Автор рисунка: Siansaar
Глава 4 Глава 6

Глава 5

Исток Забвения

ГЛАВА 5 «Исток Забвения»

Добравшись до фермы, единорожка остановилась. Освещая ограду, кобылка аккуратно распахнула калитку и прошла на территорию Эпплов. Чуткие сенсоры уловили сильный запах свежих яблок. Пахло сразу несколькими сортами и даже выпечкой с яблочной начинкой. К счастью, свет в нескольких окнах дома всё ещё горел, возможно, из-за недавнего приезда Оскара. Кобылка была довольна, что не придётся будить хозяев. Раздражённые, сонные пони – не лучшие собеседники.

Постучав в дверь головой, киберпони надеялась увидеть Оскара, но надежды совсем не оправдались. Дверь открыла Эппл Джек, рыжая кобылка, которая недавно спровоцировала нервный срыв Кибернетики. Вот её, бордовой меньше всего хотелось видеть. Лучше бы дверь вообще никто не открывал.

— Киб? – удивилась ковбойша.

— Да, – коротко ответила Киб.

— Что ты тут делаешь? В смысле… заходи конечно! – растерялась хозяйка.

— Я пришла к Оскару, – сказала пони, проходя внутрь.

— Ах точно, вы хотели встретиться, – сказала рыженькая.

Киб не знала, сарказм это был или пони действительно забыла об этом факте.

— Подожди немного, я сейчас его позову. И это… прости, что обидела тебя – кобылка остановилась у выхода из комнаты.

Кибернетике не свойственно злопамятство, что она с лёгкостью продемонстрировала.

— Извинения приняты, – монотонно произнесла она, хотя душа киберпони немного встревожилась, что едва заметно ощутила механическая.

Ковбойша шустро выбежала из комнаты. Киберпони осмотрела помещение гостиной. Много семейных фотографий, висящих на стене. Два кресла, стоявшие напротив окна и повёрнутые к друг другу под небольшим углом. Сервант с хрупкой посудой. Большой диван, что занял почти всю боковую стену. Киб не часто доводилось быть у кого-то в гостях, за исключением Твайлайт конечно. Её поражало, как столько похожие помещения жители умудряются оформлять совершенно по-разному. Будь воля Кибернетика, она бы каждый дом бы обставила одинаково – один большой шкаф с множеством полок, на которые можно поместить немногочисленные, важные вещи, в частности инструменты и запчасти, ну и разумеется, толстенные справочники обо всём на свете. Большего Киб и не нужно было.

Посмотрев на кактус, стоявший на подоконнике, Киб совсем озадачилась. Ну зачем им кактус? Кислорода он даёт мало, колючий, а это опасно для пони, ведь можно пораниться. В пищу он не пригоден, если только, как экзотика и то, его вкус не каждый вытерпит. Ради красоты? Что может быть красивого в комке с иголками? Глупо – иного вывода, кобылка просто не смогла сделать.

Размышление механической кобылки были прерваны скрипом открывающейся двери. В комнату прошла Эппл Джек, а за ней и сам объект тайной страсти Кибернетики. Рыженькая недовольно посмотрела на Киб. Она явно не хотела оставлять их наедине и не удивительно, ведь только утром у них разгорелся жаркий разговор относительно белого жеребца. Тяжело вздохнув, ковбойша крайне неохотно вышла из гостиной. Киб показалось, что разговор с Эппл Джек ещё не закончен и по неволе, им придётся ещё затронуть эту тему.

— Киб! – радостно воскликнул белый и, подбежав к кобылке, крепко сжал её в своих объятиях.

— Я постоянно думала о тебе, – сказала она и улыбнулась.

— А я каждую ночь засыпал, представляя твой прекрасный образ, – ответил тот.

«Неужели это и есть та самая любовь? Если испытываю к нему такое сильное влечение, пребывая в механизированном теле, то что же испытывают биологические виды пони?» — рассуждала железная.

Оскар отпустил Кибернетику из объятий и немного отойдя, принялся восхищённо на неё смотреть и если бы та могла, то обязательно бы раскраснелась.

— Ты так… приятно смотришь на меня. Почему мне это нравится? – спросила пони.

— Потому что… я смотрю на тебя с любовью и главное, вижу то же самое в твоих глазах, – сказал тот.

— Правда? – удивилась кобылка и посмотрела на чёрное окно, показавшее её собственное тусклое отражение.

К своему удивлению, Кибернетика не увидела в нём привычный пустой взгляд. Её глаза… они изменились. Они улыбались и сияли невидимым блеском. Как такое возможно, сложнейший нейроразум понять никак не мог.

— О чём задумалась? – спросил жеребец.

Кажется, я счастлива – улыбнулась кобылка и подошла к ухажёру. Тот закрыл глаза и медленно потянулся к кобылке. Ей не пришлось взывать к справочникам, что бы понять, что он хочет. Закрыв глазки, единорожка потянулась ему навстречу и вскоре, их губы слились в едином поцелуе. Температура тела киберпони начала стремительно расти, а нейроразум испытал необычайный, долгожданный восторг, что сродни чувству эйфории, которое испытывают настоящие пони.

— Я так скучал, ты даже не представляешь – прошептал Оскар, проводя копытом по её спинке.

Нестабильность систем снова дала о себе знать в виде нескольких тревожных сообщений, но тем не менее, Киб всё ещё держала контроль над собой. Оскар игриво укусил её за шею, от чего у кобылки почему-то задрожали задние ноги. Странно, но приятно.

— Пошли наверх, – прошептал он.

— Зачем? – прошептала она в ответ.

Жеребец удивлённо на неё посмотрел.

— Ну ты и шутница, – усмехнулся он.

Киб не поняла, что смешного в её вопросе.

— Мне и здесь хорошо, ты же рядом, – сказала она.

— Дверь ведь не запирается, ну раз ты настаиваешь… — произнёс он.

Оскар начал нежно целовать кобылку в шею, от чего её подкожные сенсоры начали сходить с ума, вызывая в её разуме нарастающий восторг. Помехи тоже росли, но до крайности дело не доходило. Скинер поставил отличные блокировки и это дало результат.

— Папочка – вспомнила Киб о создателе, мысленно его благодаря за свою модернизацию.

— Чё? – жеребец удивлённо отстранился.

— Ой... Я просто вспомнила папу – призналась Киб.

Оскар удивлённо похлопал глазами, усмехнулся и продолжил ухаживание.

— Надеюсь, он не будет против того, чем мы тут занимаемся, – произнёс белый.

— Не знаю, мне следует спросить его об этом? – спросила Киб.

Жеребец снова удивлённо отстранился.

— Ну… э… а как у вас принято в семье? – раскраснелся он.

— Я самостоятельная. Папа мне доверяет, он же отпустил меня в Понивиль – сказала Киб.

— Тогда, ты должна сама принять решение. Не подумай, я на тебя не давлю и учти то, что я думал о тебе целый месяц… — ещё больше раскраснелся кавалер, да так, что цветом стал похож на могучего брата рыженькой кобылки.

— А какое решение я должна принять? – спросила Киб.

— О, Селестия, как же ты меня заводишь своей игривой наивностью и загадочностью! – посмеялся Оскар.

Киб удивлённо на него посмотрела.

— А, ты хочешь, что бы я принял за тебя решение? Ну хорошо. Скажи «Да» — улыбнулся он.

— Да, – повторила Киб.

— Вот и всё! – жеребец продолжил свои ласки, медленно снижаясь с поцелуями…

Киб совсем озадачилась. Она не понимала, что от неё хочет кавалер и напрямую спросить его об этом она не могла, боясь, что он сочтёт её дурочкой.

— Что ты хоче… Ох! Кажется, я поняла… — прошептала Киб, ощущая, как копыто кавалера начало медленно сползать по её крупу.

— Что? – остановился тот.

Кибернетика тут же воззвала к многочисленным «особым» справочникам, пытаясь понять, что ей нужно делать в такой ситуации. Даже её непоколебимый нейроразум удивился тому, что она за долю секунды прочитала в этих статейках… с иллюстрациями…

— Ничего, всё хорошо, – ответила она.

Только Киб приготовилась собраться с мыслями и помочь Оскару взаимными действиями, как неожиданно, её окружила светлая, нарастающая дымка. Оскар испуганно отпрыгнул.

— Киб? – удивлённо сказал он.

— Киб! – прокричал он, пытаясь схватить её за копыто, но дымка экранировала пони от него.

Кибернетика ещё никогда так не удивлялась. Она не могла даже примерного вывода составить о том, что с ней происходит. Взрыв? Исключено, в ней нечему взрываться. Пробой электромагнитного контура? Нет, заряд она не концентрировала. Душа «выбралась»? Нет, изоляция капсулы с субстанцией не нарушена. Задаваясь вопросами, Кибернетика медленно исчезала в пелене, пока вовсе не погрузилась в яркую вспышку.

Свет отступил, представив взору единорожки просторное помещение с высокими колоннами и двумя тронами, на которых восседали правящие аликорны. Повернув голову вправо, она заметила Твайлайт. Бледную Твайлайт, стоявшую около одного из огромных окон помещения.

— Что происходит? – спросила Киб.

— Принцесса Селестия прислала письмо, – нервно сглотнув, ответила волшебница.

— Я не поняла, – Киб совсем растерялась.

— Прислала письмо и переместила нас сюда, – добавила фиолетовая, благодаря чему, шестерёнки мыслей киберпони встали на свои места, сформировав тем самым цепочку логических мыслей, которых так добивалась Кибернетика.

— Прошу прощения, Твайлайт Спаркл, что прервала твой сон и прошу меня извинить, Кибернетика, дитя науки, что прервала… кхм… деловую встречу, так сказать, – произнесла белоснежная.

 — А я бы немного по-другому выразилась, – хихикнула Сумеречная принцесса, глядя прямо на Кибернетику.

— Сестра, сейчас не время для шуток, – проворчала светлая.

Луна печально опустила голову.

— Как такое возможно? Точнее, такое вообще невозможно! – вступила Твайлайт, сжимая в воздухе свёрток, вероятно письмо.

— Поверь, Спаркл, я удивлена не меньше твоего, – уверенно сказала Селестия.

— Есть какие-либо догадки? – спросила Твайлайт.

— Увы, есть и вполне конкретные, – печально произнесла могущественная.

— Прошу прощения, я не понимаю, – вступила Киб.

— При иных обстоятельствах, я бы не стала тебя тревожить, но частично, ты в этом замешена, хоть и против своей воли, – сказала белоснежная.

— Я совсем ничего не понимаю… — прошептала механическая кобылка и опустила голову.

— Извини, я сейчас введу и тебя в курс дела, – с трона спрыгнула мудрейшая.

Кибернетика вернула взор к правительнице.

— Прошлой ночью было совершено дерзкое похищение опаснейшего артефакта, что хранился в опечатанных пещерах под замком – сказала Селестия.

— Но пещеры, которые опечатаны вашей магией, вскрыть невозможно, – озадачилась киберпони.

— Верно, – коротко ответила принцесса.

— Вы считаете, что я украла вашу вещь? – удивилась механическая.

— Ох, ну разумеется нет, дитя Скинера, – улыбнулась правительница.

— Тогда, зачем я здесь? – спросила Киб.

Селестия подошла к киберпони. Перед экранчиком Киб пошли волны сильных искажений и датчики начали сходить с ума. Кибернетика уже однажды встречалась с Селестией и в прошлый раз, она оказала на неё такое же влияние. Киб всем телом ощутила, насколько же мощнейшая энергия скрыта в этом аликорне…

— Дело в том, что украденный артефакт был плодом запретной науки. Я бы сказала, её венцом. Ты даже не представляешь, насколько он уникален и опасен одновременно, – сказала белоснежная.

— А почему тогда вы его не уничтожили? – спросила Твайлайт.

— Он настолько сложен, что даже мы не смогли в нём разобраться, а уничтожать то, что совсем не понимаешь, очень опасно. Ну не знали же мы, что кто-то наберётся дерзости и каким-то непостижимым образом проникнет в хранилище – сказала Луна.

— Что за артефакт и кто его украл? – спросила Киб.

— Сей артефакт плод высшей науки, которая была запрещена много веков назад. Именно он, однажды чуть не погубил всю Эквестрию… – сказала Селестия.

— Орден? – предположила Твайлайт.

— Абсолютно верно. И кому артефакт может потребоваться? У кого хватит наглости и смелости вломиться в святыню сёстер Эквестрии? Только у Ордена. Только их наука способна обойти правила высшей магии, древней магии, опечатывающей тайные пещеры, – сказала белоснежная.

— Но Орден уничтожен, его больше нет! – сказала Киб.

— Видимо, мы глубоко в этом заблуждались, – вздохнула Селестия.

— Что особенного в этом артефакте? – спросила Кибернетика.

Сумеречная принцесса спрыгнула с трона и медленно направилась к механической пони.

— Это то, что не работает по законам физики. Это то, что не работает по законам магии, как светлой, так и чёрной. У него вообще собственные «законы». Он лежит далеко за гранью нашего понимания и не может быть как-либо объяснён. Сам факт его существования абсурден и дерзок. Ты даже не представляешь, на что он способен… мы даже не представляем… И уже тем более не понимаем, как орден додумался до такого и зачем им вообще понадобился этот артефакт, именуемый нами, как Исток Забвения. Но кое-что мы видели, как ужасное, так и прекрасное, – сказала Луна, окончательно добравшись до Киб.

— И что вы выдели? – поинтересовалась Кибернетика.

— Похоже, история многовековой давности начала повторяться. Мы видели лишь малую толику того, на что он способен. Мы чуть не узрели гибель всего живого и… зарождение новой жизни, – присоединилась Селестия.

— Новой жизни? – спросила Кибернетика.

Белоснежная принцесса молча указала копытом на грудь изумлённой киберпони.