Автор рисунка: Stinkehund
ГЛАВА 11 "Завтрак с улыбкой" ГЛАВА 13 "Финал"

ГЛАВА 12 "Землянин"

ГЛАВА 12 "Землянин"

Эдик был рад свободе передвижения, правда, просто не знал куда идти. Кантерлот был для него большим чужим городом. Ни знакомых, ни просто тех, кого бы он хоть чуть-чуть знал. Большой мегаполис, населённый пони, даже не людьми.

Тем не менее, пребывание в стенах замка ему наскучило. Эдик вышел сначала на дворцовую площадь, а затем, прошёл в сам город. Кантерлот не был похож на Понивилль совершенно: никаких деревянных домов, дороги выполнены либо из камня, либо из брусчатки. Довольно много высоких домов, однако, самый высокий дом, который он встретил, был не больше пятиэтажного Земного здания.

Селестия была добра к нему, продемонстрировала своё доверие, да и просто, стала действительно симпатична парню, непрерывно борющемуся с собственными противоречиями. Спросив у прохожего дорогу... тот, кстати, ответил не сразу, видимо впервые увидел человека. Но ответил и указал маршрут к ближайшей кондитерской, куда и направлялся парень.

— Здравствуйте! — заулыбалась пони, судя по голосу, средних лет.

Эдику было трудно по внешности определить возраст пони, то ли молодая кобылка, то ли вполне взрослый жеребец. Лишь постаревшие пони читались легко.

— Доброго. Вы торгуете пирожными? — спросил он, осматривая витрины.

— Вы ведь человек? — с восторгом спросила продавщица.

— Да, верно. Так у вас... — не договорил Эдик.

— Правда, что живёте во дворце? — с блеском в глазах, спрашивала пони.

— Да, но... — ответил парень.

— Грэнд, ты только посмотри какие у нас гости! — крикнула кобылка.

Из подсобки вышел жеребец в поварском чепчике и в белом фартуке.

— Это Грэнд, мой муж. А вы кто? — спрашивала кобылка.

— Эдуард. Просто Эдик, — вздохнул парень. — Так вот, — начал он.

— Ты слышал, его зовут Эдик! К нам зашёл пришелец... извините, гость из другого мира, это так волнительно, — кобылка закатила глаза.

— Марша, ты можешь помолчать? Кажется, этот господин что-то хочет купить, — буркнул жеребец.

— Ой, простите, так что вы хотели? — Марша обратилась к клиенту.

— Я ищу пирож... — не договорил парень.

— Ты такой умный! — воскликнула кобылка.

— О, Боже, — Эдик ударил себя по лбу и покачал головой.

— Марша, кажется, ты совсем растеряла остатки здравия. Уважаемый, у этой сахарной кобылы никогда рот не затыкается, особенно сегодня и похоже, это надолго... Святая принцесса матерь пони всех насущных, мне с этой кобылой ещё жить! — вздыхал жеребец. — Говорите, что вы хотели? — добавил жеребец.

— Я ищу пирожные, — быстро проговорил Эдик, чтобы Марша не успела перебить.

— Ох, у нас их столько! Ванильные, кремовые, с лавандой... — перебирала Марша.

— Вам какие? — спросил жеребец.

— Я не знаю... а какие любит принцесса Селестия, не знаете? — спросил Эдик.

Тут Маршу перекосило так, что Эдику показалось, что её хватил инсульт.

— Для самой правительницы? Вы? У меня в лавке инопланетянин, покупающий пирожные для принцессы... счастье-то какое! — Эдик не успел сообразить что последовало первым: голос кобылки или грохот её падающего тела.

— Марша, у тебя настолько безумно счастливая морда, что изо рта слюни вытекают, хочешь что бы я поскользнулся? Эх, уважаемый, простите за этот балаган. Мы не знаем какие сладости любит принцесса, она к нам никогда не заходила. Если не ошибаюсь, во дворце собственная пекарня. А так, могу порекомендовать сегодняшнюю партию пирожных с вишнёвым джемом. Честно скажу, принцесса будет в восторге! — Жеребец указал на противень, стоящий за витриной.

— А сколько стоит... ой. У меня же нет денег, — Эдик впал в ступор.

— Не беда, забирай так сколько нужно. Считай, ты уже оплатил тем, что моя ненаглядная Марша наконец заткнулась и судя по её состоянию... перестанет ворчать месяца два-три... пять лет... ну долго, короче, — жеребец достал противень, аккуратно сложил дюжину пирожных в фирменную коробку и протянул клиенту.

— Спасибо, — Эдик не ожидал такой щедрости.

— Приходите ещё и приводите принцессу. У нас самая лучшая выпечка в Кантерлоте! — прорекламировал жеребец.

Эдик, взяв коробку, вышел из лавки. Приключений ему хватило за глаза и он поспешил отнести свежие пирожные в замок. Сложность была в том, что бы раньше времени не встретиться с Селестией, парень хотел устроить ей сюрприз. Он словно шпион, прокрадывался по коридорам дворца, вертя головой на все триста шестьдесят пять градусов. Стражники, кои не редкость в замке, недоверчиво относились к его манере передвижения, тем не менее, не мешали.

— Вчера я взорвала одну звезду. Мне пришлось. Не знаю как, но она влезла в существующее созвездие. С каждым годом за видимым космосом всё труднее наблюдать, — вздыхала Луна, идущая навстречу парню.

Тот выпучив глаза, нырнул в ближайшую служебную комнату, где седели пятеро стражников, играющих в монополию. Те безмолвно уставились на спину человека, который подглядывал в щель двери.

— Ты постоянно что-то придумываешь, то туманность новую притянешь, то цвет звезды сменишь. Бедные астрологи, они уже устали переделывать справочники, — говорила Селестия. шедшая рядом с сестрой.

— Я вношу эти изменения не чаще, чем раз в сто лет! — воскликнула Луна.

— Вот я и говорю, постоянно что-то меняешь. Но признаюсь, ночное небо воистину восхитительно, — улыбнулась светлая.

Эдик дождался пока сёстры скроются из вида, даже не заметив застывших стражников за спиной, вышел из комнаты и пошёл дальше, причём, чуть ли не бегом. На пути ему попалась Далия, та несла на себе какие-то две сумки.

— Добрый день, — завидев парня, засияла она белой улыбкой.

— Уже виделись сегодня утром, — улыбнулся парень.

— Простите... Вам помочь донести коробку? — спросила пони.

Картонная коробка угрожающе прогнулась в середине из-за спешки парня, и рисковала вовсе развалиться.

— Я постоянно что-то ношу на спине, мне не привыкать, — говорила пони.

— Ну хорошо, — Эдик осторожно поставил коробку кобылке на спину.

— В ваши покои? — спросила Далия.

Ага, — осмотрелся Эдик.

Пара пошла в сторону гостевого крыла. Когда они вошли в покои, Эдик выдохнул с облегчением, словно коробку несла не служанка, а он сам, да ещё вязанку дров в придачу. Пони поставила коробку на прикроватный столик.

— Ещё есть пожелания? — спросила кобылка.

— Нет, спасибо. Хотя, подожди, есть кое-что, — Эдик открыл коробку, взял один из пирожных, похожий на корзиночку и протянул служанке. — Это тебя за помощь, — сказал он.

— Я не могу взять, — пропищала служанка, обильно заливаясь краской.

— Я настаиваю, как хозяин этих покоев, — улыбнулся Эдик.

Единорожка неуверенно подошла поближе. Она всё не переставала улыбаться и боялась поднять взгляд. Далия медленно вытянула шею, открыла ротик и аккуратно взяла из руки парня пирожное. Затем, она шустро убрала его в одну из сумок.

— Вы такой хороший, — повертела она копытцем по полу.

— Да, в мире пони ещё не так раздобреешь, — усмехнулся Эдик, вспоминая как на Земле, в сфере бизнеса был готов конкурентам горло грызть собственными зубами.

— Если вам что-то будет нужно, обращайтесь. Всегда. По любому поводу. Хоть днём, хоть ночью, — косо улыбнувшись, служанка вышла из покоев.

Умиляясь милоте местных созданий, Эдик невольно вспомнил о Селестии. Он тут же спрятал коробку под кровать на случай, если принцесса в очередной раз войдёт и как всегда, не дожидаясь пока парень её впустит. Эдик бывал на свиданиях много раз, в разных обстановках. Но он плохо знал культуру Эквестрии, особенно то, что касалось отношений. Как всё происходит? Вдруг как в Японии, после третьего свидания она захочет... образно говоря, замуж? У каждого народа свои традиции на этот счёт. Парень решил сделать ставку на то, что отношения строятся так же, как на Земле и действовать решил он исходя их этой идеи. В конце концов, он ничем не обязан принцессе, ровно так же, как она не обязана ему. Проба грунта...

— Теперь, дождёмся вечера, а пока можно и подремать, — парень лёг в кровать и закрыл глаза, не смотря на то, что волнение перед предстоящим вечером не позволяло ему даже расслабиться.

***

На следующий день друзья дали себе вольность хорошенько выспаться. Встали они поздно, успели позавтракать. Еда была удивительно вкусной, однако, никто не понял из каких продуктов она состояла. Были довольны все, кроме Гриши. Тот расстроился, что не нашёл в своей тарелке даже намёка на мясо и уверенно сказал об этом Твайлайт. Единорожка с трудом сдержалась, что бы не добавить кобылке Грише ещё и розовый оттенок иллюзорной шкурки.

— Ладно, красавишна, не дуйся. Не хочу я мяса, а хочу стать жеребцом, ну ты понимаешь, — напомнил Гриша.

— Без проблем, — неожиданно заулыбавшись, единорожка сверкнула рогом.

— Всё? — удивился Гриша.

— Ага, — подтвердила пони.

— Раз все выспались, сыты и довольны, предлагаю наведаться в цитадель, разведать обстановку, — предложил Артур.

Гриша и Твайлайт охотно согласились. Поблагодарив смотрителя дома, друзья пошли к чёрной цитадели. Её бесконечная высота заставляла головы идти кругом, а размеры были соизмеримы с настоящей крепостью.

— Даже не верится, но скоро, здесь будут руины, — сказал Артур.

— Давайте не будем вспоминать... будущее, а насладимся красотой, — вздохнула Твайлайт.

Путь до главного входа занял не больше десяти минут. Как и кантерлотский дворец, чёрная цитадель не имела строгого запрета на вход. Любой мог войти, чем и воспользовались герои. Пол был чернее чёрного, отражал колонны и гостей холла, ходящих по полу. В воздухе летали светильники. Они парили на одних и тех же местах, равномерно покачиваясь, словно корабли на океанских волнах. Было довольно тихо не смотря на обилие аликорнов, ходящих тут и там.

— Комната с сферой должна быть справа, — напомнил Гриша.

Они заметили знакомый коридор, ведший к цели. Большая узорчатая дверь, ведущая к сфере, была закрыта.

— Пошли, — Артур повёл друзей к двери.

— Ты хочешь открыть её сейчас? Нас же схватят! — испугалась Твайлайт.

— Ну разумеется, нет, Твайли. Мы вернёмся сюда ночью, — сказал Артур.

— Ночью? Но как? Селена сказала, что ночью никого не пускают, — Гриша развёл руками.

— Вот как раз и поищем способ войти в дворец или просто... не выходить, — осматривался Артур.

— Спрятаться? Хороший план, — довольно произнесла Твайлайт.

— А вот и мои гости, — послышался знакомый голос.

За спиной героев показалась принцесса Азгарда с приветливой мордашкой.

— В уютных кроватях было комфортнее, чем на холодной земле у фонтана? — спросила принцесса.

— Мы очень вам благодарны, — поклонилась Твайлайт.

Единорожка махнула друзьям, чтобы ты тоже поклонились. До Гриши так и не дошло... тогда она его пнула и после этого он поклонился.

— А вы всё такие же забавные, — посмеялась Селена. — Особенно вы, кобылка, — обратилась она к Грише.

— Кобылка? — техник сурово посмотрел на Твайлайт, которая едва сдерживала смех.

Гриша понял, что единорожка его обманула и не стала делать из него жеребца.

— Так из какого вы города? — спросила Селена.

Друзья переглянулись.

— Ой, из очень далёкого, — истерично хихикая, Твайлайт махнула копытом.

— Я знаю каждый город, каждый посёлок в Азгарде. Поверьте, вы меня не удивите, — говорила Селена.

Гриша закраснел, к счастью, его крылатая проекция не передавала его страха.

— Мы из... из... — бормотал Артур.

— Селена, тебя мама ищет, — подошёл статный жеребец.

— Ох, Боливар, спасибо что напомнил, я чуть не забыла что она меня ждёт, — вздохнула принцесса.

— Боливар? Её брат? Иерихон!? — прошептал Гриша.

— Молчи, — сквозь зубы процедила Твайлайт.

— Я вечно буду за тобой присматривать? — жеребец закатил глаза.

— Терпи, такова работа старшего братика, — хихикнула кобылка.

Тот фыркнул и пошёл обратно.

— Прошу меня простить, дела ждут. Вы можете пока остаться в гостевом доме, я позже вас найду. Насколько я помню, я хотела задать вопрос по поводу платных гостиниц вашего города, что учудил мой несносный брат, — Селена пошла в сторону холла.

— Я так бы и слушал её целую вечность, — вздохнул Артур.

— Мы все по ней скучаем, — его обняла единорожка.

— Так вот же она, о чём вы? — удивился техник.

— Ты просто не понимаешь. Мы не можем поговорить с ней как друзья, — расстроено сказал Артур.

— Наслаждайтесь тем, что видите, я это и пытаюсь вам втолковать. А не страдать из-за будущего. А лучше, найти способ всё ей рассказать, — говорил техник.

— Ах, ну не начинай, — рассердилась Твайлайт.

Артур подошёл к левой стене. Стены не были гладкими, а были неровными, с большими рельефными выступами. С выступами, в которых вполне можно спрятаться.