Автор рисунка: Stinkehund
Глава 1 Глава 3

Глава 2

Лучшая ученица

ГЛАВА 2 «Лучшая ученица»

— Мы готовы, — сказал коренастый жеребец.

— Приступайте. И помните, у нас всего одна попытка, — произнёс Баратион.

Коренастый спешно удалился, а тёмно-красный жеребец подошёл к алтарю, кучно усеянного проводами, ведущими куда-то в бесконечный колодец, что был под каменной постройкой. Конструкция представляла собой круглый стол десяти метров в диаметре. Она была покрыта внушительным слоем пыли, а местами выступала паутина, наглядно демонстрирующая солидный возраст неизвестного сооружения. Огромное помещение освещалось несколькими факелами, что стояли в специально уготованных местах.

Баратион неспешно обошёл алтарь и посмотрел на стены. Их кладка была грубо нарушена, а обожженные кирпичи напоминали об ужасных событиях, которые произошли здесь очень и очень давно. Настолько ужасных, что даже ему было трепетно думать о них, хоть и знал о прошлом лишь из сказаний древних манускриптов. Чудо, что алтарь вообще сохранился до наших дней.

— Не долго тебе осталось пустовать, – сказал жеребец, переведя взгляд на алтарь, с выступающими на нём, красными пятнами.

Баратион подошёл к одной из уцелевших колонн. В ней красовалось круглое, идеально ровное отверстие. Только сильная магия могла такое сотворить в гранитной колонне. Жеребец злобно топнул копытом, отчего по всему помещение пронеслось гулкое эхо.

— Проклятая Селестия! А ведь всё могло быть иначе! Для тебя же старались! – прошипел он и, переведя взгляд на алтарь, вновь успокоился.

Баратион подошёл к сложному ржавому механизму, что ютился под алтарём. Он внимательно посмотрел на шестерёнки, многие из которых, были соединены цепью. Местами даже сохранилась смазка, обильно притянувшая к себе кучу пыли и грязи.

— Кто бы мог поверить, что какая-то юная кобылка заставит вновь нас в себя поверить. Ха! Скоро всё будет, нужно лишь… потерпеть, — сказал красный.

====================

Закончив чаепитие, Эппл Джек покинула библиотеку, ссылаясь, что у неё много работы.

— Ну, что будем делать? – спросила улыбающаяся Киб.

— А что бы ты хотела? – спросила Твайлайт.

— Мне нужна информация, — машинально ответила пони. – Хотя… есть ещё кое-что, – добавила она.

— И что же? – удивилась хозяйка.

Киб осмотрела ближайший книжный стеллаж. Её нейроразум был восхищён тем, как ровно расставлены все книги. На нижней полке находились книжки значительно отличающиеся от остальных. Они не были научными. «Грехи прошлого, Спасти Эквестрию!, Приключения Электроника и другие». Твайлайт заметила задумчивый взгляд гостьи.

— Это художественная литература, я её вообще не читаю, хоть классики мне, признаться, нравятся. Они тааак романтично пишут, – улыбнулась волшебница.

— Я не понимаю смысл художественной литературы. Это пустая трата времени. Она абсурдна, – сказала киберпони.

 — Каму как. Я в принципе с тобой согласна, но бывает пишут так, что просто невозможно оторваться от книги, – сказала фиолетовая.

— Почему невозможно? У тебя не хватает силы воли или ты прилипаешь? – удивилась бордовая.

— Многие писатели пишут красивым языком, а такое очень нравится кобылкам. Ну романтика и всё такое, – объяснила пони, саркастично закатив глаза.

Твайлайт посмотрела в пустой взгляд собеседницы и догадалась, что та совершенно не понимает о чём распинается волшебница. Тяжело вздохнув, единорожка достала небольшую книжку с заголовком «Шагая с мечтою».

— Я выросла на ней. Она очень поучительная, – сказала Твайлайт.

— Чему она учит? – спросила кобылка.

— Тому, что если у тебя есть светлая мечта, то нужно стремиться к ней не смотря ни на какие трудности и главное, ни за что не терять веру в себя. И добившись её, ты обязательно обретёшь полное счастье, — замечталась фиолетовая.

— А ты добилась своего счастья? – спросила киберпони.

— Помнится мне, ты хотела что-то спросить? – хозяйка быстро сменила тему и убрала книгу на место.

— Верно. Мой вопрос не связан с литературой, – сказала Киб.

— Ну говори уже, – Твайлайт снова закатила глаза и тяжело вздохнула.

— Насчёт Оскара. Иногда, он смотрит на меня и мне начинает казаться, что он вот-вот догадается о моей сущности. Это опасно и я хочу научиться маскироваться ещё лучше, – сказала Кибернетика.

— Может, расскажешь ему правду? – спросила Твайлайт.

— Я не могу. Я боюсь потерять его, – сказала пони.

— А если ваши отношения зайдут, ну… чуть дальше обычного, что тогда? – спросила Твайлайт.

— Ты про… оу. Физически, мы совместимы. Создатель учёл все особенности… — сказала Киб.

Фиолетовая удивлённо передёрнулась.

— Твой папка на совесть тебя состряпал, – усмехнулась Твайлайт. – А если серьёзно, ты очень рискуешь вашими же отношениями, – сказала единорожка.

— Оставь эту ситуацию мне. Я её всецело контролирую, за исключением того, что никак не могу избавиться от его пронзительного взгляда. Нужно что-то предпринять, – сказала киберпони.

— Да уж подружка, лёгких путей ты не ищешь. Если ты считаешь это правильным… жаль, что не слушаешь меня. Ну ладно. Пошли, – фиолетовая направилась к выходу.

— Куда? – спросила механическая.

— Учиться жизни, – улыбнулась Твайлайт.

Кобылки вышли из дома. Долго идти не пришлось. Выйдя на соседнюю улицу, они тут же остановились. Кибернетика осмотрелась по сторонам. Дома, снующие пони, ничего особенного.

— Что мы здесь делаем? – спросила Киб.

— Если хочешь уметь отводить в нужный момент внимание Оскара, то тебе нужно научиться некоторым женским хитростям, – сказала Твайлайт.

— Ты про грациозную походку? Меня ещё Рэрити в прошлый раз обучила, – сказала бордовая.

— Походка лишь азы. Тебе давно пора двигаться дальше. Нужно уметь обольщать. Смотри, – сказала фиолетовая.

Твайлайт подошла к жеребцу, одиноко сидящему на крыльце дома. Медленно моргунов глазками, она скромно к нему подкатила.

— Прости, ты не мог бы мне помочь? – нежным голоском сказала волшебница.

— Я? Конечно, леди! – взбодрился тот.

— Мне нужно забрать письмо из почтового отделения, но времени совсем не хватает. Может, поможешь симпатичной кобылке? – поморгала глазками пони.

— Извините сударыня, но нет, – сказал он.

— Ну, ладненько. Мне кажется, что моя причёска немного неровная. Посмотри, так ли это? – кобылка медленно начала поворачивать перед жеребцом. Когда её взгляд поравнялся со взглядом Киб, она ей шустро подмигнула. Повернув к жеребцу более презентабельную часть тела, они вновь мило улыбнулась.

— Ну так что? – спросила она.

— Причёска идеальная, – улыбнулся тот, заворожено глядя на волшебницу.

— Как насчёт письма? – игриво произнесла Твайлайт и дотронулась до его ноги копытом.

— Письма? Ах, письма! Я мигом! – жеребец вскочил и пулей побежал по улице.

Твайлайт вернулась к подруге.

— Ну что, поняла? Ничего сложного в этом нет. Он совсем забыл, что минуту назад отказал мне в просьбе. И где он сейчас? Бежит к почтовому отделению забрать письмо неизвестно для кого. Конечно, я нехорошо поступила, но лучшего примера для тебя, я просто не смогла придумать. Никогда так не поступай с другими пони. Используй этот приём только в крайних случаях, как в случае с Оскаром. Ох, Киб, умоляю, признайся ему наконец… — говорила Твайлайт.

— Я не собираюсь признаваться, мы это уже обсуждали. За урок спасибо, я поняла, – сказала механическая.

— Подруга, это ещё не всё. Тебе нужно попрактиковаться, пошли, – сказала фиолетовая.

— Но ты сказала, что так нужно поступать только в случае с Оскаром, – озадачилась бордовая.

— Эм… сейчас идёт твоё обучение, во время него ещё можно… так вот, – Твайлайт оторопела оттого, что была застигнута врасплох собственных правил.

Кобылки миновали ещё пару улиц и остановились недалеко от двух жеребцов, мирно беседующих у дороги.

— Подойди к ним и выбери любого. Попроси его о том, в чём он определённо тебе откажет, но только не перегни палку. Затем, ты должна добиться того, что бы он выполнил твою просьбу. Методы ты уже знаешь. Вперёд, время сдавать экзамен. Если что, я буду рядом и тебя прикрою, – сказала волшебница и дружески подтолкнула механическую.

Кобылка уверено подошла к жеребцам и улыбнулась. Методом случайного исчисления, она выбрала правого жеребца.

«Режим знакомств активирован»

— Привет, я Киб. А тебя как зовут? – улыбнулась единорожка, прервав беседу парней.

— Я Джексон, а это мой друг Арнольд, – сказал тот и улыбнулся в ответ.

— Я хочу, что бы ты принёс мне большое-пребольшое дерево, – сказала Киб и снова улыбнулась.

Твайлайт недовольно ударила себя копытом по морде.

— Киб, с таким просьбами тебе не к нам, а на лесопилку. Большое дерево, хех, видали? – усмехнулся Джексон.

«Включить мод соблазнение:

Создание новых драйверов

Создание новой модели поведения

Инициализация мода»

Кобылка резкл схватила его за копыто и поднесла к своей груди.

— Что ты чувствуешь, лапуля? – спросила она.

— Я… ты холодная, – растерялся тот.

— Верно, – сказал она, и похлопала ресницами.

Кибернетика провела его копытом по грудной клетке и довела его до бока.

— Так мне становится гораздо теплее, ты это чувствуешь? – нежно спросила кобылка.

— Да… — у бедолаги пересохло в горле.

Кобылка провела его копытом по своей метке, затем замедлившись, мягко вдавила его в себе в круп, насколько позволял толстый кожный покров.

— Ты чувствуешь мой жар, да? – спросила она шёпотом.

— О да… — прошептал он.

На самом деле Киб была по прежнему холодная и то, что жеребец поддался самообману, было для неё хорошим знаком. Она, не отпуская его копыта, подошла к нему ближе и звонко щёлкнула перед его мордой своими белоснежными зубками, от чего у жеребца значительно расширились зрачки и пошёл обильный пот. Киб начала медленно опускать его копыто, направляя его в сторону нижней части своего тела, но как только его трясущееся копыто достигло её животика, она резко остановилась и отвела его в сторону.

Твайлайт же стояла и только успевала подбирать челюсть с земли…

Кибернетика поднесла мордашку к его уху.

— Не окажешь ли девушке услугу? Мне нужно дерево. Очень большое дерево. Принеси мне свой огромный, могучий ствол… – прошептала пони.

Единорожка медленно отвела мордашку и на метр отошла от измокшего жеребца. Обоих измокших жеребцов. Реакции долго ждать не пришлось.

— Да для тебя я хоть луну с неба достану! Я принесу его тебе! Самое большое, что только есть! – раскричался тот и помчался прочь.

— А я ему помогу! Я тоже знаю толк в больших стволах, будь уверена! – убежал и второй.

«мод соблазнений деактивирован»

— Ну как? – спросила Киб, подойдя к своей фиолетовой подруге.

Волшебница стояла с узкими зрачками и просто и слова не могла выронить. Её грива, ровно как и хвост, встали дыбом.

— И такому ты научилась на моём примере? – неуверенно она произнесла.

— Ага. Я проанализировала жеребца и подстроила твою методику под его особенности. Признаюсь, было очень сложно, ведь я его совершенно не знаю. Я справилась? – спросила Киб.

— Охр… кхм… очень даже справилась, – сказала фиолетовая.

— А почему у тебя ушко дёргается? — удивилась механическая.

— Правда? Да так… — сказала Твайлайт, продолжая отходить от увиденного.

— Обучение закончено? – спросила любознательная.

— Закончено. Киб, только не вздумай больше такое делать с незнакомыми жеребцами, ведь у тебя Оскар есть. Только с ним и то, смотри, не перестарайся. Ох и повезло же ему с тобой… он даже не представляет насколько, – сказала Твайлайт.

— Хорошо, я поняла, – улыбнулась бордовая.

Кобылки ещё долго гуляли по деревне. Твайлайт рассказывала подруге о тонкостях поведения с кавалерами, но к сожалению, они были сформированы на основе её собственных наблюдений, ибо личного опыта было слишком мало. Волшебница обожала кого-либо учить. Эта черта передалась ей от Селестии, которая на протяжении многих лет наставляет свою любимую ученицу на путь правильной жизни. К счастью, кобылка умеет соблюдать черту между учением и поучением, и без таковой необходимости и согласия оппонента, не лезет со своими советами в чужую жизнь.

Вечером, единорожки вернулись в библиотеку. Твайлайт сильно устала, это читалось в её растрепанном виде. Даже не поужинав, хозяйка сразу поднялась на второй этаж, совсем позабыв разместить свою гостью на ночь… или не забыв? Кибернетике не требуется постель для ночлега. Она не спит. Спайк начал тушить все свечи, лишь одну, по просьбе бордовой, он оставил гореть. Киберпони плохо видит в темноте, точнее, практически ничего не видит. Тусклого света свечи было вполне достаточно, чтобы осветить часть первого этажа. Киб было крайне некомфортно. Мало того, что темнота не позволяет ей видеть, так тьма затормаживает её развитие. Ночью Киб всегда было проблематично найти нечто, что можно было изучать. Нечто, что дало бы ей новый поток информации. Она жила этим. Новые и новые знания просто жизненно необходимы для механической единорожки. К счастью, она находилась в библиотеке. Множество книг ютилось на полках. Многие из них пони уже читала, а некоторые лишь дожидались своей очереди. Ночь будет долгая, а значит, есть время заняться чем-то сложным.

Взор кобылки пал на нижнюю полку стеллажа. Недолго думая, Кибернетика извлекла книгу «Шагая с мечтою».

«Что же в художественной литературе такого особенного?» — для единорожки данный вопрос был невероятно сложным.

Чтение книги любимого классика Твайлайт заняло полминуты. По сути, она всего лишь загрузила текст в свою базу данных, а вот теперь, пришло время сложнейшего анализа. Это конечно, сказка, но сказка оказалась более идеальной, чем её жизнь. Героиня романа тоже была деффектой – она болела неизлечимой болезнью, данной ей с рождения. Не смотря на все трудности жизни, она мечтала и верила, что сможет поправиться, не смотря на все протесты врачей. И однажды, она отправилась в далёкий путь, в надежде найти панацею от своей болезни. В дождь и холод, в снег и град, кобылка шла в ногу с мечтою, ведущую её в неизвестность. В итоге, пони обошла весь земной шар и спустя много лет, вернулась обратно в свой город, где местный врач её приятно обрадовал словами: «болезнь отступила». Никто не знает, что излечило её. Может, она встретила сильного лекаря, может климат дальних земель ей помог. Она не рассказывала подробностей своего путешествие и повторяла лишь одну фразу: «нужно просто верить, а остальное, лишь за малым». Чудеса бывают.

Кибернетика недолюбливала себя за своё тело, в какой-то степени, оно тоже дефектно. Постоянно скрывать свою личность. Из-за её сущности, в Эквестрии вновь заелозил Орден, конечно с его последователями удалось разобраться, но неприятный осадок всё же остался. Панический ужас лишь о мысли, что может случится, когда Оскар узнает кто она есть на самом деле. И конечно же, значительно отличный образ мышления, что просто не позволяет ей понимать тонкости этики пони… всю глубину настоящих чувств, которые так яро выплёскиваются из недр её души, а тело нещадно их гасит, ибо в противном случае, её нейроразум просто не справится сам с собой…

Кибернетика подошла к окну, из которого исходил мягкий синеватый свет. Задрав мордашку, она посмотрела на круг ночного светила. На картинках он выглядел совсем по-другому. Совсем. Её зрительные сенсоры не способны передать и доли всей красоты, коей обладает луна. Технически близка к совершенству и в то же время, настолько не совершенна… — так парадоксально охарактеризовала себя Кибернетика. Посмотрев на звёзды, кобылка закрыла глаза. Она тоже способна мечтать. У неё тоже могут быть заветные желания.

— Как же мне хочется стать… настоящей пони – тихо сказала она и, отвернувшись от окна, даже не заметила, как по её щеке стекла одинокая слеза.