Автор рисунка: Stinkehund
Под ликом Смерти Эпилог

Каре

Каре или Four of a kind — третья по старшинству хай-комбинация в покере, состоящая из четырех карт одинакового достоинства и одной произвольной карты, называемой кикером

− Ваша знакомая? – поинтересовался Страйк, с интересом разглядывая продолжающего разыгрывать представление единорога.

− Да, точно, − злобно буркнула Рэйнбоу Дэш, подбираясь для броска в сторону сцены. – И, сдается мне, очень скоро у нас станет на одну знакомую меньше.

− Я, конечно, не могу быть на сто процентов уверенным, но тут чувствуется неодобрение, − саркастически заметил гвардеец. – Чем она вам насолила?

− О, с чего бы начать? − фыркнула Рэрити, с осуждением поглядывая на фокусницу. − Эта самодовольная хвастунья заявилась в Понивилль, рассказывая всем историю об одержанной ей сокрушительной победе над Большой Медведицей, приправляя ее заявлениями о своей исключительности.

− Да, а потом, когда парочка ее чокнутых фанатов притащила Малую Медведицу в город, чтобы дать Великой и Могучей проявить себя, та призналась, что все выдумала! – продолжила Рэйнбоу. – Если бы не Твайлайт, все плохо бы закончилось.

− Да, она не только спасла нас всех, но и не допустила, чтобы бедная медведица пострадала, − добавила, мечтательно улыбнувшись, Флаттершай.

− Ладно вам, − смутилась покрасневшая Твайлайт. – Сейчас нам нужно понять, как Трикси причастна к происходящему.

− Да что тут думать! – воскликнула Рэйнбоу, поднимаясь в воздух и явно нацеливаясь на голубую кобылку. – Самомнение не дало ей смириться с тем, что мы открыли пони глаза на ее истинную сущность, и она решила поправить свои дела за счет истории с Предвестниками. Шарп, давай, хватаем эту несносную задаваку и тащим к принцессам! Надеюсь, ей достанется самое холодное подземелье!

Страйк хохотнул, оценив энтузиазм радужногривого пегаса, но мгновенно посерьезнел, над чем-то размышляя.

− Все это, несомненно, весело, но подумайте: вы действительно готовы допустить, что ярмарочный фокусник организовал такую сложную аферу? Провел исследование исторических документов, создал костюмы, части которых представляют собой сложные технические устройства, собрал команды поддержки и добился нужной слаженности их действий? В одиночку?

− Слушай, если ты хочешь ухудшить наше мнение о ней, то немного опоздал с этим, − усмехнулась модельерша. – Мы и так от нее не в восторге!

− Я хочу сказать, что даже если она и есть главный организатор, у нее как минимум должны быть сообщники, − рассуждал Страйк, задумчиво разглядывая вьющуюся в воздухе огненную спираль. – Нам нужно взять их всех разом.

Внезапно гвардеец замолчал, уловив в речи единорога заинтересовавший его фрагмент.

− … и когда завтра на рассвете Предвестники вновь ступят на землю Эквестрии, я встречусь с ними! – воскликнула Трикси, театрально взмахнув плащом. – Мы схлестнемся в битве, которой не видел свет, а после моей победы я развею их по ветру и отправлю в ту Преисподнюю, откуда они пришли!

− Вот и оно, − довольно заулыбался Шарп. – Мы услышали все, что нужно. На сегодня самосуд отменяется, господа, пора возвращаться. Я уже отправил сообщение Грим, она скоро прибудет вместе с вашими подругами.

− А что мы собираемся делать? – осторожно спросила Флаттершай, поравнявшись с удаляющимся от площади стражником.

− О, мы поддержим Великую и Могучую Трикси в ее любви к театральному искусству, − усмехнулся тот. – Время представления уже озвучено, пришла пора готовить сцену.

***

Мрачный, окрашенный в светло-серые тона рассвет неторопливо занимался над Понивиллем, не столько развеивая ночные тени, сколько делая их бледными, запирая в клетках темных переулков и чердаков. С улиц тянуло холодом: диск солнца, чей краешек несмело выглядывал из-за линии горизонта, еще недостаточно окреп, и тепло, проливаемое им на остывшую землю, не могло ее согреть. Окраины были плотно оккупированы мутной дымкой тумана, клубящимся морем подпирающей ближайшие дома. Невесомое полотно подобно пуховому покрывалу погружало городок в глухое безмолвие, но, вместе с тем, в воздухе висело едва уловимое ощущение чего-то неумолимо надвигающегося, грозящего в любой момент разорвать повисшую тишину.

Низкий утробный рев разрезал воздух, разбив молчание на тысячу осколков, осыпавшихся с пронзительным звоном. Эхо, едва зародившись, забилось в плену окружавших город белесых стен, все слабее и слабее, пока окончательно не затухло, а ему на смену пришел звук шагов, непонятным образом избежавший сходной участи.

Топот все приближался, и вот уже в тумане черными провалами повисли четыре вытянутые тени, напоминающие чудовищно изуродованные чернильные кляксы на чистом холсте. Они наступали, становясь все больше, нависая над проснувшимся и дрожащим в страхе городом. Внезапно в самой глубине дымки полыхнула яркая вспышка, на мгновение ярко высветив жуткие силуэты, а потом неведомая сила разорвала завесу на множество ошметков, выпуская на свободу страшных гостей.

Первым на созданную им самим огненную тропу шагнул Война. Пылающий Предвестник со свистом рассек воздух секирой и, встав на дыбы, выдохнул устремившийся вверх поток сияющего пламени. Ревущий шар энергии взорвался, раскинувшись ярко-оранжевым полотном, и осыпался горящим дождем.

На свет раскаленных капель, льющихся с небес, с плотоядным урчанием вышел Голод. Издалека казалось, что под его кожей шевелится и извивается нечто, стараясь вырваться и броситься на добычу, но когда от тела Предвестника отделились быстрые черные точки, стало ясно, что его сопровождают его верные параспрайты.

Мощные крылья Чумы, источающие ядовитые миазмы, резким взмахом разогнали несколько клубов тумана. Ленты бинтов словно самостоятельно подняли измочаленные хвосты, следуя за взглядом бурых потеков на скрытой перевязкой морде монстра, заменяющих ему глаза.

Трио выстроившихся в линию Предвестников неотвратимо приближалось, а за их спинами зловеще чернело инфернальное пятно фигуры четвертого участника смертоносного квартета – вытянутый, размытый по краям силуэт, медленно продвигавшийся вслед за остальными. Не показываясь до поры до времени на глаза, раскинувшись вширь изорванной шевелящейся тенью, обнимающей тела его соратников, он будто выказывал им свое покровительство и одновременно подгонял, не давая останавливаться ни на секунду.

Город оставался неподвижным и молчаливым, но это не означало, что визитеров не встречали. Десятки испуганных взглядов неотрывно следили за ними через щелочки в плотно затворенных ставнях, из-за задернутых занавесок, из темных провалов слегка приоткрытых дверей, не оставляли ни одно их движение без внимания ни на секунду, но никто не отважился показаться на улице. Почти никто…

Из ближайшего переулка показался одинокий пони светло-голубого цвета, закутанный в синий плащ, полностью покрытый искусным золотистым орнаментом. Аналогичный рисунок красовался на закрепленном за спиной незнакомца длинном завитом посохе с утолщенной верхней частью, от которой вверх поднимались легкие струйки искрящейся магической ауры. Голова неизвестного смельчака почти полностью скрывалась под остроконечной шляпой с широкими полями. Он шел медленно, не торопясь, с достоинством, словно не обращая внимания на застывших в строю персонажей древнейших легенд.

Пони остановился, когда до Предвестников оставалось не более десятка шагов. Бледно-фиолетовое сияние окутало посох, подняло его в воздух, закрутило, несколько крупиц энергии сорвалось с головной части с угрожающим треском. Следом аура мага приподняла шляпу, открывая дорогу струящимся локонам светлой гривы и давая всем наблюдающим взглянуть на слегка небрежную улыбку молодой кобылки.

− Я, Великая и Могучая Трикси, пришла сюда, дабы повергнуть вас, отродья, обратно в Бездну! – дерзко выкрикнула фокусница застывшим незваным гостям. Посох, повинуясь ее воле, развернулся вертикально и с силой воткнулся в землю перед ней, вызвав небольшую ударную волну. – Вам не пройти!

Предвестники напряглись, подались вперед, сокращая дистанцию. Ярче загорелась грива Войны, заволновались параспрайты, гудящим облаком окружившие Голод, угрожающе взмахнул ядовитыми крыльями Чума. Лишь тень за их спинами осталась неподвижной, невозмутимой, и волшебницу это не устроило.

− Что же ты, знаменующий Смерть! – насмешливо обратилась Трикси к силуэту. – Стесняешься своего вида или страшишься показаться мне? Выходи же, хватит трусливо скрываться!

Фигура на мгновение замерла, потом издала злобный рык и одним резким рывком вырвалась из мягких объятий тумана, становясь в строй. Единодушный, полный ужаса вздох жителей Понивилля вырвался из оцепеневших в ожидании зданий, четверка порождений тьмы двинулась вперед, Трикси подобралась, приготовив посох, и…

− Ха-ха, ой не могу!.. Вы… Вы видите то же, что и я?! – Задорный, заливистый смех, совершенно неуместный, кажущийся каким-то ирреалистичным, пронесся над ошарашенными участниками разыгравшегося представления, заставив их оглянуться в поисках источника. – Ой, умора! Видали, как вырядился?!

− Ладно тебе, Рэйнбоу, − с укором взглянула на задыхающуюся от хохота подругу Рэрити, показавшись из-за стены одного из домов. Впрочем, было отчетливо видно, что модельерша сама еле сдерживает смех. – Ты испортила весь эффект!

− Да, но ты видела этот костюм? − на секунду прервавшись, пискнула Дэш, но тут же вновь захохотала. – Это же… Жнец! Вылитый!..

Повалившись на землю, она указывала на четвертого Предвестника, облаченного в костяную пластинчатую броню, на хвосте которого крепилось внушительное лезвие. Из-под наброшенной сверху черной накидки выглядывал сверкающий белизной череп.

− Понятная, но непростительная ошибка, − съязвил появившийся вслед за Рэрити доктор Теллер, явно искавший кого-нибудь, на ком можно сорвать злость за оказавшуюся ложной историю. – Изображений Предвестника Смерти не так много. Очевидно, не найдя ни одного, господа конспираторы решили использовать близкую, так сказать, по духу замену.

− Да что происходит?! – воскликнула совершенно растерянная Трикси, от неожиданности позабывшая про пафосный стиль своей речи.

− Прекрасный вопрос! – усмехнулся присоединившийся к товарищам Страйк. Вслед за ним на улице появились остальные носительницы Элементов Гармонии. – Мне нравится считать нас театральными критиками, оценивающими ваш спектакль.

По одному жесту Шарпенда пара возникших, словно из воздуха, королевских гвардейцев в стандартной позолоченной броне обступили фокусницу и мягко, но настойчиво повели ее прочь. Еще с десяток стражников быстро окружили замешкавшихся Предвестников.

− Да как вы?.. – Трикси уже набрала воздуху в грудь для обвиняющего крика, но внезапно одумалась и даже попыталась вернуться к своей роли. – Глупцы! Вы лишаете себя последней надежды на выживание! Спасайтесь, я задержу их!

− Великолепная выдержка! – восхитился Шарп, провожая кобылку взглядом, а Теллер фыркнул:

− Скорее исключительная твердолобость…

Усмехнувшись, Страйк повернулся к стоящим в кольце королевской стражи Предвестникам.

− У нас есть к вам предложение, господа, − сказал он, повысив голос. – Немедленно снимите свои костюмы, сложите оружие и сдайтесь, иначе мы будем вынуждены применить силу.

Сделав небольшую паузу, пегас азартно улыбнулся и с чувством добавил:

− Еще одна просьба, лично от меня. Пожалуйста, откажитесь!

Четверке пони потребовался всего один миг, чтобы переглянуться и принять решение, после чего они стремительно метнулись в разные стороны, явно намереваясь проверить оцепление на прочность. Составлявшие окружение стражники даже не шелохнулись на своих местах, а сзади них в небо взвились пегасы второго эшелона, разбирая цели.

− Так я и знал, − довольно проговорил Шарпенд и, взмахнув крыльями, стрелой понесся к месту схватки.

Тем временем, Голод решил бросить в бой подкрепление. Его надутый шершавым мешком живот быстро опал, сморщиваясь, добавляя к вьющейся вокруг Предвестника стае параспрайтов еще с пару десятков особей. Однако на этот раз все пошло не так. Рой быстро поднялся вверх, заклубился, готовясь скрыть своего повелителя, но вдруг остановился, будто натолкнувшись на невидимую стену; крылатые паразиты дергались в разные стороны, словно не зная, куда лететь. Оставшись без прикрытия, Голод собрался бежать, но его одновременно настигли трое жеребцов, с неожиданной легкостью повалив на землю.

Предвестник Чумы, стоило операции начаться, взмыл ввысь, несколькими взмахами сильных крыльев разогнавшись до большой скорости. Стоило, впрочем, отдать ему должное: бросать остальных он не собирался, очевидно, намереваясь пройти над стражей на бреющем полете и использовать свое оружие. Разветвленный рисунок темных прожилок на его перьях уже начал исторгать из себя зеленоватую дымку, когда что-то быстрое и тяжелое опутало сначала одно крыло, а затем и другое, бросив пегаса на землю. Довольно быстро оправившись от падения, он увидел, что снова подняться ему не дают две металлические сети с грузилами.

− Что, теперь не такой резвый? – невинно поинтересовался кто-то, и Чума, злобно зарычав, развернулся, чтобы встретиться взглядом с медленно приближающейся ночной пони.

− Ты настолько глупа? – хриплым низким голосом спросил Предвестник, угрожающе склонив голову. – Думаешь справиться со мной в одиночку?

− Вообще, я могла бы, − безразлично пожала плечами кобылка. – Но незачем.

Стоило последнему слогу сорваться с губ Грим, как позади нее, в еще густой темноте чердака одного из домов зажглись зеленоватым огнем глаза. Множество глаз с вертикальным зрачком. Захлопали кожистые крылья, мелькнули в воздухе смазанные стройные тела, и попятившегося Чуму буквально смели бойцы ночной стражи.

Война предсказуемо оказался весьма крепким орешком. В первые мгновения боя он выдохнул ревущую струю пламени по кругу, оказавшись отрезанным от наступающих гвардейцев огненным кольцом, и приготовился встретить любого предпринявшего попытку прорваться очередным залпом. С креплений на его спине сорвалась мощная секира, сделав пару угрожающих выпадов.

Темный силуэт прорвал завесу, кидаясь на Предвестника, и тут же утонул в вырвавшемся из пасти огненном шквале, падая на землю обугленной головешкой. Но не успели первые языки пламени коснуться атакующего, как вторая фигура оказалась внутри круга, и на этот раз она не была ложной целью. Приземлившись, Страйк молниеносным броском сократил дистанцию с отвлекшимся на обманку врагом, мелькнула в отблесках огня длинная стальная полоса на крыле гвардейца, и Война отпрянул, орошая траву темной жидкостью, фонтаном бьющей из разрезанного боевым лезвием горла. Правда, вместо того, чтобы мгновенно погибнуть, пони резво отбросил от себя странную истекающую «кровью» конструкцию и … сбросил с себя обугленную «шкуру», освобождаясь от ставшего обузой костюма.

− Огнемет долой! – выкрикнул Шарп и, внимательнее разглядев своего противника, изумленно протянул: − Ничего себе!

Удивиться было отчего: Предвестник Войны, символ битв и разрушения оказался … кобылкой-единорогом. Высокой, подтянутой, с гладкой шерсткой бледного красно-коричневого окраса, пышным, похожим на язычок пламени хостом и насыщенно-оранжевой коротко стриженой гривой, одна прядь которой, длинная и прямая, спадала на глаза. В отблесках горящей стены стала видна ее кьюти-марка – две переплетенные огненные спирали.

− Думаешь, победил? – задорным звонким голосом поинтересовалась она. – Это не просто фокусы, друг мой!

С яркой вспышкой грива и хвост кобылки воспламенились, извиваясь в воздухе ярким костром, ее янтарные глаза заблестели, губы растянулись в азартной улыбке. Она явно предвкушала скорое сражение.

− Я понимаю, что фраза отдает клишированностью, но я не могу удержаться: ты, оказывается, горячая штучка! – присвистнул Шарп. – Жаль, что мы не сможем устроить спарринг, очень жаль.

− Это еще почему? – возмущенно спросила исполнительница роли Войны, не замечая, что язык ее по какой-то причине стал заплетаться, сама она пошатнулась и едва не растянулась на земле, а огонь в гриве и хвосте зачадил и медленно стал затухать. – Что… Что происходит?..

− Ну, видишь ли, пока мы с тобой плодотворно «общались», я легонько тебя поцарапал, − кивнул гвардеец на немного кровоточащую ранку на боку единорога. – А на моем оружии нанесен раствор мощного снотворного. Грубая сила не всегда работает, милая.

− Ах, ты!.. – слабо возмутилась кобылка, сделал пару шагов к Шарпу, замахиваясь на него, но не устояла и медленно опустилась на землю, уже через мгновение умиротворенно засопев.

− Минус Война, − удовлетворенно произнес Страйк, проходя мимо поверженного оппонента.

Самую разумную стратегию, как выяснилось, выбрал четвертый Предвестник. Стоило первым гвардейцам подняться в небо и направиться к полю брани, как он мгновенно осознал, что их операция провалена, и бросил себе под ноги несколько небольших шариков, взорвавшихся с грохотом и яркой вспышкой. Плотный непрозрачный дым взвился широкой спиралью, скрыв пони от преследователей, а когда сориентировавшиеся стражники смогли очистить пространство, на поляне остался только пустой костюм.

Жеребцы среагировали весьма оперативно и быстро организовали прочесывание, но с ними сыграла злую шутку неосведомленность о возможностях своего противника. Как ни старались участники оцепления, им не удавалось найти ни одного следа беглеца до того момента, пока из ближайшей рощицы не взлетела маленькой кометой ярко-синяя искра магической энергии. Страйк, увидев ее, довольно усмехнулся…

***

Сухой треск сломавшейся под весом чего-то движущегося веточки неожиданно громко раздался в тени рощи неподалеку от Понивилля. Лучи окрепшего, все выше поднимающегося над линией горизонта дневного светила с легкостью пронзили кроны деревьев и пустили солнечный зайчик на стеклоподобной поверхности мелькнувшего призрачного силуэта. Нечто невидимое, но объемное, осязаемое показалось на глаза всего на один миг, чтобы тут же пропасть, раствориться без следа…

− Наконец-то! Мы уже заждались, − раздался голос, и из ближайших кустов появился маленький фиолетовый дракон с зелеными шипами.

Ни одно движение, ни одно искажение воздуха не говорило о том, что рядом с ящером есть еще кто-то, но он продолжал неотрывно следить за едва заметной тропинкой, явно чувствуя куда больше обычного наблюдателя.

− Заклинание невидимости, − саркастично похлопав, похвалил Спайк. – Мы могли бы и раньше догадаться об этом, должен же был кто-то зачаровывать пегасов, вытаскивающих твоих коллег. Кстати, если все еще надеешься скрыться, то собираюсь тебя разочаровать: я отчетливо ощущаю твою магию.

В ответ по-прежнему не доносилось ни звука, но ассистент Твайлайт не терял неизвестного противника из вида и, заметив какое-то смещение, резко выдохнул. Раскаленная огненная капля прочертила дымный след до стоящей неподалеку яблони, вонзилась в нее, едва не перерубив ствол пополам. Несколько тлеющих угольков отлетели от обожженной коры и, зашипев, попали на что-то невидимое, будто зависнув в воздухе. Заклинатель потерял контроль и, замелькав, проявился. Янтарного цвета единорог с черной гривой, разделенной надвое белой полосой, зло посмотрел на дракончика.

− Забыл добавить: я умею не только чувствовать магию. Ладно тебе, не злись, − съехидничал Спайк. – Пообщайся лучше вот с ними.

Несколько королевских гвардейцев с хрустом проломились сквозь заросли, окружив исполнителя роли Предвестника.

− Еще очко в нашу пользу! – подытожил дракон.

***

− Было весело! – с энтузиазмом воскликнул Спайк, победно вскинув лапы. – Может, стоит повторить?

− Откровенно говоря, что-то не хочется, − издал нервный смешок Шарп. – Уж больно много нервов попортили нам эти … изобретательные пони.

После завершения операции всех захваченных фальшивых Предвестников разместили перед входом в библиотеку под совместной охраной гвардии и ночной стражи, а участники исследовательской группы собрались в главном зале книгохранилища. Вместе с ними там оказалась и мрачная Трикси, по обе стороны от которой также стояли пони в золотой броне.

− Как скоро нам ждать ответа на запрос по их личностям? – спросила Грим у Страйка, как раз просматривавшего новое сообщение в сквозном блокноте.

− Ты не поверишь, − удивленно произнес тот, не отрываясь от чтения. – Данные уже пришли.

− Шутишь? – не смогла скрыть изумления стражница, подходя к товарищу и вглядываясь в текст через его плечо. – Как такое вообще возможно?

− А что, обычно результатов приходится ждать дольше? – заинтересовалась Твайлайт, которой стала любопытна новая для нее область государственной службы.

− Наивная… − невесело хмыкнул Шарпенд. – Иногда до месяца срок доходит! На сей раз просто повезло: наши друзья оказались достаточно известными личностями … в определенных кругах. Они из одной цирковой труппы.

− Это какая-то метафора? – широко распахнула глаза Рэрити.

− Если бы, − фыркнул пегас, подошел к окну и указал вниз, на все еще мирно посапывавшую пони, притворявшуюся Войной. – Группа артистов цирка под названием «Искры». Вот, например, эта горячая кобылка… Нечего так на меня смотреть, Грим, ну напрашивается же! Ее имя – Флэйминг Блоссом, она некоторое время выступала с «Хуфингтонской Каруселью», пока ее не выгнали из-за чрезмерной опасности трюков с огнем, которые она проделывала. В ходе одного из представлений загорелся шатер, было несколько пострадавших. Так она и угодила к «Искрам», где требования безопасности… Скажем так, несколько ниже.

− Что до следующей участницы этого небезынтересного спектакля, исполнившей роль Голода, − перешел жеребец к высокой кобылке глубокого лазурного цвета с сияющей золотистым водопадом гривой, − то ее зовут Голден Скай. Неудавшаяся актриса и модель, начинавшая карьеру в Кантерлотском драматическом театре, но затем павшая жертвой звездной болезни. Ее требования все время росли, и, в конце концов, ее капризы все отказались терпеть. В труппе исполняла роль ассистентки конферансье.

− Наш Чума также оказался непростым кадром, − продолжил Страйк. На сей раз он рассказывал про подтянутого пегаса насыщенного синего цвета с темно-фиолетовой гривой, прорезанной несколькими алыми росчерками. – Найт Метеор – бывший спортсмен, призер облачных кольцевых гонок Клаудсдэйла, некоторое время удерживал тамошний рекорд скорости. Исключен из команды летунов за неспортивное поведение, когда едва не покалечил нескольких соперников. Теперь – акробат в группе «Искры».

− Последний по порядку, но не по значению участник, − перешел к финальной части Шарп, кивая на единорога с янтарной шерстью. – Эмбер, бессменный конферансье и фокусник, мастер иллюзий и, как ни странно, единственный «предвестник», не имевший ярко выраженных проблем. Ну, кроме слабой разборчивости в выборе коллег и слухов о кражах фокусов у других иллюзионистов. Не берусь судить о последнем. Плюс ко всему, нам удалось захватить нескольких пони из группы обеспечения и обнаружить их тайник. Догадка про акустическую систему с блеском подтвердилась.

С этими словами Страйк отошел от окна и пристально посмотрел на старающуюся выглядеть безучастной фокусницу, застывшую между двух гвардейцев.

− В целом, проделанная работа очень впечатляет, − с нажимом произнес он. – Не так ли, мисс Трикси?

− Еще бы, − приосанилась та. – Никому бы и в голову не пришло искать нестыковки в истории, если бы вы не вмешались! Вообще говоря, я безмерно удивлена, что вам удалось разобраться.

− Эй, полегче на поворотах! – разъярилась Рэйнбоу, угрожающе надвигаясь на единорога. – Посмотрим, как ты запоешь, когда тобой займутся принцессы! После того, что ты натворила…

− На твоем месте я бы не спешил обвинять во всем мисс Трикси, − прервал пегаса Шарп, задумчиво рассматривая отчего-то насторожившуюся кобылку. – Видите ли, мне кажется, что не она была главным организатором.

На Шарпенда взглянули с безмерным удивлением все находящиеся в комнате, кроме охраняющих пленную стражников, которые, казалось, вообще ни на что не обращали внимания. Первой оправилась от шока Рэрити и осторожно поинтересовалась:

− Что ты имеешь в виду?

− Я считаю, что сама идея ей не принадлежит, − начал объяснять Страйк, не отрывая взгляда от фокусницы, наблюдая за каждой ее мимолетной реакцией. – Операцию придумал кто-то другой. Кто-то достаточно влиятельный и близкий ко двору Кантерлота, чтобы знать о намечающихся переговорах и их важности. Кто-то, имеющий доступ к подробнейшим историческим архивам и способный достать нужное оборудование.

Все носительницы Элементов смотрели на пегаса, следя за ходом его мысли, поэтому не заметили, как вздрогнула и побледнела от его слов Трикси.

− Наконец, кто-то, знавший об отправке нашей группы, − говорил Шарп, медленно приближаясь к единорогу. – Помните вашу оговорку, мисс? Тогда, на сцене, вы обмолвились о предательстве доверия жителей Понивилля. Эти слова ведь относились к Твайлайт и ее подругам, не так ли? Они знали о Предвестниках, верно. Но, будь вы идейным вдохновителем, вам неоткуда было бы получить сведения об их участии в расследовании!

То ли под взглядом надвигающегося гвардейца, то ли под напором его аргументов, Трикси мелко задрожала, ее выразительные глаза заблестели, наполняясь слезами.

− А теперь подумайте, − посмотрев на нее в упор, тихо произнес Шарп. – Вы можете и дальше настаивать на своем авторстве этой аферы, и тогда получите мое уважение, как профессионала, и … строгое наказание от принцесс. Ведь вашу попытку срыва важнейших международных переговоров можно однозначно расценить как измену. Или… Вы можете рассказать нам о таинственном помощнике, помочь следствию и смягчить последствия. Выбор за вами.

В воцарившейся тишине, казалось, можно было услышать даже падение листочка с дерева. Носительницы Элементов замерли на одном месте, не решаясь шевельнуться. Трикси помедлила, загнанно оглянулась и, обреченно вздохнув, начала рассказ:

− Я не знаю, кто он и как он выглядит. Единственный раз, когда мы встречались лично, он был закутан в темную накидку и находился под действием чар, скрывающих внешность и голос. До сих пор не понимаю, как ему удалось найти меня и узнать, что мне нужна помощь. Он предложил идею, обеспечил поддержку и финансирование. От меня требовалось только собрать основную команду, а это не составило труда с моими связями. Дальнейшие инструкции я получала через оставленные в условном месте записки…

− Трикси, но зачем? – пораженно прошептала Твайлайт, когда фокусница закончила. – Объясни, зачем тебе это?

− Тебе не понять! – огрызнулась фокусница, смахивая выступившие слезы. – Всю жизнь я хотела, чтобы меня уважали, ценили то, что я делаю, но на меня смотрели лишь как на ярмарочного зазывалу, пустышку, развлекающую народ дешевыми трюками. А вы… После истории с Медведицей вы отняли у меня и это! Я всего лишь хотела сделать что-то … значимое. А что могло быть более значимым, чем спасение Эквестрии от угрозы уничтожения?

Выговорившись, кобылка опустила голову и затихла, тихонько всхлипывая. Немного помедлив, Страйк сказал:

− Вы сделали правильный выбор, мисс Трикси, спасибо. Мы еще раз все обсудим чуть позже.

По молчаливому жесту Шарпа гвардейцы мягко увлекли единорога за собой и вывели из библиотеки.

− Никогда не думала, что скажу такое, − проговорила Грим, шутливо ткнув Страйка в плечо, − но это было просто гениально! Как тебе удалось?

− На самом деле, это было авантюрой чистой воды, − не стал преувеличивать свои достижения гвардеец. – У меня не было никаких доказательств, никаких фактов, чтобы предъявить ей. Я просто решил рискнуть, надеясь, что мои догадки верны и что ее инстинкт самосохранения достаточно силен, чтобы сдать своего покровителя. Как видите, повезло.

− И что теперь с ней будет? – забеспокоилась Флаттершай, а остальные Элементы, даже не испытывавшая к Трикси теплых чувств Рэйнбоу, поддержали ее.

− Не могу сказать определенно, − потер подбородок Шарп. – Но, думаю, ничего серьезного. Зачтут признание, отсутствие правонарушений до этого… Ставлю на общественные работы и испытательный срок под наблюдением.

Вновь остановившись около окна, пегас взглянул в неуклонно светлеющее небо, подсвеченное золотом рассвета.

− Вообще, жаль ее, − произнес он, глубоко вдыхая все еще прохладный воздух. – Следуя за мечтой, почти превратиться в государственного изменника, будучи игрушкой какого-то негодяя…

− Нашел, кого жалеть, − насмешливо фыркнула Клауд. – Пусть радуется, что так дешево отделалась! Я бы на месте принцесс организовала ей длительную неоплачиваемую экскурсию на Луну, подумать над поведением.

Хохотнув, Шарпенд поправил одежду и обратился к собравшимся Элементам Гармонии:

− Что ж, теперь нам пора возвращаться в Кантерлот. Работа не ждет, сами понимаете. Доктор Теллер!

На зов стражника в библиотеку вошел профессор, пряча в карман своего пиджака большой блестящий свисток – часть разработанной им схемы, с помощью которой были нейтрализованы параспрайты Голода. Теллеру первому пришла в голову идея создать звуковой заслон, используя собачьи свистки, чтобы дезориентировать паразитов и не дать фальшивому Предвестнику прикрыться ими.

− Трофей? – по-доброму подначивая ученого, поинтересовалась Грим.

− Доказательство того, что мое присутствие на миссии не было совсем уж бесполезным, − невозмутимо ответил единорог. − Должен же я был как-то сгладить свой провал с Предвестниками!

− Ладно вам, док, − опроверг слова коллеги Страйк. – Ваша помощь нам очень пригодилась. В конце концов, все совершают ошибки, и ваша, по крайней мере, означала, что мы избежим конца света.

− Как вы говорите, и то хлеб, − кивнул Теллер и вежливо поклонился носительницам Элементов. – Леди! Примите мои наилучшие пожелания! Мне пора отправляться на заседание кантерлотского научного сообщества, чтобы выслушать порцию язвительных комментариев.

Кобылки дружно попрощались, провожая покидающего библиотеку ученого.

− Он оказался не так уж и плох, − заметила Рэйнбоу Дэш, глядя вслед удаляющемуся Теллеру, тянущему за собой огромный саквояж с книгами. – Хоть и зануда.

− А то, − поддержала пегаса Грим, взмахивая крыльями и поднимаясь невысоко в воздух. – Что ж, мне тоже пора собираться. Как говориться, без горечи прощанья не видать нам радости повторной встречи… Бывайте! Еще увидимся!

С этими словами ночная пони резво развернулась и вылетела через дверь. Шарп, посмотревший ей вслед, покачал головой, усмехаясь, и повернулся к Элементам Гармонии.

− Как видите, долгие проводы не в ее вкусе, − улыбнулся он и с чувством продолжил: – Спасибо вам всем! Без вашей помощи расследование закончилось бы полным провалом!

− Рады были помочь, − несколько смущенно потупилась Твайлайт.

Ее подруги польщено зарделись, а гвардеец обратился к скромно стоящему в уголке дракону:

− Спайк! Это была одна из лучших засад, что мне довелось повидать! Продолжай в том же духе, и я подумаю о том, чтобы порекомендовать тебя к себе в отряд!

Ассистент Твайлайт довольно улыбнулся. Шарпенд Страйк подошел к двери, расправил крылья и, обернувшись, сказал:

− Уверен, мы прощаемся ненадолго. Еще успеем пересечься в Кантерлоте. С вами было приятно работать!

− Счастливо! – звонко выкрикнула вслед поднимающемуся в небо пегасу Пинки…

***

Сильный глухой удар и раздавшийся сразу вслед за ним треск ломаемого дерева донеслись до ушей Селестии сразу, стоило ей покинуть ярко освещенные палаты замка и перейти в старое крыло. Прямо перед ней в темноту уходил облицованный гладким камнем темный коридор, сводчатый потолок которого едва угадывался на высоте в два ее роста. На узком пояске из похожего на обсидиан материала, протянувшемся вдоль стены справа от принцессы, через равные промежутки были установлены вытянутые металлические чаши, служившие для освещения; рог аликорна засиял, зажигая в них тусклые мечущиеся огоньки, быстро набравшие мощь и превратившиеся в красивые магические светочи, озаряющие пространство вокруг себя ровным желтоватым светом.

Эта практически заброшенная часть замка когда-то отводилась под небольшой тренировочный комплекс, где лучшие мастера, собранные с разных концов страны, оправившейся от Эпохи Хаоса, обучали юных принцесс множеству нужных вещей, начиная от искусства танца, заканчивая сражениями. С тех пор утекло много воды, Селестия давно не появлялась в этих стенах, но периодически до нее доходили слухи, что Луна иногда захаживает сюда, чтобы развеяться. И действительно, в отличие от остальных коридоров, тот, по которому шла Солнечная принцесса, выглядел обжитым и чистым. При желании она могла бы найти младшую сестру, даже не ориентируясь на продолжающие раздаваться удары.

Остановившись перед высокой стрельчатой дверью, украшенной стилизованными изображениями светил, Селестия отворила ее. Перед ней тут же вспыхнул мерцающий защитный купол, принявший на себя целый шквал щепок от разорванной в клочья тренировочной фигуры.

− Ой, прости! – испуганно пискнула Луна. – Я тебя не заметила!

Сняв защиту, Солнечная принцесса уважительно оглядела помещение. Ее сестра определенно не сдерживалась во время этой тренировки: по полу были разбросаны подожженные, рассыпавшиеся в прах, искромсанные части множества фигур, в стенах чернели глубокие выбоины и подпалины с неровными краями. В последней «жертве» торчали два полюбившихся властительнице ночи боевых серпа, с помощью которых она как-то исполняла роль боевика Департамента Контроля Грани. Синее свечение ауры темного аликорна охватило оружие, и серпы, вращая лезвиями, полетели к хозяйке, устраиваясь в креплениях за ее спиной.

− Да, ты в неплохой форме, − усмехнулась Селестия. – Сомневаюсь, что даже в свои лучшие годы я бы смогла сотворить такое, не прибегая к заклятьям массового поражения.

− Прости меня, − прошептала, склонив голову, Луна, не обращая внимания на фразу старшей сестры. – Я все испортила… Пожалуйста, прости…

Ночная принцесса обессилено опустилась на пол рядом с одной из поверженных тренировочных фигур, а Селестия, заволновавшись, быстро подошла к ней и нежно провела краешком крыла по ее щеке.

− Ну что ты, глупенькая, − мягко сказала старшая принцесса, невольно умилившись зрелищу: сестра готова была расплакаться, облаченная в боевые доспехи среди полностью разгромленной площадки. – Я на тебя не сержусь.

− «Вернемся к обсуждению соглашения, когда вы дадите понять, что относитесь к нему серьезно». Вот что Стомп сказал, покидая Кантерлот, − выдохнула Луна. – Представляешь? Я с треском провалила первое же важное задание в качестве правителя Эквестрии! И как? Поверив какой-то девчонке, устроившей костюмированное представление! Я стану посмешищем для всех глав союзных государств!

− Нет, сестренка, − серьезно сказала Селестия, качая головой. – Ты проиграла не молоденькой пони, а опытному и опасному игроку.

− Что? – не веря своим ушам, взглянула на Солнечную принцессу Луна. – О чем ты?

− Я уже говорила со Страйком, − пояснила старшая правительница. – Эта фокусница была всего лишь прикрытием для нашего настоящего противника. Очень хитрого, осторожного, преследующего пока непонятные мне цели. Кажется, срыв переговоров – не первый его ход. Не могу логически обосновать терзающее меня ощущение, но я уверена, что он уже вступал в игру в деле со Жнецами и смещением Бэк Стэба.

− И что ему нужно? – задумалась ночная принцесса. – Чего он добивается?

− Пока не знаю, − недовольно поморщилась Селестия, поднимаясь. – Нам нужно быть настороже, сестра. Вряд ли этим ограничится, рано или поздно он снова попытается сыграть против нас, и тогда мы должны быть готовы.

− О, поверь, я приготовлюсь, − угрожающе произнесла Луна, похоронный настрой которой мгновенно сгорел в огне злобы на того, кто так унизил ее. – В следующий раз игра плохо для него закончится…

Боевой серп со свистом вонзился в стену, выбив несколько искр…