S03E05
Введение

Пролог

Оказалось, это просто. Нажми на рычаг – и этот клочок земли, не затронутый Апокалипсисом, будет спасён. Чёрт, я до сих пор не верю в то, что зебры сделали это… Ладно, не время распускать сопли. Времени осталось не так много.

Я достал из кармана последнюю чистую кассету, положил её на пол и, прочистив горло, зажал копытом кнопку «Запись»:

— Я... Привет. Меня зовут Лоун Лайт. Это моя последняя запись, но я помечаю её как первую. Надеюсь, что пони-будь когда-нибудь найдёт эти записи и прослушает их все. Я так до конца и не понимаю, зачем я это записываю, но я просто чувствую, что это нужно сделать. То есть, нет... Я знаю, зачем я это записываю. Затем, чтобы пони не забыли того, что произошло. Чтобы не повторили ошибок. Чтобы мою историю кто-то помнил. Чтобы кто-то помнил меня.

На этих кассетах записан мой рассказ о том, что происходило со мной и моими подчинёнными… нет, с моими друзьями в месте под названием Зона, в первые дни после ударов мегазаклинаний. Рассказ о том, как ученые пони, ведомые благородной целью, творили здесь ужасные вещи. О том, как десятки пони, бегущие от паранойи Министерств, нашли здесь убежище. И о том, как это, как нам казалось, гиблое место стало последней надеждой, единственным местом, не затронутым ядом мегазаклинаний.

Но я забыл об одной важной вещи. Мир больше никогда не станет прежним и историю... Историю могут исказить. Либо вовсе забыть отдельные вещи. Потому я должен рассказать о том, что это за место, и почему оно зовётся Зоной. Восстановить хронологию событий, что привела к возникновению этого места.

Война. То, что казалось нам невозможным, свершилось. Я не знаю, кто стал инициатором начала военных действий, остаётся только верить, что это были не Принцессы. Война началась... Просто. Эта информация была подана так, будто это была новость об открытии новой пекарни. Просто в один прекрасный день заголовки свежих газет гласили – с этого момента Эквестрия находится в состоянии вооруженного конфликта с государством зебр. Причина конфликта до банального проста — ресурсы.

Шок. Новость повергла в шок всех и каждого. Реакция была разной. Кто-то тщетно старался внушить себе и окружающим, что это лишь неудачная шутка, кто-то бросился осуждать зебр, некоторые… Некоторые обвинили во всем Принцесс. После сами Принцессы выступили с заявлением. Говорили, что огорчены, но другого выбора не было. Чёрт, как вы смогли довести до того, что кровопролитие стало единственным выходом? Чёрт...

Война была… Странной. Небольшие столкновения на ничейной земле, минимальные потери с обеих сторон, оказание помощи каждому, кто нуждался в ней в какой либо степени, неважно, друг это был, или враг. Это совсем не походило на то, чего мы так боялись, о чём нам говорили истории древности. Не было похоже на ту ужасную вещь, именуемую войной. В нашей жизни ничего особо не изменилось. Многие свыклись с мыслями о войне. Стали принимать это как нечто обыденное.

Через несколько лет противостояния стало ясно, что ни одна из сторон ни на йоту не приблизилась к желанной цели, а война принесла лишь горе и разрушения. В сердцах пони ожила надежда, что правительства враждующих сторон образумятся и смогут договориться, что идеалы добра и любви в конце концов одержат верх…

Но произошло то, чего никто не смог предвидеть. Тогда мы ещё не поняли этого, но именно это стало началом конца. Литлхорн. Ужасная ошибка, что привела к страшной резне. Пони Литлхорна приняли конвой беженцев за военный отряд, и напали первыми. Когда они увидели, кто к ним шел, было уже слишком поздно. В ответ зебры применили газ, тем самым убив всех, кому не посчастливилось в тот момент находиться в школе. После этого то, что в начале было лишь войной за ресурсы, переросло в войну на уничтожение. Народы возненавидели друг друга. О мирном исходе можно было забыть.

Сердце Селестии разбилось. Она не смогла перенести этого и оставила трон, оставив Луну одну. Как известно, Луна не разделяла взгляды сестры на управление страной, и первым же делом она созвала совет, на который были приглашены Носительницы Элементов. По их инициативе в кратчайшие сроки были сформированы шесть министерств. Министерство Магии, Министерство Стиля, Министерство Мира, Министерство Морали, Министерство Военных Технологий и Министерство Крутости. Их целью было привести Королевство к победе в затянувшейся войне. Моё мнение — кое-кто воспринял это как "привести Королевство к победе в затянувшейся войне, неважно какой ценой и, по возможности, нарушив все моральные устои пони". Это было явно не то, чего хотели сами Кобылы Министерств, когда создавали Министерства. Но всё же получили именно это. Ходили слухи, что на деле большинство из них по-настоящему не управляют вверенными им министерствами и выступают лишь в качестве официальных лиц. Недалеко от правды, на мой взгляд.

Результаты не заставили себя долго ждать. Под руководством министерств бешеными темпами развиваются научная отрасль и промышленность, градостроительство и медицина. Создаются вещи, которые всего лишь десять лет назад казались нам фантастикой. Терминалы, ПипБаки, всерьёз идут разговоры о пилотируемом полёте в космос. Гигантские средства тратятся на разработку новых видов вооружения. Ведется поиск новых способов ведения войны, задача которых – минимизировать потери пони, максимизируя потери зебр. В отдельных случаях такие поиски заходили слишком далеко…

Рядом с построенным за два года до начала войны городом земных пони Воркингхуфом строится огромный комплекс. Воркингхуфская Электростанция, сокращённо — ВЭС. СМИ преподносили это как настоящий прорыв. Электростанция, подобных которой ранее не существовало, использующая новейшее топливо, разработку земных пони, способная работать без магии единорогов и вырабатывающую поистине колоссальные объемы энергии... Ещё много-много всего, не перечесть. Не все так просто. Официально — электростанция, на деле под электростанцией был расположен не менее уникальный закрытый военный объект, научный комплекс, совместный проект Министерств Магии и Военных Технологий, построенный с одной единственной целью – исследование возможностей «Объединенного сознания». Объединение разума, сознания пяти подопытных – заключенных, которым грозил пожизненный срок в тюрьмах Министерства Морали за содействие зебрам, в единое целое. Стоит признать, что им дали выбор – послужить родине, или же провести всю жизнь в тюрьме. При успехе проекта им обещали амнистию и полную реабилитацию в обществе. Ну да, конечно.

Одновременно со строительством основного комплекса под Воркингхуфом в близлежащих районах возводится сеть лабораторий, подконтрольных различным министерствам. Как оказалось, Стойл-Тек имело к ним прямое отношение. Л-28, проект Министерства Магии, задача которого – разработка и испытания зелья под кодовым названием ЗВТ-1. Об этой вещи мало что было достоверно известно, ходили лишь довольно жуткие слухи. Л-26, проект Министерства Мира, цель которого – исследование телепатии и развитие её возможностей. В теории один такой телепат на поле боя мог одной лишь силой мысли заставить сдаться без боя целый легион. Ещё была Л-8, но уровень секретности там был на три головы выше — даже долговцам рассказали лишь малую часть, но даже за это каждый из них подписал десятки документов о неразглашении. Неизвестно даже было, какому министерству она подотчётна. Теперь это не имеет смысла.

Тем временем вокруг Воркингхуфа и ближайших к нему территорий росла дурная слава. Поступали сообщения о необычных погодных явлениях, странном поведении пони, ходили слухи о встречах со странными животными. Поступают первые сообщения о пропавших без вести. В течение года большая часть населения города и окрестных сел в спешке переезжает в другие районы Эквестрии. К этому моменту число пропавших без вести исчислялось десятками. Воркингхуф стал городом-призраком.

Через полтора года после завершения строительства и запуска комплекса, после тщательной подготовки стартовал эксперимент по «Объединённому сознанию». Нейронная связь пяти заключенных дала положительный результат. «Объединённое сознание» или «О-Сознание» имело чуть меньше мощности, чем пятикратный интеллект пони. «О-Сознание» пробудилось, показав бешеную активность нейронов и почти пятикратную, по сравнению с обычным мозгом пони, скорость обработки информации. Я ничего в этом не смыслю, но похоже, что это превзошло самые смелые ожидания. Предварительно стёртая память преступников заполнялась вновь. Эксперимент был признан удачным и вскоре поступил приказ о завершении текущей стадии и отключении текущего «О-Сознания»…

Меры предосторожности оказались недостаточными — исследователи не были готовы к подобным событиям. При контакте с одним из усыплённых тел группы заключенных попали под контроль несколько пони из обслуживающего персонала. В следующий момент попал под контроль весь исследовательский блок, в котором проводился эксперимент. Мгновенно среагировав, руководители эксперимента полностью изолировали от внешнего мира весь блок. Через вентиляционные шахты был подан смертельный газ. Тридцать пять подконтрольных тел пони бились в судорогах, пока «О-Сознание» безуспешно пыталось найти путь к спасению. Оно просчитывало варианты спасения, сканируя память подконтрольных тел. Они начали гибнуть, но «О-Сознание» уже обнаружило односторонние окна, через которые группа ученых наблюдала за последствиями эксперимента. При помощи сильного телепатического воздействия группа была взята под контроль и «О-Сознание» уже ничего не смогло сдержать. Персонал комплекса был взят под контроль. К «О-Сознанию» подключено около трёхсот работников комплекса.

Через несколько часов после событий в комплексе, зона отчуждения Воркингхуфа осветилась ярчайшим, почти нестерпимым светом, и было видно, как на небе начинают испаряться облака. После мгновения полной тишины пришёл грохот и земля содрогнулась. Пони падали на землю, зажимая кровоточащие глаза и уши; кто мог, тот бежал, спасая свою жизнь.

Со стороны это выглядело, как будто все топливо ВЭС разом взлетело на воздух, разорвав на куски электростанцию и окрестности. К вечеру внутренние войска Эквестрии оцепили район вокруг ВЭС…

Считается, что весь персонал станции погиб сразу же, однако внутри кольца оцепления осталось много других пони. Организовать спасательные операции не представлялось возможным, поскольку отряды военных и техника, посланные вглубь поражённой территории, почти сразу же погибали.

Началась паника; жители окрестных сёл и городов были в спешке эвакуированы или бежали сами. Королевские Кантерлотские войска оцепляют тридцатикилометровый район Воркингхуфской Зоны Отчуждения. Возводится Магический Купол – подобный тому, что много лет назад был возведен над Кантерлотом перед попыткой переворота, но в разы больше – он накрывает весь район ВЗО. Поддерживает его сеть магических генераторов, расположенных вокруг купола и раз в неделю подзаряжаемых магией единорогов. Угроза была устранена, по официальной версии внутри периметра не осталось ни единой живой души.

С подачи Министерств тему ВЗО спешно замяли в СМИ, окончательная версия случившегося – диверсия зебр. Число погибших намеренно преуменьшается, причем преуменьшается в разы.

Часть лабораторий министерств, расположенных на окраинах Зоны в относительно безопасных районах, возобновляет свою работу. Для поддержания контакта между ними и внешним миром была создана Прорезь — искусственно созданная дыра в целостности Купола. С обеих сторон Прорези размещены небольшие блокпосты, служащие для предотвращения проникновения в Зону посторонних лиц и, в случае непредвиденных обстоятельств, закрытия Прорези.

Через шесть месяцев после закрытия Зоны до чинов министерств доходят тревожные сообщения: зафиксированы многократные несанкционированные проникновения под Купол. Пони, гонимые Министерством Морали за открытое сочувствие зебрам, беглые и находящиеся в розыске преступники уходят в Зону, надеясь, что там они смогут скрыться от глаз Министерства. Множество зебр также пересекают периметр. Как получилось, что сквозь, казалось бы, непроницаемый Купол спокойно прошло столь большое количество народа? Ответ в особенностях магии самого Купола. Раз в неделю, перед очередной подзарядкой генераторов Купол ослабевал настолько, что сквозь него можно было спокойно пройти внутрь. Этого окна в несколько часов оказалось достаточно. Но беглецам удавалось лишь войти в периметр Зоны. Вернуться тем же путем было невозможно, изнутри Купол оставался непроницаем, выход был возможен лишь через Прорезь. Прорезь, воплощающую в себе коридор меж двух миров.

Министерство Морали при содействии МВТ набирает группу добровольцев из тех, кто по каким-то причинам не был в тот момент на фронте, но рвался послужить стране, и забрасывает её в периметр, с целью поиска преступных элементов, укрывающихся в Зоне и сопровождения их к Прорези. Нас так и назвали – «Искатели».

Обычно на фронт не забирали по причине врождённых болезней, потере двух и более близких родственников. Так что да, наша группа состояла из больных, сирот, а во главу «Искателей» МинМорали поставило старого осла, когда-то нёсшего славную службу в Кантерлоте и, по совместительству, хорошего друга самой кобылы Министерства. Весь этот спектакль был поставлен лишь для того, чтобы о проблеме Зоны ходило как можно меньше разговоров, чтобы МинМорали не предъявляли претензии в бездействии по отношению к преступникам, сбежавшим под Купол. "Вот, получите и распишитесь, мы отправили внутрь Купола кучку хромоногих больных сирот, они найдут всех плохих пони и приведут их обратно". Честно говоря, я немного преувеличиваю. Конечно, совсем уж больных и немощных никто внутрь периметра не посылал. Но критерии отбора были, мягко говоря, далеки от строгих. Неудивительно, особенно для организации, что создана, как говорится, «на отвалите», дабы пресса не поднимала вопрос о бездействии Министерства.

Я не особо виню МинМор за это. У них и кроме Зоны было проблем по горло, особенно в мире, стремительно скатывающемся в ад. В конце концов, я сам добровольно подписался на это. Не знаю зачем. Может надеялся, что какой-нибудь бандит свернёт мне шею. Теперь это уже не имеет значения.

Вот и весь мой краткий рассказ. Ладно, часики тикают. Нужно поторопиться и, наконец, сделать то, ради чего я здесь. Я так до конца и не… — я не успел закончить предложение, так как кассета издала глухой щелчок и красная лампочка над надписью «запись» погасла, извещая меня о том, что плёнка закончилась.

Вздохнув, я взял кассету зубами и положил её в металлический ящик, к остальным. Немного поразмыслив, я достал кусок мела и написал на ящике: «Лоун Лайт. Воспоминания». Поставив ящик на полку, я обернулся к дверному проёму.

— Вот и всё. Осталось сделать последний шаг…