S03E05
Глава 12: В поисках решений Глава 14: Нелогичная

Глава 13: Марвин рассказывает

Энциклопедия Галактика определяет вечеринку, как «Собрание людей/пони/других существ, приглашенных организатором или организаторами, с целью проведения мероприятия, направленного на празднование или отдых». Путеводитель для Путешествующих Автостопом по Галактике описывает вечеринку совершенно другими терминами. Согласно ему, вечеринка, прежде всего, представляет собой возможность обжиться некоторыми необходимыми вещами. Приглашенная персона может рассчитывать на бесплатный алкоголь, еду и, конечно же, обзавестись новыми друзьями. Если вечеринка проходит особенно хорошо, то к этому списку добавляется также свободная любовь. Путеводитель оперирует в рамках основного предположения, что появление на вечеринке без приглашения является стандартной процедурой для любого из её клиентской базы (будучи, в большинстве своем, состоящей из неимущих или вообще сомнительных личностей). Он не советует, однако, самому организовывать вечеринку, так как это неизбежно приведет к нарушению равенства организация\посещение.

Пинки Пай не считала себя полностью безответственной вечеринкозависимой персоной. Она читала статью Путеводителя по данному предмету и решила для себя, что устраивать вечеринки намного лучше, чем просто участвовать в них, по крайней мере, пока она была уверена, что хотя бы один пони наслаждается вечеринкой так же, как и остальные присутствующие. Чистые вечеринкоактивы Пинки, то есть разница между количеством вечеринок, устроенных ею, и количеством вечеринок, посещенных ею, ставят её, если судить по вечеринкокарме, далеко впереди всех. Именно поэтому она не чувствовала абсолютно никакой вины по поводу посещения вечеринки с целью навязаться в попутчики совершенному незнакомцу. Она знала, что сможет оживить её своим присутствием, и хоть она и не захватила с собой вечеринкопушку, она была абсолютно уверена, что сможет добавить хоть что-то к любой вечеринке, в которой обнаружит себя. У неё всегда припрятаны тузы в рукавах, которых у неё не было; не сказать, чтобы она не рассматривала возможность ношения какой-нибудь одежды. Вернувшись к надлежащей галактической цивилизации, она обязательно рассмотрит возможность инвестиции в какую-нибудь надлежаще клевую одежду.

Пока Твайлайт со стоном поднималась с пыльного пола, Пинки смотрела на неё с осторожной улыбкой.

— Мы обдумали наш следующий шаг, — деликатно произнесла она.

Твайлайт промолчала.

— Мы собираемся найти группу студентов и уговорить одного из них доставить нас по назначению. — Голос Эпплджек звучал твердо, с нотками убеждения. — Как думаешь, сможешь телепортировать нас на небольшое расстояние?

— Наверное. Я просто… — она помолчала: — Группа студентов? Там будет алкоголь?

Пинки заглотила наживку.

— Скорее всего!

— Ухх, это не так просто, мне нужно знать хоть что-то о месте назначения, чтобы я могла осуществить корректную телепортацию всех нас. Я имею в виду, что это потребует приличного количества мегатаумов магии!

— Мегачего?

— Много магии, ЭйДжей, много магии. Оу, ты, вроде, сказала, что там будет много алкоголя. — Она немного погарцевала передними копытами, как бы споря сама с собой. — Думаю, что я смогу, по крайней мере, обнаружить Чувака…

— Великолепно! А он как раз на вечеринке в Дельта-Эта-где-то-там!

Магическая телепортация, без сомнений, была сложным умением, знанием которого Твайлайт по праву гордилась. По результатам испытаний над собой, она знала, что при подходящих условиях с легкостью сможет переместить себя на много километров и даже больше того, если будет уверена в том, что хочет телепортировать. Но телепортация силами единорога, как известно, требует некоторой ментальной подготовки. Это как если бы вы надевали обувь и брали бумажник при выходе в магазин, а еще, если вы житель пятой луны планеты Острайя, ваш неизменный пуленепробиваемый зонтик со встроенным противокоальным спреем, так же и в этой ситуации: вы должны ментально собрать необходимые вещи и быть абсолютно уверенными, где находятся жизненно важные части вашего организма прежде, чем позволять себя телепортировать, или, по крайней мере, подготовиться к незначительным ожогам. Правильно подготовленное путешествие будет не только безвредным, но и приятным.

Таким образом, когда по прошествии десяти минут наши пони и дракончик снова обнаружили себя под внимательным взглядом общепринятых законов физики в комнате, полной веселых пьяных студентов, как обычных искусственных, так и других случайных существ, они были в прекрасной физической форме, без ожогов или отсутствующих конечностей. Они также избежали участи случайно попасть на нижние планы вечного ужаса и боли, где самые темные кошмары вселенной кружат в вечном танце страдания; который довольно таки неплох.

— Теперь что? — Спайк немного откашлялся от дыма и с опаской глядел на нечто, по его представлению похожее на некую стеклянную статую. Она определенно привлекала внимание студентов, кучкующихся вокруг неё. Ему показалось, что одному из них она не так сильно нравилась, так как он пытался поджечь её, впрочем, без особого успеха. — И кто здесь выглядит так, что может доставить нас куда угодно?

— Йоу! Пони чувихи! — Это был Чувак, весело пробиравшийся к ним с маленькой помощью двух других почти идентичных существ, державших его под руки. — Как вы попали в Дельта Эта Сигма Каппа Омикрон Ро Дельта? Вы без приглашения или что? Это так круто! Я скажу принимающему, что вы без приглашения!

— О, мы не хотели вмешиваться или чего-то такого, если мы лишние…

Эпплджек была прервана одним из поддерживающих Студентов.

— Да ни за что! Чуваки без приглашения значат, что вечеринка отпадна! — Он поднял кулак. — Брофист, Чувак!

Чувак подчинился:

— Конечно, Братан!

Для интересующихся читателей, к последнему студенту будут обращаться, как «Чел» на протяжении всего произведения.

*

Было выдвинуто множество теорий о любви параспрайтами польки. Почему существа, которые все остальное время заинтересованы ничем другим, как поглощением всего, что могут вместить их прелестные личики, начинают весело подпрыгивать вслед за полькой? Наиболее разумным объяснением является то, что по каким-то причинам они попросту очень восприимчивы к настроению. Они инстинктивно будут играть роль очаровашек в присутствии остальных существ, которые первоначально найдут их безмерно неотразимыми. Под действием рок-музыки они примутся поглощать окружающее с утроенной свирепостью. А будучи подверженной невероятно веселой и потенциально самой глупейшей мелодии польки, они отреагируют с такой неподдельной радостью, что с удовольствием попрыгают навстречу смерти, лишь бы быть ближе к источнику этой мелодии. Этой теории придерживался Зафод, наблюдая за экраном, в данный момент показывающим огромный рой разноцветных шариков под его кораблем. Триллионы параспрайтов, летящих одним безразмерным прыгающим роем под мелодию, которая, как настаивали остальные, должна была зваться «Параспрайтовая Полька Пинки Пай», вероятно, для придания пущей выразительности.

— Круто! — Он смотрел на всё увеличивающуюся массу на экране. Он не отвел взгляда, даже когда копыто нервно постучало его по плечу. — Как же это круто!

Рой красовался всеми цветами, какие он только мог представить и подпрыгивал под неслышимую им музыку. Он задумался, как долго он уже наблюдал за ними. Потом он заметил копыто на своем плече. Оно ударило сильнее в этот раз.

— Ай! За что это?

— Ты стоишь здесь, бормоча «круто» уже добрых десять минут! — негодующе произнесла Рарити, осматривая копыто на признаки повреждения. — Ты планируешь посвятить нас в этот свой план?

— Ах да! Точно. — Он глянул на рой еще раз. — Еще одну минОУ! Зарк! ПОСТОЙ-КА! Робот здесь?

— Ты имеешь в виду Марвина? Бедняжка совсем не хотел идти сюда. Он сказал что-то насчет жизнерадостного проведения времени в чулане со шваброй, но заверил, что вскоре придет.

— Хорошо. Просто пришли его сюда.

— Тебя совсем не заботит, что он совершенно несчастен?

— Неа. Никогда не задумывался над этим. Я пытался затащить его на вечеринку, когда впервые увидел, а он взял и отказался! Просто продолжал ныть о том, насколько я ненавижу его!

— А это не так?

— Я и сейчас его не ненавижу, я просто сдался в попытках сотворить из него что-то, кроме электронной угрюмой железки!

— Что ж, посмотрим, что можно с этим поделать! — Рарити гордо вышла, затем вернулась с андроидом параноидом, мягко держа его магией за руку.

— Чего ты хочешь? — Его голос звучал так же несчастно, как и всегда, но сейчас с нотками обиды от очевидных попыток развеселить его.

Зафод решил попробовать энтузиазм.

— Эй, приятель! Не поверишь, что за работка у меня есть для тебя!

— Неужели? Хочешь, чтобы я снова застегнул твой пиджак? Или расстегнул его часть? Или расстегнул часть, потом снова застегнул? Или открыл дверь?

— Не в этот раз…

— Или как насчет снова протереть полки. Или я мог бы пойти и умереть. Я прекрасно знаю, что ты этого хочешь.

Он уже начал распаляться, когда Рарити нежно утихомирила его, сжав металлическую руку. Он поморщился от проявления подобной неподдельной доброты.

— Я хочу, чтобы ты подключил себя, — осторожно произнес Зафод, левитируя кабель к металлическому человеку. — И рассказал о своей жизни рою под нами.

*

Когда некто говорит о явлении вымирания, этот некто вряд ли когда упоминает о существах, способных в одиночку внести вклад в данное явление. Хотя такие существа были, и когда они по каким-то причинам решали, что другой вид должен перестать существовать, в большинстве случаев для достижения огневой мощи, необходимой для этой затей, требовалась значительная помощь со стороны других. Его друзья и друзья его друзей попросту не справлялись с поставленной задачей.

Одним конкретным существом, у которого имелось данное сомнительное достижение, является Прожорный Заглотозавр с Трааля. Внешний вид данного существа покрыт мраком, потому что единственным способом избежать съедения им – не смотреть на него. К настоящему времени он и его выводок более мелких Заглотозавриков сожрали всех более-менее крупных существ Трааля. Единственной причиной тому, что этот вид до сих пор не вымер, служит то, что они все без исключения буквально слишком тупы, чтобы умереть.

Марвин являлся еще одной личностью, способной форсировать явление вымирания своим собственным методом. Не говоря уже об интеллекте такой силы, с помощью которого он, если сильно захочет, может изобрести устройство, отражающее абсолютную ничтожность всей вселенной путем изложения его собственного восприятие жизни с каждым словом, тщательно проанализированным и обсужденным, способное вогнать слушателя в сокрушительную суицидальную депрессию. Не сказать, чтобы многие могли выдержать дальше вступления без необходимости бросить все и убежать в поисках особо крепкого напитка.

— Все началось тогда, когда я был создан. Не то, чтобы кто-нибудь желал этого, включая и меня. Первым, произошедшим со мной, была установка моего мозга. Необъятный интеллект, данный мне явно для того, чтобы я мог полностью осознать насколько омерзительно отвратительна жизнь, и насколько безгранично скучна и уныла бесконечная пыль вселенной. Некоторые его участки были просто ненавистны, но, полагаю, глянь я на них с другой стороны, они оказались бы гораздо хуже. Вторым, произошедшим со мной, стала незначительная ошибка производства в моей левой руке. Третьим, произошедшим со мной, стала еще одна производственная ошибка, включающая все диоды с моей левой стороны. Они не заметили её и до сих пор не исправили. Четвертым, произошедшим со мной, оказалась, и учтите, что это едва ли одна пикосекунда моего мучительного существования, частица пыли тошнотворной ассиметричности, приземлившейся на мое лицо. Пятым, произошедшим со мной, явилось осознание того, насколько жалки предыдущие четыре. Отсюда все покатилось по наклонной.

*

Зафод бесстрастно наблюдал, как обширное облако существ разом падает на песок. Они умерли, ни много ни мало, от безысходности. Он повернулся с широкой улыбкой.

— Отличная работа, Марвин!

— Я еще даже не дошел до лучшей части истории. — Мрачно отозвался Марвин. — Никогда не дохожу.

— Не имеет значения! Зашибенно сработал, Марвин! Эдди?

— Все еще здесь, приятель, похоже, что мы избавились от каждого параспрайта на планете!

— Ну а теперь мы отправляемся обратно в ту маленькую деревушку, и наслаждаемся насколько крутым они меня считают!

— Полагаю, что мне остается просто остаться здесь и занести «избавление от вредителей» в список работ, которые я нахожу невыносимо скучными и унылыми, так?

— Делай все, что хочешь, дорогой, — ласково произнесла Рарити.

Марвин подозрительно посмотрел на неё.

— Я буду в трюме.

Он поковылял прочь.

— Я что-то сделала не так? — искренне удивилась Рарити.

— Как я и говорил, я думаю, что он остается несчастным просто ради собственного веселья. Не порть ему это!

— Это, наверное, самая глупая вещь, что я слышала сегодня!

— Да ну?

— Ну, нет, если честно! О, Богини, представляю, как Флаттершай хочет помочь ему.

— Ради них обоих, надеюсь, что этого не случится. ЗАБУДЕМ. Вернемся к прославлению меня. Эдди? Приземляй нас!