итак, жители и гости Имперского города! Настало время для завершающего сегодняшний день боя. И я могу с уверенностью сказать, что эта битва достойна быть последней! Сейчас мы станем свидетелями битвы между Великим Чемпионом и смельчаком, осмелившимся бросить ему вызов! Но прежде чем говорить о жаждущем славы гладиаторе, давайте поприветствуем Великого Чемпиона! Боец, не потерпевший...”

В первом ряду трибуны, расположившейся прямо над воротами, ведущими в Кровавый зал, сидели Мастер Меча и Смотрительница Арены. Не обращая внимания на слова оратора, они беседовали о предстоящей битве.

– Гэйдж, что скажешь о поединке? – поинтересовалась зебра.

– У неё нет никаких шансов, – коротко ответил грифон.

– Ну-ну, не говори так, ты портишь всю интригу!

– Чёрт, ты и так всё знаешь без меня. К чему эти расспросы?

– Даже обезьяна может упасть с дерева, – загадочно сказала Смотрительница.

– Чё? Это ты к чему? – непонимающе вопросил Гэйдж.

– Давай просто посмотрим, и узнаем, к чему это я.

– Опять ты за своё, Каэла, – вздохнул грифон.


“Славные граждане! У нас есть победитель! Слава, слава победителю! И пускай не утихают овации, пока победитель не скроется в Кровавом зале, ведь он заслужил это!”

Усиливаемый с помощью магии голос оратора разносился по трибунам, распаляя зрителей. Но среди беснующейся толпы выделялись две пони, и если одна из них была совершенно равнодушна к происходящему, то вторая старалась как можно меньше смотреть на бои, хотя и внимательно следила за выходящими на арену пони.

– Пока что она не вышла. – ЭпплДжэк глянула на небо, начинающее окрашиваться в оранжевые тона. – Да и вечереет уж, скоро всё эт закончится. Похоже, ты была права, сахарок.

– Ну, я лишь… – замялась Флаттершай.

– Спасибо те. Честно, когда мы пришли сюда, то я много плохого подумала о ней. Но эт всё оказалось не так. И всё благодаря тебе. – ЭйДжей улыбнулась подруге, отчего пегасочка ещё более сконфузилась.

– Н-не стоит…

– Ладна, пойдём на выход, попробуем подождать яблочко там.

– Да, – согласилась Шай.

Они поднялись со своих мест и направились к выходу с трибун. В это время оратор с новой силой принялся заводить публику.

“Итак, жители и гости Имперского города! Настало время для завершающего сегодняшний день боя. И я могу с уверенностью сказать, что эта битва достойна быть последней! Сейчас мы станем свидетелями битвы между Великим Чемпионом и смельчаком, осмелившимся бросить ему вызов!”

Услышав это, ЭпплДжэк резко остановилась, из-за чего Флаттершай вопросительно посмотрела на неё.

– А, сахарок, давай притормозим чутка. Тут что-то интересное намечается, – эта фраза заставила Шай сильнее волноваться.

Меж тем, оратор продолжал.

“Но прежде чем говорить о жаждущем славы гладиаторе, давайте поприветствуем Великого Чемпиона! Боец, не потерпевший ни одного поражения, на протяжении шести лет владеющий титулом сильнейшего гладиатора, встречайте – Великий Чемпион, Серый Принц!”

На Арену ступил статный жеребец, облачённый в гладиаторские доспехи. Его серебристая грива, выпущенная через гребень, трепетала на ветре. Выйдя в центр, он поприветствовал зрителей поклоном, отчего трибуны разразились овациями.

– Так он и впрямь Великий Чемпион… – произнесла ЭпплДжэк.

– Это тот, кто позавчера в доме Хэрбал Рэмеди помог вам с вымогателями? – поинтересовалась Флаттершай.

– А, да, он самый. Хоть Хэрбал и говорил о том, кто он такой. Но видеть его сейчас, и всю это толпу…

“А теперь, претендент, решивший испытать свою удачу в поединке с Великим Чемпионом. И хотя об этом гладиаторе мы узнали совсем недавно, слава её уже разнеслась очень далеко! Да, дорогие зрители, вы не ослышались! Это она! Та самая пегаска, что уже успела запомниться всем нам за свою необычную внешность и непревзойдённую скорость!”

– Эй, только не говорите мне, что эт она, – не в состоянии понять, верить ли своим чувствам или нет, ЭйДжей посмотрела на Шай.

– Н-не может быть… – только и смогла тихо ответить та.

“И хотя её имя мало кто знал, но советую вам хорошенько его запомнить! Потому что я уверен, оно ещё не раз прозвучит на Арене! Встречайте – Рэйнбоу Дэш!”

– Конскияблоки…


Железные ворота, отделявшие подъём из Кровавого Зала в Яму, распахнулись. Рэйнбоу вышла на свет арены, где в центре её уже ожидал Серый Принц. Подойдя к своему противнику, Дэш прислушалась к рёву трибун, с которых попеременно скандировали их имена или же просто истошно орали.

– Да ты тут знаменитость, – саркастично заметила пегаска.

– От славы никуда не деться, – вздохнул Серый Принц.

– Ну, что, готов проиграть, о Великий Чемпион?

– Не ты первая, кто произносит подобную фразу. – Жеребец обнажил свой меч. – Не ты последняя.

– А вот это мы сейчас и проверим!

Выхватив из ножен Умбру, Рэйнбоу устремилась в атаку. Серый Принц уклонился и контратаковал рубящим ударом по горизонтали. Дэш пригнулась, пропуская меч над собой, и метнулась вперёд, целясь по ногам оппонента. Жеребец быстрым движением заблокировал удар, воткнув свой клинок в землю пред собой. Проскочив за спину, Рэйнбоу продолжила атаку, решив ударить сверху. Но Великий Чемпион уже успел восстановить свою защиту и успешно парировал выпад. Дэш отскочила назад и остановилась.

Толпа в это время бесновались, однако многочисленные крики зрителей сейчас ничего не значили для сражающихся, они будто находились в другом месте, где были только они и их цель – победа. Именно поэтому ЭпплДжэк, пытавшаяся привлечь внимание бойцов, находясь в первом ряду трибун, оставалась незамеченной.

Рэйнбоу переводила дыхание, думая над возможными вариантами атаки.

“Эй, железяка, ты будешь мне помогать или как?”

“Я уже отдаю тебе свою силу, без неё ты бы и на ногах сейчас стоять не смогла”.

“Что-то я не замечаю ни фига. Может, будешь выполнять свою работу лучше?”

“Как хочешь”.

Узоры, покрывавшие лезвие Умбры, едва заметно вспыхнули красным. Дэш почувствовала, как сила расходится по её телу, пробираясь в каждую клетку.

“Вот теперь повоюем”.

Рэйнбоу рванулась вперёд, решив подобраться как можно ближе к противнику. Серый Принц решил не бездействовать и попытался сразу же контратаковать, однако Дэш отбила его атаку и нанесла свой удар, целясь в шею. Жеребец пропустил Умбру в сантиметрах от себя, уклоняясь от острия меча, и нанёс ответный удар. Рэйнбоу увернулась от его атаки, однако кончик клинка всё-таки черканул по доспеху. Почувствовав это, пегаска оттолкнула клинок наплечником и рубанула мечом, вновь надеясь поразить шею Серого Принца. Тому не оставалось ничего другого, кроме как отскочить назад, выйдя из схватки.

– Прекрасные движения, – похвалил он свою противницу.

– Ну фпафибо.

– Тогда давай закончим прелюдию и перейдём к основному действу.

Великий Чемпион начал медленно приближаться, пристально смотря на Рэйнбоу. Та не выдержала и атаковала первой. Серый Принц быстро парировал атаку и контратаковал. Дэш успела подставить наплечник, заблокировав укол. Клинок с силой ударился в стальную пластину и прошёл по касательной, оставив на поверхности брони глубокую царапину. Следуя за своим мечом, Принц оказался сбоку от Рэйнбоу, мгновенно развернулся на месте и сделал новый выпад. На этот раз та была вынуждена увернуться. Но следом за этой атакой последовала другая, а затем ещё одна и ещё. Дэш пришлось уворачиваться и отбивать удары, не имея возможности провести контратаку. Наконец, ей удалось выгадать момент, чтобы парировать удар, отразив клинок Великого Чемпиона в неудобное для повторной атаки положение, и отскочить назад. Серый Принц также отступил на несколько шагов, восстанавливая дыхание после серии атак.

“Чёрт, железяка! Давай, мне нужно больше силы!”

“Не думаю, что тебе это поможет. Ты и так на пределе. И, уж поверь, не в моих интересах позволять тебе помереть. Я ещё не удовлетворил свою жажду”.

“Тогда дай мне свою мощь, чтоб тебя! С хрена ты языком, или что там у тебя, чешешь?”

“Я понял. Пусть будет, как ты пожелаешь”.

Вырезанные на клинке линии вновь, на этот раз сильнее, озарились красным, питая Рэйнбоу потаённой силой. Но на этот раз она не успела начать атаку – противник сам ринулся вперёд. Первым же выпадом он сумел достать её, но в последний момент пегаска смогла увернуться, отделавшись лёгкой раной. Не дав Дэш опомниться, Великий Чемпион начал прессовать её, проводя серии колющих и рубящих ударов, не оставляя момента для контратаки. Все силы Рэйнбоу теперь уходили на защиту. Однако она всё время искала момент для того, чтобы начать свою атаку. И такой момент настал – не рассчитав силу замаха, Серый Принц дал Дэш достаточно времени для ответного удара, чем та не преминула воспользоваться.

Решив взять инициативу, пегаска нацелилась в грудь противника, намереваясь заставить его перейти к обороне. Но её удар так и не достиг цели – Великий Чемпион обратным движением попал обухом своего меча по рукояти Умбры, отчего тот вылетел из хватки Рэйнбоу. Она осталась безоружной.

“Вот чёрт”.


– Конскияблоки, да что ж эт творится! – вздыхала ЭпплДжэк, напряжённо наблюдая за битвой.

Флаттершай сидела рядом и поочерёдно смотрела то на свою подругу, то на происходящую на арене схватку, в мыслях пытаясь спешно придумать, что можно сделать.

– Мы должны прекратить это, – твёрдо заявила ЭпплДжэк.

– Но как? – почти крикнула Флаттершай, сильно переживая за одну незадачливую пегаску.

После того, как Рэйнбоу и Серый Принц в очередной раз разошлись, ЭйДжей решила.

– Мы попадём туда и заставим их остановиться.

– Но ведь нас не пустят внутрь, чтобы пройти к ним, – возразила волнующаяся Шай.

– Нам и не нужно внутрь, – парировала ЭпплДжэк. – Мы попадём сверху.

– Но как… – тут Флаттершай поняла, на что намекала её подруга. – Но ведь ты не сможешь это сделать, у тебя сломана нога.

– И здесь мне поможешь ты, сахарок. Ты пролетишь и сядешь там, рядом с ними.

– Я… я не смогу. Взлететь и нести тебя… я... я не смогу, – неуверенно начала пегасочка.

– Сахарок, послушай, если мы не сделаем это, то кто-то из этих двоих помрёт. А я каждому из них обязана. И что-т мне подсказывает, что… – ЭпплДжэк не закончила свои объяснения. – И, конечно же, я верю, что ты сможешь.

– Веришь?

– Разумеется верю. Но главное, чтобы ты сама поверила. – По трибунам прокатился единодушный возглас – это Великий Чемпион обезоружил своего противника. – Конскияблоки, давай, сахарок, времени на раздумья нету.

Флаттершай посмотрела в глаза ЭпплДжэк, затем бросила быстрый взгляд на арену и таки согласилась, слегка кивнув своей подруге. ЭйДжей быстро забралась на спину Шай и постаралась как можно крепче ухватиться. Флаттершай встала на невысокий барьер, отделявший трибуны от ямы, где располагалась арена, и расправила крылья. В следующий момент она взмахнула ими и полетела, но непривычная тяжесть и общая неуверенность сделали своё дело – вместо полёта Шай еле-еле удалось спланировать на песок, несколько неуклюже приземлившись рядом со сражающимися.

Появление на арене кого-то, кроме гладиаторов, вызвало новую волну возгласов на трибунах, начали сыпаться первые ругательства.

ЭпплДжэк, как можно скорее встав на землю, обратилась к сражавшимся:

– Прекратите, вы оба!

– Фермерша?! Какого чёрта?! – недоуменно спросила Рэйнбоу.

– Что ты здесь делаешь? – Серый Принц был удивлён не меньше.

– Хватит драться, пожалста! Это неправильно! – срываясь на крик, продолжала ЭйДжей.

– Ты что вообще несёшь?

“Славные граждане! Похоже, что у нас произошло непредвиденное обстоятельство! На Арену попали зрители с неясными нам пока намерениями и в данный момент о чём-то разговаривают с гладиаторами. Что за невероятное зрелище! Право слово, подобное происходит на моей памяти впервые! И я даже не знаю, что и сказать, ведь сами бойцы судьи своему бою и только им решать, что же делать. О, постойте! Великий Чемпион убрал свой меч в ножны и покидает Арену! Что же всё это может значить?


– Эй, выскочка, что за цирк вы устроили? – Гэйдж приземлился перед Рэйнбоу, валявшейся на сене. – Какого хрена там вообще произошло?

– У своего Великого Чемпиона спрашивай, с чего это он вдруг взял и свалил. – Дэш устало посмотрела на грифона.

– Да у него спросишь. – Мастер Меча отстранённо посмотрел в дальний конец зала. – Ты мне вот что скажи: ты ж ведь знаешь этих двоих, что бой прервали, так?

– Ну да, знаю, – недовольно признала Рэйнбоу. – Да вот только ваш Великий Чемпион тоже не в первый раз с ними встречается.

– А, чёрт, не знаю, что за разборки у вас там происходят, но если эти твои подруги выкинут что-нибудь этакое ещё раз у меня на Арене – простым выдворением они не отделаются, ясно?

– Подруги, ага… – протянула Дэш. Поймав взгляд грифона, она добавила. – Да-да, я им передам.

– Давайте уже поговорим о поединке. – К говорившим подошла Каэла. – Малышка, тебе понравился бой с Серым Принцем?

– Каэла, ты-то почему здесь? – удивился Гэйдж. – Я думал, ты пошла с ним разбираться.

– Ну-у-у-у, он был в своём репертуаре – бросил пару вежливых фраз, скупо ответил на мои вопросы, затем извинился и, сказав, что ему куда-то там надо, ушёл.

– Вот вечно с ним так, – вздохнул Мастер Меча. Увидев ухмылку Рэйнбоу, он резко добавил. – А ты не улыбайся, с тобой не легче, выскочка.

– Ну хватит тебе, – начала успокаивать грифона Каэла. – Так что ответишь на мой вопрос, малышка?

– Ой, да что тут отвечать, – не дав сказать Дэш ни слова, начал Гэйдж. – Повезло ей, что цела осталась. Хотя всё шло к тому, что ты копыта отбросишь, да вот только некоторые помешали.

– Эй, курица, кудахтай в другом месте! – огрызнулась Рэйнбоу, продолжая валяться на сене.

– Хах, да-да, разумеется, без-пяти-минут-дохлая-выскочка. – Грифон наигранно поклонился и удалился.

– Ты не принимай его слова слишком серьёзно, – попыталась подбодрить пегаску Смотрительница. – Всё-таки, ты смогла заставить Серого Принца начать сражаться всерьёз и вынудила его отступить несколько раз.

– Да-да, знаю-знаю, – небрежно ответила Дэш. – Но мне ещё нужно долго и упорно тренироваться, улучшая свои навыки и развивая способности, чтобы начать сражаться так же, как и он, правильно?

– Ничего подобного, – ухмыльнулась зебра. – Помнишь, что сказал Гэйдж после твоей тренировки? “Сражение есть выстраивание своей тактики боя и навязывание её врагу, а не бездумное размахивание оружием”. Он, конечно, чересчур заумно сказал, но всё же, суть осталась. Если ты сможешь усвоить это, то сможешь победить любого.

– Хорошо, я постараюсь это понять.

– Что ж, тогда отдыхай и восстанавливайся, завтра, я надеюсь, мы скажем тебе, когда у вас будет повторная битва. – Каэла собралась уходить. – А, и да, хотела рассказать тебе кое-что интересное. С момента появления Серого Принца здесь, в Кровавом Зале, и до получения им титула Великого Чемпиона прошла всего неделя. Ну всё, я пойду, приятного отдыха.

Не сказав ничего в ответ, Рэйнбоу закрыла глаза и устроилась поудобнее на подстилке.

“Чёрт, сил ни на что нет. Эй, Умбра, это из-за тебя всё?”

“Я предупреждал о последствиях”.

“Ну давай теперь ты мне проповедь устрой. Короче, если я отдохну, то всё пройдёт?”

“Да, силы к тебе вернутся”.

“Отлично, тогда сейчас самое время поспать”.

Однако кое-кто был против подобного. Пролетавший мимо Гэйдж недовольно уставился на пегаску.

– Эй, соня, давай выметайся, Арена закрывается.

– Чёрт, дай отдохнуть. – Рэйнбоу перевернулась спиной к грифону.

– Дома у себя будешь отдыхать. Или где ты там живёшь. – Гэйдж приземлился и толкнул Дэш в бок. – Вали, кому говорю, иначе на ночь здесь запру.

– Ладно, сейчас уйду. – Рэйнбоу неохотно поднялась и отряхнулась. – Раскудахтался тут, блин пернатый.


“Чёрт, даже отдохнуть не дал. Совсем обнаглел, курица. Вот когда приду в следующий раз, он у меня попляшет. Я ему покажу, что к чему”.

“Не слишком ли претенциозные мысли для той, кто стоит на ногах лишь благодаря мне?”

“А ты вообще молчал бы. Не то выкину в ближайшую канаву”.

Дэш поднималась по лестнице Кровавого зала, медленно перебирая копытами. Как только ступени под её ногами закончились, путь ей преградила Флаттершай, на спине которой устроилась ЭпплДжэк.

– Так, и что вам от меня нужно? – Рэйнбоу была совершенно не в настроении спорить.

– Для начала, на кой ляг тебе нужна было молчать? – недовольно начала ЭпплДжэк. – Почему нельзя было рассказать, чем ты занимаешься?

– Почему? Ну, наверное, потому, что я не хотела слушать твои нудные расспросы, как сейчас, например.

– Однако ж твоё враньё повлекло за собой именно это. – ЭйДжей укоризненно посмотрела на Дэш.

– Я не виновата, что ты такая надоедливая.

– Конскияблоки, ну а что мне делать-то прикажешь? Ты ж невесть что делаешь, а сама отмалчиваешься.

– Ладно, я поняла. Ещё дурацкие вопросы?

– Почему ты сражалась с Серым Принцем?

– Похоже, я была права. Ты его знаешь, не так ли, фермерша? – интерес к разговору внезапно проснулся в Рэйнбоу.

– Да, знаю.

– И, как же ты познакомилась с Великим Чемпионом?

– Так, яблочко, ответь-ка для начала на мой вопрос.

– Я… я считаю, что Рэйнбоу тоже может спрашивать. Всё же, мы тоже кое-что скрыли от неё, – вмешалась в разговор Флаттершай.

– Что-то скрыли, значит, – призадумалась Дэш. – Видать, как-то связано с тем, что ты ходила полностью перебинтованная, хотя у тебя была лишь сломана нога. Ну, и имеет ли этот гад к этому отношение?

ЭпплДжэк вздохнула, переглянулась с Шай, но решила рассказать, что же с ней произошло в тот день.

– В общем, когда я была у лекаря, к нему пришли вымогатели и устроили погром. Я попыталась помешать им, но не смогла, так они и меня начали бить. Затем появился Серый Принц и, ну, он выбил из них дурь, чуть не убив. Он, оказывается, знакомый этого лекаря. Так я получила себе пару синяков и ссадин да познакомилась с ним.

– Вот значит как, – разочарованно протянула Рэйнбоу. – А я надеялась на что-нибудь поинтереснее.

– Мне кажется, что теперь твой черёд рассказывать. – ЭпплДжэк вопросительно посмотрела на пегаску.

– Чёрт, вот даже не знаю, как на твой дурацкий вопрос ответить. В общем, ты знаешь, чем занимаются на Арене? – Дэш скептически посмотрела на фермершу.

– Знаю, и мне эт ой как не нравится.

– Тогда ты уже знаешь ответ.

– И всё?

– А должна быть другая причина? – удивилась Рэйнбоу. – А, ну, должно быть, ему не понравились мои слова, вот он и вызвал меня на бой.

– То есть из-за денег и пары слов вы сражались?

– Ну да.

– Конскияблоки, да как так можно вообще?! – возмутилась ЭпплДжэк. – Разве это стоящая причина, чтоб драться?!

– Мне кажется, что нельзя обвинять Рэйнбоу в её убеждениях. – Флаттершай заступилась за Дэш, одновременно стараясь успокоить ЭйДжей. – Здесь нет правых и виноватых, все правы по-своему.

– Вот, ясно тебе, фермерша? Так что не надо тут пылить. Узнала, что хотела и всё, – почувствовав поддержку, надменно добавила Рэйнбоу.

– Больно надо разъяснять такой, как ты, что хорошо, а что нет, – с вызовом ответила ЭпплДжэк.

– Подождите, пожалуйста, – оборвала начинавшуюся было перепалку Шай. – Не надо грубить друг другу, это же неправильно. Вы должны извиниться за это.

– Что? Сахарок, извиняться пред ней, за то, что она говорила обо мне гадости?

– Ещё чего! Чтоб я просила прощение у этой надоедливой фермерши? Нет, спасибо.

Флаттершай хмуро посмотрела на Рэйнбоу. Поймав её взгляд, радужногривая пегаска не смогла отвести взгляд. Он медленно проникал в сознание, заставляя забыть обо всей ярости и злобе, отринуть конфликты и принять мнения кого-то другого, как что-то по-настоящему значащее. Очарованная этим, Дэш замерла, а Флаттершай тем временем уже перевела взгляд на непонимающе смотрящую ЭпплДжэк. Та же история повторилась и с ней. Однако наваждение не продержалось и минуты, после чего спорящие до этого Рэйнбоу и ЭпплДжэк неловко посмотрели на Шай, а затем друг на друга.

– Чёрт, ЭйДжей, знаешь, я, наверное, вспылила что-то, – запинаясь, начала извиняться Дэш.

– Нет, эт я лишнего наговорила, яблочко, – примиряюще ответила ЭйДжэй. – Да и волновалась я зря. Ты ж знаешь, что делаешь, а, значит, всё с тобой будет в порядке.

– Ну ещё бы.

– Но твоё занятие я сильно не одобряю! Это неправильно!

– Да-да, это я уже поняла. – Когда накал страстей стих, усталость вновь напомнила Рэйнбоу о себе. – Пойдёмте уже, я чертовски сильно устала.


– Серьёзно? – оторопевшим голосом переспросил Монохром.

– Да, вы представляете, одна из особ, что присоединились к нашим поискам, не без вашей, надо отметить, помощи, оказалась сестрой этой маленькой мисс. Не так ли, Эпплблум? – Эмберкайнд обратился за подтверждением к маленькой кобылке.

– Ага! Спасиба, что нашли мою сестрёнку! – радостно воскликнула кобылка.

– В принципе, я ничего и не сделал, – пожал крыльями пегас. – Но всё равно здорово, что всё обернулось таким образом, и ты встретилась со своей сестрой.

– Ага! – также задорно подтвердила Эпплблум.

– И всё же, стоит отметить, что это отнюдь не простое совпадение, – решил высказаться Эмберкайнд. – Меня не покидает ощущение, что всё это было если не специально спланировано кем-то, то определённо подведено к тому, чтобы закончилось чем-то похожим. Вам так не кажется?

– Да не, ты просто всё слишком накручиваешь, – усмехнулся Чардж. – Как там говорится, божий промысел, правильно? – “Ну, если это так, то я почти наверняка уверен, кто этот самый бог”.

– Может быть, я действительно преувеличиваю. – Единорог посмотрел в окно, сквозь которое просачивались оранжевые лучи заходящего солнца. – Мне кажется, мисс Спаркл должна в скором времени подойти.

– И сестрёнка!

– Да-да, твоя сестра и её подруги тоже скоро придут, – заверил маленькую кобылку Монохром. – Кстати, ты ей рассказала, как здесь очутилась?

– Ага! Она сама не поверила всему тому, что я сказала, так что пришлось просить мистера Эмберкайнда сказать, что всё, что я сказала – правда.

– Да, признаться, это было довольно трогательное воссоединение. Было даже как-то неудобно присутствовать при этом.

– Так или иначе, все счастливы, – подвёл итог разговору Чардж.

Расположились разговаривающие в гостиной, куда вела парадная дверь особняка, так что они сразу бы узнали о гостях. В дальнем конце зала (комнатой назвать это помещение язык не поворачивался из-за его внушающих размеров) уже стоял стол, уставленный всевозможными яствами. Грифина, одна из охраны Эмберкайнда, заканчивала сервировку. Другой же охранник, единорог, сейчас трудился на кухне.

– А уже можна? – Эпплблум пристально смотрела на стол, полнившийся блюдами, о которой она прежде лишь слышала.

– Мисс Эпплблум, имейте терпение, гости ещё не пришли, а начинать банкет без них неправильно, – назидательно ответил Эмбер.

– И вообще, кто там хотел скорого возвращения своей сестрёнки? – ухмыльнувшись, заметил Чардж.

– Ладно… – грустно протянула кобылка.

– Ты не расстраивайся, уверен, они скоро появят…

Дверь плавно отворилась, пропуская в проём лучи заходящего солнца.

– А вот и они.

В гостиную вошла Твайлайт Спаркл, дверь за ней медленно вернулась на своё место, ведомая магией.

– Или нет.

– Мисс Спаркл! Рад вас видеть! – Эмберкайнд поднялся с ложа и поспешил поприветствовать гостью.

– Взаимно, – выдавила из себя слабую улыбку Твайлайт. – Я признательна за приглашение, однако позвольте узнать, что за причина устроить званый вечер?

– Званый вечер? Думаю, будет излишне назвать так наш маленький банкет, – поскромничал хозяин особняка. – Всё же, приглашены лишь участники наших исследований.

– Ну привет. – Монохром взмахнул крылом, когда взгляд единорожки на мгновение остановился на нём.

– Что же до причины, то спешу вас обрадовать: мистер Чардж вернулся сегодня с новым фрагментом.

Взгляд Твайлайт тут же загорелся.

– Я могу осмотреть его?

– Не хотелось бы отвлекаться на рабочие моменты сейчас, всё-таки мы собрались здесь не для этого. Но, пока не все собрались, то я с радостью продемонстрирую вам находку. – Эмберкайнд приглашающе провёл копытом. – Прошу, пройдёмте в библиотеку.

– Никакого уважения к трудягам, – вздохнул пегас.

Когда Твайлайт в сопровождении Эмбера начали подниматься по лестнице, Эпплблум, до этого тихо наблюдавшая за разговором, решила поинтересоваться.

– А кто эта?

– Ну, зовут её Твайлайт Спаркл, как ты уже, наверное, поняла. Она также работает вместе с Эмберкайндом, как и я, хотя занимается другого рода делами, – пояснил Чардж.

– А какими?

– Книжный червь она, – ответил Монохром, удостоверившись, что объект обсуждения уже поднялся на второй этаж.

– Книжный? То есть он в книжках дырки делает? А почему она делает дырки в книжках? – непонимающе вопросила Эпплблум.

– Не буквально же, глупая. Она просто всё своё время проводит за…

Дверь снова отворилась, и в зал вошли Рэйнбоу и Флаттершай, на спине которой устроилась ЭпплДжэк.

– Сестрёнка! – Эпплблум вскочила с дивана и подскочила к пришедшим.

– Эпплблум, не шуми ты так, не... – ЭпплДжэк не договорила, оборвав фразу, и потупила взор.

– Эй, да я тебя знаю. – Дэш внимательно посмотрела на Эпплблум. – Да, точно. Это тебя схватили те идиоты и пытались шантажировать ЭйДжей, да на вершине той башни тож ты была.

– Сестрёнка, а эт кто? – недоумевающе поглядела на Рэйнбоу кобылка.

– А, ну да, в общем, Эпплблум, твоя спасительница. Она помогла тогда спровадить негодяев, что пытались попасть к нам, и в башне я смогла тебя найти только благодаря её помощи.

– Так это ты была той пони в плаще? – удивилась Эпплблум. – И зачем ты скрывалась, у тебя ж такая красивая грива. И что за башня? О чём вы говорите таком?

– Э? То есть ты не помнишь ничего? – на этот раз была очередь Дэш удивляться. – То есть что произошло на ферме, всю эту бой…

– Ябл… Рэйнбоу! – сквозь зубы проговорила ЭпплДжэк.

– Похоже, что у малышки частичная потеря памяти, – подал голос Монохром.

Дэш моментально перевела взгляд.

– Зебра!

– Ну привет, жеребчиха, давно не виделись. – Пегас махнул крылом. – И привет твоим подругам, ЭпплДжэк и… Флаттершай. Спасибо Эмберу и малышке, просветили.

– Какого хрена ты тут делаешь?! – Рэйнбоу была явно не рада видеть Чарджа.

– Погоди-погоди, не доводи снова дело до драки, тем более здесь. – Монохром примиряюще провёл копытами по воздуху. – И да, я вернулся из похода.

– Из похода? Ты свалил на нас свою работу и чёрт знает куда слинял!

– Не чёрт знает куда, а за новым фрагментом статуи. И я его достал, – гордо добавил пегас.

– Фрагментом статуи? – переспросила ЭпплДжэк.

– Ну да. Помните тот камень, что я у вас позаимствовал? Это часть статуи, которую собирает Эмбер. Я, а теперь и вы, работаем на него, чтобы искать эти куски. Всё просто, – пояснил Чардж. – Ещё вопросы?

Злобно посмотрев на Монохрома, Рэйнбоу направилась к нему.

– Ой-ой, ну давай без копытоприкладства!

– Сдался ты мне, кусок полосатого дерьма! – бросила Дэш, проходя мимо. Она быстро поднялась по лестнице и скрылась на втором этаже.


Спустившись в зал, Эмберкайнд посмотрел на вернувшихся ЭпплДжэк и Флаттершай.

– О, а вот и оставшиеся гости!

– Ну, не все вообще-т. – поправила ЭйДжей.

– А, верно. Вашей напарнице вновь нездоровится? Заметил, как она заходила в комнату. Что-то случилось?

– Не-не, ей и впрямь нездоровится. Надеюсь, скоро поправится, – поспешила убедить Эмберкайнда ЭпплДжэк.

– Будем надеяться, что ей станет лучше как можно скорее, и она присоединится к нам. А сейчас давайте начинать. Грэйндж, всё готово?

– Да, Даск уже закончил с готовкой. Стол готов, – ответила грифина, выглянув из двери, ведущей на кухню.

– Прекрасно. Не забудьте и сами подкрепиться, а затем возвращайтесь к дежурству.

– Принято! – донеслось с кухни.

– Итак, а теперь давайте пройдём к столу и отпразднуем этот замечательный день! – радостно предложил единорог.

– А чё за день-то такой? – ЭпплДжэк недоуменно посмотрела на собравшихся.

– Ах да, вам ведь я не рассказал причину, – спохватился Эмберкайнд. – Наш небольшой банкет я организовал для того, чтобы отпраздновать возвращение мистера Чарджа с новой находкой, так востребованной в моих изысканиях. Идею устроить подобное мероприятие высказал как раз-таки мистер Чардж, за что ему стоит сказать спасибо.

– Будто бы сами до такого не додумались бы, – заметил Монохром. – Кстати, а где книжный червь? Она ж тоже гость, как-никак.

– Простите, кто?

– А, проклятье. Твайлайт Спаркл, я хотел сказать.

– Так вы о мисс Спаркл интересовались. Она сейчас проводит первый осмотр принесённого вами фрагмента, но скоро присоединится к нам.

– А это нормально? Начинать без неё, я имею в виду.

– Мисс Спаркл сказала, что мы можем начать и без её участия, она в любом случае присоединится к нам. – Эмберкайнд заверил пегаса.

– Ну, если всё так, то давайте начинать, а то у меня с утра и крошки во рту не было.


Просторная комната, уставленная шкафами, манекенами и вешалками для самой различной одежды освещалась несколькими свечами, расположенными в подсвечниках на стенах. Огромный чёрный ворон сидел на одном из манекенов для платьев, пристально наблюдая за белоснежной единорожкой, проверяющей многочисленные карманы и ремни на своей одежде.

– Можно хотя бы поинтересоваться, для чего тебе понадобился этот меч? – спросила единорожка, пересчитывая отмычки.

– Я же не интересовалась у тебя, зачем тебе понадобился мой капюшон, – донеслось со стороны пернатого гостя, хотя птица даже не открыла клюва.

– Ах, ну вновь начинается… – вздохнула хозяйка комнаты. – Скажи, пожалуйста, за все эти года ты не смогла придумать никакой более благозвучной причины не отвечать на мои вопросы?

– А у тебя за всё это время не появилось хоть немного ума и понимания того, что воровать это плохо?

– Сказала покровительница воров? – решила продолжить череду вопросов воровка, проверив ремни на своих кожаных доспехах, тонких как ткань.

Кто сказал тебе такую глупость? Я – Повелительница ночи, Императрица Теней, Хозяйка тайны и Святая подозрений, Дочь Сумрака, Я – Ноктюрнал-непостижимая, а не какая-то жалкая покровительница ничтожных воришек, – громогласный голос разнёсся по комнате.

– Тише-тише, дорогая. Я прекрасно тебя слышу. – Единорожка копытом поправила завитую фиолетовую гриву. – И всё-таки, давай вернёмся к тому, с чего мы начали. Зачем тебе, великой и ужасной Повелительнице ночи, понадобился какой-то там меч? Причём никак иначе, кроме как при непосредственном участии меня в роли той, кто найдёт и принесёт этот клинок тебе.

Не сметь дерзить мне! – ещё громче разразилась Ноктюрнал.

– И всё же?

– Кто-то ведь хочет вернуться к своей жизни, не так ли?

– Ах, лучше не напоминай, – отмахнулась воровка.

– Тогда наш разговор может быть завершён. – Ворон расправил крылья, готовясь вылететь в окно. – И да, я тебе кое-что расскажу, если ты всё сделаешь правильно, то у тебя появится шанс вернуть всё на круги своя, графиня Анвила, достопочтенная госпожа Рэрити.


– Ну и хорошее же вино у тебя в погребе! – Монохром разом осушил бокал. – Не чета всяким бодягам из таверн.

– Благодарю, мистер Чардж, – живо откликнулся Эмберкайнд. – Это крайне редкий сорт, зовущийся Вином изгнания теней. В своё время, оно было в ходу у Имперского легиона, поскольку обладало удивительным согревающим эффектом и позволяло часовым прекрасно видеть в ночи.

– О, то самое знаменитое винцо легионеров, – многозначительно протянул Монохром, голосом, поддёрнутым хмелем. – Эй, мисс ЭпплДжэк! А почему вы не пьёте замечательное вино из погреба щедрого господина Эмберкайнда, которое в своё время разливали по кружкам вояки из Легиона? А то только водой блюда и запиваете.

– А, да знаешь, мне б сидра. Не очень-то мне вино или что другое нравится.

– О, и впрямь! Сидра нету! Так, господин Эмберкайнд, а нет ли у вас в погребе и сидра?

– Хм, если мне не изменяет память, то на одном из стеллажей должны быть несколько бутылок, что мне однажды подарили. Вот только я совершенно не знаю, где именно, – задумался единорог.

– Так в чём проблема? Позови своих верных слуг да прикажи достать!

– Думаю, в этом нет нужды, я сам спущусь.

– Помощь не нужна? – предложила ЭпплДжэк.

– Тебе нельзя, – строго заметила Флаттершай, однако быстро добавила, смягчив голос. – Твоя нога ещё недостаточно исцелилась, чтобы можно было пытаться самостоятельно передвигаться.

– Так и что? Я ж могу и на трёх но…

– Мисс Флаттершай всё правильно сказала! – Чардж перебил ЭпплДжэк. – Нечего раненой пони работать! О! Малышка! Помоги господину Эмберкайнду, а?

– Да! – заскучавшая было Эпплблум вскочила из-за стола, радуясь появившейся возможности что-нибудь сделать. – Будет сделано!

– Тогда прошу за мной. – Эмбер провёл копытом в направлении спуска в погреб. – И будьте аккуратны, лестница довольно крутая.

– И никакая я не раненая, – тихо проворчала ЭйДжей.

Проводив взглядом кобылку, оставшиеся за столом пони вернулись к трапезе. Но не прошло и минуты, как вновь вспыхнул разговор. На этот раз первой заговорила Флаттершай, озабоченно поглядывающая на грубую повязку на плече пегаса.

– Если мы заговорили о раненых… То, может, я осмотрю вашу рану?

– Какую? – удивился Монохром. – А, эту. Не-не, не надо, там уже не на что смотреть.

Сидевшая справа от пегаса ЭпплДжэк легко толкнула того в плечо, отчего он скривился от боли.

– Кстати о раненых, – как бы невзначай повторила ЭйДжей. – Кажется, я нашла ещё одного. Сахарок, не осмотришь его?

– Эй, да нет там ничего, кому говорю! – попытался вывернуться Чардж, но после ещё одного прикосновения к плечу сдался. – Ммм, проклятье! Ладно, можешь посмотреть.

Флаттершай пересела ближе к пегасу, чтобы заняться осмотром. Она осторожно сняла повязку и хмуро оглядела рану, оставленную когда-то Умброй. В это время со второго этажа спустилась Твайлайт.

– О, а вот и мисс Спаркл! – воскликнул пегас, стараясь как можно менее заметно реагировать на боль. – Неужели уже насмотрелись на новый камушек?

– Дальнейшее изучение образца без необходимых материалов и книг затруднительно, – устало вздохнула единорожка, не придав значения или вовсе не заметив острот в свой адрес. – Кроме того, за последнее время мне пришлось провести много времени за работой, так что небольшой отдых не повредит.

Флаттершай аккуратно оттянула край раны, решив посмотреть, насколько глубоко была задета плоть.

– Аййй, чёрт… Что ж, тогда, как виновник сего застолья, приглашаю вас разделить с нами трапезу. Прошу, угощайтесь.

– Спасибо. – Твайлайт присела за стол. – Довольно неожиданно слышать от вас столь учтивые фразы.

– Вы меня обижаете, мисс Спаркл, – наигранно оскорбился Монохром. – Разрешите порекомендовать вам вино: это очень редкий сорт, обладающий, ко всему прочему, прекрасным вкусом.

– Благодарю за совет, обязательно попробую, – слабо улыбнулась Твайлайт. – А где же мистер Эмберкайнд?

– А, он это, как его…

– Он спустился в погреб, чтобы принести пару бутылок, – подхватила ЭпплДжэк.

– Вот как, – коротко резюмировала единорожка, рассматривая блюда с закусками.

– Кому-то на сегодня уже хватит, – тихо сказала ЭйДжей.

– Ой да ладно! – также тихо ответил Чардж. – Я ж просто развлекаюсь, всё со мной хорошо и никаких хватит. Вечер только начался.

– Ещё один… – вздохнула ЭпплДжэк. – Сахарок, что там?

– Рана не слишком глубокая, но из-за того, что не была произведена своевременная обработка от заражений и неправильно наложены бинты, всё довольно грустно. – Флаттершай неутешительно посмотрела на пегаса. – Если оставить всё, как есть, то возможна даже потеря ноги.

– Ну только этого мне не надо! – резко заявил Монохром. – А если не оставлять, как есть?

– Тогда всё будет хорошо, – поспешила заверить его пегасочка.

– Отлично! Тогда чего ждём?

– Мне нужно несколько трав и настоек, чтобы обработать рану и пропитать бинты, чтобы добиться безопасного заживления, а также стерильная нить с иглой. Но… у меня этого нет, извини.

– Что?!

– Однако я знаю, у кого они есть. Завтра я схожу и куплю всё необходимое, поэтому, пожалуйста, не стоит беспокоиться. Ситуация не настолько опасная, что одна ночь может что-либо изменить, – как можно увереннее сказала Флаттершай.

Слушавшая этот разговор Твайлайт решила поинтересоваться.

– Быть может, я смогу помочь? Мне известно несколько простых лечебных заклинаний, одно из них как раз направлено на обеззараживание, а другое помогает в сращивании тканей.

– Если можно… то это сильно помогло бы, – неуверенно ответила Шай.

– Разумеется можно.

– Тогда можно всё сделать уже сегодня, – заявила пегасочка.

С лестницы, что вела в погреб, послышались голоса.

– Осторожнее…

Из подвала выскочила Эпплблум, следом за ней выплыло несколько бутылок, поддерживаемые облаком магии. Наконец, появился и сам Эмберкайнд.

– Сестрёнка! Мы нашли! Мы нашли сидр!

– Всё благодаря вашей помощи, мисс Эпплблум, – улыбнулся Эмбер.

– Ну раз такое дело, то давайте попробуем! – заявил Монохром.

Ещё не все бутылки встали на стол, входная дверь слегка отворилась и в проёме показалась голова Даск Скролла.

– Господин! Здесь посетитель, он довольно настойчиво желает войти. Что прикажете?

– Пропусти, пожалуйста, – распорядился Эмберкайнд. – Интересно узнать, кто это может быть.

В зал вошла розовогривая пони, скрытая под длинным походным плащом.

– Привет-привет! Я хочу повидаться с Рэйнбоу Дэш! – с порога заявила гостья.

Хозяин особняка вопросительно поглядел на пришедшую, затем на собравшихся за столом.

– А, должно быть вы имеете в виду… Да, понятно. Простите, а разрешите узнать, кто вы?

– Я? Я — Пинки Пай, поклонница самой крутой воительницы на Арене!


– Так, в этой комнате сейчас отдыхает мисс Дэш. – Эмберкайнд указал на дверь, перед которой он остановился вместе с гостьей.

– Хорошо, я поняла, – закивала Пинки.

– Позвольте напомнить: мисс Дэш сейчас пребывает не в лучшем самочувствии, поэтому прошу, не задерживайтесь у неё слишком долго, хорошо?

– Конечно, – повторно кивнула Пинки Пай. – Я всего лишь на несколько минут, просто кое-что передать.

– Тогда оставляю вас здесь. Как закончите, спускайтесь вниз, дорогу вы уже знаете.

– Ага, спасибо, – поблагодарила гостья.

Дождавшись, пока Эмбер начнёт спускаться по лестнице, Пинки, легко толкнув дверь, вошла в комнату. Темень, наполняющая помещение, окружила её. Лишь лунный свет, льющийся из окна, кое-как разбавлял сумрак, выхватывая очертания предметов из темноты. На одной из кроватей под одеялом заворочалась Рэйнбоу.

– Чёрт, кто там заявился? Валите, у меня нет настроения.

– Нет настроения? Я могу запросто решить твою проблему!

– Что? Ты… стоп, Пинки Пай? Ты как здесь оказалась? – пегаска от удивления вскочила с кровати.

– Да, я самая. Меня пропустил единорог у дверей в дом, и провёл сюда тоже единорог, но другой уже, а потом я открыла дверь в комнату и оказалась здесь.

– Эм… Хорошо. Но что ты здесь забыла? – недоуменно спросила Дэш.

– У тебя же нет настроения! Я пришла вернуть тебе его! – заявила Пинки.

– Вернуть? Стоп, ты ж только сейчас об этом узнала, зачем ты вообще зд…

– Ух ты! Это твой меч? Он такой классный! Чёрный, узорчатый такой. Можно посмотреть? – Гостья начала со всех сторон рассматривать Умбру, висевшего в ножнах на спинке кровати. – Это ж ведь им ты сражалась, да? Так можно посмотреть?

– Чёрт, – тяжело вздохнула Рэйнбоу. – Слушай, Пинки Пай, спасибо тебе за визит, но оставь меня одну на сегодня.

– Но ведь настроение!

– Само вернётся, не переживай. – Дэш снова улеглась на кровать и отвернулась к окну. – Я сегодня слишком сильно устала, так что дай мне отдохнуть.

– Хорошо. – Пинки осторожно притронулась к Умбре. – Но я хотя бы отдам тебе подарок, что я приготовила, а затем ты сможешь отдыхать сколько захочешь!


– Ну, всё?

– Подожди, ещё немного осталось.

– Проклятье, ну сколько можно? Это же обычныё порез, чего с ним столько возиться? – Монохром задал уже который вопрос.

– Если не сделать всё правильно, то всё может быть очень плохо. Ты же не хочешь, чтобы у тебя стало на одну ногу меньше? – поинтересовалась сконцентрированная на правильной обработке раны Флаттершай.

– Да ты смеёшься! Конечно нет. Какой идиот захочет в здравом уме остаться без ноги? – поймав укоризненный взгляд пегасочки, Чардж быстро отвёл взгляд. – Ладно, я молчу.

Убедив своего пациента в необходимости столь тщательной обработки, Флаттершай вернулась к работе. Монохрому оставалось лишь перехватить свою кружку, и в который раз осушить её.

– Кстати, отличный сидр! Господин Эмберкайнд, а откуда вы такой достали?

– Это, если я правильно помню, мне привезли из Коррола. Сказали, что у них неподалёку есть ферма, где делают отличный сидр, – пояснил Эмбер. – И должен согласиться с вами, вкус и правда замечательный.

– Мисс Флаттершай, не желаете попробовать? – Чардж придвинул кружку ближе к пегасочке, занятой раной, но не получив ответа обратился к другой пони, сидящим за столом. – Мисс ЭпплДжэк, а что вы скажете?

– А? Да, сидр хорош, прямо мой домашний… – глядя в окно, с грустью в голосе сказала ЭйДжей.

– Точно-точно, прям как мы на ферме делаем! – поддакнула Эпплблум.

– Малышка, вот уж не думал, что ты тут в этом разбираешься, – улыбнулся пегас. – Кстати, а разве тебе не пора спать? Время уже позднее.

– Нет, не пора! – запротестовала кобылка.

– Монохром дело говорит, Эпплблум, давай-ка на боковую, – вмешалась ЭпплДжэк.

– Нет…

– Давай, не упрямься. – ЭйДжей поднялась из-за стола. – Пойдём.

– Я и сама могу лечь спать, я уже не маленькая! – надулась кобылка, но тоже встала и пошла за прихрамывающей сестрой.

Наблюдая за этим диалогом, Эмберкайнд улыбался, а под конец даже едва слышно хихикнул. Заметив это, Монохром не замедлил поинтересоваться причиной подобного.

– Господин Эмберкайнд, а почему вы смеётесь? Неужели что-то смешное вспомнили? Тогда расскажите и нам, а то здесь мисс Флаттершай что-то слишком серьёзна, ей стоит отвлечься.

– Что вы, ничего смешного, мне лишь почему-то стало вдруг так приятно наблюдать за разговором мисс ЭпплДжэк со своей сестрой, поэтому я непроизвольно и улыбнулся, – слегка удивился своим объяснениям единорог.

– Кажется, всё готово. – Флаттершай осторожно провела копытом по перебинтованной ране, которая, к удивлению Чарджа, теперь болела значительно слабее прежнего.

– Премного благодарен. – Пегас манерно поклонился.

– Нет-нет, не стоит. Я лишь сделала, что могла, – сконфузилась Шай. – Если кого и стоит благодарить, так это Твайлайт Спаркл. Она сильно помогла мне своей помощью.

– И вам также моя благодарность, мисс Спаркл.

Твайлайт, до сего момента временами зевавшая и вяло реагировавшая на происходящее вокруг, буквально подскочила на своём месте при упоминании о себе.

– Да что вы, это всего лишь пара простых заклинаний, ничего такого, за что стоит говорить спасибо, – поспешно добавила единорожка.

Пегас поднялся из-за стола, разминая суставы.

– Ну, раз меня наконец залатали, я, пожалуй, отойду по делам насущным. Скоро вернусь, – сказав это, он направился к лестнице, ведущей на второй этаж.

Оставшиеся за столом пони также пришли в движение.

– Что ж, тогда предлагаю на этом завершить наш небольшой банкет, – сказал Эмберкайнд. – Мисс Спаркл, похоже, вы сильно устали после многочисленной работы, к тому же сильно задержались у меня, поэтому предлагаю вам остаться на ночь.

– Это очень мило с вашей стороны, – зевнув, ответила Твайлайт. – Пожалуй, я приму ваше приглашение.

– Тогда я вам покажу комнату, где сможете отдохнуть. Мисс Флаттершай, я бы попросил вас проводить нашу посетительницу, что пришла навестить мисс Дэш. Думаю, ей стоит заканчивать визит. Вам не составит труда сделать это?

– Нет-нет, конечно я сделаю это.

– Благодарю вас.

Поднявшись наверх, Монохром двинулся по коридору, пристально разглядывая двери. Проходя мимо комнаты, где спала Эпплблум, он задумался.

“Мож, зайти, спросить, где же здесь...”

Не успел он даже сформировать мысль в своей голове, дверь распахнулась, в коридор вышла ЭпплДжэк.

– О, мисс ЭпплДжэк! – обрадовался подобному стечению обстоятельств Чардж. – Не подскажете, где я могу найти вашу подругу, мисс Дэш?

– Тебе зачем вообще? – странно посмотрела на него ЭйДжей.

– Поговорить хочу.

– Шёл бы ты спать, от тебя несёт уже, – посоветовала ЭпплДжэк. – Да и видно, что на ногах ты стоишь не слишком уверенно. Завтра поговоришь.

– Нет! Мне надо сейчас, именно потому, что я в таком состоянии.

– Ты вообще понимаешь, что несёшь?

– Полностью и безоговорочно! – твёрдо заявил пегас. – Так где мне найти мисс Дэш?

– Нет, ну вот что с вами такое, не понимаю я. – вздохнула ЭйДжей. – Думаю, она в нашей комнате, это через одну дверь по этой стороне.

– Благодарю вас, – поклонился Монохром. – Не пройдёте со мной?

– Не, я лучше подожду здесь. Уж не знаю, что ты там говорить собираешься, но я там наверняка буду не слишком уж к месту. Лучше посижу с Эпплблум.

– Тогда я не заставлю себя ждать! – Чардж пошёл к указанной двери.

“Кстати, а ведь та странноватая пони, что пришла к Рэйнбоу, всё ещё у неё, – подумала ЭпплДжэк, повернув дверную ручку. – Ну, наверняка о чём-то болтают”.

Дойдя до нужной ему комнаты, Монохром буквально вломился в неё, с силой толкнув дверь.

– Хэй! Жеребчиха! Я зашёл погово….


“Чёрт, а иметь меч, воткнутый в грудь, крайне неприятно... Похоже, я уже сдохла... Хотя… Если я могу об этом думать, похоже она довольно бездарно это сделала. Вот же всё-таки сука – напасть на меня, пока я безоружна и лежу в кровати... Тварь, надеюсь, ей по полной за это достанется…

Так… лучше... не... двигаться… Один хрен скоро откину копыта...

Ещё эта гнида хихикает чего-то. Или нет. Она что, плачет там? И что у неё с гривой, будто разом намокла. Я же не настолько распотрошена, чтобы залить здесь всё своей кровью? Не, точно нет... В общем, больная какая-то. Докатилась я, блин, однако... Быть убитой этой психопаткой. Спасибо, Шеогорат, за твою заботу, чтоб тебя.

Дверь открылась. Эта чёртова зебра припёрлась. Ха, ну и рожа у него... Но, наверно это именно так и выглядит, как я и представляю. Интересно... что они будут делать. И эта сучка, и зебра. Может, хоть что-нибудь интересное увижу…

Она выпрыгнула в окно? Что? Нет, она точно больная. О... зебра сиганул за ней. Ну вот, лишили единственного зрелища перед смертью, ублюдки... Теперь помирать тут с мечом в груди. Стоп, а это часом не Умбра? Эй…”

“Ну здравствуй, бывшая хозяйка. Надеюсь, ты не будешь возражать, если я немного подкреплюсь”.

“Да пошёл ты, желе...”