Автор рисунка: MurDareik
Глава 14: На седьмом небе

Глава 15: Пони честности

Эмбер Грейн сидела в кресле-качалке и напевала веселую мелодию песенки, слова которой затерялись в анналах историю семьдесят или восемьдесят лет назад. Половицы крыльца мерно скрипели всякий раз, когда кресло старушки раскачивалось вперёд-назад, вперёд-назад. Между на удивление ловкими и подвижными копытами плясали спицы, связывая нить в яркий шерстяной плед.

Морщинистое ухо Эмбер вздрогнуло и повернулось на звуки цокота подков, приближающиеся со стороны калитки. Оторвав взгляд от дел копыт своих, она улыбнулась небесно голубой кобылице, которая шла по грязной дороге.

— Ну здравствуй, Рэйнбоу! Рада видеть тебя на своих четырех!

Рейнбоу Деш улыбнулась, услышав радостный голос старушки.

— Ага, хожу тут и чувствую себя живой. Я за этот месяц на целую жизнь вперёд в постели навалялась. Но сейчас всё просто замечательно, — она бросила взгляд на крыло, всё ещё плотно привязанное к боку. — ну может почти. Могло бы быть и лучше.

— Это уж точно, — ответила Эмбер, сочувствующе. — Я видела некоторые штуки, что ты вытворяла в воздухе на том фантастическом авиашоу. Ба, да такая земная пони как я может только мечтать повторить финты, что ты там показывала. Эх, если бы у меня были крылья... и скинуть груз хотя бы девяноста лет.

— Ха, — засмеялась Рейнбоу нервно. — Не могу сказать, что закончила на мажорной ноте, — она скривилась и отвернулась. — Лучше бы послушала Лану. Дура.

— Конечно, дура, — сказала старая кобыла, удивив Рейнбоу своей прямотой. Пегаска обернулась и удивилась еще больше, ведь Эмбер смотрела на нее не осуждающе, а скорее напротив: благосклонно и понимающе. — Хотя никто не прожил свою жизнь, не совершая ошибок. Ты слушаешь сердце, не разум, и хотя разум умнее, с ним не так весело, — старушка оттолкнулась от земли, раскачивая кресло, и спицы в копытах Эмбер Грейн вновь пустились в пляс. — Слушай своё сердце; тебе это к лицу.

— Я... спасибо, — проницательность старой кобылы застала Рейнбоу врасплох, но она взяла себя в копыта. — Я попробую. Но только если мой доктор меня не остановит, — Она покачала головой. — Лучше бы послушала Лану... — пробормотала она.

Эмбер улыбнулась и вернулась к своей работе.

— Так что привело тебя сюда? Ищешь работу? Хочешь послушать историю? Может выпить чего-нибудь свежего?

— Нет, нет, спасибо, — Рейнбоу протестующе махнула копытом. — Я только хотела заскочить, узнать как дела у Ренглер. Я её не видела с того момента, как я... ну вы знаете.

— Целовалась с землёй? — предположила Эмбер, лукаво улыбаясь. Рейнбоу вздрогнула, раскрыв здоровое крыло, а старушка лишь покачала головой. — Я ведь тоже была молодой. Не думай, что мой разум одного возраста с телом, — она махнула головой в сторону. — Ренглер на заднем дворе вместе с Комбайном. Они там играют в подковы, когда выпадает свободная минутка. Их даже отсюда слышно.

Рейнбоу навострила уши и, конечно, услышала приглушённую болтовню и звон металла где-то за домом.

— Пойду посмотрю. Было приятно поболтать, миссис Грейн, — Деш махнула крылом Эмбер на прощание и сошла с крыльца.

— Конечно, конечно! — ответила старушка, лучезарно улыбаясь Рейнбоу. — Приходи в любое время. Ты знаешь, где меня найти; нынче я не часто выбираюсь в город. Для этого у меня есть внуки.

— Естественно! — отозвалась Рейнбоу уже на ходу. Копыта привели её за дом, и вскоре она уже спускалась с холма на ферму за усадьбой в поисках Ренглер и Комбайна.

Долго искать не пришлось; гиканье Ренглер и огромного Комбайна было прекрасно слышно и видно среди потемневшей пшеницы. Они стояли у вбитого в землю кола и по очереди лягали тяжелые железные подковы на добрые тридцать футов в сторону кола на противоположной стороне, почти каждый раз попадая в цель. Рейнбоу стояла и наблюдала за ними издалека, пока у них не закончились подковы; насколько пегаска могла судить, Ренглер имела преимущество: три попадания против двух попаданий Комбайна.

Отпинав свои красные подковы в кучу, Ренглер наклонилась и стряхнула пот с гривы, Солнце палило нещадно весь день. Копытом она заправила выбившиеся каштановые пряди обратно под бандану; Рейнбоу заметила, что сегодня бежевая земная пони носила красную бандану, вместо привычной коричневой. Когда Рейнбоу продолжила спускаться с холма, Ренглер увидела её радужную расцветку и поспешила поприветствовать.

— Ничего себе, посмотрите кто пришёл! — радостно воскликнула Ренглер наперёд, направляясь к Рейнбоу твёрдым широким шагом. Две кобылы стукнулись копытами и похлопали друг друга по плечу, после чего они вместе пошли к колу. — Я думала, что после этого трюка, когда ты вошла в землю, ты и носа не покажешь в городе.

Рейнбоу закатила глаза.

— Народ считает, что это было потрясно, — сказала она. — Я могла вызвать инфаркт у кого-нибудь от такой чистой потрясности, как Звуковой Радужный Удар, но за это меня пригласили на ужин к королю... или типа того.

— Теперь ты стала самой смазливой благородной кобылой, которую я только встречала! — воскликнула Ренглер, дружески пихнув Рейнбоу под рёбра. Она озорно улыбнулась, глядя на Комбайна и добавила: Спорим, ты уже через час пребывания в Мамисе расшибешься в лепёшку, лишь бы свалить оттуда.

— Не сравнивай меня с собой, — парировала Рейнбоу и показала ей язык.

— Я и не сравнивала; Я бы и на десять минут не осталась в столице, — она усмехнулась и стала изображать копытом вращающийся вентилятор. — Воздух там полон смрада духов и возвышенного эгоизма. Я б хотела, чтобы кто-нибудь из этих аристократов пришел и попробовал пожить как я день или два, а я бы на них посмотрела. Уверена это было бы уморительно.

— Я тоже, — согласилась Рэйнбоу. Она посмотрела через плечо Ренглер на Комбайна и улыбнулась. — Как идёт игра?

— Могло быть хуже, — неторопливым тоном ответил Комбайн напомнив Рейнбоу... кого-то. — Отстаю на два очка.

— Два? — Рэйнбоу посмотрела на попавшие в цель подковы. — И какой счет?

— Пятнадцать, но мы обнулили счет. Иначе сейчас бы было где-то сорок или сорок два.

— Оу, — поморщилась Рэйнбоу, — Я думаю, что не стану с вами играть. Перво наперво я бы сломала себе копыто, если бы попробовала.

— Салага, — усмехнулась Ренглер. Она вернулась к Ренглер и запустила красную подкову в воздух, топнув по ее основанию. Целясь через плечо, она запустила подкову вперед мощным ударом задней ноги ровно в тот момент, когда она оказалась на уровне хвоста. С железным звоном подкова столкнулась с колом, несколько провернулась вокруг него и упала в пыль. Ренглер кивнула брату. — Твой черёд.

Пока Комбайн неторопливо готовил подкову, Ренглер вернулась к разговору с Рейнбоу.

— Так как твои дела?

— Нормально, — пожала плечами пегаска. — Крыло уже не болит, но летать не могу, что отстойно. Воздух на земле тяжелый.

— А вот я люблю наш тяжелый воздух, — возразила Ренглер. — и оставаться на земле. Но я понимаю тебя. Для тебя жизнь без полетов то же, что для меня жизнь без бега.

Железный гул колышка раздался по лужайке, привлекая внимание кобыл. Подкова Комбайна прогремела на всем своём пути вниз, пока не упала на подкову Ренглер, Жеребец кивнул сестре. Ренлер потребовалось не больше трех секунд, чтобы ответить очередным броском и вернуться к Рейнбоу Дэш.

— Еще я слышала, что вы с Хоуком неплохо провели ночь?

Рейнбоу покраснела и поспешила скрыть это здоровым крылом.

— Эт-то не твое дело! — пробормотала она, сердито глядя на фермершу. Ренглер же спокойно махнула копытом и вернулась к игре. Поле погрузилось в тишину, не считая звона железа, пока Рейнбоу ее не нарушила.

— Да, это был отличный вечер...

— Рада слышать, — поглаживая плечо Рейнбоу, сказала Ренглер. Услышав звон подковы Комбайна, Ренглер вернулась к игре и сделала свой последний бросок, который точно попал в цель. — Вы вместе такие милые.

— Замолчи, — огрызнулась Рейнбоу, смущенно глядя в сторону. — Я собиралась позвать тебя на пробежку, но пожалуй побегу одна.

Рэнглер сделала шаг назад и повернула голову на бок, радушно улыбнувшись.

— Эх, Рейнбоу, я не хотела ничего такого сказать. Не унывай! Я с удовольствием составлю тебе компанию, когда закончу игру с Комбайном.

— Нет нужды ждать, — подошел к ним Комбайн с победоносной улыбкой. — Игра окончена.

— Как? — удивилась Ренглер, поворачиваясь к игровому полю. — Ты никак не мог выиграть. Ты был на две подковы позади, а я больше не прома... хивалась...

Рейнбоу пришлось наклонится и посмотреть за плечо Ренглер, чтобы увидеть почему та осеклась. Рядом с колом одиноко лежали две синие подковы. За игровой зоной находились красные подковы Ренглер, прижатые к стене синими подковами, наполовину увязшими в грязи. Рейнбоу подняла глаза и подобно Ренглер удивлённо уставилась на Комбайна.

— Ненавижу, — едва слышно пробормотала Ренглер. — Жалкий жулик...

— В правилах не запрещается выбивать подковы противника, — парировал Комбайн. — Смирись, сестрёнка, ты ещё не готова со мной соперничать.

Ренглер ударила его в плечо и пошла прочь. Большой зеленый пони даже не вздрогнул и просто направился в поле откапывать и собирать подковы.

— Желаю тебе не скучать за работой завтра в пять утра!

— Побежали, Рейнбоу, теперь я свободна, — сказала Ренглер, глядя на брата. Покачав головой, фермерша ускорила шаг, быстро переходя на галоп.

Рейнбоу, не теряя времени, быстро поравнялась с ней.

— Сильно припекло после такого поражения? — улыбаясь Ренглер, спросила она.

— Лучше молчи, — огрызнулась Ренглер. Некоторое время они бежали молча. — Ненавижу проигрывать, — буркнула земнопони.

— Ха. Знаю я одну пегаску, которая говорит точно так же, — усмехнулась Рейнбоу, бортонув Ренглер плечом.

— Так ты любишь соревноваться? — улыбнулась Ренглер. — По тебе не скажешь.

— А ты меня знаешь? — пегаска закатила глаза, — Я имею ввиду, откуда тебе знать?!

Ренглер резко остановилась на вершине холма. Рейнбоу чуть не пробежала мимо, ей даже пришлось воспользоваться здоровым крылом как аварийным тормозом. Ренглер ехидно улыбалась, помогая Рейнбоу встать на ноги.

— В последнее время, ты много болтаешь. Готова к гонке?

— Что? Хочешь проиграть дважды за день? Могу помочь, сестренка, — уверенным и дерзким был ее ответ.

— Громкие слова для кобылы, что встала с постели пару дней назад, — парировала Ренглер. Она указала на удаленный подлесок. — Кто первый добежит до Ивовой Рощи — победил. Смотри, не поранься.

Рейнбоу только показала язык.

— Постарайся не глотать пыль из под моих копыт. Готова?

— Внимание, — сказала Ренглер, низко пригнувшись. Не прошло и секунды прежде чем фермерша ракетой не устремилась вперед. — Марш!

Рейнбоу проморгала момент, а затем сердито бросилась за ней.

— Эй! Не честно!

-----

— Давай, Дашка! не отставай!

Рейнбоу бежала галопом стиснув зубы и наклонив голову. Копыта отбивали устойчивое стаккато по равнинным землям под ногами. На ближайших деревьях пели птицы, и их песни дразнили галопирующую голубую пегаску, мчащуюся за мерцающим рыжеватым хвостом всего в нескольких футах перед ней.

— Грр... будь я полностью здорова после падения, то была бы уже пятнышком на горизонте! — тяжело дыша, сказала Рейнбоу. А сейчас она выкладывалась на полную просто чтобы не отстать больше чем на длину хвоста Ренглер. В боках болело, но она не могла отступиться из-за какой-то слабости. Она должна ускориться, должна выиграть...

Голубая пегаска взвизгнула, когда внезапно ветка шлепнула ее по щеке. К счастью это были небольшие деревца, ветки которых оставили небольшие царапины под шерстью на лице. Рейнбоу потрясла головой и сделала глубокий вздох, сконцентрировавшись на исчезающий в листве каштановый огонек.

— Почему мы не остались в поле?! — крикнула Рейнбоу, с каждым шагом приминая траву под ногами. — На пути полно кустов и мусора!

— Ну, если бы ты навязала темп, тогда и путь до Рощи выбирала бы, — эхом донесся голос Ренглер где-то впереди за деревьями. — Я думала, что ты будучи проворным пегасом не отстанешь от меня на этой разминке.

— С двумя крыльями запросто! — крикнула Рейнбоу в ответ. Перепрыгнув через упавшее бревно, она жадно втянула воздух. Выдохнув ртом, она продолжила следовать за хрустом травы и случайным проблеском красной банданы в листве. В скором времени, благодаря природной ловкости она вновь оказалась в двух шагах от Ренглер и фермерша усмехнувшись снова увеличила темп.

— Впереди ручей! Осторожней! — крикнула Ренглер, перепрыгивая папоротник и скатываясь по галечному склону холма. Сбивая с себя грязь, Ренглер перекатилась через плечо по кустам ежевики. Быстро выпрямившись, фермерша прыгнула в прозрачный поток, вступив в схватку с течением, она продвигалась вперед.

Рейнбоу хотела повторить за Ренглер, но тут заметила низко висящую ветку над зарослями папоротника. Решительная улыбка украсила ее лицо, и вместо того чтобы бежать вперед Рейнбоу прыгнулаи вверх . Она налегла всем своим весом на ветку и та содрогнулась. Балансируя, Рейнбоу оттолкнулась от ветки в момент, когда ветка перестала сгибаться и позволила пегаске прыгнуть еще выше на сук другого дерева.

Оттуда путь был прост. Пара аккуратных прыжков по ветвям и вот ликующая пегаска перебралась через ручей, пока Ренглер пыталась забраться на противоположный склон берега. Вскоре Рейнбоу вновь оказалось на земле тем же путем, которым она забралась на деревья. Спрыгнув с дерева, она послала воздушный поцелуй Ренглер, которая только что вскарбкалась на склон, и понеслась вперед сломя голову.

— Эй! Не честно! — воскликнула Ренглер. Земная пони стрясла всю воду, что могла и устремилась за Рейнбоу Дэш, втаптывая в грязь следы более легкой пегаски. — Никто не говорил, что можно карабкаться.

— А никто и не запрещал! — смеясь, парировала Рейнбоу. — Мою потрясность нельзя ограничить двумя измерениями!

Ренглер встряхнулась и устремилась вперед за пегаской, не обращая внимания на жар в легких.

— Как только тебя догоню, сделаю двухмерной!

Угроза ничуть не смутила Рейнбоу. Она галопировала и смеялась. Деревья и кусты сливались в зелено-коричневое пятно и пролетали мимо. Грязь и трава смягчали шаг и словно толкали Рейнбоу вперед. Впереди за деревьями виднелся светло-коричневый просвет, ведущий обратно в поля. Ивовая Роща была уже за холмом и, чувствуя как адреналин распространяется по венам, Рейнбоу еще больше ускорилась, не думая что это было еще возможно.

Позади Ренглер кричала всевозможные ругательства, но Рейнбоу не слушала. Вместо этого ее губы скривились в победной ухмылке, тени деревьев плясали по ее синеей морде...

Вспышка.

С каждым вздохом свежий осенний воздух наполнял легкие Рейнбоу, которые умело вытягивали из него кислород, питая конечности. Сердце работало в ускоренном темпе, но это ей не мешало; скорее, напротив, придавало прыти. Льняная веревка вокруг ее живота натирала крылья, но она не могла отвлекаться; это была гонка, и ей нужна была победа.

Оранжевое пятно медленно проникло в периферию Рейнбоу. Пегас уделила секунду на взгляд в сторону оранжевой земнопони, скачущей рядом, копыта которой били землю в унисон с копытами Рейнбоу. Она одарила пегаску мимолетным взглядом зеленых глаз и, удвоив усилия, устремилась вперед. Несколько секунд они шли нос к носу, стараясь вписаться в поворот по наименьшей траектории. Воздушные потоки из под копыт срывали бурые, красные и золотые листья с деревьев.

Рейнбоу не оглядывалась. Не теряя времени, она сосредоточилась на удлинении шага на дюйм. Дюйма должно быть достаточно. Она уже чувствовала, как из ее суставов и мышц пробиваются малейшие нагнёты, но она не обращала на них никакого внимания. Она была спортсменкой, и ей было бы странно, не чувствовать дискомфорт от превозмогания. Не обращая внимания на кобылу рядом, Рейнбоу сосредоточилась на извилистой дорожке впереди. Она минимизировала радиус разворота и выжала все свои силы на прямой. У нее не было причин беречь выносливость до конца; Она была спринтером, и ей нужно было увеличить преимущество, чтобы иметь шансы во второй половине гонки.

Дополнительных усилий было достаточно; вновь морда Рейнбоу вырвалась вперед, и она вернула себе незначительное лидерство в гонке. Дышать стало тяжелее, конечно, но Рэйнбоу контролировала дыхание, не позволяя себе сбить ритм.

— Хех, — выдохнула рядом бегущая кобыла. — Сложно без крыльев? — скромная усмешка в ее изумрудных глазах дразнили внутреннего спортсмена Рейнбоу сильнее, чем быка красная тряпка. Земнопони снова наклонилась вперед, ускоряя шаг, проверенный годами стетсон как-то умудрялся удержаться на ее голове, несмотря на бушующий в гривах бегунов ветер.

Рейнбоу собралась и попыталась выжать из себя еще немного скорости, но почувствовала, как всё тело взвыло от напряжения.

— Ну же, Рейнбоу! — пробормотала она про себя. Покажи, на что ты способна!

Земная пони упрямилась, но было ясно, Рэйнбоу на волосок, но все же быстрее. Строение тела и легкий вес пегаски позволяли ей рассекать в воздухе, выжимать максимум из каждого шага ей давалось намного легче, чем более крупной и плотной земной пони. Секунда — и Рейнбоу впереди на нос, пять — уже на голову. Улыбнувшись, пегаска бросила через плечо: "Ты же не думала, что я сдамся без боя?"

Вне себя от радости, Рейнбоу помчалась вперед еще быстрее, оставив оранжевую пони глотать пыль. Она услышала крик и треск дерева, но в этот раз не стала тратить время и оборачиваться. Она сосредоточилась, отбросив все мысли кроме одной: что ждет ее за новым поворотом...

Хрясь!!!

Рейнбоу быстро очнулась от боли в плече, которым она встретила землю. Поврежденное крыло не заставило себя долго ждать и Рэйнбоу зашипела, зарывшись лицом в траву и грязь, сдерживая крик. Так она и лежала, дрожа всем телом, не в силах даже пошевелить конечностями.

— Рэйнбоу!, — слабая, сбитая с толку пегаска попыталась встать, но Ренглер не позволила, прижав плечо Рейнбоу копытом. — Лежи, Рэйнбоу! Что произошло? Ты со всего маху врезалась в это дерево!

Рейнбоу едва видела куда показывала Ренглер. Она потерла висок в надежде прогнать мерцание перед глазами, наконец она сказала:

— Всё нормально... — с усилием, шипя от боли, она села. Заметив волнующейся взгляд Ренглер, она смахнула ее копыто с себя. — Серьезно. Просто... в какой-то момент я ушла в себя.

Ренглер тупо уставилась на пегаску. Рейнбоу снова попыталась встать и фермерша, подхватив ее за живот, помогла ей подняться. Подставив Рейнбоу плечо, Ренглер повела подругу к старой иве где они сели передохнуть. Оперевшись на ствол дерева, Рейнбоу благодарно кивнула Ренглер. Так они сидели какое-то время, переводили дух. Только когда дрожь унялась в плечах Рейнбоу, она осмелилась говорить.

— Всё хорошо... спасибо.

— Не за что, — ответила Ренглер.Лежа на траве, она усмехнулась. — Ха, а ты ведь победила. Ты добежала до Рощи первой и побежала дальше, пока дерево не остановило тебя. — Она подмигнула Рейнбоу и перевернулась на спину. — Хорошая пробежка. Фух! Хорошо снимает стресс.

— Да... — тяжело дыша, Рэйнбоу плюхнулась на траву. — Хороша пробежка... не лучшая в моей жизни, но всё же.

Она смотрела вдаль, как меняется линия горизонта долины пока ее взгляд не остановился на контурах гор на севере. Она закрыла глаза, мечтая оказаться среди белоснежных вершин, но этого, конечно, не случилось. Тогда она опустила голову в копыта, трава щекотала ей подбородок.

— Эпплджек... девочки, что произошло?