Автор рисунка: MurDareik
Часть 1: «Испорченный день» Часть 3: «Игры со смертью»

Часть 2: «Путь лозы»

Солнце уже закончило свой путь и уступило место сверкающей серебром луне, когда они подошли к границе леса. Но никакой свет не проникал за невидимую черту, отделяющую Вечнодикий лес от остальной Эквестрии. Здесь все было не так: постоянный полумрак даже в дневное время, жуткие крючковатые деревья, ядовитые растения, погода, живущая своим законом, а также всевозможные существа, которых не повернется язык назвать животными…

— Что ж вот и Вечнодикий лес. Ох… я уже забыл какой он… эм… неприятный – Даск поежился.

— Да, здесь темно и жутко, но пока это все. На окраину редко выбираются монстры. Так что иди за мной и смотри под копыта... – Санглим зажгла на конце своего рога магический огонь, принеся немного солнца в самое сердце ночи – ...главное не касайся ядовитой шутки: вон тех голубых цветов. А то на следующий день пожалеешь, что тебя не разорвали древесные волки…

Закончив «лекцию по безопасности» Санглим пошла вперед по дороге. Даск ошарашенно смотрел ей вслед, потом, наконец, вскочил и бросился догонять.

Дорога быстро сменилась едва различимой тропинкой, но Даск прекрасно понимал, что и это большая удача в сравнении с предстоящим… Чтобы отвлечься от тревожных мыслей он огляделся по сторонам и понял, что это была плохая идея. Свет Санглим лишь отодвигал почти физически ощутимое покрывало тьмы, из которого проступали неестественные очертания деревьев, душераздирающе скрипящих на ветру. «Я побывал в стольких лесах и во всех испугать может только собственное воображение, а здесь даже без видимых признаков опасности все просто дышит угрозой…» — думал он.

— Там свет: похоже мы на месте – отозвалась спереди Санглим.

Они вышли на крохотную полянку, на противоположном конце которой росло одно из множества жутких деревьев. Отличие этого было в том, что между его уходящих в землю корней находилась дверь с весьма странной маской над ней, а на ветвях висели какие-то склянки, едва различимые в темноте. По обе стороны от двери в окнах горел свет.

— По здешним меркам выглядит весьма уютно… — окинув дерево взглядом, заключил Даск.

Санглим направилась к двери, обращаясь к нему на ходу:

— Зекора может показаться странной, но она добра и обязательно нам поможет. Мы с ней много торговали некоторое время назад…

Она не закончила, так как уже была на пороге и постучала в дверь, которую почти сразу открыла зебра. Для пони она, в самом деле, выглядела странновато: Зекора носила на шее и левой передней ноге ряды золотых колец, с ее ушей свисали большие серьги, не очень длинная грива стояла вертикально вверх. Она устремила удивленный взгляд своих зелено-голубых глаз на Санглим:

— Столь поздний час уж за окном, и кто стучится ко мне в дом? – спросила она в своей манере, к которой Санглим в отличие от Даска давно привыкла.

— Здравствуй, Зекора, это я – Санглим и мой друг – Даск. Позволишь нам переночевать у тебя? – начала она с главного, не желая больше оставаться снаружи.

-Ну, раз пришли, то заходите, но мне причину объясните – весьма мягко потребовала Зекора.

Санглим и Даск проследовали за ней внутрь. Жилище Зекоры больше всего напоминало деревянную пещеру. Повсюду на полках стояли десятки стеклянных сосудов с разными отварами, на стенах висело еще несколько странных масок похожих на ту, что была над входом, в нише на противоположной стороне помещения виднелась кровать, слева от входа находился заваленный всякими ингредиентами стол, а в центре на огне кипел большой котел.

— Хижина моя мала. Устройтесь на ночь вон туда – Зекора показала на нишу с кроватью.

Им удалось соорудить из плащей и сумок импровизированные постели и весьма удобно разместиться. Санглим краем глаза заметила, что Зекора выжидающе на нее смотрит, и вспомнила про намеченный разговор. Даск продолжал разгребать вещи в своей сумке, а она тем временем подошла к Зекоре и как можно более подробно постаралась объяснить ей цель их похода…

— Послышалось, должно быть, мне! Говоришь о Драконьей ты лозе?! – похоже, что Зекору не на шутку встревожило услышанное.

— Да, именно так. Можешь посоветовать, откуда нам лучше начать? – не намереваясь спорить, Санглим максимально твердо обозначила вопрос.

— Посоветовать? – Зекора едва заметно улыбнулась – Санглим, тут один совет: в той старой сказке смысла нет. Забудь про этот вздор пустой, и возвращайтесь вы домой.

Они с Даском переглянулись. Он всем своим видом говорил: «что бы ты ни решила, я пойду дальше». Но Санглим тоже не хотела отступать, пусть и действительно сомневалась в этой истории. Собрав всю свою решимость, она вернулась к разговору:

— Извини, Зекора, но в нашем плане возвращение домой стоит только после достижения цели… — Санглим посмотрела прямо ей в глаза, ожидая ответа.

— Похоже – вера в вас тверда… Что ждет там трудно предсказать, но путь смогу вам указать… – с тяжелым вздохом согласилась Зекора – …ну а сейчас ложимся спать…

...

…Санглим видела странный неотличимый от реальности сон: в нем перед ней стояли тени родителей в белой пустоте. Отец со словами: «Во имя Селестии, хоть раз сделай, что-то правильно» швырнул ей в лицо ту самую книгу.

Санглим растерялась и хотела спросить, что она должна сделать. Но тени разделились снова и снова, они начали приближаться к ней, повторяя хором одни и те же слова: «Правильно… Никогда…», и Санглим бросилась прочь, куда угодно лишь бы подальше от них.

Белая пустота вокруг сменилась непроходимым лесом, но тени не отставали, Санглим с трудом продиралась через заросли, не обращая внимания на боль.

Она выскочила на поляну, оказавшись в абсолютной тишине, которая сразу начала наполняться леденящим кровь воем, приближающимся со всех сторон. Из кустов показались древесные волки.

Один из них вышел вперед остальных и, рассмеявшись, сказал: «не могу даже представить, каково это – умирать никем…», его смех подхватили все остальные, а Санглим, проскочив мимо волков, снова нырнула в заросли.

Смех стихал, волки ее не преследовали, но заросли становились все гуще. Санглим уже не могла бежать, все тело болело, а ветви вокруг сжимали кольцо, не позволяя даже вздохнуть. Внезапно она осталась лежать на голой земле…

Санглим увидела свой магазин, объятый языками пламени. Перед ним прыгала Астра с факелом, заметив Санглим она, улыбаясь, помахала ей. Собрав остатки сил, Санглим поднялась на ноги и пошла к ней, но земля исчезла из-под копыт и она повисла над пропастью, а наверху стоял Даск.

«Я всегда рядом, чтобы помочь» — сказал он с абсолютным безразличием и, повернувшись, ударил ее в лицо задними копытами. Вспышка и мир завращался вокруг. Санглим летела вниз сквозь облака, вся жизнь неслась перед ее глазами, все, что она так и не осмелилась совершить.

Однако у этой пропасти было дно. С оглушительным треском она рухнула на чашеобразную идеально гладкую каменную площадку. Санглим ничего не чувствовала и не могла двигаться, но видела как в центре ручейками собирается ее кровь.

Длилось ли все это целую вечность или же время не властно над этим местом, но вся площадка заполнилась кровью, которая все стягивалась в центр. Из нее постепенно вырастало дерево гораздо более ужасное, чем те, что растут в Вечнодиком лесу. Оно повернулось к ней и, открыв образовавшийся рот, прогремело до самых небес: «ПОСМОТРИ, ГДЕ ТЫ СЕЙЧАС! ОСМЕЛИШЬСЯ ЛИ ТЫ ИЗМЕНИТЬ ЭТО?!!». Санглим проснулась…

...

— Да что с ней такое?! – испуганно воскликнул Даск, помогая держать Санглим пока Зекора вливала ей в рот один из своих отваров.

Через несколько секунд отвар подействовал и Санглим прекратила сопротивляться, но выглядела она ужасно. Даск убрал с ее лица совершенно потерявшую форму гриву, стеклянные пустые глаза устремлены в пустоту, все тело покрыто потом, ее сильно била дрожь.

— Теперь все будет хорошо: духи отсюда далеко – сказала Зекора, надевая свою корзинку для растений – они проникли в ваши сны, лишив обратного пути…

— Что?.. Что это значит? – растерялся Даск — Ну да, мне снилось что-то странное: я висел посреди бесконечной пустоты, наверное, целую вечность, и там не было ничего, совершенно… а потом вся пустота словно стала голосом. Что же он там сказал? – Даск задумался – а точно!: «посмотри, где ты сейчас! Осмелишься ли ты изменить это?»

— Легенды всей не помню я, но идти теперь вам до конца. Лишь только вы назад свернете, то духов в сны свои вернете и за пару дней с ума сойдете… — как что-то само собой разумеющееся объяснила Зекора.

Даск не ожидал такого поворота событий, но, похоже, теперь выбора не было…

— В лесу я травы соберу, в дорогу зелий вам сварю – Зекора направилась к выходу и, остановившись на пороге, добавила – Санглим ты не отпускай, отвар ей иногда давай. Прийти в себя она должна, если достаточно сильна – и вышла из хижины.

Даск продолжал смотреть на дверь, думая, к чему же на самом деле они идут и почему он видел во сне пустоту… Санглим пошевелилась в его копытах, сбив с мысли. Взглянув на нее Даск облегченно вздохнул: дрожь прекратилась, и жизнь постепенно возвращалась во взгляд. Он взял сосуд, оставленный Зекорой на видном месте, и дал Санглим сделать несколько глотков. Она закашлялась, окончательно приходя в себя, и с недоверием посмотрела на Даска, пытаясь вспомнить — какая реальность настоящая.

— Санни, ты вернулась! – Даск обнял ее, словно без этого она могла снова провалиться в забытье – что за ерунда с тобой приключилась?!

Санглим уже была в сознании, но все еще не могла сообразить, что же произошло. Она освободилась от объятий Даска и подошла к котлу просто глядя в огонь. Даск следил за ней, ожидая пока Санглим соберется с мыслями. Она, не двигаясь, сидела перед огнем, и по-прежнему не отрывая от него взгляд, рассказала все, что видела во сне…

— Слушай… эм… — Даск хотел как-нибудь ее поддержать, но не мог придумать ничего искупающего то, через что прошла Санглим – ...это ведь всего лишь сон, духи, как сказала Зекора. Нам просто нужно взять себя в копыта и закончить начатое…

Санглим продолжала смотреть в огонь. Оранжевые блики играли на ее лице и отражались в золоте гривы, делая весь ее образ каким-то нереальным. Она наконец-то оставила в покое пляску языков пламени и обернулась к Даску…

— А разве кто-то хочет менять планы? – с нескрываемой грустью спросила Санглим, выдавив из себя улыбку – Я кое-что поняла из всего этого… моя жизнь… — она замолчала и, решив не беспокоить Даска понапрасну, закончила — …Нельзя оставить дело незавершенным.

Даск понимал, что это не то, что она намеревалась сказать, но не стал выпытывать ответ. Он тоже думал о своем сне: побывав в стольких разнообразных местах, ввязываясь во все безумства с Искателями, не оставаясь дольше дня на одном месте – его уделом по-прежнему остается пустота. «Я всю жизнь гонюсь за смыслом, ищу правду, но кроме месяцев сумасшедших гонок за плечами по-прежнему ничего…» — оглядывался он на свое прошлое, чего обычно старался не делать.

Дверь распахнулась, обращая на себя их внимание. Зекора уже вернулась с полной корзинкой трав. Поставив ее на стол, она обратилась к ним:

— Скоро будет все готово, и вы отправитесь в дорогу – в ее глазах читалось беспокойство, но Зекора не хотела снова поднимать эту тему – свои вещи соберите и снаружи подождите.

Даск и Санглим несколько секунд просто смотрели на нее, потом наконец-то вспомнили, зачем вообще сюда пришли и отправились собираться. А Зекора тем временем достала свои приборы и принялась за работу…


Небо было затянуто пеленой тускло-зеленоватых облаков, почти не пропускающих солнечный свет, затхлый воздух, укрытый белесой дымкой тумана, наполняли тысячи звуков: все говорило о том, что в Вечнодиком лесу наступил очередной день…

Даск, закончив со своими размышлениями, носился взад-вперед по поляне, изучая каждый куст. Он отметил, что при свете дня лес ничуть не менее опасен. Санглим же просто сидела перед хижиной и следила за движением облаков.

— Ну, так что, Даск? Есть идеи, во что на самом деле ты нас втянул? – без всяких эмоций спросила она.

— Ты удивишься, если я отвечу: нет? – бросил Даск, не отрываясь от своего занятия.

— Да, это был действительно глупый вопрос – обращаясь уже к самой себе, закончила разговор Санглим.

В это время к ним вышла Зекора в плаще и с несколькими флягами, висящими на ее шее:

— Все сделано уже, друзья, возьмите это для себя – сказала она, протягивая Санглим, стоящей ближе, две из четырех фляг – Для чего они — там надпись есть, количество лишь вам учесть.

Даск тоже подошел, взяв свои фляги, и посмотрел на вырезанные надписи: «Для целостности тела», «Для целостности разума».

— Спасибо тебе… — Санглим убрала их в свои сумки – …Теперь нам пора…

Зекора кивнула и пошла вперед, приглашая их за собой.

Втроем следуя друг за другом они, без всякой тропинки, углублялись в лес. Деревья возвышались вокруг сплошной стеной, а кустарник не давал взглянуть дальше своего носа. Но Зекора уверенно вела их, ловко уклоняясь от веток и быстро огибая поваленные деревья и другие препятствия, встречающиеся на пути. Идущей следом за ней Санглим пришлось забыть о своих беспокойствах и сосредоточиться на происходящем, чтобы не отставать. А Даск, замыкающий колонну, был вполне привычен к подомным условиям и ловил каждый шорох, готовый в любой момент лицом к лицу встретить опасность.

Путь сквозь непролазные дебри уже продолжался довольно долго, но вскоре давящее дикой зеленью окружение начало тускнеть. Под их копытами зашелестела коричневатая сухая трава, скелеты кустов лежали под деревьями, сквозь голые ветви которых далеко вперед открывался пейзаж неестественного запустения.

— Зекора, в Вечнодиком лесу что, бывают засухи? – удивленно спросила Санглим, озираясь по сторонам.

— Нет никогда… просто цель уже близка… – не сбавляя темп, ответила она.

Оттенки коричневого и желтого постепенно продолжали меркнуть, пока цвета вовсе не исчезли. Запустение вокруг уступило место настоящему опустошению. Трава и все мелкие растения обратились прахом, покрывающим окрестные холмы, и только черные стволы торчали на своих местах. Даже Даск никогда не видел ничего подобного и с открытым ртом уставился на раскинувшуюся перед ними серую долину смерти. Они прикрыли носы плащами и по колено в том, что осталось от величия дикой природы продолжали идти за Зекорой, петляя между останками деревьев и поднимая в воздух облака праха тут же уносимого прочь ветром.

Спустя некоторое время пути, Зекора остановилась и обернулась к ним:

— Вот мы и пришли, друзья. Все расскажу теперь вам я.

Сделав несколько резких взмахов хвостом, она скрылась в сером вихре, а когда масса рассеялась, и ветер ее унес, Зекора стояла на весьма толстом корне темно-красного цвета:

— Это ветвь лозы, что вы искали. Днем силу пьет она земли. А ночью, корни поднимая, следует путем луны.

— Так значит из-за нее тут все такое… мертвое... – предположил Даск.

Санглим тем временем достала карандаш и свою записную книжку, приготовившись делать то, на что у Даска никогда не хватало терпения – собирать и анализировать информацию.

Зекора кивком подтвердила его догадку и продолжила:

— Это вина все звездопада, что в небе здесь раз в сотню лет, его энергия влияет, перерождая лес в момент. Но где смерти нет, там нет рожденья, лозе дано это понять и нужно каждое столетие часть жизни к ночи убивать… — она замолчала, взглянув на небо по-прежнему скрытое густыми облаками — …Теперь должна я вас покинуть, мне больше нечего сказать…

Санглим с Даском уже открыли рты, чтобы задать свои вопросы, но Зекора спрыгнув с ветви, снова скрылась в туче праха и они закашлялись. Поднявшийся ветер быстро очистил воздух, однако Зекоры уже нигде не было…

— Отлично… на все ответы мы получаем вдвое больше новых вопросов! – раздраженно проворчала Санглим и топнула копытом, опять подняв серое облачко, продолжая кашлять в нем.

— Да брось! Теперь Тропа перед нами, пойдем вперед, а остальное приложится! – Даск просто сиял оптимизмом.

— Ты прав – нам придется идти вперед, но не будь таким легкомысленным… — Санглим пробежала по записям в своей книжке и со вздохом опустила голову – …теперь нас точно можно поздравить: мы официально вляпались.

Она посмотрела на Даска, который поднял копыто в своем старом картинном жесте и они хором протянули:

— Опять!

Им предстояло до ночи остаться на этом месте, а ветер тем временем все крепчал, поднимая с земли серые потоки. Очень скоро стало невозможно открыть глаза и с трудом удавалось дышать. На совершенно голой земле негде было спрятаться, но Даск придумал лечь за ветвью лозы и укрыться сверху плащами. Устроившись таким образом спинами друг к другу, они уснули под непрекращающийся вой ветра…

...

…Сон Санглим напоминал предыдущий своей реалистичностью, но в этот раз рождал совершенно противоположные чувства. Открыв глаза, она обнаружила, что лежит на зеленой лужайке у озера. В кристально чистом небе сверкало солнце, птичьи трели звенели по всей округе, легкий ветерок играл в высокой траве: это был один из тех дней, которые ничего не может испортить. Санглим поднялась на ноги, она никогда не чувствовала себя более умиротворенно, чем сейчас, однако что-то нарушало целостность этого ощущения…

Пытаясь понять, что же не так, Санглим вспоминала, как и зачем вообще здесь оказалась: «В эти времена я по утрам работала с родителями в магазине, ухаживая за садом. А сюда приходила после, чтобы побыть в тишине и почитать книгу, оградившись от всего мира… откуда здесь это чувство, в чем проблема?»

Внезапно ответ поразил ее словно разряд молнии: «Но этот день отличался одной мелочью: с утра ко мне в сад залетел камень, завернутый в записку. Она была от Даска, и я просто сунула ее в лежащую рядом книгу. Он ведь знал, что работа важна для меня, и я не отвлекусь на его глупые выходки, пока не закончу…». Санглим посмотрела в траву и увидела книгу, подняв ее, она магией пролистала все страницы. Записка выскочила и полетела подхваченная ветром. Снова используя магию, Санглим поймала ее и поднесла к глазам:

«Привет, извини что отвлекаю, просто меня тут на некоторое время решили закинуть к родственникам в Троттингем, ну и я подумал: может увидимся если ты освободишься? Мой поезд будет в полдень…»

Тогда она вспомнила про записку, только дочитав книгу до страницы, куда сунула ее. Но все равно не придала этому никакого значения, пока не прошло несколько месяцев с отъезда Даска…

Санглим посмотрела на небо: «еще не полдень… еще не поздно…». После событий последних двух дней она хотела попытаться изменить хотя бы что-то. И со всех ног бросилась в сторону вокзала.

Санглим осознавала нереальность происходящего и почти сразу очутилась на перроне. Но ей было плевать сон это или нет, она должна была так поступить…

Поезд стоял на рельсах, но перрон был совершенно пустым. Санглим увидела Даска на противоположном конце, он брел к вагону, опустив голову почти касаясь ей земли. На секунду она задумалась, видела ли когда-нибудь его настолько удрученным, и поняла, что никогда не знала, прятал ли он что-то за своей вечной улыбкой. Впрочем, прошлого не вернуть, а сейчас Санглим могла, по крайней мере, во сне посмотреть, чем бы все обернулось…

-Даск! Подожди! – пыталась она докричаться до него на бегу.

Но он, похоже, не слышал ее, и Санглим, видя, что не успеет перехватить Даска, используя магию, отшвырнула его от двери вагона. Состав вместе с остальным вокзалом растворился в воздухе, а она подбежала к Даску, который поднимался с земли, явно не понимая, что произошло.

— Санни? – он потряс головой пытаясь привести мысли в порядок – Но я думал, что ты не пришла…

Она замерла словно парализованная: «Он ждал меня, для него это было важно! И только я одна виновата во всей этой дурацкой истории…». Даск взглянул в ее глаза, и Санглим поняла, что ей точно все это снится, все кроме него…

...

Лежа на земле под своими плащами с головы до копыт покрытые грязью, они смотрели друг другу в глаза и пытались вспомнить, когда проснулись. Санглим первой отвела взгляд – ее внимание привлекло просачивающееся снаружи мерцание. Подняв плащ она выбралась из под нанесенного ветром серого покрывала…

…Перед ней открылось самое прекрасное в ее жизни зрелище: десятки искрящихся серебром комет рассекали ночное небо, озаряя мертвую долину своим холодным сиянием и оставив среди звезд сверкающие дорожки, исчезали где-то за горизонтом.

Вслед за Санглим Даск тоже покинул их укрытие и, не менее завороженный происходящим, застыл рядом.

Они просто сидели, наслаждаясь великолепием, и совершенно забыли о всяких волнениях. Но вот последние кометы скрылись за горизонтом, оставив долину в полумраке, а из-за туч показалась луна, снова приняв на себя обязанности ночного светила.

Санглим и Даск продолжали сидеть, глядя в пустоту. Они многое хотели сказать, однако никто из них не знал с чего начать.

-Даск извини… я… — первой нарушила тишину Санглим, но ее прервал весьма ощутимый толчок, словно из-под земли.

Даск, видимо, тоже это почувствовал и озирался, пытаясь найти источник. Санглим осталась на месте, наблюдая за горизонтом, но серый пейзаж везде был одинаковым. Она, оставив это дело Даску, снова достала книжку, чтобы попытаться описать увиденное.

Полностью погрузившись в свои мысли Санглим не сразу заметила, что Даск подошел к ней. Обратив на него внимание, она заметила, как пристально он на что-то смотрит. Санглим проследила за его взглядом и обомлела. Раскопанная часть ветви, у которой они спали, испускала едва заметное синеватое свечение, и чуть приподнялась над землей.

— Ого! Чего это с ней? – в голосе Даска чувствовалось беспокойство.

— Похоже, все так, как говорила Зекора… — Санглим опять не успела закончить.

Свечение стало быстро набирать силу и от того места, где Зекора раскопала ветвь через всю долину, в сторону гор, побежала синяя полоса.

— Ох! – в один голос выдохнули они.

— Ну, теперь все даже слишком просто! – добавил Даск…

Но ветвь поднималась все выше и сияла все сильнее. Тысячи светлячков отделились от ее основания и почти скрыли собой небо, превратив ночь в день. Они светящимся дождем сыпались сверху, словно все звезды разом решили спуститься сюда, и в тех местах, куда они падали прах исчезал в земле тут же выпускающей из себя сотни растений. Всю долину охватило синим пожаром перерождения…

Санглим, уронив свою книжку, с открытым ртом смотрела, как облепленные светлячками черные стволы деревьев снова покрываются листвой. А Даск в этот раз не разделял ее восторга, он видел, чем это может обернуться для их путешествия…

Сделав свое дело, светлячки растворились в воздухе, оставив вокруг них тьму первозданного Вечнодикого леса.

— Крутое представление, Санни. Можно повторить на бис, чтобы мы нашли наши сумки?.. – саркастично оценил столь великое чудо Даск.

— Да уж… – Санглим зажгла свой магический огонек – …я думала, что Зекора преувеличила возможности Драконьей лозы, но она не описала и капли ее силы…

Вместе с Даском она принялась искать их вещи. Пришлось сильно постараться, ползая по земле в высокой траве, но все сумки фляги и плащи были найдены. Экипировавшись в дорогу, они направились сквозь заросли вдоль сияющей в небе ветви.

— Я думаю – лучше нам найти укрытие, а двигаться днем… — предложил Даск.

— Пожалуй ты прав… — Санглим остановилась – Проклятье, я забыла там свою книжку. Подожди, сейчас вернусь – и убежала, оставив Даска в кромешной темноте.

Пробравшись назад через заросли Санглим сосредоточилась и сделала огонек ярче. Но это было бесполезно: она не помнила, где уронила книжку и не могла снова тратить время на рысканье в траве.

— Пусть магия — не мой талант, но я помню кое-что из уроков отца – еще сильнее сосредоточившись, Санглим попыталась использовать заклинание поиска, установив ориентиром свою ауру, которой также обладали и вещи принадлежащие ей.

У нее получилось только со второго раза: Санглим окутало мягкое золотое свечение, и такой же отсвет показался в траве. Она облегченно вздохнула, направившись к тому месту, но пока не развеяла заклинание, чтобы не промахнуться. И на полпути словно вросла в землю – чуть дальше в лесу появился еще золотой огонек, он увеличивался, произвольно меняя форму, вслед за ним зажглось несколько таких же.

От них веяло холодом и страхом. Санглим потеряла концентрацию, разрушив заклинание: золотое свечение исчезло, и она увидела движение самой тьмы. Придя в себя, Санглим одним прыжком достигла книжки и, схватив ее зубами, изо всех сил помчалась назад к Даску.

Даск тем временем ходил взад-вперед из последних сил стараясь сохранять спокойствие. Он волновался из-за Санглим, поступившей столь неосмотрительно, но прекрасно знал, что считать ее беспомощной – ошибка поистине вселенского масштаба. Больше его заботило странное ощущение, словно кто-то был рядом и дышал прямо в спину. Вокруг ничего кроме тьмы: неизвестность пугала Даска как ничто на свете, именно от нее он бегал почти всю жизнь и этот поход, судя по всему, станет для него главным испытанием…

Не зная на что отвлечься, Даск достал дневник с добытой им информацией по Каменной тропе. Но без света записей все равно было не разобрать. Вздохнув, он убрал его назад, и когда звякнула застежка сумки, неожиданно осознал, сколь всеобъемлюща тишина в лесу.

— Это плохо… плохо, плохо, плохо… – едва сдерживаясь Даск уже не на шутку переживал за Санглим – …Нет, Санни, второй раз ты от меня не отделаешься!

Даск подошел к зарослям, где она скрылась несколько минут назад. До ушей донесся, все приближающийся, треск и вот за ветвями показался знакомый огонек. Санглим выпрыгнула из кустов, чуть не сбив его с ног…

— Эй! — только и успел он воскликнуть, отскочив с ее пути.

Санглим держала в зубах книжку и быстро показала жестами следовать за ней. Даск ничего толком не понял, но бросился вслед за Санглим вперед через заросли.

Долгое время они бежали, петляя между деревьями. Пока Санглим, наконец, не остановилась. Даск поспешил узнать, в чем дело и немало удивился: переместив магией книжку в свою сумку, она напряженно выискивала что-то в темноте, обходя небольшую полянку, где они остановились.

-Да в чем… — Санглим жестом показала ему замолчать и снова использовала заклинание поиска, в этот раз, включив туда и ауру Даска. Они засветились Санглим золотым, а Даск оранжевым цветом.

— Ничего. Вроде ушли – успокоившись, выдохнула Санглим.

— Отлично, ну так скажи, что это все значит! – почти потребовал Даск.

— Я пыталась найти книжку ориентируясь на свою ауру и в лесу появилось… не знаю даже, что это было, но заклинание высветило как будто кусок тьмы, он рос и двигался и было такое чувство словно…

— Словно он видит тебя… — закончил за нее Даск – Я чувствовал что-то странное. Значит, возможно, был еще кусок, обладающий моей аурой?

— Да… нам лучше идти дальше. Днем этот лес чуть более безопасен вот, и выспимся, а завтра ночью будем на месте… — предложила новый план Санглим.

— Конечно. А что остается? – обреченно согласился Даск – При условии: ни шага друг от друга!

— Разумеется… то есть извини, Даск, я сама не знала о чем думала…

— Вперед, Санни, это будет длинная ночь.

Они нашли ветвь в небе и, сориентировавшись по ней, продолжили свой путь.