Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 3 Глава 5

Глава 4

Свет изнутри

ГЛАВА 4 «Свет изнутри»

Предположив, что задиры решили вздремнуть, Кибернетика потопала в библиотеку, попутно проводя самодиагностику всех систем. Ей ой как не хотелось снова учудить нечто подобное. К её великому разочарованию, проверка систем не дала результата.

«Как можно исправить то, что исправно работает?» — озадачилась кобылка.

Душа киберпони обладала величайшей силой и пони её ощущала. Лишь механическое тельце каким-то чудесным образом могло удерживать уникальную субстанцию, не давая ей вырваться наружу. Некий симбионт. Но сегодня Киб поняла, что такую энергию ей не обуздать. Порой, обстоятельства вынуждают к потере контроля…

Бордовая пришла в библиотеку. Твайлайт озадаченно смотрела в окно и даже не заметила прихода Кибернетики.

— Я пришла – сказала Киб.

Никакой реакции. Тогда киберпони подошла к волшебнице сзади и…

— Я пришла – повторила она, от чего хозяйка подскочила вверх на полметра.

— Ох, как же ты меня напугала! – тяжело дыша, сказала фиолетовая.

— Извини, я не специально – улыбнулась Киб.

— Ага – кивнула волшебница.

— Тебя что-то беспокоит? – спросила Киб, глядя на растерянную кобылку, постоянно косящуюся на окно.

— Верно заметила. Сегодня деревню посещали стражники. Они явно всё обыскивали, причём довольно спешно. Мне кажется, они что-то искали – говорила хозяйка.

— А что такого необычного в их приходе? – спросила Киб.

— В Понивиль не часто заглядывают солдаты, это уже необычно. Ну да ладно, может учения какие-то. Если бы было что-то серьёзное, принцесса Селестия меня бы оповестила. А ты, Киб, как провела день? – сказала фиолетовая.

Киберпони вспомнила ссору с Эппл Джек и инцидент с тремя сорванками, мирно заснувших на земле.

— Отлично! День прошёл отлично! – произнесла Кибернетика.

— Будешь блинчики? – к Киб подошёл Спайк с тарелкой блинов.

— Спасибо, я не голодна – ответила Киб.

— Ну хоть кусочек! – жалобно произнёс дракончик.

— Спайк, ты сам виноват, что приготовил три сотни блинов, вот сам их и ешь – хихикнула фиолетовая.

— Ой, я скоро лопну – простонал Спайк и скрылся на кухне.

— Я бы помогла ему, если бы могла. Хотя. Твайлайт, жителей деревни вполне должно хватить на поедание блинов – сказала Киб.

— Отличная идея! – с кухни тут же выбежал дракончик.

— Я назову их в твою честь! Блины «Кибернетика»! – радостно кричал он, таща на кухню тележку.

До самого позднего вечера Кибернетика наблюдала за рутиной жизнью Твайлайт и её помощника. В её глазах, они не рационально тратили своё жизненное время. Спайк зачем-то напёк гору блинов, вместо того, что бы сделать что-то действительно полезное. Твайлайт помогала своему помощнику, вместо того, что бы сидеть за книжками и учить заклинания, что она обычно и делала. Но не смотря на все эти «деффекты», Киб по-прежнему хотела стать настоящей пони. Даже в абсурдности и нелогичности, живые существа умудрялись радоваться и получать удовольствие. Киб очень хотелось понять, какого же так жить.

Когда солнце клонилось к линии горизонта, заставляя деревья отбрасывать длинные тени, к киберпони подошла Твайлайт.

— Уже вечер, Оскар наверное приехал, не забыла? – спросила она.

— Не забыла – сказала Киб.

— Ну тогда иди к нему – улыбнулась волшебница.

— Я не могу – резко ответила бордовая.

Фиолетовая удивлённо на неё посмотрела.

— Что-то я не поняла – сказала она.

— Нам нельзя быть вместе, это опасно – сказала Киб.

— Я всё равно не понимаю – прошептала Твайлайт.

Кибернетика не хотела рассказывать волшебнице об утреннем сбое по контуру. Она просто боялась потерять её как подругу. Твайлайт принимала её такой, какая она есть и совершенно не высказывала страха, заверяя окружающих в том же. Кибернетика боялась увидеть в её глазах разочарование.

Дверь благополучно слетела с петель и в помещение вломилась Рэйнбоу Дэш. Шмякнувшись на пол, она тут же вскочила на ноги и, как ни в чём не бывало, подошла к кобылкам.

— Твайлайт, оу… и Кибернетика. Я тут в гости – улыбнулась она.

— Когда-нибудь, я наложу на дверь такие чары, что при попытке в очередной раз вынести мою дверь, ты пролетишь в сами Тартарары! – недовольно буркнула хозяйка, магически ставя дверь на место.

— Обожаю когда ты злишься! К сожалению, такое редко бывает – улыбалась голубая.

— Любишь ты всех изводить – вздохнула Твайлайт.

— Работа такая, подружка. А нет, хобби – сказала голубая и посмеялась над собственной шуткой.

Кибернетика стояла, пытаясь постигнуть смысл их бессмысленного диалога. Разумеется, не постигла.

— А если серьёзно, я хотела бы кое-что спросить. Сегодня в Клайдсдейл наведались крутые крылатые гвардейцы принцесс. Они быстро прошманяли все облака в городе и спешно улетели. Ты случаем, не в курсе, что эти глянцевые пустозвоны забыли в моих краях? – спросила голубая.

— Что? И в Клайдсдейле тоже? – удивилась Твайлайт.

— Что тоже? – переспросила радужная.

— Понивиль тоже посещали гвардейцы, меня это взволновало, но не особо. Теперь, я встревожена не на шутку. Что-то не похоже на учения… – сказала единорожка.

— Так ты не знаешь, чего эти пустоголовые делали? – спросила Рэйнбоу.

— Понятия не имею – пожала плечами фиолетовая.

— Ну так спроси у принцессы Селестии – вздохнула пегаска.

— Уже занимаюсь! Спайк, письмо – сказала она.

Перед хозяйкой тут же нарисовался дракончик.

Единорожка продиктовала ему незамысловатый текст с известным вопросом, и помощник тут же его отправил магическим пламенем.

— Вроде бы всё, осталось подождать. Ох, Кибернетика, я совсем про тебя забыла! – Твайлайт шустро повернулась к Киб, которая продолжала стоять на том же месте.

— Выкинь весь бред из головы и отправляйся к Оскару. Да, ты эм… особенная, но это не значит, что вы не можете быть вместе – сказала фиолетовая.

— Оу, любовные интрижки? А ну-ка поподробнее – заиграла глазками радужная кобылка.

— И ты давай до свидания, мне ещё заклинание учить надо, а я и так из графика выбилась – сказала Твайлайт, глядя на Рэйнбоу.

— Но… — начала Киб.

— Подружка, ты конечно извини за суету, но мне правда нужно побыть одной – перебила хозяйка.

— Я опасна – сказала Киб.

— Не говори глупостей – суетилась фиолетовая, выпроваживая подруг.

— Поверь, лучше ей не перечить. Эта зазнайка терпеть не может выбиваться из собственного плана, уже не в первой. То ли у неё начались эти… Ай! – усмехнулась пегаска, за что Твайлайт её магически ущипнула за круп.

— Она излишне суетливая – сказала Киб, глядя, как перед её носом захлопнулась дверь.

— Да, есть у неё такое. Когда дело доходит до возможности получить знания, Твайлайт расчищает к ним путь всеми возможными способами – сказала радужная.

Кобылки потопали по улице. Точнее, шагала только Киб, Рэйнбоу Дэш же, медленно летела рядом на низкой высоте. Киб удивлённо за ней наблюдала. При такой скорости и редкими взмахами крыльев, ни одно физическое тело не способно парить в воздухе. Тем не менее, киберпони знала, в каждом живом существе Эквестрии заложена толика магии – совершенно непонятной энергии, объяснения которой нет ни в одном из справочников. Именно благодаря ей пегасы способны неестественно летать и даже, ходить по облакам.

— Ну давай, рассказывай – звонко сказала радужная.

— Что рассказывать? – спросила Киб, ожидая, что пегаска начнёт расспрашивать её об её странностях.

— О тебе и Оскаре, конечно. Что у вас там происходит? – загорелись глаза радужной.

— А ты, про это. Мы пара. Мы встречаемся – сказала Киб.

— А поподробнее? – спросила радужная.

— Ну, мы целуемся… — сказала Киб.

— А ещё подробнее? – сорванка продолжила путь пешком, подойдя поближе к Киб.

— Мы ласкаемся… — говорила Киб, пытаясь удовлетворить странное любопытство пегаски.

— И как он? Хорош? – наглела сорванка.

— Да, он чуткий и отзывчивый – сказала Киб.

— Не в этом смысле. Думаю, ты понимаешь о чём я – сверкала глазками голубая пони.

Бордовая удивлённо на неё посмотрела.

— Он хорошо целуется – говорила механическая, пытаясь понять, что же от неё требует пегаска.

— И всё? Вы больше ничего не делали? – удивилась радужная.

— Ещё, мы гуляли несколько раз – сказала Киб.

— Значит, ничего больше не делали. Мне скучно! Я так надеялась получить забавную историю на ночь, эх – печально вздохнула радужная.

— Мы много чего делали! Мы много разговаривали! – оправдывалась кобылка.

— Да-да, ога-ага. Короче, мне пора, завтра увидимся. Надеюсь, сегодня ночью вы действительно найдёте, чем заняться. Завтра мне всё расскажешь, досвидос! – пегаска резко взлетела вверх и скрылась в ночной темноте, оставляя за собой едва заметный радужный шлейф.

«Странные эти пони» — задумалась Киб.

Кобылка продолжила свой пеший путь по Понивилю. На улице совсем стемнело и пони пожалела, что отпустила пегаску. Практически, ничего не видно. Кобылка различала лишь тусклые контуры домов и прочего ландшафтного окружения. В Понивиле есть уличные фонари, но их крайне мало и стоят они, лишь на более значимых улицах деревни. Зайдя в совсем тёмный переулок, пони поняла, что дальнейшее движение ну совсем уже невозможно. Идти и врезаться в стены? Такой расклад её совсем не устроил.

— Есть тут кто-нибудь? – спросила пони, вглядываясь в темноту, обильно украшенную цифровым шумом, что на её внутреннем экране.

Тишина. Никаких голосов. Понивильцы рано идут спасть. Повторив вопрос и убедившись, что никого рядом нет, пони ловким движение копыта, извлекла оба керамических глаза из глазниц, тем самым, оголив свои зрительные сенсоры.

«Так значительнее лучше» — мысленно произнесла киберпони, начиная различать хоть какие-то контуры предметов. Но и этого было недостаточно.

Кибернетика ещё раз прислушалась к тишине и вконец успокоившись, увеличила напряжение на зрительные сенсоры, что заставило их светиться гораздо ярче. Тем самым, Кибернетика получила возможность освещать видимое пространство перед собой где-то на шесть метров. Успешно различив в ярко-синем свете дорожку, пони быстро потопала дальше, стараясь при этом, не затрагивать светом окна домов. Датчики показали, что температура сенсоров начала медленно возрастать и дабы не получить перегрева, пришлось пуститься в бег, тем самым, получая великолепное воздушное охлаждение оголённых элементов конструкции кибертела.

Тем не менее, без приключений покинуть деревню единорожке не удалось. В синий свет её глаз попал некий жеребёнок, который испуганно застыл на её пути. Скорость Киб была довольно большой, но и проблем с реакцией, к счастью, у неё не было. Мгновенно среагировав, кобылка повернула в сторону на тридцать градусов, но и там оказалась новая помеха… К счастью, не живое существо. Разнеся в щепки какую-то бочку и пролетев над землёй несколько метров, Кибернетика благополучно шмякнулась на лужайку одного из домов. Полностью замерев, она посмотрела на входную дверь дома. К счастью, никто не спешил выбегать на шум. Возможно, хозяева крепко спали или вообще их не было дома.

Поднявшись на ноги, Киб вернулась обратно, дабы проведать, не пострадал ли жеребёнок. Не пострадал. Он всё так же испугано стоял на месте и просто наблюдал за Киб.

— Я тебя не задела? – спросила Кибернетика, освещая его синим светом и пытаясь осмотреть его тело на наличие повреждений.

— Ннетт – дрожа губами, ответил малыш.

— Ну и хорошо – Киб собралась продолжить путь, как была вынуждена остановиться.

— Ты привидение? – спросил жеребёнок.

— Нет – удивилась Кибернетика.

— Тогда почему у тебя страшно светятся глаза и от головы идёт пар? – спросил малыш.

— Оу… — Киб сбавила свечение глаз до минимума.

Внезапная остановка всё же привела к их перегреву и пока они не остынут, дальнейшее движение не возможно. Кобылка неподвижно застыла на месте, продолжая наблюдать за жеребёнком, а тот в свою очередь, наблюдал за её двумя синими точками, которые пристально смотрели на него, даже тогда, когда он помаячил в стороны.

— Почему ты на меня так смотришь? – спросил он не понимая, пугаться ему или нет.

— Ты единственный доступный источник информации, который я хоть немного могу разглядеть, поэтому и смотрю – призналась Киб.

— Ты плохо видишь? – спросил малыш.

— Я вообще не вижу в темноте. Точнее, только редкие контуры, как в случае с тобой – сказала Киб.

— У меня есть фонарь. Тебе принести? – сказал он.

— Да, пожалуйста – монотонно произнесла Киб.

Жеребёнок исчез из поля зрения, оставив тем самым Кибернетику в полной темноте. Ей стало ужасно невыносимо. Совершенно никакой информации. Киб впервые оказалась одна, ночью и на улице. Обычно она проводила ночи в мастерской папы, где полно справочников или в библиотеке Твайлайт с многочисленными книгами, но сейчас, она представлена только сама себе. Все её сенсоры значительно обострились, так сработали протоколы безопасности. Киб даже ощутила, как в её груди что-то шевелится… Это «нечто» обладало колоссальной энергией. Оно рвалось наружу, но его оковы были слишком крепки и по этому поводу, Киб было не зачем волноваться, но всё же, она испытывала дискомфорт.

«Душа. Зачем пони нужна душа, кто это придумал? Она лишь вредит системе. Ради чувств и эмоций? Да, я научилась их ощущать, но ограниченное механическое тело не способно правильно взаимодействовать с этой субстанцией, из-за чего, я просто не способна чувствовать, как пони. А если мне это так захочется, но наступают системные сбои… Тем не менее, некий глобальный создатель наделил живых существ душами. Я знаю, что мой папа умнейший жеребец, но он создал лишь одну пони. Ведь обязательно есть тот, кто создал все пони на земле! Он определённо умён не меньше, чем мой папа. Значит, толк в этих душах есть, но какой?» — Киб унесло в философию.

Субстанция продолжала шевелиться, заставляя единорожку концентрировать на ней все свои мысли. Ей казалось, что она начала видеть её. Нет, не на своём внутреннем экране, а как-то иначе… более чётко. Приятное тепло охватило её нейроразум, её коды начали вести себя странно. Темнота стала её пугать и в тоже время, ей было забавно находиться ночью на улице. Она увидела свою подругу Твайлайт и улыбнулась. Ей было приятно, даже радостно, что ей удалось завести настоящую подругу. Она вспомнила первую встречу с тройкой засранок и испытала сильную обиду, от чего её душа завертелась ещё сильнее. Затем, Киб увидела размытую фигуру Оскара, который протягивая ей копыто. Он был рад ей, она это… чувствовала. Кобылка вновь улыбнулась, ей захотелось дотянуться до его копыта, но это не было возможным. Она лишь наблюдатель, причём смотрела на то, что совершенно не понимала. Она смотрела на себя настоящую. Предприняв очередную попытку дотронуться до иллюзорного копыта Оскара и провалившись, она смотрела, как тот медленно растворился перед её глазами, заставив ощутить в себе небывалую грусть. Его силуэт снова сменился тремя кобылками, которые испугано дрожали перед Киб. Она напугала их и очень здорово, и когда они потеряли сознание, Кибернетика совсем раскисла. Ей стало стыдно и обидно за себя, за то, что она позволила себе потерять контроль над разумом, поддавшись заложенным инстинктам самобезопасности. Такого контраста разнообразных чувств, кобылка ещё никогда не испытывала и самое удивительно, что она ну совершенно не могла понять, так то, что сильные чувства не вызвали у неё неприятных помех. Никаких ошибок в системах. Киб стало радостно, ей показалось, что она стала настоящей пони! От радости, она попыталась поплакать, но тут же ощутила своё холодное металлическое тело и поняла, что сила слёз, ей не дана. Такое технически не предусмотрено. Печально вздохнув символичными лёгкими, кобылка повернула мордашку в сторону, в очередной раз не заметив, как с её щеки слетела одинокая слеза, окропив собою не менее одинокую травинку, уверенно пробивавшуюся между камней дорожного покрытия.

— Я принёс фонарь – раздался голос в голове.

Красивый свет, показавший ей разнообразные образы, начал медленно растворяться во тьме. И вот он привычный экран, со служебной информацией по его бокам. Снова это холодное металлическое тело, лишённое всяческих чувств. Перед взором кобылки стоял тот самый жеребёнок. Он неуверенно, магически держала над собой лампу со свечкой.

— Вот, держи – сказал он, и лампа поплыла в сторону Киб.

Сверкнув рогом, Киб перехватила осветительный прибор. Вставив керамические глаза на место и попрощавшись с ещё более ошарашенным жеребёнком, она пожелала ему приятных снов и поскакала дальше.