История Кризалис

Моя версия о том ,откуда появилась Кризалис .Начало похоже на истории Найтер Мун

Дискорд Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Неизведанные дороги

Жизнь по своей природе всегда непредсказуема и изменчива. Волею судьбы Эплджек оказывается на пути неизведанных дорог, когда теряет то, что ей было дороже всего...

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Война за дружбу

Что же случиться, если, скажем... Дискорд победит? Или, не знаю... Перевертыши захватят мир? А теперь представьте. Понивилль в огне. Началась страшная война. А четыре из шести элементов гармонии захвачены Дискордом, и стали его марионетками. А смогут ли победить войну два оставшиеся элемента гармонии? Скажем... Честность и Верность? Или же они только сделают смерть города ещё страшнее?В общем, зачем гадать? Садимся и читаем)

Рэйнбоу Дэш Эплджек Дискорд

Как вылечиться от насморка в Ночь Согревающего Очага.

Трикси. простудившаяся, накануне Дня Согревающего Очага. пытается найти лекарство.

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая Другие пони

Сообщающиеся сосуды

Для многих - утро начинается с кофе, но только не для Твайлайт Спаркл. Бедная, но упрямая в своих принципах единорожка почти каждый день вынуждена сталкиваться с его в высшей степени некачественным заменителем, из разу в раз заказывая в местном кафе сей напиток в слепой надежде, что однажды ей всё же нальют именно то, о чём она попросила. Такова её маленькая битва - возможно, кому-то она покажется глупой и не имеющей смысла, но Твайлайт настроена в высшей степени серьёзно. Что ж, кто знал, куда её в итоге приведёт сие незамысловатое противостояние...

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

"Под Северным Сиянием" ("Under the Aurora")

Сомбра побеждён. Кристальная Империя в безопасности, и поезд с нашими героями летит сквозь ночь и заснеженные равнины тундры, залитые неземным сиянием. Все спят — все, кроме двух пони. Одной не дают покоя несбыточные мечты, другая так нуждается во внимании и поддержке. Эта ночь словно создана для того, чтобы поделиться друг с другом самыми сокровенными тайнами… Небольшая зарисовка от Джеймса Хойла, автора "Песни Лазоревки". Приятного прочтения! Оригинап. www.fimfiction.net/story/64616/Under-the-Aurora

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Открой глаза

AU - действия происходят с момента пленения Твайлайт на дирижабле Темпест. Друзья не приходят на помощь, единственная принцесса вынуждена действовать сама, но что она может, когда магии нет, у власти безумный король, а темница похоже навсегда станет твоим домом? Твайлайт закрывает глаза и не хочет верить, что всё действительно так.

Твайлайт Спаркл Темпест Шэдоу Король Шторм Граббер

Новый год в бане

Решили с другом написать клопфик. Поупарывавшись четверо суток, всё таки доделали. Собствеено, к поням клопфик относится исключительно тем, что одним из действующих лиц является Хомэйдж. Угу, именно диджей из ФО:Э. И дабы никто не путался, Хамуро - не сталкер, который в том же ФоЕ бегает, а простой парень, у которого живет Хомэйдж.

Другие пони ОС - пони Человеки

Солнце и Луна

Сборник драбблов о детстве двух принцесс.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Игра без счета

Конец второго десятилетия двадцать первого века... Человечество стоит на пороге великих открытий. Но, сможет-ли оно дожить до этих открытий? Кажется, что на Земле вновь наступил золотой век, а на самом деле, все хуже некуда - миром правят деньги и частные корпорации, содержащие армии наемников и диктующие условия правительствам по всему миру. Разгул терроризма и корпораций вынуждает многие государства объединиться. Но война и политика уже не преграда для науки. Где-то, в секретном научном комплексе в Горном Алтае, учеными со всего света, под руководством ГРУ разрабатывается нечто революционное. И это "нечто" жаждут заполучить частные военные корпорации...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Скуталу Гильда Зекора Спитфайр Другие пони ОС - пони Дискорд Человеки

Автор рисунка: Siansaar
Глава 4 Глава 6

Глава 5

Карандаш кружился и плясал на листе бумаге под беспрестанным надзором фиолетовых линз. Плавные линии и завитки неизменно обретали одну и ту же форму, заполняя весь лист, что вводило преподавателя в недоумение.

«Винил, с тобой всё в порядке?» — этот вопрос привлёк внимание всей аудитории.

Карандаш на мгновение замер, и его хозяйка слегка приподняла голову: «Ага».

Старшая кобылка немного помедлила, прежде чем продолжить, а несколько студентов, заинтересованные поведением ди-джея, украдкой посмотрели в её сторону: «Просто… ты с самого начала занятия рисуешь одни скрипичные ключи. Я знаю, что ты умеешь довольно много, но тебе не помешает попрактиковаться в работе с текстурой, как и остальным».

«Пожалуй», — на листе появилась ещё одна непрерывная линия, закрученная в спираль с небольшим крючком на конце.

Преподаватель попыталась зайти с другой стороны. Она сделала вид, что небрежным движением стряхивает грязь со своей шкурки: «На прошлой неделе ты, кажется, упомянула, что знаешь пони, которая бы могла побыть у нас натурщицей?»

Винил, наконец, перестала машинально водить карандашом по бумаге и переключила всё своё внимание на учителя: «Ага, только я её пока ещё не спрашивала. Правда, я тут подумала, разве у нас нет для этого дела профессионалов или типа того?»

Добившись-таки вразумительного ответа, учительница благодарно улыбнулась: «Есть, но они работают уже много лет, и мне бы хотелось увидеть кого-нибудь нового на эскизах. Ничего не выйдет, если постоянно рисовать одних и тех же пони».

В ответ белая единорожка лишь кивнула и вновь принялась выводить очередной музыкальный символ.

Однако, преподаватель не собиралась так легко сдаваться. Винил всегда была одной из самых открытых в группе, поэтому такое поведение вызывало опасения: «И кто же эта загадочная кобылка?»

«Земная пони, серая».

«А что у неё за кьютимарка? Может я видела её на кампусе».

Винил аккуратно подвинула копыто, стараясь прикрыть как можно больше скрипичных ключей: «Не помню. Мы недавно познакомились».

«Мне бы очень хотелось её увидеть. Как думаешь, ты сможешь уговорить её придти к нам на следующей неделе?»

«Ага, без проблем».

Удовлетворённая тем, что всё вновь встало на свои места, преподаватель проследовала к своему столу, а остальные пони, тихо переговариваясь, вернулись к работе. Все кроме одного. Тёмно-коричневый жеребец с узкой мордой, сидевший по соседству, с интересом разглядывал ‘шедевр’ Винил. Его звали Шейди Оукс и он был единственным, у кого хватило смелости заговорить с ди-джеем.

«Йо, чё с тобой такое сегодня, подруга?» — спросил он, слегка толкнув копыто единорожки.

«Ничего. А с тобой что?» — прошипела та в ответ, продолжая выводить плавные линии.

«В основном пытаюсь врубиться, почему ты сегодня как зомби».

«Нечего тут врубаться, всё как обычно. Тебе разве заняться нечем?»

Шейди фыркнул: «Да ладно, я записался на рисование, потому что оно проще пареной репы и экзаменов тут нет. Серьёзно, чё с тобой такое?»

«Не прикидывайся, что мы с тобой друзья-приятели, понял? Просто отвали».

Земной пони отвернулся, закрывшись от Винил чёрной гривой словно щитом : «Как хочешь. И не обязательно быть такой стервой».

«Вали к своей мамочке» — машинально пробормотала Винил.

Во имя Селестии, он ведь прав… какого сена со мной творится сегодня?

Многолетний опыт общения и завязывания знакомств словно улетучился, оставив лишь что-то маленькое и озлобленное, не способное даже поддержать беседу.

Так дело не пойдёт. А что если я и с Октавией вела себя как стерва?

При этой мысли у кобылки защемило в груди, и она поняла, что проблему следует решать, пока всё не стало ещё хуже. Легонько ткнув Шейди, чтобы привлечь его внимание, Винил со вздохом начала: «Слушай, я-».

«Не парься», — мгновенно ответил тот, отодвигая гриву в сторону.

«Что?»

«Думаю, я знаю, почему ты такая странная сегодня».

Ди-джей почувствовала, как по её шее медленно пополз жар. Её голос звучал настороженно: «Да?»

«Моя младшая сестра Лиликап в одной группе по психологии с тобой. Она сказала, что препод вечно прикапывается к тебе».

Лиликап? Миниатюрная светло-коричневая кобылка, которая вечно нервничает?

«Она так сказала?»

«Ага. Ещё она сказала, что на первом занятии ты была с ней не очень-то приветлива, но она тебя прощает».

«Э-э…», — Винил даже не знала, что на это ответить.

«Не парься, подруга, я тоже тебя прощаю. Наверное, не очень круто каждую неделю переться на занятия, когда препод такой хрен».

Вот оно!

Должно быть от притворства, что я терпеть не могу Октавию, у меня всё в голове перемешалось. Не удивительно, что я сегодня такая сволочь.

Но теперь этому конец. Психу не удастся ей манипулировать. Не на ту напал.

«Ты даже не представляешь».

«Если вдруг захочешь напиться и забыться, могу подкинуть бухла по дешёвке. Тока никому ни слова».

Винил задумчиво почесала подбородок. Такое предложение может оказаться очень кстати: «Может я этим и воспользуюсь. Вот, вбей свой номер», — она выудила телефон из сумки и передала Шейди. Тот с улыбкой взял предмет.

Записывая номер, было тяжело не обратить внимания на одно примечательное имя в списке контактов: «Октавия?» — прошептал жеребец – «У тебя есть номер Октавии?» — кровь прилила к мордочке единорожки, и та было начала сбивчиво что-то объяснять, но её перебили – «Да половина жеребцов готова убить за этот номер, а остальные – гомики. Чёрт, наверное, офигенно быть ди-джеем и общаться со всеми этими шишками».

«Э-э, ага, довольно круто», — он что, не в курсе, что виолончелистка в той же группе по психологии? Или он решил поиграть?

«Держи», — Оукс вернул телефон. Жеребец, кажется, не таил никакого злого умысла. Но как быть в этом уверенной?

Остаток занятия белая единорожка провела словно бы в тумане. Ей удалось прекратить рисовать скрипичные ключи и сделать быстрый набросок, дабы показать, что она умеет работать с текстурой, заслужив тем самым похвалу и улыбку преподавателя, которая теперь прибывала в полной уверенности, что всё вернулось на круги своя.

Однако, как только Винил переступила порог аудитории, её телефон уже набирал номер. Постоянные перепалки плохо сказывались на способности находить общий язык, с этим нужно было срочно завязывать, если единорожка хотела справляться со своей работой так же хорошо, как и прежде.

{[ВЫЗОВ: ОКТАВИЯ]}

Дзинь дз-

«Привет, Винил!» — радостно раздался мелодичный голос подруги – «Как прошло рисование?»

«Да всё нормально, как обычно. Как у тебя дела?»

«Доделываю задание по истории. О, и у меня отличные новости!»

Ди-джей улыбнулась тому, какой возбуждённой была обычно спокойная кобылка: «Да?»

«Я получила извещение о том, что ко мне кого-то подселят! Ой, надеюсь, это будешь ты!»

«Не надейся на это слишком сильно. Пожалуй, я не такая важная персона, чтобы делить комнату с вами богачами», — ответила она, усмехаясь, давая понять, что шутит.

«Не говори так. Хм… проклятье, я только что вспомнила, что знаю координатора. Надо было сходить к ней и попросить поселить тебя в мою комнату».

«Не думаю, что это сработало бы», — Винил очень надеялась, что по голосу нельзя было определить, что она улыбается – «Вряд ли ей можно давать студентам выбор с кем жить», — становилось всё труднее не засмеяться.

«Наверное, ты права», — вздохнула Октавия – «Мне остаётся лишь надеяться, что соседи окажутся дружелюбными».

«Или сексуальными. Или и то, и другое! Тогда тебе точно не будет скучно».

Виолончелистка хихикнула: «Винил, ты мыслишь в одном направлении».

«И ничуть не жалею об этом. Эй, я хотела кое о чём поговорить», — она осмотрелась по сторонам, убеждаясь, что никто не может подслушать их разговор. В это время в здании практически никого не было.

«И о чём же?»

«Помнишь наши… наигранные споры?»

«И?»

«Эм… не знаю, смогу ли я и дальше притворяться», — сказала Винил, ничего не выдумывая.

«Почему?»

«Потому… потому что мне не нравится с тобой спорить».

«Но мы ведь просто притворяемся».

«Знаю, но всё же… не знаю почему, но это больше не прикольно».

Последовало молчание. Единорожка нервно закусила губу.

«И что нам теперь делать?» — наконец ответила виолончелистка, от её веселья не осталось и следа.

«Может… не спорить, просто перестанем разговаривать во время занятия. Сделаем вид, что нам теперь противно даже говорить друг с другом. Типа мы так сильно друг друга ненавидим».

«Ну… ладно. Мне казалось, тебе нравится перекидываться оскорблениями со мной, но раз это тебя так сильно беспокоит, я согласна прекратить».

Винил поморщилась: «Мне нравится перекидываться с тобой оскорблениями, правда. Просто… я остаюсь стервой и после окончания спора, и вот это мне уже не нравится».

«Ты не похожа на ‘стерву’ во время наших заданий. Ты уверена, что ничего не преувеличиваешь?»

Ди-джей фыркнула: «Понятное дело, что я не веду себя как стерва с тобой».

«Почему это понятно? Я не улавливаю твою мысль», — кобылка на другом конце линии терялась в догадках.

«Э-э, я хочу сказать, что… а, не важно. Чего я боюсь так это того, что я начну вести себя так с тобой, а ты мне слишком нравишься, чтобы рисковать нашей дружбой», — сказать это оказалось проще, чем она ожидала, и Винил в кои-то веки казалось, что мысль была сформулирована самым правильным образом.

«О. Ясно, если ты ставишь вопрос таким образом, я понимаю, что ты имеешь в виду. Хорошо, с этого момента мы не будем разговаривать на занятиях».

«Отлично».

«И.. спасибо тебе за эти слова».

«Какие слова?»

«О том, что ты не хочешь рисковать нашей дружбой. Поскольку раньше я не знала, что это такое, мне приятно осознавать, что теперь у меня есть друг, да ещё и то, что он дорожит мной так же, как я им».

Винил чувствовала себя немного неловко, выслушивая, как Октавия расписывает всё вместо того, чтобы просто принять это как должное. Но поняв, что той просто не с чем сравнивать, единорожка отнеслась к подобному поведению гораздо терпимее: «Эй, какие проблемы. Я могу писать тебе по сто раз на дню, если хочешь, и напоминать об этом».

Они вместе рассмеялись, и ди-джей, воспользовавшись паузой в разговоре, ещё раз посмотрела по сторонам, чтобы убедиться, что вокруг никого нет. Прекрасно знакомая мятно-зелёная единорожка приближалась в сопровождении рыжей кобылки с кьютимаркой в виде морковок.

«Пожалуй, одно-два сообщения было бы неплохо, но тебе не обязательно-».

«Чёрт, извини, мне пора», — не дожидаясь ответа, белая единорожка завершила звонок и сунула телефон на место.

«Вот, о ней я тебе рассказывала», — громко прошептала Лира своей подруге, абсолютно не пытаясь скрыть своих слов – «Ну что, Винил, говорила со своей новой тёлкой?»

Оказалось, что еженедельные споры давали и положительные результаты. А именно, острый словно бритва язык и прекрасную реакцию.

«Не, с твоей», — ответила белая единорожка, прищурившись. Лиру такой ответ, кажется, застал врасплох, а её подруга зашлась хохотом.

«З-заткнись, Си-Топ», — пробормотала кобылка раздражённо.

Винил не стала дожидаться второго раунда: «Оставлю вас заниматься, чем бы вы тут не занимались… наедине».

Слова повисли в воздухе, а ди-джей направилась прямиком к выходу.

Не желая, чтобы последнее слово осталось за соперницей, Лира крикнула ей вслед: «Я не лесби!»

Мысленно пожелав себе удачи, ди-джей ступила на тёмную сторону социального поведения: «А Бонбон в курсе?» — выкрикнула она в ответ.

Последовала короткая пауза, затем раздался тихий голос Си-Топ: «Что она имеет в виду, Ли-Ли?»

Воздух снаружи был наполнен ароматом победы. Щёки растянулись в широченной улыбке, которая почти причиняла боль, но оно того стоило. У Лиры будет достаточно проблем, когда она попытается выбраться из сложившейся ситуации. Даже не вдаваясь в детали, было видно, что увязла она глубоко.

Успешно со всем разобравшись и зная, что теперь ей придётся быть жестокой только по отношению к тем, кто это заслужил, Винил была вполне довольна своей жизнью. Через пару дней она сделает Октавии сюрприз, переехав к ней, пока та будет на занятиях или что-то вроде этого, и они смогут проводить ночи напролёт, разговаривая вживую, а не по телефону.

И тогда единорожка точно будет счастлива. Только она и Октавия, от зари до зари. На этот раз она и не думала искать какое-то оправдание. Ей нравилось быть вместе с этой серой кобылкой, и не было смысла это отрицать.

Было, правда… кое-что… что, пожалуй, стоило бы отрицать.