Автор рисунка: Noben
ГЛАВА 2 "Мыслительные процессы" ГЛАВА 4 "Истинный контроль"

ГЛАВА 3 "Франкенштейн"

ГЛАВА 3 "Франкенштейн"

Кибернетике нравилось помогать другим пони. В очередной раз она присоединилась к ЭпплДжек в сборе яблок, а та любезно приняла её помощь, к тому же, красный брат ковбойки временно отъехал из деревни по делам. Киб помнила тот первый раз, когда попыталась стрясти с дерева сочные плоды. Она последовала примеру подруги: ударила по нему задними ногами... Яблоки на миг зависли в воздухе, а вот дерево стало украшать соседнюю ягодную ферму, причём, верх корнями. Впредь, киберпони старалась контролировать свои усилия.

 — Урожай стал совсем плох, — расстраивалась ЭпплДжек, находя всё больше гнилых яблок.

 — Кончились удобрения? — опустошив очередное дерево, Кибернетика принялась за следующее.

 — Их всегда с избытком хватает. Я даже не знаю что думать, если урожай продолжит спадать, то придётся искать новые земли для посева, а это значит... значит... я не хочу переезжать, — ещё больше расстроилась подруга.

 — Почва содержит все необходимые элементы для плодородия, — монотонно сказала Киб.

 — С чего ты решила? — ЭпплДжек продолжала собирать урожай.

 — Я две минуты назад провела анализ, — пояснила Киб.

 — Ах, я едва не забыла насколько ты особенная, — улыбнулась ковбойка. — Спасибо, мне полегчало, — добавила она.

Киб была рада видеть довольную подругу.

 — Но я всё равно не понимаю, почему урожай пошёл на спад, — задумалась фермерша. — Эта красная пыль на яблоках мне тоже не нравится, — говорила она.

Кибернетика обратила внимание на едва заметные, редкие красные крупинки. Затем, она посмотрела на небо. Кибернетика обострила рецепторы чувств, начала проводить анализ. Ей сразу пришло сообщение, что однородность воздуха была нарушена, но тут она услышала знакомый голос. Прервав анализ, Киб опустила голову и заметила Оскара, говорящего с бабулей. Кибернетика была рада вновь его видеть. Бросив работу, под удивлённый, но затем понимающий взгляд подруги, она побежала к Оскару.

 — Ты вернулся, — улыбнулась она.

 — Да, я тут, — улыбнулся Оскар.

 — Теперь мы можем поговорить? — спросила Киб.

 — О чём? — спросил Оскар.

 — О наших отношениях, — пояснила Киб.

 — Здесь я с тобой согласен. Пошли в дом, — сказал жеребец.

Пара проследовала в одну из пустых комнат особняка. Старинная мебель, обои не первой свежести и множество семейных портретов украшали обстановку.

 — Если я не ошибаюсь, то влюблённые это те, кто стараются как можно больше проводить времени с друг другом. У нас же всё наоборот. Я хочу что бы ты нашёл другую работу. Я могу помочь тебе найти новое место, лишь выполню расчёты в соответствии с твоими навыками... — не договорила киберпони.

 — Ты права... ты всегда права! — перебил он.

Кибернетика замолкла, не понимая почему верное утверждение жеребец произнёс так недовольно.

 — У тебя на всё есть ответ, решение любой проблемы, даже тогда, когда это не нужно, — говорил он.

 — Я не понимаю ход твоих мыслей, — озадачилась Киб.

 — Ты стараешься быть похожей на обычных кобылок, я это вижу, но понимаешь... твои попытки оставляют желать лучшего. Это как грифону притворяться пони, — говорил Оскар.

 — Я не притворяюсь, я и есть пони, — говорила Кибернетика.

 — Ты не пони, а машина, — вздохнул Оскар.

 — Я отличаюсь от пони лишь физиологией. Я была создана по подобию пони, я стараюсь быть как пони... я пони, — настаивала Кибернетика.

 — Извини, но нет. Ты не умеешь шутить, смеяться, плакать. Тебе не свойственны глубокие чувства. Ты не совершаешь ошибок, вечно правильная, а нельзя быть правильной! Ты лишь стремишься быть такой как все, но признай, тебе никогда этого не достичь, — говорил Оскар.

 — У меня есть душа... я пони, — прошептала Киб. — Почему ты пытаешься меня обидеть? — спросила она.

 — Извини, если мои слова кажутся тебе грубыми, но я просто устал. Устал от наших отношений, от тех нелепых ситуаций в которых постоянно с тобой оказываюсь, устал от твоей занудности. Ум это хорошо, но ты стала слишком умной и скучной. Я хочу настоящих отношений с настоящей пони... хочу ошибок, скандалов. Знать что она будет переживать за меня пока я мотаюсь по городам, а не спокойно ждать того дня, когда я вернусь. Тебе ещё очень далеко до всего этого. Прости, Киб, но наши отношения стоит прекратить, — говорил жеребец.

Кибернетика ощутила как температура её тела начала расти.

 — Я же люблю тебя, — расстроено произнесла кобылка.

 — Тебе кажется что ты любишь. Я сомневаюсь, что ты знаешь что такое любовь, — сказал Оскар.

 — Это больно слышать, — ещё больше расстроилась Киб.

 — Больно? Не ври себе, ты не знаешь что такое душевная боль, — продолжал Оскар.

 — У меня есть душа! Я знаю! — крикнула Киб.

 — Это всё немного не то... Нет, Киб, — говорил Оскар.

 — Почему, когда я была в Истоке Забвения, ты сказал что любишь меня такой, какая я есть? Я же могла стать настоящей пони, как в той детской сказке про деревянную лошадку, которую фея превратила в жеребёнка! Почему ты мне солгал? — системы киберпони начинали сбоить.

 — Я не лгал. Я запутался в тоё иллюзии красивой кобылки. Запутался в тебе, — говорил Оскар.

 — Я люблю тебя! — с горечью говорила Киб.

 — А я тебя, нет, — вступил Оскар.

Кибернетика просто не могла поверить, что, такие прекрасные отношения смогли в миг рухнуть и предпосылок к этому, никаких не было. Киб не гуляла с другими жеребцами, всегда терпеливо ждала любимого, посвящала свободное время ему.

 — Я люблю тебя, Оскар. Правда люблю. Эта любовь... я чувствую как она идёт из моей души. Поверь мне, прошу. Скажи что мне нужно в себе исправить, я всё сделаю, — напряжение в нейроразуме увеличилось до критического.

 — Я не могу тебе верить. Ты сама веришь в собственные сказки. Прости, Киб, мы не можем быть вместе. Прости, — Оскар вышел из комнаты.

Как же Киб хотела достучаться до него, доказать что она тоже способна чувствовать, только пока что, ей плохо удавалось воспринимать сигналы, шедшие от души. Оскар ушёл. Тот, который, как считала Кибернетика, принял её такой, какая она есть. Большое заблуждение.

"Грусть, обида, гнев" — система пыталась объяснить ей текущее состояние, правда, одно сообщение тут же перекрывало другое. Всё смешалось. Киберпони ощутила в себе некую пустоту, словно часть её данных резко стёрли. Эта пустота казалась ей неправильной. Киб не знала чем можно было её заполнить.

*** Несколько месяцев назад ***

Она лежала ровно так же, как он её и оставил. После очередного рабочего дня Скинер убедился что все остальные цех покинули, сам же забрался в подсобку.

 — Включись, работай, — говорил он кукле.

Её глаза вновь вспыхнули красными огоньками, а голова медленно приподнялась.

 — Как дела? — спросил жеребец.

 — Обнаружен объект, полные права доступа. Отладка высших функций завершена. Модуль памяти на завершающем этапе восстановления. Утечка источника энергии, критическая неисправность. Невозможность автономного существования, — кукла указала головой на кабель, который сама себе засунала в брюхо, что выглядело несколько жутковато. — Механические приводы повреждены, нет связи, начато восстановление. Восстановление кибернетического организма идёт эффективно. Краткий отчёт закончен, — кобылка замолкла.

 — А сколько ты можешь... стоить? — осторожно спросил жеребец.

 — В настоящее время не могу сделать расчёт, — сказала Нира.

Эриксон заметил как по стене ползал паук, только он был больше обычного и состоял из металла.

 — Что это? — отпрыгнул он.

 — Техбот. Я создала несколько моделей, они помогают мне с поиском запчастей, пока я не могу передвигаться, — ответила кобылка.

 — Ты можешь создавать других роботов? — удивился жеребец.

 — Могу, — коротко подтвердила киберпони. — Моя память почти восстановлена, знания очень обширны, — добавила она.

 — Ты давай чини себя... я подойду завтра, хорошо? — жеребец направился к выходу.

 — Поняла, — согласилась Нира.

 — Хм, ты ещё и кобылкой себя считаешь? — озадачился Эриксон, даже не думав, что у робота может быть пол.

 — Моё тело и интеллект создавались по прототипу самок, — пояснила Нира.

Не переставая удивляться, мастер вышел из подсобки.

***

Как обычно, Эриксон пришёл на работу пораньше. Цех пустовал, а недосыпание начинало давать с себе знать. Утро, вечера, обеды — всё свободное время он проводил с Нирой, просто наблюдая за ней, слушая непонятные технические фразы. Он понял наверняка что робот была бесценной, только какую цену ей можно было установить? Это был для жеребца самый сложный вопрос.

Как всегда, он вошёл в подсобку и включил свет. К его удивлению, Нира уверенно стояла на ногах, зелёного кожного покрова стало больше, лишь кабель торчал из её живота.

 — Объект опознан, полные права доступа. — сказала кобылка, едва завидев гостя.

 — Я вижу тебе стало лучше, — сказал он, закрывая за собой дверь.

 — Тело полностью восстановлено. Утечка энергии не устранена. Высшие функции полностью функционируют, память восстановлена, идёт обработка архивных данных. Что мне делать? — спросила Нира.

 — Учитывая твою привязанность к кабелю, далеко тебе не уйти. Продолжай чиниться, — жеребец недовольно посмотрел на снующих пауков, которых стало ещё больше.

 — Принято, — согласилась кобылка.

 — Тебе удалось вспомнить кто ты? Откуда? — спросил он.

 — Информация памяти ещё подготавливается. Невозможно дать справку, — отказала Нира.

 — Хорошо, я подожду. Может, твоим создателям тебя и продам, — сказал жеребец.

 — Почему я нахожусь в этом месте? — неожиданно спросила киберпони.

 — Тут самое безопасное место на заводе, здесь тебя никто не найдёт, — ответил Эриксон, убирая с головы упавшего паука.

 — Безопасное? Есть угроза моего существования? — глаза Ниры загорелись ярче.

 — Мало ли кто захочет тебя разобрать на запчасти, но ты моя и я тебя никому просто так не отдам, — усмехнулся Эриксон.

 — Разобрать? Это угроза. Я не могу допустить своего уничтожения, — глаза пришли в норму.

 — Я починил тебя не для того что бы уничтожить, — сказал Эриксон.

 — Ты хочешь меня продать? — Нира возвела к нему глаза.

 — Ну да, — подтвердил жеребц. — Это проблема? — спросил он.

 — Приказы хозяина не могут быть проблемой, — ответила Нира, глядя на дверь, а затем на свой кабель.

 — А ты послушная дамочка, мне это нравится, — Эриксон устал отмахиваться от пауков, снующих везде и всюду.

 — Мы находимся на заводе по переработке металла? — спросила Нира.

 — Откуда ты знаешь? — удивился жеребец.

 — Мне не понятен твой ответ, — монотонно сказала Нира.

 — Это был вопрос, — нахмурился жеребец.

 — Поняла. Пауки изучают местность. Судя по их данным, это большой завод с несколькими цехами, — сказала киберпони.

 — Эй, давай ты перестанешь изучать завод, хорошо? Отзови своих пауков, — жеребцу не понравилась инициатива робота.

 — Принято, — только Нира это сказала, как все пауки скопились в кучу в дальнем углу, ещё несколько лезли из разных щелей.

 — Я пойду работать. Весь день проведу на свалке, так что увидимся вечером. Если получится, то загляну в обед. Хотя нет, я лучше поем... приду вечером, — сказал жеребец.

 — Поняла, — подтвердила Нира.

Эриксон вышел из подсобки.

***

Работа в цеху шла полным ходом. В него доставлялся некачественный металл, который не прошёл первичный отбор. Рабочие, с помощью специальных приборов, сортировали его по сплавам металла, искали хоть что-то, что можно было пустить в переработку, остальное шло на переплавку под самые дешёвые детали для дешёвых телег и прочего.

В цеху работало всего пятеро жеребцов. Не первый год они перебирали всякий хлам от которого их уже тошнило. Деньги платили, а это единственное что не давало им уйти. Хотя нет, ещё неплохая годовая премия, чего не было на других заводах. Анкар, жёлтый жеребец с плотной щетиной, как и все, отправился на обед. Подходя к выходу из цеха он обратил внимание на вспышки света, шедшие из подсобки. Предположив, что искрил старый щиток, он медленно вошёл в тёмное помещение. Из-за резких вспышек он почти ничего не видел.

 — Невозможно стабилизировать источник энергии. Внимание, архив памяти загружен, восстановление цели. Цель обнаружена: добыть сосуд. Заказчик: Орден. Согласно последним данным от техноботов, Орден уничтожен. Невозможно выполнить цель. Сброс цели, возвращение к заводским установкам... — в темноте бормотал монотонный голос.

 — Кто тут? — Анкар включил свет и увидев кобылку в лохмотьях из кожи, едва не лишился рассудка.

Кобылка повернулась в к нему.

 — Объект не опознан. Сканирование. Пони, жеребец. Личность не установлена, — наклонила она голову на бок.

 — У нас явно работает какой-то псих, раз сотворил такое, — ужасался жеребец

Кобылка продолжала молча на него смотреть.

 — Так ты что, не настоящая? Нет, этим опытам тут не место. Ну я им устрою! — жеребец смотрел на кабель, торчащий из её живота.

 — Кто ты и какова твоя миссия? — спросила Нира.

 — Малышка, да от тебя у меня озноб начинается! Она ещё и говорит, жуть! Лучше эту хрень отключить, — жеребец посмотрел на переделанный щиток с оголёнными проводами.

 — Меня нельзя отключать. Ты угроза безопасности, — глаза Ниры засветились ярче.

Несколько пауков активировались и закрыли за жеребцом дверь. Свет потух...