Кем-то оставленная тетрадка

Какая неожиданная находка...

Другие пони ОС - пони

Истоки Эквестрии

Новая принцесса Эквестрии Твайлайт Спаркл лишь сегодня получила свою корону и титул. Каково же было ее удивление, когда принцессы Луна и Селестия пригласили ее и Кейденс на откровенный разговор, вместо того, чтобы просто отпраздновать. Царствующие сестры решили раскрыть младшим аликорнам одну тайну. Истинную историю событий предшествовавших объединению пони.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Пожелай мне удачи...

Пинки идёт Лесом.

Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл

Паутинка

Жара, усталость и противная железяка на боку.

Дерпи Хувз

И это всё Искорка?

Вот что бывает, если всерьёз играть в "испорченный телефон"! А ведь все поверили, что Искорка способна на такое!

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Черили Дерпи Хувз Флэм

Радужные осколки

И как это только могло со мной приключиться, ума не приложу! Оказаться в тёмном лесу, да ещё и без памяти! Ладно, попробую с этим разобраться...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Фаирсан

Трем аликорнам Луне, Селестии и Фаирсану приходится покинуть родной мир на колонизационном корабле, снаряженным для заселения нового мира. Корабль терпит бедствие и садится на пустынную планету. Приземлившиеся на спасательной капсуле Селестия с Фаирсаном пытаются отыскать и спасти корабль.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Филомина ОС - пони

Fall in Love

Что способна сделать дружба, когда случаются неприятности в жизни? Насколько могут быть верными друзья и к чему приводят некоторые жертвы и неожиданные поступки.

ОС - пони

Твайлайт и лазер

Любопытная единорожка наблюдает за работой лазерной установки для резки металла.

Твайлайт Спаркл

Адреналин для "заключенного"

"Рождение" брони из инфантильного юноши.

Автор рисунка: Devinian
Глава 2. Высший свет. Глава 4. Незваный гость.

Глава 3. Дело о "Кошках в театре".

В Малый Кантерлотский Театр повадились лазить кошки, а у директора аллергия. Виновен кто-то из работников театра? А может дело совсем не в них?

Ван проснулся привычно, к обеду. Еще даже не открыв глаз вороной пони принюхался. Да, все верно, запах дорого парфюма.

— Пэс? — с ходу угадал аликорн. Хотя как не угадать, если чейджлинг любила спать под теплым боком вороного пони. Правда потом она лишилась этой привилегии напоследок закатив Вану ужасный скандал. Ван же был непреклонен. Он не хотел, что лишний раз объяснять чрезвычайно запутанные отношения со суккубой, Луне.

— Я это. А ты идиот. — сообщила ровным голосом Пэс, лежащая рядом с Ваном, она сочла, а точнее убедила саму себя, что это достаточная плата за доброту.

— Я знаю. — зло бросил черный аликорн, поднимаясь с софы. — Но этот Сильверинг. В он меня бесит!

Ван пошел в душевую кабинку, где и ополоснулся порою фыркая от попадающей в нос воды. Пэс, тоже не очень любившая ранние, а обед для нее это еще рано, подъемы лишь потянулась на софе, перебираясь на нагретое жеребцом место.

— Между прочим, я из-за тебя пропустила занятия. — крикнула Шедоу Пэшон так, что бы было слышно даже сквозь плеск душа. — Мог бы хоть сказать спасибо или все аликорны отличаются такой неблагодарностью? Тогда я понимаю, почему ты с Луной не сошелся.

Ван резко распахнул двери душевой и, даже не дав воде стечь, подошел к ложу.

— Пей. Хочешь моей благодарности?! Вот она! Пей! — голос жеребца был полон горечи и отчаяния. А вот демонесса внутренне ликовала. Она ведь этого и добивалась. осталась маленькая деталь, что бы Ван не заподозрил манипулирования.

— Ты уверен?

— ПЕЙ!

Пэс примерилась к довольно удобному месту где шея переходит в плече и, приняв истинный, облик, укусила Вана. О да! Кровь аликорнов была воистину божественна. Ведь не даром ее так ценят потусторонние существа. А у Пэс был ее постоянный источник. Чейнджлинг вонзила зубы еще глубже. Кровь аликорна .. Кровь аликорна кружила ей голову. И, что самое главное, кровь аликорна была мощнейшим источником сил. Почти как эмоции, только грубее. Чейнджлинги не могли питаться чистой энергией. А вот переработанной другими запросто. А эмоции пони прямо таки лучились силой. Впрочем, кровь аликорнов тоже.

— Хватит! Остановись! — приказа Ван. Помедлив еще пару секунд, растягивая удовольствие, Пэс разжала челюсти. Не смотря на испытываемую эйфорию, она научилась останавливаться вовремя. Хотя, в первое время Вану приходилось буквально отдирать ее от себя. Хорошо хоть договор оговаривал и этот вампиризм. — Довольна?

Ван по прежнему был мрачнее тучи.

— Да, Пэс благодарит вас. — благосклонно махнула копытом чейнджлинг, с интересом смотря как буквально на глазах зарастают ранки от ее клыков. Ван, как и другие аликорны, отличался неплохой регенерацией, в ущерб физической силе. Да и обоняние со слухом были острее, чем у обычных пони, но это скорее уже профессиональное.

Ван же приготовил небольшой обед для себя, чейнджлинги не едят обычную пищу, и теперь с немалым апетитом ето точил.

— Извинись перед ней. — приняв облик белой единорожки, Пэс подсела к Вану.

— Нет.

— Ох! Почему же? — изящное белое копытце суккубы грациозным жестом коснулось лба.

— Она не права! Даже не дала мне выговориться! — наконец прорвало жеребца.

— Ты и сам не лучше. — под нос буркнула Пэс.

— Да и еще покраснела, когда я упомянул о тех шепотках! — Ван не обратил на ремарку высшей чейнджлинг никакого внимания. Еще бы, ведь это так приятно упиваться своим горем и страдать.

— Так будь умнее и пойди ей первым на встречу! — вклинилась демонесса.

— Нет! Это начала она. — Вану было так больно, слова Луны сказанные прошлой ночью так больно ранили его...

— Ты ее еще любишь? — эти слова оборвали размышления вороного над его такой печальной судьбой. Да, Пэс знала чем пронять черного упрямца

— Да, но... — растерянно произнес Ван пытаясь уйти от разговора, убиранием посуды со стола.

— Никаких но. На следующем балу ты подходишь к ней и извиняешься при всех! — чейнжлинг сильно цокнула копытом по столу, как бы прибавляя весомости своим словам. — Все, я побежала на занятия. Итак на половину опоздала.

— Погоди! — Вану удалось остановить Пэс лишь на лестнице. — Почему ты мне помогаешь?

— Согласно букве и духу договора. — язвительно произнесла Пэс, сама не знающая ответ на этот вопрос. — Мы же партнеры.

Ван замер на пороге. Мог ли он доверять советам демонессы? Она не один и не два раза явно показывала, что претендует на самого Вана. А тут еще ее советы. Может она хочет что бы Ван расстался с любимой? Но Пэс его отговаривал от вечернего разговора? Или она знала, что Ван все равно поссорится и просто заставляла думать, что помогает? Ох! Как все дискордово запутанно!

— В одном она права — я идиот. — прошептал Ван. Только теперь он понимал в какие неприятности загнала его ревность. Жеребец решил вернуться к работе, может это поможет забыться.

Ван злобно ударил копытом по стене, что на деле являлась скатом крыши. Тысяча параспрайтов! Он забыл спросить у Пэс когда следующий бал! А может стоит прямо сейчас сходить в замок? Не, Луна уже наверняка спит, да и дурацкая гордость шептала, что он не должен этого делать. Все, работа, работа, работа и еще раз работа!

Долго ждать Вану не пришлось, работа сама постучалась в его двери. Аликорн спешно накинул плащ и открыл двери. Невысокий, но довольно крепкий земной пони изумрудного цвета шерстки и бежевыми гривой и хвостом, громко чихнул.

— Вы не заняты? Я хотел бы предложить вам работу. — вежливо осведомился пони, так и не перейдя порог.

— Проходите, проходите. Вы сегодня первый. — предложил аликорн, заметив некоторую неловкость гостя.

— Пчхи! Простите, аллергия. — жеребец с уютом устроился в одном из гостевых кресел и достав платок из кармана пиджака вытер нос.

Земной пони оказался директором Малого Кантерлотского театра. В последнее время, по ночам в театр начали проникать кошки и портить не только реквизит своими игрищами, но и настроение директору театра. У него была аллергия на шерсть животных. Кошек вылавливали, двери запирали, даже нанимали сторожа — все без толку. Каждое утро по комнатам здания гуляли кошки. И тут директору на глаза попалось объявление о единороге расследующем мистические события. Дальше все было просто.

— Может вам стоит на пару ночей привести в комнаты собак? — произнес первое пришедшее в голову Ван.

— Как мне от этого легче станет? Что кошки, что собаки, все равно чихаю. — резонно возразил зеленый пони.

— Я берусь за ваше дело. — наконец решил Ван. Все равно пепельногривый понятия не имел с какой стороны расследовать дело о пропавших пони, а тут хоть что-то. Не теряя времени, Ван достал из-за софы седельные сумки, с тоской посмотрел на так ему идущую, но жутко неудобную шляпу и вышел в кабинет.

— Если все будет так же быстро, как вы собираетесь, то следующее утро для меня станет самым радостным за неделю!. — земной пони был немного ошарашен скоростью детектива.

Малый Кантерлотский театр был не так уж и далеко от дома Вана, но его директор не любил спешить. Поэтому до него парочка жеребцов добралась более чем через час. Представив детектива ключнику, земной пони удалился. У него снова начался чех.

Ван бродил по многочисленным гримеркам, костюмерным, кладовкам и прочим хозяйственным комнатам. Однажды он уже бывал тут и ему показалась, что большая часть здания это собственно сцена с местами для зрителей, да тоже не маленький вестибюль. Тогда он приезжал к Трикси, еще не ставшей ученицей принцессы Луны. Теперь же этой довольно самовлюбленной и гордой единорожки здесь не было.

В некоторых комнатах помимо обычных запахов свойственных театрам, пахло кошками. И мышами. Но на вопросы о мышиных норах, ключник, немолодой уже единорог лишь удивленно переспросил. Никаких нор, никто из актеров или других работающих здесь пони и не слышал подозрительных шорохов. Были еще какие-то неожиданные запахи, но они терялись на общем фоне.

Сторож земной пони, тоже ничего внятного сказать не смог. По его словам кошки просто появились из ниоткуда во время очередного обхода. Судя по его показаниям, а жеребец сам вытаскивал кошек на улицу, большинство из них были уличными, но встречались и домашние.

Так и не найдя зацепок, черный жеребец решил сам переночевать на месте проишествия. А пока можно и перекусить нормально. Что Ван и сделал, посетив небольшой но вполне приличный ресторанчик вблизи театра. Закончив с весьма поздним обедом, Ван пошел домой, где стал раскладывать все известное ему о театре.

Итак. Есть директор у которого аллергия на животных. Есть кошки которые как-то проникают в театр. Причем исключительно ночью. Вопрос, как они это делают? Дальше. Помимо кошачьего запаха Ван учуял еще и довольно сильный мышиный. Вопрос, не это ли привлекает кошек? Есть сторож который не смог заметить появления кошек. Кого-то в этой схеме не хватает. Еще раз окинув взглядом связи между фактами, пони и вопросами, перепончатокрылый скупо улыбнулся.. У Вана появились новые вопросы и он вновь поцокал к театру. Теперь, без неторопливого земного пони, аликорн добрался куда быстрее.

Директор был еще на месте. Сидя в неожиданно небольшом кабинете, буквально заваленным бумагами он непрестанно чихал.

— Может вам лучше взять перерыв на эти дни? — спросил Ван стоящий напротив клиента.

— Не могу. Видите эти бумаги? Я затеял ревизию и теперь буквально завален чеками, путевыми листами, расчетами и прочей бюрократией. — пони с обреченным видом чихнул, прикрыв рот копытом.

— Скажите, а кто у вас собственно отвечает за решение этой проблемы, с кошками? Я же не могу вас постоянно отвлекать. — беззаботным тоном спросил Ван.

— Да, точно. Это будет куда удобнее. Я поручил это нашему завхозу. Следить за зданием — это обязанность, поэтому за все связанное с этим делом отвечает этот пройдоха!

— У вас есть враги среди работников театра?

— Что вы, что вы. У меня мирный и слаженный коллектив. Возможно между актерами и есть какие-то трения, но меня они ни в коей мере не касаются.

Уточнив еще несколько мелочей Ван отправился к завхозу. Которого на работе уже не было. Ван и сам не заметил, как наступил вечер.Известив сторожа о том, что вороной будет вместе с ним дежурить в театре, Ван устроился на одном из складов в котором всегда появлялись кошки. Пока не кто не видел, вороной, помогая себе когтями на крыльях и телекинезом, забрался на потолочную балку. какое-то пыльное, когда-то наверное красивое платье послужило неплохой подстилкой.

Время в засаде текло ужасно медленно. Ван то и дело поглядывал в крошечное, застекленное окошка, но от рассвета не было не следа. Даже не почитать. Ван, хоть и мел крылья как у Ночных Пегасов, видеть в темноте не умел, а алый свет от рога мог насторожить кошек. Аликорн пару раз чуть не уснул, устав ждать, поэтому он порою спускался вниз и разминался. Наконец вороной услышал то, что он и ждал. Скрежет когтей кошек и тихо мурчание. Гордясь своим чутким слухом, Ван пополз по балке. Нет, не здесь левее... Точно, вот одна кошка уже перепрыгивает с ящика на ящик. Еще одна. Нет! Выше! Вентиляция? И новый запах, который так смущал Вана. Мята и валериана?!

Ван опустился на пол. В такой темноте прыгать с балки на балки было бы верхом безрассудства. Поэтому жеребец предпочел пройтись по полу петляя меж ящиков и манекенов. решетка вентиляции оказалась вырвана начисто, а внутри ощутимо пахло мятой и валерианой. Ван провел копытом по довольно узкому коробу. Пыли не было. Ха! Многое стало проясняться. Проверив еще пару комнат Ван убедился в том, что там так же были выломаны вентиляционные решетки и пахло травами. Теперь можно и поспать, что Ван с охотой и сделал, прикорнув на мягком диванчике в вестибюле.

Утром, Вана разбудил искомый вчерашним вечером завхоз оказавшийся довольно словоохотливой гриффиной. От нее Ван и узнал где и при каких обстоятельствах она наняла сторожа, который упускал кошек. А вот о вентиляции Ван говорить не стал. О том, что у знал, вороной рассказал только директору.

— Но ведь это похоже на... — землепони чихнул.

— Да, похоже на то, что кто-то специально приманивает кошек. — закончил Ван за жеребца. — И, кажется я знаю кому это выгодно. Скажите, ваш завхоз знала о аллергии?

— Да. И кажется я понимаю куда вы клоните. Хотите сказать, что это она приманивает кошек, что бы отсрочить ревизию? — догадался директор. — Но у вас нет доказательств своих слов.

— И именно поэтому мне понадобится ваша помощь. — кивнул Ван, припоминая одно из правил бизнеса которые вороной установил сам для себя. Клиент должен чувствовать себя участником дела. Да и пусть увидит все своими глазами. — План вентиляции театра я сам достану в архивах, а вы же должны будете случайно обронить при гриффинне, что завтра я планирую осмотреть подвалы, чердаки и вентиляцию. Если она виновата, возможно забеспокоится и попытается скрыть следы преступления. А если нет... Вы просто проведете бессонную ночь, ничего более.

Директор согласился и жеребцы, звонко стукнув копытами расстались, отправившись каждый по своим делам. Ван поспешил домой, где привел себя в порядок после ночной слежки. Перекусив, вороной пони направил свои копыта к Школе для одаренных единорогов. Это заведение находилось в центре Кантерлота, поэтому Ван даже перешел на легкую трусцу.

Извилистые улочки жилых кварталов сменялись прямыми, всегда празднично выглядящими улицами центра. Тысячи лавочек и заведений. Тысячи всевозможных запахов. Дорогой парфюм, алхимические травы, экзотическая кухня дальних стран. все это сливалось в один большой запах Кантерлота. К ним добавлялись еще и запахи денег с властью. Запахи не существующие реально, но все же довольно ощутимые стоит только принюхаться.

Ван ждал Пэс не долго, он как раз успел к началу перерыва между занятиями. Демонесса выглядела шикарно, впрочем как всегда.Ван и не думал, что немного перешитая школьная форма может так идти кобылке. Но, что вероятнее, секрет крылся в движения, мимике и интонация Пэс.

— Тебе вчера за опоздание ничего не было серьезного? — начал Ван.

— Неа.

Лже-единороги расположились в тени раскидистого синелистого дерева, прямо на газоне. Этот парк был излюбленным местом отдыха учеников школы, поэтому Ван и Пэс часто встречались именно здесь.

— Пэс, когда там следующий бал с Луной? — спросил Ван.

— Решил извиниться? Через три дня.

— Не только. — кивнул жеребец соглашаясь с демонессой. — Еще хочу подарок, но за три дня не выйдет, есть что хотя бы через неделю.

— Ты что забыл! Через неделю с хвостиком Гранд Галлопинг Гала! Главное светское событие всей Эквестрии! — изумленно воскликнула чейнджлинг, рог и глаза которой от волнения полыхнули фиолетовым. — Да кому я это говорю. — обреченно махнула она копытом.

— Через неделю? Да! Пойдет! Осталось только закончить с новым делом. — Ван хотел было кратко рассказать о своем расследование но Пэс поспешила на учебу, напоследок послав Вану воздушный поцелуй.

Затем аликорн посетил архивы архитекторов где с некоторым трудом ему удалось найти схему вентиляции .Весь оставшийся день пепельногривый потратил на себя, практикуясь в мистицизме и просто валясь на софе. Только поздним вечером он вернулся к театру. Директор, как и было оговорено, ждал Вана в одной из комнат.

— Ни сторож, ни завхоз меня не видели. — после приветствия произнес земной пони.

— А я теперь знаю где у вас находятся выходы вентиляции. Нас ждет крыша театра.

Для Вана карабканье по чердакам и крышам не составляло никаких проблем, но вот вместе с директором театра. В общем и тот и другой жеребец изрядно вспотели, пока не добрались до вентиляционного колодца. Точнее до стены у него, за которой оба и укрылись. Окно без стекол давало прекрасную возможность рассмотреть все окружением, в том числе и вентиляцию. снова потянулось время. Несколько раз заказчик пытался завести разговор, но Ван обрывал земного пони. Так они и просидели почти всю ночь. И тут случилось то, чего никто из пони не ожидал. Из вентиляционного колодца начали вылазить мыши. Десятки мышей. Они торопливо натерли чем-то крышу после чего скрылись в темно провале вентиляции. Через пару минут на крыше стали собираться кошки. Они одна за другой забирались в короб. Ван слышал как их мягкие лапки топают по метталическому покрытию.

— Вы по прежнему считаете, что во всем виноват наш завхоз? — с некоторой насмешкой спросил директор.

— Нет. Но это еще не конец. В эту ночь все не так. Я слышу как кошки испуганно мяукают. поспешим.

И вновь паутина из комнат лестниц и коридоров. Несколько раз слух Вана подводил его, но неизменно пони снова находил место откуда слышно мяуканье. Оно шло из подвала. Походя к какой-то уже давно не используемых комнат, пони заметили свет факелов и длинные тени. Но еще больше их поразило то, что они увидели осторожно выглянув из-за угла. Сотни мышей, радостно пища сидели на полу. В лапках некоторых были миниатюрные факелы или плакаты. Прищурившись аликорн даже смог разобрать надписи. “Долой котократию!” “Нет пути хищникам!” “Район без кошек!” “Свободу угнетенным!”. В центре комнаты, на канатах, висела сеть, в которую уже было закутано множество кошек

Это было настолько сюреалистично, что Ван помотал головой, но мыши не спешили исчезать. Неожиданно писк, скорее напоминавший гул толпы замолк. Довольно крупная мышь, взошла на подиум, когда-то бывший деревянной коробкой и начала что-то пищать другим. в ответ, порою раздавался слаженный писк, словно мыши повторяли что-то за выступающим. Закончив речь, тот махнул лапкой. Раздался тихий скрежет, а плиты пола под сетью разошлись. Пахнула сыростью и пони тут же услышали журчание воды.

— Ван, остановите это. — тихо зашептал испуганный происходящим директор. — Я конечно не люблю кошек, но не на столько. Это просто чудовищно.

Зря он так. Мыши обладали куда более лучшим слухом чем даже аликорн. И теперь они все как один сматрели на высунувшихся из-за угла пони. Выхода не было. Ван подхватил сеть телекинезом и отачив ее от ямы стал распутывать. Но мыши , повернувшиеся к пони этого не замечали. Их лидер что-то пискнул и серая волна хлынула к пони.

— Мяу!? — в этом звуке было столько удовлетворения, что мыши остановились и оглянулись. Уличные и домашние мяуки, освободившись от держащих их пут теперь с злорадным интересом рассматривали серое воинство, в испуге застывшее не добежав до пони каких-то пары метров.

— Пошлите ка отсюда. — облизывая пересохшие губы предложил Ван. — Сейчас виновники того, что к в театр повадились лазить кошки сейчас получат свое.