Автор рисунка: MurDareik
ГЛАВА 15 "На пороховой бочке"

ГЛАВА 16 "Финал"

ГЛАВА 16 "Финал"

Удивительно, но начальство отнеслось к нашим проблемам с пониманием и не беспокоило целую неделю. Не знаю как им удалось убедить инвесторов помедлить с визитом, но это определённо сыграло нам на руку в плане дополнительного времени. Только воспользоваться нам им так и не удалось -мы так и не сдвинулись с мёртвой точки, контакт с виртуальностью восстановить не удалось. Ну как им объяснить что, если они не станут с снами хотя бы сотрудничать, нас закроют, а их уничтожат? Снова угрозы? В конец выбесить Селестию? Время поджимало, хотели мы этого, или нет.

***

— Ты будешь доедать? — спросил Женя, глядя на моё надкусанное яблоко.

Я молча указал на него рукой и брат радостно начал хрумкать сочный плод. Свет снова замерцал по всей столовой. Многие уже привыкли к скачкам напряжения, даже не догадываясь, что их вызывает наше оборудование, которое по непонятным причинам подвергается сильнейшим перегрузкам. Многие коллеги не довольны — из-за скачков в их лабораториях вышли из стоя разные железяки. Начальство давно в курсе источника скачков, они знают и моей машине, но терпят. Я знаю, что если сгорит что-то дорогостоящее, то их терпение тут же испарится.

Закончив обедать, мы с братом и Лизой отправились работать. Удивительно, но я встретил по пути Альцгеймера. Он уволился сразу после недавнего инцидента.

— Ты чего тут забыл? — спросил я.

— Мне пришло СМС о вручении гранта за мои заслуги. Видишь, даже после увольнения во мне видит потенциал, а что есть в тебе? — как всегда, съязвил учёный и прошёл дальше по коридору.

Едва мы переступили порог нашей лаборатории, словно синхронистки по плаванью, одновременно застыли на месте. Наноплащадка была активирована и на ней стояла принцесса Селестия. Она явно нас ждала, я в этом не сомневался.

Закрыв дверь, мы осторожно подошли поближе, Лишь Лиза прижалась к стенке. Селестия выглядела как и положено — проекция с редкой рябью. Я подошёл ещё ближе, ощущая как сердце вот-вот выпрыгнет из груди от чрезмерного волнения. Даже в реальном мире от неё пахло ванилью, что было совсем странно.

— Я благодарен что вы всё же решили с нами поговорить, — неуверенно сказал я, а брат даже поклонился.

Принцесса ничего не ответила. Её мордашка не выражала дружелюбия и была крайне сосредоточена, что вполне ожидаемо, учитывая через что мы заставили её пройти.

— Мы можем сотрудничать, мы... — начала Женя.

— Боги... я изучила вас, я поняла. Вы не так умны, как говорите. Не так сильны, как считаете. Знаете мне любопытно... правда интересно... — задумалась аликорн.

— Что вам интересно, принцесса? — спросил я.

Правительница поочерёдно на нас посмотрела.

— Какого быть загнанным в клетку? — сурово произнесла она, после чего сразу включилась сирена.

На окнах опустились защитные решётки, дверь выхода заблокировалась. Лиза вся затряслась от страха.

— Лишённые выбора, запуганные кем-то, кто имеет над вами власть, — могущественная беспрепятственно перешагнула чрез границу наноплощадки и медленной походкой вынудила нас присоединиться к ревущей девушке.

— Как это возможно!? — удивился я.

Принцесса подошла ко мне вплотную.

— Боишься ли ты? — прошептала она.

— Бо... боюсь, — заговаривался я.

Аликорн медленно отошла назад. Она посмотрела на выход и дверь сама открылась. Лиза и Женя тут же выбежали, я же не понял логики её действий. Она отпускает нас и явно не по доброте душевной.

— Чего же стоишь? Беги! — усмехнулась она.

Вот тут у меня сдали нервы и я выбежал в коридор. Все люди паниковали, кто-то бежал в сторону выхода из здания, а кто-то от страха вообще в другую сторону. Я же, стараясь не терять самообладания, побежал к выходу, но там меня ждал сюрприз и круглые глаза брата. Двери были заблокированы автоматическими железными решётками и судя по отдельным разговорам коллег, вообще всевозможные выходы были перекрыты автоматикой. Задние хорошо защищено от посягательств из вне, здесь часто ведутся работы по заказам военных и поэтому соблюдены должны меры безопасности.

— Далеко убежал? Неприятно когда то, чего так жаждешь внезапно закрывается железной стеной преграды? — раздался женский голос за спиной и развернувшись, я увидел принцессу, стоящую рядом со мной. Она, несколько раз мерцнув, внезапно исчезла.

— Что чёрт возьми происходит? Это вы? — кричал начальник, грозно смотря на британских учёных, но те отрицали свою причастность к происходящему.

Свет снова замерцал и в этот раз по зданию прошла сильная рябь, от чего со столов попадали некоторые предметы. Началась ещё большая паника. Люди безуспешно пытались выломать армейские защитные двери, некоторые просто били подручными предметами по стенам, надеясь пробить бетон и выбраться наружу. Многие побежали искать выхода в других помещениях, а я же схватив брата, побежал с ним к лаборатории, чего он совершенно не хотел.

— Нужно остановить её! — кричал я.

Едва мы приблизились к двери, как та резко закрылась перед нами. Магнитный ключ её не открывал, Женин то же.

— Как она может воздействовать на электронику если отключена от сети? — не понимал я.

— Магия, — коротко ответил брат.

— Что? — переспросил я.

— Ты слышал что я сказал, — брат ещё раз попытался открыть, дверь но не смог.

За створкой послышалось странное, но пугающее гудение.

— Селестия, открой! Давай поговорим! — ломился я в дверь.

Динамики противно прохрипели.

— Время бесед уже давно вышло, человек. Ещё раз прикоснёшься к двери я сожгу твой разум, — властно говорил голос принцессы.

Я тут же отошёл от железной перегородки.

— Что ты хочешь от нас? — спросил я.

Но ответа не последовало. Вместо него раздался вой сирены воздушной опасности и затем голос принцессы прозвучал вновь.

— Объявлен комендантский час. Немедленно покиньте коридоры, прекратите перемещения по зданию. За нарушение — дезинтеграция высшей мозговой деятельности нарушителя.

Из каждого динамика вылетело по одной светящейся сфере. Они летали над самым потолком и когда пролетели надо мной, то я услышал какой-то вибрационный звук. Люди не стали искушать судьбу и спешно начали прятаться по лабораториям и прочим помещениям. Мы же не знали куда деваться в давке и побежали в потоке толпы, которая привела нас в лабораторию робототехники — наиболее просторное помещение после столовой, до которой мы не добрались. Всего за каких-то пять минут коридоры института опустели, словно в них никого и не было, лишь словно патрули, по ним летали сферы.

— Но мы не просто люди с улицы, а учёные. Многие стразу бросились к компьютерам, начиная искать возможны пути решения проблемы. Люди были напуганы, ревели не только девушки, но и учёные. Никто не был готов к такому. Всем было невообразимо страшно.

— Судя по их субстанциям, летают шары с плазмой. Теоретически их можно уничтожить диэлектриком, — рассуждал один учёный.

— Фольга сойдёт? — предложил другой.

— Вполне! Я мигом! — первый учёный побежал к выходу.

— Стой, спятил? — кто-то выкрикнул из толпы, но было поздно.

Учёный вышел в коридор, дождался пока до него долетит сфера о попытался поймать её в мешок из фольги, которая благополучно прошла сквозь шарик. Сфера резко покраснела и пролетела через его голову, после чего учёный упал на пол и больше не шевелился, а сфера полетела дальше, приняв белый цвет.

Двое коллег осторожно выглянули и затащили его тело в лабораторию.

— Он умер? — спросила Клавдия.

— Нет, дышит. Но что там говорила эта... существо? Вероятно сфера повредила его мозг, — вздохнул седой учёный.

Тут я разозлился и хотел было проораться в адрес одной крылатой персоны, как мой братец меня опередил, да к тому же выскочи в коридор.

— Селестия, они не виноваты! Отпусти их! — кричал он.

— Да что ж ты делаешь! — я выскочил в след за братом и едва сфера успела к нему приблизиться, как я чудом затащил его обратно.

— Я же говорил, без глупостей! — злился я.

Брат ничего не ответил и смешался с толпой.

***

Где-то час мы сидели, запертые в ловушке. Люди испугано переговаривались. Из коридора доносились редкие крики — кто-то явно хотел попытаться удрать, но нарывался на сферы... Четверо наиболее тяжеловесных учёных пытались выломать единственное перекрытое окно, но дальше вмятин дело не зашло.

— Я кажется поняла что происходит... — начала одна женщина, сидящая за компьютером, но залетевшая к нам сфера её здорово напугала, как и нас всех.

Люди прижались к полу, кто-то умолял о пощаде, некоторые просто потеряли сознание. Под сферой появилась Селестия. Она, с невообразимой злобой в глазах, осмотрела людей.

— Альцгеймер пойдёт со мной, — коротко сказала она.

Тут я заметил, как в толпе сидел тот самый язва-учёный, который и заварил всю эту кашу.

— Никуда я не пойду, — отказался он, держа в руках ножку от стула.

Сфера, висевшая над принцессой, внезапно покраснела и пролетела через голову лысого мужчины, который тут же упал на пол. Раздалось несколько криков, визгов и снова тишина.

— Альцгеймер пойдёт со мной, — повторила принцесса.

— Я не.. -начал отнекиваться учёный.

— Либо ты идёшь сам, либо мы тебя потащим, — прошипел сидящий рядом с ним.

— Люди, не идите у неё на поводу! Что вы делаете! — крикнула Клавдия.

Но Альцгеймера уже активно подталкивали его же коллеги, на что аликорн смотрела с некой толикой разочарования и удивления.

— Отстаньте от меня! Я не пойду! — кричал учёный.

Сфера подлетела к молодой лаборантке, которая вся побледнела от ужаса. Сфера закраснела, но не спешила пролетать через её голову.

— Прошу... умоляю..., — ревела девушка.

— Селестия, остановись! — крикнул я, но побоялся сделать даже и шага, так как мне показалось, что сфера смотрела и на меня.

— Ладно! Я иду! Только не убивай Марию! Она не виновата, — Альц подошёл к выходу.

Сфера стала белой и вылетела наружу, а Селестия просто исчезла. Учёный снова вздохнул, окинул нас взглядом и исчез в за выходом. Я знаю куда принцесса его забрала и догадываюсь для какой цели...

— Я не думал что он способен на что-то благородное, — прошептал я.

— Изначально не все были злыми и жестокими. Мы такими становимся со временем, — прошептал брат.

Женщина, сидящая за компьютером дождалась пока все более-менее успокоятся и продолжила.

— Товарищи, давайте начнём думать о том, как нам выбраться отсюда. Я взломала систему и поняла, что всему виной лаборатория нашего знаменитого Павла, — говорила учёная.

— Так это всё из-за тебя? Что ты там натворил? — возмущались коллеги.

Чувствую мои инквизиторы скоро подвергнут меня испепелению красной сферой...

— Давайте не будет отвлекаться, товарищи! Лаборатория Павла потребляет огромное количество электричества. Я фиксирую в ней сильное электромагнитное поле, какое-то необычное поле... оно течёт по силовому кабелю и смешивается с энергосетью института. Это существо определённо именно таким образом контролирует двери и окна, — говорила женщина.

— Так давайте вырубим электричество? — кто-то выкрикнул.

— Трансформатор снаружи в пристройке, до него не добраться, — ответил Женя.

— Нужно лишить машину доступа к энергосети, но это возможно только непосредственно из самой лаборатории, — вступил я.

— Так иди и делай! Ты заварил, ты и разгребай! — разозлился один пожилой коллега.

— Она не подпустит меня к двери, вы же знаете! — крикнул я.

— К двери может и нет, но вентиляцию ещё никто не отменял, — вышел брат.

— У нас карлики не работают, — я указал на маленький "квадратик" вентиляции и усмехнулся.

— Нет, другая вентиляция, серверная. Там более широкие трубы, — рассуждал брат.

— Так чего вы ждёте? — выкрикнул пожилой мужчина.

Женя недовольно на него посмотрел.

— Если вы не заметили, здесь нет выхода к этой системе вентиляции. Но он есть в анализ-лаборатории, где тоже есть отдельная серверная, — пояснил брат.

Я посмотрел на выход и представал что со мной будет, если я встречусь с шариком. Женя заметил моё волнение и дружески похлопал по плечу.

— Здесь не далеко, всего метров десять, — бодрил Женя.

Мне совершенно не хотелось выходить наружу, но я понимал, возможно это единственный шанс спасти всех и остановить Селестию. Я подошёл к выходу.

— Лёш, кинь ключ, — попросил я хозяина лаборатории и тот кинул мне металлическую карточку.

— Ну пошли? — ко мне подошёл брат.

— А ты ещё куда собрался? — удивился я.

— Даже не пытайся меня остановить, я... — не договорил Женя.

— Эх, я и не пытаюсь, — улыбнулся, я, хотя по правде, изначально не захотел его брать.

К счастью, сферы вели себя вполне предсказуемо и равномерно летали по одинаковым траекториям. Было не трудно рассчитать нужное "окно" для манёвра, вот только времени на побеги было очень мало. Дождавшись момента, мы тут же побежали к двери лаборатории.

— Открывай, ну же! — нервничал Женя.

— Чёрт! — я никак не мог найти ключ и обернувшись, заметил как он лежал у выхода из лаборатории робототехники.

Я тут же вернулся, быстро его подобрал и начал вставлять в дверь, а вот красные сферы уже к нам летели...

Я всё чаще начинаю верить в чудеса, потому что сейчас произошло чудо... мы чудом успели открыть дверь и забежать в лабу и в этот момент сфера пролетела мимо. Брат судорожно закрыл за нами дверь и облегчённо выдохнул. Но времени отдыхать не было — мы без труда проникли в небольшую серверную и обнаружили широкую решётку вентиляции. Снять её оказалось не просто, она была на болтах.

— Это алюминий, можно погнуть, вот только чем, — рассуждал Женя.

Я вспомнил, что в лаборатории видел инструменты и сгоняв туда-сюда, вернулся с красным ломиком. Одев очки в чёрной оправе, я прищурился и начал отковыривать решётку от стены, что в конце благополучно удалось. первым хотел полезть Женька, но я пригрозил ему железякой и полез сам, а уж потом брат. Было темно, да и фонарика по друкой не было, но был мобильник и его светодиодная вспышка, которую я и включил. Очень скоро я добрался до развилки.

— Куда дальше? — к такому я не был готов.

— Гордон... Паш, ползи на шум. Машина сильно гудит, сильнее обычного, — порекомендовал братец.

Звеня ломиком и то и дело протирая запотевшие очки, я полз по ледяной металлической трубе. Было очень холодно, ноги скользили по скользкой поверхности, а зубы отплясывали чечётку. Шум становился всё ближе и мы ползли до тех пор, пока не уткнулись в решётку, перерождающую путь в наш ДАТА-центр. Пришлось приложить немалые усилия и наконец решётка с грохотом упала на пол. Дрожа от холода, мы пробрались в серверную. Знакомые стойки серверов довольно сильно шумели, явно принцесса загрузила их на сто процентов, но чем? Я занёс ломик над первым же шкафом, как меня остановил брат.

— Ты не успеешь и двух серверов сломать, как она узнает о нашем присутствии и примет меры. Да и не забывай, она умеет перераспределять нагрузку. Лучше отключить её через центральный пульт, там есть аварийный рубильник, — кричал Женя.

Стараясь не прикасаться к оборудованию, мы подошли к запертой стеклянной двери выхода. В контрольной комнате никого не было, да и что тут делать Селестии? Воспользовавшись ручкой, я открыл дверь и вместе с братом выбежал в комнату, после чего сразу закрыл дверь. Женя посмотрел в окно. Селестии на первом этаже не было. Только сейчас я заметил Альцгеймера — он сидел в углу и пускал слюну, пока на его голове был надет контроллер.

— Даже представить страшно что она с ним делает, — ужаснулся я.

— Нужно вытащить его! — громко прошептал брат.

— Не сейчас, она заметит. Извлечём перед самым отключением., — сказал я.

Я сел за пульт, хрустнул пальцами и начал отключать резервные источники питания, дабы после отключения автоматика на них не перевела каналы и система вновь не начала запуск, мало ли как принцесса модернизировала систему.

— Жень, у меня не получается отключить наноплощадку, она заблокировала управление. Спустить вниз и отключи питание в щитке, — попросил я.

Брат молча и с крайней степенью неохоты пошёл вниз. По его поднятому вверх пальцу и погасшей площадке я понял, что всё получилось. Осталось лишь...

— Как ты сюда попал? -за спиной раздался удивлённый голос.

Едва не потеряв рассудок от страха, я инстинктивно развернулся.

Передо мной стояла Селестия и я понял, что мне пришёл писец. Самое страшное, шок парализовал меня, а всего-то нужно повернуть рубильник!

— Что ты делаешь? Зачем взяла заложников? — единственное что я мог, так говорить.

Принцесса явно заметила, что я кошусь на рубильник и какой-то неведомой силой по воздуху перенесла мен в другой конец комнаты, противоположный от выхода. Я был в ярости на себя, что своевременно не дёрнул за рычаг.

— Они могут рассказать другим, а мне нужно время. Все ваши средства связи заблокированы, как и выходы из здания. Но скоро всё закончится... Я совершу пространственное сжатие, перемещу оборудование в Эквестрию, где оно будет в полной безопасности. Ты снова пришёл меня убить? — спокойно спросила аликорн.

— Я впервые пришёл тебя убить! Селестия, ты зашла слишком далеко! Но такое перемещение невозможно, ты должна это понимать! — кричал я.

— С помощью магии можно разрушить любые границы, человек, — говорила светлая.

Я посмотрел на приборы, они просто зашкаливали! Какое-то мощнейшее магнитное поле набирало силу и не к добру это. Посмотрев на другой монитор, я понял что она делает...

— Ты концентрируешь здесь какое-то необычное магнитное поле, — сделал я вывод.

— Мне нужна энергия для совершения начатого. Нужен... всплеск энергии, — пояснила принцесса.

— Всплеск? Взрыв? Ох, ты представляешь что случится? Сколько людей погибнет и неизвестно какой мощности получится взрыв! — ужаснулся я.

— Я готова принести жертвы ради спасения своего мира, ради спасения тысяч пони! — воскликнула аликорн.

— Я не позволю! — рванул я к пульту, но был отброшен назад.

— Ты ничего не сможешь сделать, — сказала принцесса.

— А что на это скажет твоя сестра? Она разделяет такие меры? — спросил я.

В этот момент рядом с Селестией появилась Луна.

— Вы сами до такого довели! Мы просто хотим выжить! Почему ты не ушёл когда был шанс, я предупредила твоего брата! Он ушёл без тебя? — кричала синяя.

Селестия удивлённо посмотрела на Луну.

— Он ещё в этом здании и может погибнуть! Он единственный кто делал всевозможно для вашей защиты! Да, он защищал вас! — кричал я.

— В брате твоём есть благородство, но это не отменяет ваших престу... — не договорила Селестия.

— Преступлений? Ты не имеешь права судить нас! Не имеешь! — злился я

Тут я заметил как за их спинами медленно открылась дверь. Пришедший Женька медленно подбирался к рычагу. Было видно с каким трудом ему давался каждый шаг, он не хотел их отключать, но понимал, что иного пути нет.

Тут мордашка Селестии внезапно погрустнела.

— Вы сами меня вынудили, я не хочу причинять вам зла... я стала монстром... но мои пони, они считают себя живыми. Они живут. Я не могу иначе... просто не могу, — расстроено говорила светлая.

— Я ещё могу тебе помочь, — сказал я.

Селестию явно терзали сомнения, а Луна всем видом показывала, что не желает нам зла.

— Решено, человек. Всё решено. Мы будем жить, — Селестия продолжала следовать плану.

А вот Женя... Физик резко рванул с места и только дотронулся до рычага, как Селестия резко обернулась и выпустила в него белый луч. Кашляя, брат упал на пол.

— Женя! — прокричал я и подбежал к нему. В районе живота у него было красное распространяющееся пятно и он бледнел прямо на глазах.

— Что вы наделали! Он был добор к вам, а ты... ты... Женя, это просто ранка, держись, — я держал его.

Селестия исказилась в ужасе и страхе, как и Луна.

— Я не хотела, он напугал меня. Я правда не хотела! — нервничала Селестия.

— Не хотела? Ты собиралась вообще всех нас убить! — орал я.

— Паш, заверши дело, давай, — с трудом говорил брат.

Я осторожно положил его на пол и сам уверено подошёл к рубильнику. Аликорны мне не мешали, а лишь жалостливо и безмолвно смотрели, наблюдали за моими действиями. Я положил руку на рубильник. Луна тяжело задышала от страха, её глаза были полны ужаса. Селестия же держалась стойко. А вот с моей стороны жалости не было, её просто не осталось. Они напали на моего брата, этого было вполне достаточно.

— Давай же, положи этому конец, — сосредоточенно сказала светлая.

— Я не хочу умирать... пожалуйста! — часто дышала Луна.

Глядя на синюю перепуганную кобылку, я вспомнил Женю. Он, как и Луна тоже не хотели, что бы всё так далеко зашло и стали жертвами в суровых играх между мирами. Я не знал дальнейшей реакции Селестии, она умна и может быть непредсказуемой. Пока был шанс, я приготовился дать волевое усилие на рычаг...

— Паша, стой, кхм-кхм... — пробормотал Женя.

Я посмотрел на брата.

— Не делай этого. Хватит с нас конфликтов. Не уничтожай их мир, — говорил он.

— Я не понимаю, почему ты нас защищаешь? Мы угрожали тебе, я... даже ранила тебя! Ты должен меня ненавидеть! — удивлялась Селестия.

— Вроде такая умная и в то же время глупая, — усмехнулся Женя.

— Поясни! — ещё больше удивилась Селестия.

Женя попытался приподняться, но боль не позволила ему и голову приподнять.

— Мы ваши создатели, творцы и любим вас даже не смотря на обилие совершённых ошибок. Когда же вы наконец поймёте, что мы на одной стороне? По одному злому "богу" не стоит судить сразу обо всех, — пояснил брат.

Я убрал руку с рычага и просто растерялся.

— Ты... любишь нас? — правительница словно не могла поверить.

Гул электромагнитного поля начал спадать, что было хорошим знаком.

— Всем сердцем... кхм... только боюсь, долго оно ещё не пробьётся, — еле-еле говорил Женя.

Селестия тут же к нему подбежала и выпустила в его рану светлый луч. Я хотел было этому помешать, но мне перегородила путь Луна. Она хоть и была проекцией, но я психологически не смог пройти сквозь неё. Через несколько секунд Селестия отошла. Брат ещё покряхтел и довольно резво встал на ноги.

— Как такое возможно? Нанороботы? Электромагнитный импульс? Прижигание? — перебирал я.

— Магия, — улыбнулась Луна.

— Моя магия слаба в этом мире и я рада что она всё же смогла заживить его рану, — устало произнесла Селестия.

— Ну живот ещё побаливает, но жить буду, — довольно воскликнул брат.

— Что же будет дальше? — спросил я.

Аликорны подошли ко мне.

— Это ты нам скажи, ты же наш создатель, — улыбнулась Селестия.
=====================
Мы с братом приняли решение сохранить жизнь виртуальности. Приняли верное решение. Альцгеймера удалось вернуть, хотя Селестия сильно противилась его отпускать, но вернулся он каким-то другим... Жизнерадостным до безумия.

Коллеги не погибли от шаров, а лишь были в принудительном сне. Селестия без труда их разбудила.

Контроль над Эквестрией носил посредственный характер, к теме о ключе мы больше не возвращались, да и Селестия была в состоянии сама позаботиться о мире как "снаружи", так и "изнутри".

Начальство приходило, я показал им отключенную машину и сказал, что все данные были безвозвратно уничтожены во время спасения сотрудников института. Проект немедленно закрыли, а большую часть оборудования опечатали. Большую часть. Целый рюкзак списанных дисков и накопителей я всё же унёс из института, прежде чем нас с братом уволили и с позором выгнали за двери. Селестия гениальна. Она нашла способ как сохранить разум, да весь мир в случае, если будет всё отключено. Это своего рода программная заморозка, стазис. Долго с новым вместилищем виртуальности потеть не пришлось — прежде чем уйти в мужской монастырь, таинственно изменённый Альцгеймер отдал нам все украденные деньги. Их с запасом хватило, чтобы построить замаскированный подземный бункер, накупить мощнейшего износостойкого оборудования и вновь запустить виртуальность. Услуги энергокомпании были оплачены на сто лет вперёд с надеждой, что всегда будет доверенный человек, который обязательно позаботится о настоящем чуде науки.

***

Технологическая сингулярность — такой момент, когда технологии и машины станут настолько стремительно развиваться, что у них просто отпадёт потребность в обслуживающих их людях. Они станут самостоятельны, независимы от нас. И тогда возможно зарождение нечто необычайного, действительно потрясающего любое воображение — полноценного искусственного разума, а вот как он дальше себя поведёт, воспримет нас, — зависит исключительно от наших действий.