S03E05
Welcome to the new world! Битва.

Ах, этот Дагот...

— Ага, — рокотом разнёсся по пещере голос Дагот Ура. — Вот ты и пришёл, Нереварин. Я…

Дагот Ур замолчал. Потом глубоко вздохнул и потёр золотую маску рукой, пока пришедший осматривался в пещере.

— Азура, за что? Почему? То есть я, конечно, знал… в смысле, у меня куча слуг в каждом городе, и я был в твоих снах … но… серьёзно? Вот это против меня?

Рэйнбоу Дэш хмыкнула.

— Я не вот это, чудик с железякой на лице! Я пони, понятно?

Дагот Ур развёл руками.

— Куда уж понятнее… А как ты миновала сонмы рабов моих, как ты пересекла ловушки и хитрости, устроенные мной?

— Ну, твои друзья были довольно странными людьми. А насчёт ловушек и прочего, — она помахала крыльями. — Я пегас, ауууу!

Чтобы как-то обдумать диалог и выиграть время, Дагот Ур посмотрел на двемерскую дверь в дальней стороне пещеры, скрывавшую проход к Акулахану. Дверь была довольно оригинальной: открывалась тогда, когда Дагот Ура не присутствовал в царстве живых. Например, спал. Возни с ней было много, да и тупые слуги вечно застревали, тычась в сомкнутые створки, если Даготу приспичивало часок подремать, но роль последней надежды неплохо выполняли. Всё-таки Дагот Ур не собирался спать, а убить его — убить бога — этому… этому нечто не удалось бы даже, будь Дагот Ур связан и зверски избит сковородкой. Вспомнив ощущения, бывший кимер вздрогнул. Долгая жизнь, многие ситуации…

Что ж, стоило попытаться.

— Может, ты хочешь перейти на мою сторону? В конце концов, я был…

— Э-э-э, постой! Я никого предавать не собираюсь. Я же элемент верности! И вообще, мне сказали прийти и, — Рэйнбоу Дэш достала из сумки, висевшей у неё на боку, Разделитель и Разрубатель, положила их перед собой крестом и поставила копыто на них. — вот этими штуками ударить какое-то сердце.

Ошеломление Дагот Ура было сложно передать словами. Нет, он чувствовал ауры двемерских артефактов… вопросы вертелись на языке из него, в результате чего он смог выговорить лишь что-то вроде:

—Катыгорумкаивс…

Потом остановился, немного помедлил, чтобы чуть успокоиться, и задал первый вопрос. Не самый жизненно необходимый.

— Тебе не говорили, что расхаживать в таком виде странно? В смысле, — он поперхнулся. — Я не ханжа и ничего против не имею… но не кажется ли тебе, что, ммм, сумки несколько, ммм, не скрывают, ммм…

Дагот Ур стушевался.

— Фи, не вижу смысла в одежде. Нет, это красиво, но многие здесь носят такое тряпьё, что одна моя подруга просто впала бы в кому здесь! — пегаска улыбнулась своим мыслям.

— Ага… то есть что за чушь? Как ты, Шигорат побери, смогла держать Разделитель и Разрубатель копытом?

Голубая пони нахмурилась, почесала затылок.

— Ну, не знаю. Я открыла сумку, достала сначала…

— Я видел! Но как?!

Рэйнбоу Дэш разозлилась.

— Что как?! Как ты держишь яблоко?! Взяла и взяла.

Искренне пытаясь вспомнить, что такое яблоко, но потерпев неудачу, Верховный Консул Шестого Дома вспомнил ещё об одной существенной детали.

— А почему тебя не убило? Ты же взяла оружие без Призрачного Стража!

— И как бы я натянула на копыто перчатку? — голосом, показывающим очевидность объясняемых вещей, протянула Дэш.

Вынужденный согласиться, злодей с Красной Горы замолчал. Потом подошёл к пегаске и ласково потрепал её по волосам — шерсти, гриве? Ужас Вварденфелла запутался в ситуации и не хотел усугублять её разбирательством — проговорив:

— Не знаю, как ты миновала моих рабов. У тебя же нет ни одного артефакта с собой, кроме этих, — он кивнул под ноги, где лежали меч и молот. — Но я милостив и не стану убивать тебя. Пожалуй, ты будешь в моём зверинце наравне с герцогом и прочими влиятельными существами этого острова.

На уровне талии Проповедника Видящих раздался голос.

— Не мог бы ты присесть? Вид здесь не очень, знаешь ли.

Сконфуженный, Предводитель Спящих спустился на корточки. Отточенным движением развернувшись, Рэйнбоу Дэш со всей силы ударила его задними копытами прямо в золотую маску. Дагот Ур откинулся на спину, уплыв в мир снов на неопределённый срок.

Подняв Разделитель и Разрубатель, пегаска положила их в свою сумку, после чего произнесла, глядя в потолок пещеры:

— Может быть, — она сделала паузу, выделяя эти два слова. — Может быть, я не так сильно бью задними, как Эпплджек. Но ни те простофили раньше, ни ты не почувствуют разницы. Ручаюсь.

Произнеся это, пони голубого цвета и с разноцветной гривой перешагнула распростёртое тело Ворина Дагота и неторопливым шагом направилась к открывающейся двемерской двери.