Автор рисунка: BonesWolbach
Пролог 2. Странная просьба

1. Стэйблридж

Дорога вильнула в очередной раз, и редеющие деревья расступились окончательно, открывая взгляду неприветливую громаду серого здания из камня и бетона, из-за своих размеров казавшегося приземистым. Возможность наконец-то увидеть цель путешествия несколько приободрила как пару жеребцов, тянувших карету от самого Лас-Пегасуса, так и сидящих внутри Твайлайт и Рэрити. Жеребцы чуть ускорили бег, предвкушая скорый отдых, а пассажирки прильнули к окнам в надежде, что вид медленно приближающегося здания оправдает скуку последней пары часов. Ни одна из них не могла, не кривя душой, назвать эту поездку хоть сколько-нибудь интересной.

Тем не менее, утомительный путь наконец-то подошёл к концу, и появилась возможность полюбоваться на первый в Эквестрии научный центр по исследованию магии. Правда, любоваться приходилось с оговорками. По прихоти то ли основателя центра, то ли архитектора основное здание комплекса было выполнено в форме подковы, и подъезжающие могли видеть только внешнюю стену. Если высокие башни и разноцветные шпили Кантерлота сразу притягивали взгляд и словно приглашали окунуться в жизнь столичного города, то глухая тёмно-серая, почти лишённая окон стена научного центра прямо заявляла, что праздному посетителю здесь делать нечего и лучше вообще держаться подальше. Впечатление, что случайных гостей здесь не жалуют, только усугублялось за время, необходимое, чтобы добраться до контрольно-пропускного пункта по идущей вдоль стены дороге. Ещё не передумавшим посещать научный центр пони оставалось только надеяться, что на заключительном отрезке и без того долгого пути у них найдутся неисчерпанные темы для разговора.

— Эта жара убивает мою гриву! – пожаловалась Рэрити в четвёртый, если не в пятый раз за последние пятнадцать минут. – Когда мы приедем, все будут смотреть на меня и видеть это вопиющее, иссохшее несовершенство. – В доказательство она поддела копытом гриву, выглядевшую абсолютно так же, как и утром в Лас-Пегасусе.

— Извини, что не распорядилась построить прямую железную дорогу от Кантерлота до Стэйблриджа и не стала ждать пару лет, пока её закончат, – ответила Твайлайт, чем всё-таки сумела вызвать у подруги слабую улыбку. Кружной путь до Стэйблриджа был слишком большим испытанием для модницы и королевы бала. Зато вчерашний день был для неё настоящим подарком – Рэрити успела сменить три наряда и десяток собеседников.

Твайлайт же потратила вчерашний день на моральную подготовку к важному официальному визиту, предстоящему ей как новоявленной принцессе. Конечно, на её счету была пара торжеств в Кантерлоте, но их, во-первых, де-факто давали в честь трёх принцесс, а во-вторых, все на этих вечерах были более-менее знакомы. Здесь же новое место, незнакомые пони и ответственное поручение – словно время отмоталось обратно ко дню возвращения Найтмер Мун.

Приглашение из Стэйблриджа пришло три дня назад. Доставили его непосредственно Твайлайт, а Селестии пришли какие-то иные официальные бумаги научного центра. Текст письма прозрачно намекал, что основатели и руководители Стэйблриджа желали бы видеть в своих стенах «молодого аликорна Твайлайт Спаркл, чьи магические умения могут перевернуть вековые представления о магическом мире Эквестрии». К сожалению для Твайлайт, это было не всё содержание письма. Текст также прямо указывал, что только единороги, владеющие магическими навыками, допускаются на территорию центра. Твайлайт это возмутило, но, по словам Селестии, от принимающих сторон иногда приходили требования и причудливее. Рэрити, в принципе, тоже ехать было необязательно, но Твайлайт не решилась в одиночку переносить скучный официальный визит. Кроме того, какая же принцесса без свиты? Хотя из-за четвёртого по счёту наряда Рэрити, на украшение которого ушёл, наверное, целый километр посеребрённых нитей, было сложно угадать, кто в этом экипаже представляет собой свиту.

— Можно было взять повозку с пегасами, – напомнила Рэрити, поправляя и без того безупречный локон.

— Стэйблридж слишком далеко, чтобы лететь до него без остановок, – пояснила Твайлайт. – Я смотрела по карте. Лететь пришлось бы примерно столько же, как на юг до Эппллузы или чуть меньше, чем на север до Кристальной Империи.

— Вот где бы я сейчас хотела оказаться, – вздохнула Рэрити. – Там открыли новые магазины с тканями. Разве есть в этом научном центре бутики с тканями? Да там, наверное, и шторы одноцветные.

— Ну, вон те пони, к слову, одеты во что-то необычное. – Твайлайт с лёгким любопытством смотрела в левое окно; из правого открывался вид на однообразно-унылую внешнюю стену центра.

Между лесом и стеной научного центра простиралось поле, покрытое коротко подстриженной, местами вытоптанной до голой земли травой. Внимание Твайлайт привлекла толпящаяся вокруг какого-то устройства группа пони. Все они были облачены в одинаковые серые накидки, блестевшие на солнце подобно фольге. Несмотря на то, что накидки скрывали фигуры учёных от кончика рога до кончиков копыт, они, похоже, совершенно не стесняли движения: единороги суетились вокруг устройства, что-то рассматривая, подкручивая, обмениваясь возбуждёнными жестами и переговариваясь. Один голос явно доминировал над остальными, но Твайлайт не могла с такого расстояния разобрать ни слова.

Рэрити тоже заинтересовалась специфическими облачениями местных и даже чуть высунулась из окна, чтобы лучше видеть.

— По-моему, я во что-то подобное пирог заворачиваю, когда в духовку ставлю, – подметила она.

Чем бы там учёные пони ни занимались – Твайлайт хотела об этом узнать, а ещё лучше – поучаствовать. И пару лет назад точно остановила бы ради этого карету, но тогда она ещё не была принцессой, а Стэйблридж ещё строился. В данный день данного эквестрийского года она – официальный представитель принцессы Селестии, направляющийся в научный центр для оценки результатов его работы. Поэтому она просто наблюдала за серыми фигурками, пока те вдруг не бросились со всех ног в стороны от объекта своей деятельности.

В следующий момент вздрогнули и карета, и, кажется, стены научного центра. Загадочное устройство пропало в облаке ринувшегося вверх и в стороны дыма и пара, а грохот взрыва заставил Твайлайт и Рэрити отпрянуть от окна и прижаться к стенам. Тянущие карету жеребцы тоже предусмотрительно прижались к земле. В следующее мгновение экипаж покачнулся под налетевшим порывом ветра, и что-то увесистое ударило в левый борт.

Когда через пару мгновений всё стихло и карета перестала качаться, Твайлайт решила выглянуть наружу. И с удивлением обнаружила, что врезавшееся в карету «что-то» было облачённой в серебристую одежду пони, уже вскочившей на ноги и теперь мотающей головой в попытке сбросить изрядно помятый, кое-где прожжённый шлем с закопчённым забралом.

— Ну просила же следить за давлением! – приглушённо рявкнула она внутрь упирающегося шлема; Твайлайт тут же опознала самый громкий из голосов, доносившихся со стороны группы учёных. Наконец из недр защитного костюма показалась красная грива, торчащая в разные стороны, и пони решила оглядеться. Её взгляд практически сразу натолкнулся на находящуюся в крайней степени удивления Твайлайт. – О, добрый день. Вы тут как, не ушиблись?

— А вы? – осторожно поинтересовалась Твайлайт. Её сильно озаботило правое ухо кобылки, которое так и оставалось в полусогнутом положении.

— Да что мне сделается? Меня зовут Везергласс. И, кажется, вы только что стали свидетелем моего очередного провала. – Судя по тому, как она моргала вразнобой и подёргивала головой, ей всё-таки было не очень хорошо, но утратить хоть чуточку жизнерадостности – последнее, что она могла себе позволить.

— А что у вас там было? – Твайлайт пыталась разглядеть хоть что-нибудь за белой, быстро темнеющей пеленой, и, вроде бы, увидела там языки пламени.

— Пытаемся получить драконье пламя без дракона. – Везергласс всплеснула копытами, чуть не повалившись при этом набок. – В пятый раз уже. Я над этим начала работать, ещё когда доктором не была. Тогда, помню, спалила лабораторию… А вообще, с каждым разом бабахает всё громче. Значит, мы на правильном пути.

— Может, вас всё-таки подвезти? До ближайшего врача? – ещё раз намекнула Твайлайт. Малиновая пони с взъерошенной красной гривой если и слушала её, то лишь вполовину здорового уха. Она смотрела на неутешительные итоги своего эксперимента.

— Вы поезжайте скорее, пока ещё чего-нибудь не случилось, – произнесла она и слегка шаткой рысью двинулась к густеющему на глазах облаку дыма, в котором мелькали уже хорошо заметные языки пламени, и медленно поднимающимся с травы ассистентам. – Что вы позасыпали все? Быстрее потушим – меньше будем потом чинить и красить! – Первую дождевую тучу Везергласс попыталась создать прямо на бегу.

— В Кантерлоте такого не увидишь, – отметила Твайлайт. Рэрити промолчала. И как поняла Твайлайт, повернув голову, по очень серьёзной причине. Превратившаяся на время визита в шедевр парикмахерского искусства грива красавицы была сметена назад недавним резким порывом воздуха, да так и сохранилась в положении флага на ветру. Рэрити молча сидела со страдальческим выражением мордочки и, уставившись в потолок кареты, медленно моргала, пытаясь решить, что будет более подобающим ситуации – самозабвенно удариться в слезы или картинно рухнуть в обморок. – Я достану твой «чемоданчик для наведения красоты», – резюмировала Твайлайт, вдоволь полюбовавшись на эту картину.

Это действительно был натуральный чемодан, полный косметики, расчёсок и ювелирных изделий. Весил он прилично, поэтому вытаскивать его из-под сидения приходилось посредством магии, а открывать надо было осторожно, чтобы не уронить ненароком зеркальце или пудреницу. Впрочем, Твайлайт лишь начала приподнимать этот важный груз, поскольку почти сразу же чемодан перехватила вспомнившая о его существовании Рэрити. Она так лихорадочно принялась возвращать себе приличный вид, повторяя «кошмар» и «катастрофа», что Твайлайт показалось, будто весь остальной мир начал двигаться медленнее. Она знала, что в такие минуты подругу лучше не трогать.

Отряхнувшиеся жеребцы-извозчики вежливо поинтересовались самочувствием пассажиров. Вежливо им ответила только Твайлайт – у Рэрити по-прежнему были «катастрофа» и «кошмар». После этого карета продолжила путь к воротам Стэйблриджа, оставляя позади локальный ливень, вызванный стараниями доктора Везергласс и её ассистентов. Со стороны научного центра к горе-испытателям драконьего пламени спешила поддержка из числа дополнительных учёных и жеребцов в униформе охранников. Кажется, подобные ситуации здесь действительно были в порядке вещей.

Пробегая мимо кареты, некоторые из них с удивлением косились на молодую принцессу и с ещё большим изумлением – на воздвигнутую при помощи подпорок и тканей закрытую кабинку, которую сутки назад Рэрити неведомым образом запихнула в тот же чемодан, а теперь пряталась в ней от посторонних глаз. Что мешало раньше прятаться в ней же от жары – кто бы знал.

Ворота оказались немного не там, где их обычно ожидают увидеть у здания в форме подковы. Воздвигший Стэйблридж архитектор расположил между концами подковы пятиэтажное, облицованное мрамором здание, почти полностью перегородив естественный путь внутрь комплекса. Желающим всё же оказаться на территории научного центра были оставлены два кажущихся узкими прохода с каждой стороны, обозначенных арками; их лимонно-жёлтый цвет контрастировал с белизной мрамора и серостью камня. Вот в таком коридоре, в тенёчке, их уже ждала приветственная делегация: всего один жеребец высокого роста в изрядно потасканной чёрной робе.

За столь не вязавшимся с наукой внешним видом крылась и другая странность – впервые Твайлайт видела кого-то с такой расцветкой. Представитель научного центра явно не был зеброй, но при этом шерсть на его морде – единственном участке тела, не скрытым одеждой – хаотично пестрела оттенками чёрного, бежевого, серого цветов. Долго удерживать прямой взгляд было непросто – в глазах начинало рябить. Выбивающаяся из-под капюшона густая косматая бело-чёрно-серо-зелёная грива переливалась на солнце.

— Господа, благодарю вас, что довезли столь важных особ в такую даль, – хрипло обратился встречающий к впряжённым в карету жеребцам. – Прошу принять это в знак признательности от руководства нашего центра. Обратно мы их доставим нашим транспортом. – С этими словами пёстрый жеребец зубами вытащил из нагрудного кармана робы несколько монет. При этом оттуда едва не вывалилось что-то вроде продолговатой пряжки, которую он спешно затолкал обратно. Когда извозчики получили монеты и указания относительно местонахождения местной столовой, встречающий обратился непосредственно к Твайлайт: – С прибытием в Стэйблридж, ваше высочество. Я лично возьмусь за доставку ваших вещей в ваши апартаменты.

— Можно просто Твайлайт, – попросила не привыкшая к титулам принцесса.

— О, благодарю, вы очень… любезны. – Выскочившая из своего укрытия Рэрити не была готова встретиться с таким необычным собеседником. Ей хотелось покрасоваться хотя бы перед несколькими зрителями, тем более что ей удалось вернуть себе парадный вид за рекордные три минуты.

— Профессор Полимат из своего высокого окна велел мне встретить вас и немедленно отвести к нему. Впрочем, если вам угодна продолжительная экскурсия по всему комплексу, с этим, наверное, я тоже справлюсь. – Не прекращая разговора, пёстрый жеребец принялся копытами переносить чемоданы на специальную платформу на колёсиках. Туда отправились лёгкая сумка Твайлайт, где не было ничего, кроме пера, походной чернильницы-непроливайки, стопки бумаги и пары книг, и четыре чемодана Рэрити, без которых она отказывалась сделать хотя бы шаг. Даже перемещение увесистого груза из косметики, зеркал и складной палатки не вызвал у услужливого единорога никаких затруднений, хотя его и пришлось подхватывать зубами. В действиях жеребца прослеживалась привычка справляться с подобными задачами, не прибегая к магии.

— А вы сами не профессор? – поинтересовалась Рэрити. Ответом был ехидный смешок.

— Нет, по уровню магии до профессора не дорос… – Встречающий медленно покатил тележку с багажом, опять же безо всякого волшебства. Конец кажущегося узким из-за высоты стен коридора постепенно приближался, обещая скоро выпустить их на простор внутренней территории. Позади извозчики неспешно снимали с себя упряжь оставленной у стены опустевшей повозки. Они явно не торопились обратно в Лас-Пегасус.

— У нас здесь жёсткие мерки, – продолжал пёстрый жеребец. – Если в плане колдовства слаб – будешь заведующим подсобных помещений. Пайболд меня зовут, кстати. Сразу надо было назваться, да привык, что до имени моего никому дела нет…

— А почему это принцессу из Кантерлота не встречает всё руководство? – За заботой Рэрити о соблюдении протокола в отношении подруги очевидно слышалось «А почему все не пришли полюбоваться на меня, такую красивую?» Твайлайт тихонько фыркнула.

— Руководство вынужденно решать те проблемы, которые сейчас есть, – усмехнулся Пайболд. – Как вы, наверное, заметили, у нас тут есть отдельные учёные единороги, способные своими поступками сровнять центр с землёй. Так что приходится постоянно перепроверять всё и всех. Иначе ядовитое зелье в колодец просочится или кто-нибудь сунет нос в доводящую-до-безумия книгу. – Пёстрый попутчик был явно рад возможности поговорить. Очевидно, с остальными пони в научном центре ему болтать не давали.

Они вышли из-под арки, и Твайлайт, увидев внутреннюю территорию научного центра, удивлённо вскинула брови. По всей длине внешней стены высились мрачноватые здания, как предположила принцесса, исследовательских корпусов и лабораторий. Внутри подковы ютились маленькие домики, выкрашенные в яркие белые, кремовые, бежевые цвета, но всё равно выглядящие сероватыми из-за постоянной тени основных зданий. Некоторые домики могли похвастаться занимающими почти всю стену окнами; видимо, строители так попытались компенсировать недостаток солнечного света. Твайлайт тут же вспомнила о виденных в книгах по истории планах крепостей эпохи Раздора. Научно-исследовательский центр напоминал именно крепость, окружённую непреодолимой стеной и готовой противостоять наступлению неведомого врага. Для полноты картины не хватало только камнемётных машин на крышах внешних зданий.

— Как всё это успели построить за пару лет? – поинтересовалась Твайлайт у невозмутимо толкающего тележку жеребца. Вопрос был явно по адресу.

— Без магии, конечно, ничего бы не получилось, – ответил Пайболд, повернув тележку направо. Короткая улица, по которой он вёл гостей, именовалась Подстенной, как гласила попавшаяся на глаза Твайлайт табличка. С одной её стороны шла всё та же унылая стена «подковы», с другой был канареечного цвета трёхэтажный корпус «Отдела копирования свитков». – К счастью, среди основателей центра было много исследователей старины. Они где-то откопали почти истлевшие свитки с заклинаниями многовековой давности, которые с кирпичом и камнем лучше работают, чем с деревом. Поэтому вокруг центра сохранился почти нетронутый лес, а вот на побережье даже гальки не осталось…

— Нетронутый лес мы заметили, – сказала Рэрити. Её настроение потихоньку начало улучшаться – попадающиеся на пути пони неизменно останавливали на красотке взгляды.

— Да, это была очень длинная дорога. И даже местами опасная, – добавила Твайлайт. Рэрити, стараясь не растрепать причёску, сдержанно кивнула.

— У Везергласс опять что-то не сложилось сегодня? – спросил Пайболд, но не стал дожидаться ответа. – По всему центру слышно было… Столько раз здесь всё тряслось по её милости. А ведь когда-то была глупая идея разместить испытательный полигон внутри Стэйблриджа. Что бы от него тогда осталось?.. – Пайболд встряхнул головой, словно пытаясь прогнать навязчивый образ. После чего сразу же поправил сползающий капюшон. – Кстати, о том, что есть. Мы сейчас пересекаем Меридианную улицу. Отсюда второе здание – это столовая. Дальше за ней целых четыре дома отведены под личные покои младшего учёного состава. Мимо них нам сейчас идти. – Левое копыто коснулось земли, поднялось правое. – Здесь, в «Подкове», у нас идут сплошняком архивы. С самого края архив свитков, потом архив книг, чуть ближе к центру склад зелий и волшебных предметов. Башенку обсерватории над самой высокой частью здания вы, наверное, давно заприметили.

Твайлайт внимательно слушала и старалась запомнить как можно больше, чтобы составить для принцессы Селестии максимально подробный отчёт. Сожаление и досада, что Спайк не подпадал под определение «единорог» и не мог отправиться с ней, с каждым новым предложением усиливались.

— В кабинет профессора Полимата попасть непросто, – продолжал Пайболд. – Нам нужен вход в «подкову», который на другой стороне Меридианной. И то мы попадём только в отдел измерения магии, надо будет пройти через него. Кстати, увидите профессора Силлиеста Тритса. Язвительный и приставучий старик обязательно предложит измерить ваш уровень магических способностей.

— Я не совсем понимаю, как вообще можно измерять уровень магических способностей, – с лёгким смущением произнесла Твайлайт.

Пайболд опустил голову чуть ниже, чтобы Твайлайт могла слышать его шёпот:

— Да и никто не знает, кроме самого Силлиеста Тритса. Он по своей методике трактат сочинил. Многие читали – никто ни слова не понял. Потому на эту классификацию мало кто равняется.

Твайлайт хотела спросить название трактата, чтобы как-нибудь ознакомиться с ним, но по Подстенной улице к ним приблизилась кобылка, один вид которой заставил Пайболда чуть ли не спрятаться внутри своих тёмных одежд. Было вполне логично ожидать от пони со строгой причёской, очками, причудливо увеличивающими оранжевые глаза, и меткой в виде химической колбы сурового тона в голосе. Но с первым же произнесённым ею словом у Твайлайт возникло ощущение, что окружающее пространство покрылось инеем. А ведь она просто поинтересовалась:

— Пайболд, это наши гости?

— Да, доктор Бикер, – выдохнул пёстрый жеребец. В его сторону доктор даже не смотрела, хотя, при должной выправке, Пайболд был на голову выше. Однако сейчас он при своём росте и красноречивости пытался спрятаться за багаж, ожидая следующего вопроса как удара.

— Так почему они сейчас растерянно стоят на перекрёстке, когда должны быть на приёме у моего отца?

— Простите, доктор Бикер, – вступилась за экскурсовода Твайлайт. – Пайболд рассказывал нам о вашем научном центре и весьма интересно…

— Безусловно, дорогая моя, – кивнула Бикер, вложив в обращение столько же теплоты, сколько приносит кубик льда в стакан с чаем. – Он непревзойдённый мастер чесать языком. К сожалению, на большее его талантов не хватает. Не так ли, Пайболд?

Пёстрый жеребец понуро молчал. Доктор Бикер же непререкаемым тоном огласила гостям их распорядок дня, делая ударение на глаголах.

— Сейчас Пайболд отвезёт вещи наших гостей в их апартаменты. – Хотя доктор Бикер говорила о жеребце, смотрела она только на Твайлайт. Принцесса постаралась скрыть, насколько её покоробила оскорбительно построенная фраза. – А я отведу вас к заслуженному мастеру магии, автору восемнадцати крупных трактатов и ста девятнадцати прочих работ, профессору Полимату. Я от его имени прошу прощения за отсутствие торжественной встречи. Пришлось отправить этого бездельника и срочно повторять один важный эксперимент. Меня зовут доктор Бикер, прошу так ко мне и обращаться. Степень моей специализации – смешивание волшебных зелий, волшебных порошков и волшебной пыли, их идентификация и составление сводных таблиц по проявляющимся эффектам. А теперь прошу следовать за мной.

Доктор Бикер внимательно проследила, чтобы Пайболд ушёл вперёд шагов на сорок, и только после этого жестом предложила Твайлайт и Рэрити следовать за собой. Те синхронно чуть замедлили шаг, пропуская доктора вперёд, чтобы обменяться впечатлениями.

— Как-то мне здесь перестало нравиться, – шепнула Рэрити. – Если здесь все такие злые и заносчивые, то это очень негостеприимное место. И вкуса в одежде у них никакого нет. Если не серые комбинезоны, то белые халаты.

— Нелегко это признать, – ответила Твайлайт. Она чувствовала себя рядом с доктором Бикер ученицей школы, которую за какую-то провинность, каковых за Твайлайт никогда не числилось, ведут к директору. – Но, если бы я не встретила тебя, Пинки и остальных в Понивилле, если бы мы не подружились, я, наверное, ходила бы и говорила в точности как эта доктор.

— Да, наверное, ей не помешает завести друзей… – кивнула Рэрити. Подруги быстро нагнали ни разу не обернувшуюся Бикер.

— И сколько пони работает у вас в отделе? – спросила Твайлайт, когда молчаливое постукивание копыт по улице немного наскучило.

Доктору Бикер, судя по паузе, не слишком хотелось разговаривать, но гордость от возможности беседовать с принцессой из самого Кантерлота перевесила. Голос, правда, мягче не стал.

— Восемь высококвалифицированных единорогов… – отчеканила она и, подумав, нехотя добавила: – И ещё три зебры.

— У вас здесь работают зебры? – заинтересовалась Твайлайт.

— Научный центр сделал для них исключение. – Тема для доктора Бикер явно была не самой любимой. Твайлайт не удивилась бы, узнав, что Бикер не слишком любила исключения и хотела всё делать строго по правилам. – Мы учли их природный талант к варке зелий и пригласили нескольких в качестве экспертов.

— А что мешает пригласить в помощь пегасов или земнопони? – спросила Рэрити.

— Природные таланты пегасов были полностью изучены и скопированы. А земнопони… Они в магическом деле вообще бесполезны. У нас здесь ведутся весьма опасные работы, и те, кто не в состоянии создать даже простенький защитный барьер, должны жить в гостевом доме. – Доктор показала на пятиэтажное здание, соединявшее два конца подковы. – Или ещё дальше от Стэйблриджа. – Доктор Бикер внезапно замерла прямо у крыльца очередного дома. – Вы ведь владеете навыками защитной магии, дорогуша?

— Эм… Ну, да, конечно, – немного растерянно ответила Твайлайт. Доктор демонстративно поправила очки. Ответ в такой форме не слишком её устроил.

— Прошу, продемонстрируйте!

— Простите?

— Немедленно покажите ваш навык владения защитными заклинаниями! – наседала доктор.

— Я правда не понимаю, зачем…

— Дорогая моя, мне велено встретить и сопроводить в добром здравии принцессу Твайлайт Спаркл. Как я могу гарантировать ваше доброе здравие, если вы даже не обладаете базовыми для единорогов навыками?.. – Доктор умолкла, поскольку немного обозлённая Твайлайт в этот момент приподняла себя в воздух и создала идеальной формы фиолетовый шар. Базовые защитные заклинания ей всегда удавались на «отлично». Доктор Бикер, однако же, не успокоилась, пока не ткнула защитное поле пару раз копытом.

— Приемлемо, – выдала она и повернулась к Рэрити. – А вы?

— Моего защитного заклинания хватит для нас обеих, – резко ответила за подругу Твайлайт. Она уже всерьёз подумывала воспользоваться своим статусом принцессы и потребовать от сотрудников и особенно представителей администрации уважения.

Доктор Бикер, кажется, настроение аликорна уловила. Она просто покачала головой в духе «в конце концов, это исключительно ваши проблемы» и продолжила вести компанию к выделяющимся в серой стене «подковы» дверям. Не заметить их было невозможно благодаря позолоте, которую на петли, ручки и символ в виде испускающего искры рога не пожалели. Символ украшал обе створки, так что издали были видны два рога, осыпающие друг друга искрами.

— Там, прямо, у нас отдел измерения магического потенциала, самая первая секция центра, которую мы открыли. – Доктор бросила беглый взгляд налево, куда повернул со своей тележкой Пайболд. – Если идти вдоль стены главного здания, то через одну дверь будут гостевые помещения для вас. Они на втором этаже, лестницу легко заметить. Впрочем, это не важно, поскольку я буду постоянно с вами, и вы не заблудитесь.

Рэрити едва сдержалась, чтобы не шепнуть, что лично она предпочла бы заблудиться. Твайлайт же смотрела направо, где в кубической клетке из прозрачного материала сидела точная копия доктора Бикер и пыталась привлечь к себе внимание.

— А это…

— Живой чейнджлинг, – пояснила доктор, с отвращением наблюдая за своей непоседливой копией. – Ловили четыре месяца. Если у вас вдруг возникнут какие-то подозрения по этому поводу… – Бикер магией притянула со стенда, примыкающего к стеклянному кубу, три пары оранжевых полупрозрачных очков. Сквозь них Рэрити и Твайлайт действительно увидели в вольере существо, чей внешний вид был им памятен из-за событий в Кантерлоте.

— Очень полезная вещь, – сказала Твайлайт по поводу очков.

— И весьма стильная, – добавила Рэрити.

— Мы уже долгое время пытаемся понять суть магии этих существ, – продолжила доктор, возвращая очки на место. При этом они как бы случайно задели какую-то кнопку, и чейнджлинга в стеклянном вольере ударило почти незаметной волной магии, отчего тот вернулся к нормальному для своего биологического вида облику. – Но пока что от него больше неприятностей, чем пользы. Для более спокойных тварей у нас есть отдельный парк. Позже я вам его покажу.

— По-моему, очень жестоко так с ним поступать, – сказала Твайлайт, отводя взгляд от трясущего головой инсектоида.

— Дорогуша, я могу рассказать, как эта тварь поступила бы с беззащитным пони, но, боюсь, вы потом ужинать не сможете. – Доктор Бикер легонько постучала копытом по земле, намекая, что задерживаться дольше не планирует. Тем более что заветная дверь была всего в полусотне шагов. Но, вот незадача, появился очередной учёный – чёрный единорог с бело-коричневой двухцветной гривой. Доктор Бикер едва успела увернуться от пачки бумаг, которую этот товарищ нёс перед собой.

— Доктор, доктор, я нашёл, я нашёл, – едва остановившись, прокричал он. Бумаги плавали вокруг его морды так быстро, что всматриваться в них было бессмысленно. И, кажется, чтение чьих-то записей – последнее, чем доктор Бикер рассчитывала сейчас заниматься.

— Прежде всего – доктор Бикер. Что вы там нашли, Скоупрейдж? – с интонацией «надеюсь, это стоит моего драгоценного времени» спросила она.

— Я нашёл формулу идеальной полироли для артефактов, содержащих янтарь! – Скоупрейдж даже подпрыгнул на месте. – Помните, я вам объяснял, что с янтарём была проблема? Ну, он под действием реактивов тускнеет, понимаете? Я только что выяснил, что если взять речной песок и провести контролируемый нагрев…

— Вы мне это напишете, перепечатаете, опубликуете. И тогда я это прочту, – ответила Бикер. – Не хочу узнать секрет до выхода вашего трактата.

— Ой, ну там до трактата ещё далеко… – смутился Скоупрейдж. – У меня там ещё остаются вопросы по поводу эмалировки отдельных материалов. Так что я ещё закончу всё… Понимаете, я над самой-то книгой только начал работать…

— А изделия с янтарём также можно протирать шерстяной тканью, – добавила Рэрити.

— Ой, правда? – изумился Скоупрейдж. – А я и не подозревал. Хотя да, возможно, что при правильном подборе плотности нитей и с учётом способов предварительной обработки шерсти… Знаете, мисс, нам как-нибудь обязательно надо встретиться и обсудить эту тему…

— Ну, у меня здесь не очень много дел, – сразу приободрилась Рэрити. – Так что я вполне могу зайти в прославленную столовую вашего научного центра.

Доктор Бикер с шумом пропустила воздух сквозь ноздри.

— Скоупрейдж, – негромко, но с нарастающим недовольством начала она, – вы докучаете нашим гостям. Немедленно отправляйтесь возиться с вашим янтарём в вашу лабораторию, пока не опозорили мой… – допустив эту не совсем неумышленную оговорку, доктор Бикер поморщилась, – моего отца научный центр. И само понятие «учёного пони».

— Извините, доктор Бикер, – пискнул Скоупрейдж, наблюдая два своих отражения в очках доктора. Бикер хмыкнула и двинулась дальше, даже не оглядываясь на гостей, которых ей было поручено сопровождать.

Твайлайт нехотя пошла за ней, втайне надеясь, что характером Бикер пошла не в своего отца. Рэрити же немного задержалась, чтобы обменяться с учёным деятелем ещё парой фраз. Кажется, теперь у неё была причина не сопровождать Твайлайт во время экскурсии по корпусам центра. Это грозило сделать не слишком весёлое пребывание здесь ещё более унылым.

— Не все учёные такие застенчивые, как говорят, – поделилась впечатлениями Рэрити, когда они с Твайлайт уже стояли вплотную у дверей с позолоченными искрящимися рогами.

— Пригласил тебя в свою лабораторию? – ухмыльнулась Твайлайт.

— Ой нет, ну что ты, – отмахнулась Рэрити. – Он там сначала прибраться должен…

Впервые за день подругам удалось похихикать.