Замерзшая надежда

Небольшая история от автора «Идеального дня». В ней рассказывается о чувствах Дерпи Хувз, которая вынуждена вместе со своей дочерью и другими чудом уцелевшими пони выживать во время чудовищных холодов обрушившихся на Эквестрию. P.S. Идея данной истории пришла автору после прохождения игры: «Frostpunk».

Дерпи Хувз Другие пони Флёр де Лис

Песнь Солнца и Луны: Чёрный Кристалл

Эта история о том, как менялся наш мир в те странные и тёмные времена, длинною в тысячу и больше лет. Дорогая Твайлайт, ты единственная задалась подобным вопросом и ты, к сожалению, никогда не услышишь ответа в своём времени. И не сможешь прочесть об этих рассказах в книгах, ибо таких книг больше нет. Наша Земля - она всё слышит и всех помнит, даже когда мы уходим в одиночестве. И Она запомнит мои самые величайшие Творения. Но знай, история всегда создавалась многими. И первая история - о них.

Твайлайт Спаркл Кризалис

Тайное письмо для Октавии

На кону дня сердец и копыт, музыкантша Октавия получила странное и тайное письмо на неизвестном ей языке. И для того чтобы понять, кто этот тайный жеребец, она обращается к Твайлайт Спаркл. Так, как если кто-то и может знать о иностранных языках, то только принцесса дружбы. Вот только это сделать было не просто, и Октавии нужно было найти эту пони до конца дня сердец и копыт.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Трикси, Великая и Могучая Черили Энджел Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия Крэнки Дудль Матильда Мистер Кейк Миссис Кейк Сестра Рэдхарт Старлайт Глиммер

Звездной тропой

Когда-нибудь придет время каждому пройти между звезд

Другие пони

В перекрестье

Итак, вы, снайпер подразделения армии США, очнулись в Эквестрии, где вместо принцесс правит жестокий тиран, обладающий могущественными магическими артефактами. С собой у вас есть винтовка, пистолет-пулемет и доброе сердце. Ваши действия?

Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Гильда Зекора Биг Макинтош Брейберн Дерпи Хувз Другие пони Дискорд Человеки Шайнинг Армор Стража Дворца

Маленькая шпионка

Скуталу показалось поведение Твайлайт странным и она решила, что единорожка может быть вампиром. Храбрая пегаска собрала своих подруг и начала вести настоящее расследование

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл

Метки моря

Меткоискатели, устав от рутинной жизни в Понивилле, отправляются в путешествие, чтобы найти свое призвание и обрести метки.

Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл ОС - пони

Выходной Принцессы Селестии

Сборник стихов разных лет о пони и для пони. Продолжение появляется, как только автор посчитает свой очередной стишок достойным включения в данный сборник.

Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая Биг Макинтош Человеки

Селестия и Старсвирл. Знакомство

Рассказ о юности Селестии в суровом Железном веке.

Принцесса Селестия Другие пони

Принцип причинности

Твайлайт Спаркл разработала новый эксперимент для проверки Пинки-чувства. Однако эксперимент пошёл по неожиданному пути; Твайлайт предстоит раскрыть секреты Пинки-чувства и понять, как она относится к самой Пинки.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк

Автор рисунка: MurDareik
Когда темная полоса переходит в светлую. Тяжесть общения.

Чешуйчатая надежда.

Мир не таков, каким кажется нам.

http://www.youtube.com/watch?v=lMSkC2PGyTs

— Опять пришла, – раздраженно пробурчал дракончик себе под нос, глядя со второго этажа на разворачивающуюся в библиотечном зале беседу. И сразу одернул себя: в гостях нет ровным счетом ничего плохого.

Просто эта Ди ему чем-то очень-очень не нравилась — её манеры, назойливость, внешний вид вызывали в Спайке стойкое неприятие. Дело не в том, что она вела себя как-то не так: вполне обычная кобылка, может чересчур интересующаяся историей — если смотреть на нее издалека. Вблизи же…

Помощник Номер Один вздохнул. Наверное, вся проблема в пользуемых ею духах – каким только образом Твайлайт их терпит. Даже не морщится. Или может это банально одна из тех вещей, которые он, дракон, воспринимает по-другому. Вроде тех «плохих» кексов.

От приятных воспоминаний по губам расплылась улыбка.

Хотя нет, всё же имеется и вполне конкретная странность, удивившая и фиолетовую единорожку –реакция гостьи на его огненное дыхание.

Наружу прорвалось хихиканье, стоило ему вспомнить ту удивительно приятную самолюбию маленького представителя расы могучих ящеров панику, коя охватила посетительницу при наблюдении последней за процессом доставки местной почты. Она потом пропала на несколько дней – дракончик аж успел понадеяться на окончательный исход докучливой особы из их жизни. Увы, желание сбылось: новенькая вернулась и стала еще настойчивее доставать Твайлат, на сей раз просьбами побольше рассказать о «странном существе», лучше всего – с демонстрациями. А та и рада стараться.

— Спайк! Спустись, пожалуйста, вниз, – вуаля. Сколько раз уже говорил: не нравятся ему ни гостья ни самый факт превращения Помощника Номер Один в циркового клоуна ни…

-
В чем интересно смысл устроения подобных скандалов? В конце концов, чай не маленькая и вообще выращенный исключительно для шпионажа и диверсий вампир-убийца. «Страшно» — хэ! Естественно тебе будет некомфортно находиться рядом с отпрыском твоего величайшего ночного кошмара – это еще не повод отказываться. Тем паче учитывая исключительно животную, никак не находящую рациональной основы, природу сего ужаса: детеныш при всем желании сжечь её не сможет.

Ну, скорее всего.

С другой стороны, целиком Диану изжаривать так и так нужды нет…

Короче, хорошо, что она так легко ведется на месть.

Главное, бешеная догадка подтверждается: подходит возраст, расцветка, даже бредовый рассказ стиля «вдруг случайно заимела елки-палки ДРАКОНА в дворецкие» отлично входит в канву.

Уверенность растет и крепнет с каждым днем, вот-вот готовясь пробить сотенный рубеж – и вместе с ней растет искреннее огорчение своей неспособностью отплатить эквестрийцам за все прошедшие годы страданий чем-нибудь этаким. Вроде лавины, пожара, отравления важной реки – ради создания хотя бы видимости справедливого возмездия за натравливание на нас проклятой огнедышащей твари.

Зачем они это сделали? Чем мои сородичи перед ними провинились? Какую выгоду рабы Целестии извлекли из наших мук, если теперь то самое яйцо раздора используется в качестве банальнейшей прислуги?

Фер. Как бы Принц ни старался и не выеживался, а все доступные ему сюрпризы вместе взятые не способны окупить и миллионной части долга…

Прости меня Единый, что опять начал думать несоответственно званию.

Мы не мстим – мы спасаем.

Совсем скоро.

-
— ПОЖАЛУЙСТА! – строим рожицу, в качестве основы используем ту розовую пустышку– самая убедительная.

— Прости конечно, однако это невозможно, – сопротивляется, — Спайк просил меня… — переходим к решительным действиям.

— Очень, ОЧЕНЬ прошу! – только бы не переборщить с мольбой в глазах, а то превратится в фарс или, того хуже, породит подозрения. – Я ведь завтра уезжаю и больше никогда-никогда не увижу вас!

— Но Спайк…- хватаем за ногу. Отгоняем мысли о Кризалис. Сосредотачиваемся на работе.

НУ!

— Ладно, – наконец сдалась фиолетовая единорожка. – Раз для тебя оно настолько важно.

Славная победа!

Можно потратить пару минут на переваривание триумфа, коий есть не более чем малюсенький аперитивчик перед основным блюдом.

До чего же эти эквестрийцы доверчивы: даже при всей заржавленности дианиных навыков, манипулировать местными обитателями удается легко и непринужденно. Удивительно, каким только образом подобным простакам посчастливилось одолеть Народ.

Ну ничего: она отомстит за них. За Королеву.

Чужими копытами – о бишь в полной мере достойно Принявшей. Нынешний же скрип в возвращении к наследственной деятельности легко сгладится тренировками – благо нельзя же утратить уже обретенную и закрепленную в самой их природе Истину?

Совсем скоро.

-
Дракончик чувствовал себя преданным.

Как Твайлайт могла?!

Она же обещала ему! И вина за произошедшее лежит исключительно на ней.

От нее аж стал исходить тот же запах!

Почему?!

Бедолага свернулся в клубок, обнял собственный хвост и горько заплакал – от обиды, сердечной боли и жгучего стыда. Он ведь на самом деле чуть не обжег ни в чем не виноватую кобылку!

Злые слезы текли и текли и текли…пока просто не кончились. Еще бы: целое озеро вылилось.

Жутко обезвоженный отпрыск великих ящеров, не переставая всхлипывать, спустился на кухню и залпом выпил пять чашек воды, в прямом смысле утопив свое горе и внезапно обнаружив, что на улице вообще-то плавно перетекающий в ночь вечер.

А фиолетовой единорожки всё нет. Да и задерживаться вроде сегодня ей не…

— Ну и пусть! – буркнул Спайк, держась за потяжелевшую грудь. – Так и так готовить не собираюсь – будет знать!

Единственный в данный момент обитатель дерева немного потоптался по первому этажу, не имея ни душевных сил на сон, ни занятия вместо него и в итоге таки вернулся к плите, сделав лучшему, идущему с ним по жизни с самого детства другу её любимый легкий ужин. Сам не заметил, как почувствовал себя лучше – будто сдавившая ему горло жаба соскучилась и отправился в родное болото.

Потом пришлось зажечь свет, собрать книги, поставить на место перевернутую кафедру – в общем, привести в порядок их общий дом. Затем отмыть оставшееся на полу пятнышко гари, после, уже во весь рот зевая и чуть ли не каждую секунду глядя в окно, лишний раз почистить книги от пыли…

Таким образом, когда глубоко за полночь входная дверь наконец открылась и на пороге появилась вернейшая ученица Селестии, Помощник Номер Один бросился к ней в самых настоящих слезах раскаянья:

— Твайлайт! Я ждал… – хозяйка библиотеки внезапно отскочила от него, будто ошпаренная.

— Что с тобой? – испугался дракончик. – Ты злишься на меня? Прости! Честное слово: не хотел, случайно вышло.

Волшебница тепло, как умеет только она, улыбнулась:

— Нет, конечно же нет, просто всё произошло настолько неожиданно, – она потянулась к нему. – Иди ко мне.

Счастливый Спайк бросился в раскрытые объятия, не обращая ни малейшего внимания на снова принявшийся щипать ему ноздри мерзкий запах. Какая разница? Ведь это его лучший друг!

— У меня умопомрачительные новости. Собирайся…

-
— Сказать, что затеянное предприятие опасно, значит, ничего не сказать, – сурово сказал жуткий жеребец, чьи произнесенные чужим языком слова вполне понятным эхом отзывались в голове. – Уверен? Точно будешь слушаться? Доверишь ли мне свою жизнь?

— Ээээ… – естественным образом замялся вовсе не готовый к подобным решениям дракончик. Тело без приказа повернулось к стоящей за ним Твайлайт.

— Да, будет – твердо отозвалась та и положила копыто ему на плечо.– Не волнуйся, ты справишься. Я верю в тебя, – теплая, ласковая улыбка.

— ДА! – громко, дабы скрыть дрожь, ответил идущий на встречу судьбе.

— Принято и запомнено, — будто прикладывая к невидимому договору не менее отсутствующую печать, произнес проводник, вставая. – Времени мало, выступаем немедленно. Попрощайтесь – увидитесь вы не скоро.

Иноземец отвернулся и промаршировал к противоположной стороне поляны, таким нехитрым образом оставив их наедине.

Отпрыск могучих рептилий развернулся к волшебнице, более не пытаясь скрывать бьющий его озноб. Она молча притянула своего первого друга к себе и обняла.

— Не беспокойся: в страхе нет ничего постыдного. Боятся все, — зашептала единорожка ему на ухо. – Важно не дать ему властвовать над тобой и вопреки собственным демонам поступать так, как должно. Другого пути нет.

Спайк почувствовал бьющую и её крупную дрожь.

— Он конечно страшный и странный, – кивок на «Принца». — Однако никогда прежде не нарушал данного слова и действительно знает лес лучше кого бы то ни было. Раз говорит, что должны идти одни, следовательно никак иначе нельзя.

— Почему? – тихо спросил раздираемый эмоциями на части дитя великих рептилий.– Ты больше меня не любишь?

— Глупенький, ну разумеется нет, – отерла Твайлайт прокатившуюся по покрытой чешуей щеке слезинку. – Я всегда буду любить моего лучшего, вернейшего помощника и друга, но у тебя есть настоящая мама – только представь, насколько ей плохо без своего главного сокровища?

— Д-да, вот только…

— Всего несколько месяцев, – убежденно повторила фиолетовая кудесница. – Дай пару минут поговорю с проводником.

В глазах кобылки также сверкала влага.

-
-…пришлось принять облик их возлюбленной Принцессы – ну и еще по мелочи, – гордая собой до воспарения без крыльев Диана победно усмехнулась. – Уродец заимел несколько дней форы.

— Великолепно, – изгнанник неожиданно для себя предельно искренне вернул улыбку. – Пользуясь случаем, не могу не признать: представление действительно выше всяких похвал – прямо-таки на расстоянии чувствую вашу заботу о век знакомом и дорогом сердцу существе.

Перевертыш снисходительно склонил голову вправо, принимая заслуженную похвалу.

— Остались сущие мелочи, — на всякий случай решил лишний раз пробежаться по плану дитя Города. — Доставить сундук по назначению, встретить и проводить гостей, после воссоединиться. Карту не потеряла?

— Представь себе, нет, – она продемонстрировала край бумажки. – Вообразить не можешь, насколько хочется наконец избавиться от этой твари…, — дама вдруг резко повысила голос. — И смотри у меня: чтобы ни одной чешуйки не упало со Спайка!

Вполне понявший шутку Принц не удержался и скривился – несмотря ни на какие отговорки, нутро яростно противилось всей этой блестящей операции, а продемонстрированный только что профессиональный цинизм лишь сильнее оный внутренний мир растравил – скорее всего, в полном соответствии с планами манипуляторши.

-
«Будь тверд и мужественен» — до сих пор эхо отзывалось в ушах прощальное напутствие – «мы все верим в твой успех. ТЫ не подведешь.»

Твайлайт поцеловала его на прощание и потом долго махала вслед.

Слезы текли по щекам. Дракончик их стряхивал.

Он обязательно вернется.

-
Как оно вообще возможно?

Шутка какая-то что ли?

В чем же смысл?

Единорожка не прикрываясь широко зевнула – оный жест разом смел всё негодование и непонимание в кучу, торжественно поставив в центр внимания истовое желание «ударить по сену».

Ладно, ничего плохого же не произошло – раскрытие перипетий чьего-то юмора можно и на потом оставить. По крайней мере, благодаря неведомому доброжелателю удалось лишний раз в Кантерлот съездить.

Спайк, наверное, давно всё простил. Ему, разумеется, сообщили об их срочном отъезде, да и вообще он взрослый маленький дракончик.

Кстати, почему-то его не видать? И завтрака нет.

А, понятно – они ж вернулись считай сразу.

Видно почувствовал сладкий запах свободы и ушел гулять.

Хорошо: вечером встретимся, взаимно попросим прощения и жизнь вольется в обычную колею.

С этими теплыми мыслями кудесница облегченно свалилась в гостеприимно застеленную постельку и забылась сном столь же сладким, сколь тяжелыми оказались открытия по его окончании: малыш, её малыш – тот, за кого она приняла ответственность и шедший за ней дольше любой другой души – исчез.

За какие-то жалкие несколько часов волшебница сперва в одиночку, а затем с примкнувшими к ней подругами перерыла весь Понивилль, залезла в каждую щель, дом и колодец, задергала мэра до нервного срыва – чтобы в конце концов признать очевидное: Помощник Номер Один ушел. Ночью, чем объясняется полное отсутствие свидетелей. Причем сам, добровольно – никаких следов борьбы или хоть чего-то указывающего на обратное нет, а главное вещи собраны.

Осознав последнее, Твайлайт едва не взвыла от стыда: ну что стоило задержаться на считанный десяток минут и извиниться перед ним сразу? А если доверенный ученице Селестией ребенок сейчас в беде? Свалился в овраг, встретился с древесным волком, заблудился?

К счастью, друзья заметили её состояние и приняли меры – как по успокоению, так и поисковые. Мигом приведенная с фермы Вайнона быстро взяла след и шестерка вихрем помчалась вдогонку за непутевым дракончиком.

Преследование длилось долго – аж с двумя ночёвками, кои ученица Принцессы провела без сна, раз за разом повторяя про себя заготовленную мольбу о прощении и обещания никогда больше не нарушать обещаний – и, наконец, привело их к крайне неприветливо выглядящей пещере, у входа в которую лежала табличка с надписью, исполненной подозрительно знакомым стилем:

— «Нет ходить. Апосно. Лвушки!», — издевательским тоном прочла Рейнбоу, зависая над ней в воздухе.

— Ну, по крайней мере, его навыки правописания улучшились, — жизнерадостно констатировала Пинки, косясь на мрачную и безмерно уставшую подругу. – Это ведь хорошо, правда?

Единорожка не отозвалась, вместо того первой вступая под мрачные таящие «апосность» своды…

-
Удивительно: как пони, считающий подобную ерунду ловушками вообще выжил в Берущем? Ясли какие-то право слово: хоть бы колья спрятал или там удавку повесил – ну самые же основы…эх.

Ладно, ладно – урод очевидно последние дни был не в себе, вот и сделал вместо нормальных, в смысле смертельных, сюрпризов парк развлечений. Да и вообще пустой тот еще шутник – взял так отправил «трупу» сундук золота с запиской и прочем.

Нельзя не признать: Защитницу неслабо взбесила сия очередная обводка вокруг копыта. С другой стороны данный эпизод также немало утешил и без того жутко стыдящуюся собственной недостаточно профессиональной игры ученицу Кризалис, наглядно показав всё же не до конца утраченную способность разбираться в характерах.

Таким образом лишний раз погладив себя по головке, кобылка куда более благосклонно воззрилась на плоды принцевых трудов, по достоинству оценив всю потешность вида каждый десяток шагов вываливаемых в грязи и опилках эквестриек.

К сожалению, надолго увлечь простецкое зрелище не смогло и исключительно ожидание наверняка заготовленного её беспринципным мерзавцем эффектного финала удержало представительницу Народа от оставления поста. Догнать же двух бескрылых тварей, да еще и с картой, она всегда успеет.

-
— Может всё-таки послушаемся табличек и свернем? – вновь предложила Флаттершай, пытаясь раскрыть намертво склеенные крылья.

— Нет! – отрезала вторая пегаска, яростно пытаясь отлипнуть от стены. – Он именно этого и хочет!

— А может та надпись пару развилок назад правдива? – с надеждой в голосе устало вопросила пространство перед собой оранжевая пони. – Ну там, ловушки поставлены от диких зверей, а предупреждения как раз и нужны чтобы всякий умеющий читать не лез на рожон.

— Вынуждена согласиться,– немного стыдливо поддержала Рэрити, по понятным причинам переживающая их повторяющиеся каждые пару минут купания особенно тяжело. И камень бы разжалобился, увидев всегда следящую за собой красавицу покрытой уже тройным слоем всякой гадости. – Должен же существовать более удобный путь, нежели подобно быкам мчатся вперед, не разбирая дороги!

— Да, нам действительно стоило пойти налево, – слегка посвежевшая и образумившаяся благодаря невольным ваннам Твайлайт извиняющиеся глянула на традиционно категоричную Рейнбоу. – Мы как-то забыли о той вероятности, что вся ситуация имеет шанс представлять из себя не более чем затянувшееся недоразумение. И определенно зря априори записали хозяина пещеры в злодеи.

— А отравившая реку машина, похищение дракончика и целая крепость со стоящей на каждом шагу западней не являются достаточным доказательством? – ехидно осведомилась раскрывшая с натуги крылья радужная пегаска.

— Но он же не крал Спайка! – вовремя освободила рот от «хурмы» Пинки. – Улики и всё такое… к тому же спас тебя из той зеленой гадости!

— Я не нуждалась ни в чей помощи! – огрызнулась задетая Даш.

— Разумеется, партнер, – Эпплджек поднатужилась и выдернула её из слизи. – Тем не менее, идем налево.

Дружный гул поддержки, начисто сметший и поглотивший возражения будущего вандерболта, коему не оставалось ничего иного, как, неуверенно потоптавшись на одном месте, уныло поплестись за успевшими пройти довольно далеко подругами – и эта упертость стала спасительной.

-
Проклятье!

Диана разочарованно зашипела – последняя гостья не успела зайти в комнату. Заглушка опустилась прямо у нее перед носом. Обидно.

Кстати, его подружка. Забавное совпадение.

Дочь Народа пару минут боролась с искушением лично разобраться с перепуганной счастливицей, однако желание сделать дело красиво и соответственно званию, в смысле чужими копытами, возобладало. Да и в принципе расстраиваться не из-за чего — кобылка же не может иметь всего – по крайней мере пятеро попались и, судя по выверенности ловушки, она представляет из себя тот самой гранд финале.

Жаль, внутрь посмотреть не получится.

Впрочем, зная уродца, вероятнее всего им удастся выйти и показаться всему миру.

-
— Мы не можем взять и бросить Спайка! – уже ощущая сосущее чувство под ложечкой, рявкнула Рейнбоу.

Чтобы пожалеть о сказанном, стоило только увидеть застывшую в глазах Твайлайт боль.

— Однако не способны и продолжать, – грустное покачивание головой из стороны в сторону.– Нам необходимо вернуться.

— В таком состоянии от нас в любом случае нет никакого толка,– тихо поддержала Рэрити.

Клокочущие в груди возражения комом встали у пегаски в горле, ибо и при всей кипучести натуры Даш не способна идти против правды: трое из их отряда волею неведомого негодяя ныне практически беспомощны. Двум другим тоже досталось неслабо. Даже Вайнона не избегла сей участи.

Но всё же…

— Флаттершай и я полетим…- не стала договаривать – бессмысленно.

— Никто никого не бросает, партнер, – тонкий голосок из-за уха Пинки. — Вот сейчас вернемся в норму и мигом помчимся за похитителем! Глазом моргнуть не успеешь, как наш драконий друг будет дома.

— Он уйдет, — бесполезно, они правы.

— Не уйдет – Твайлайт положила копыто ей на плечо.

Разбитая в пух и прах шестерка понуро двинулась обратно к Понивиллю.

-
Диана с превеликим трудом дождалась исхода гостей за пределы слышимости – и заржала будто последний понь. Воистину, данное представление в полной мере оправдало затраченное время! И это еще не говоря о целом море боли и унижения, исторгнутом оскорбившими Королеву эквестрийками.

Она никогда не забудет эту картину. Причем, как и положено хорошей шутке, соль ощущается лишь немного погодя, по…переваривании и обмозговании. Поначалу пони выглядели ничуть не пострадавшими. Ну в смысле, от конкретной ловушки – так-то грязи и усталости на них и до того накопилось преизрядно.

Пройдя еще пару ловушек по основному проходу вторженцы наконец достигли жилой части форта и разбрелись по нему, ища след – ищейка по известным причинам более ничего не чуяла. Кобылки нашли ванну, отмылись, даже заночевали здесь.

А утром…

Защитница не удержалась и снова огласила пещеру звонким смехом.

Великолепно! Восхитительно!

Чего стоит одна собачка-клумба.

Из-за порожденных хохотом конвульсий Защитница аж свалилась со своего наблюдательного пункта.

Выправившись прямо в воздухе, Наследница снова глянула в сторону неудачниц.

Что за?

Группа разбилась. Одинокая, самая яркая фигурка внезапно рванула в небеса

Ветер донес отчаянные вопли и призывы вернутся, а также единственный, наполненный чувством ответ:

— Простите! Я не могу иначе!

Ерунда какая-то. Перевертыш волей-неволей отвлеклась на оценку ситуации и – о позор ей и всем предкам до третьего колена — не заметила, что принцева подружка довольно быстро перестала лететь просто куда-то вверх, сменив оное размытое направление на вполне конкретную цель.

Сожри их всех Берущий.

Начавшаяся погоня вышла весьма запоминающейся: проклятая бестия летает со скоростью метеора, а потому имевшаяся у Дианы скромная фора испарилась спустя считанные секунды. От поимки представительницу Народа спасло исключительно знакомство с устройством форта – преследовательница выбрала не то ответвление, да и быстроту в тесноте потеряла неслабо — однако тут сплоховала уже сама никак не ожидавшая конфронтации ученица Кризалис, с дуру не спрятавшись в горе, а выпорхнув на другой стороне хребта, плюсом ко всему задев видимо случайно оставленную шумовуху.

Хилая предгорная растительность не давала возможность достойно замаскироваться, а на открытом пространстве от радужной не ушла бы и Королева. Драка тоже не вариант – даже несерьезное ранение перед походом в Дающий способно обернуться последующей гибелью. Защитнице пришлось ближайшие часы играть в кошки-мышки, перебегая от куста к дереву и потихоньку продвигаясь к собственно лесу – всё естественно под неусыпным надзором реющей над головой сумасшедшей.

Но вот нормальные заросли.

Беглянка затихарилась и отдышалась.

Удивительно, до чего же некоторые пони назойливы и упёрты.

Видимо чрез сии забавные черты голубки и сблизились.

Почему безрогая вообще к ней привязалась?

Надеется, что ученица Кризалис приведет её к уроду?

Она представила себе сцену воссоединения.

Почувствовала, как губы раздвигаются в широкой непрошенной улыбке, а передние копыта сами собой воссоединились перед лицом и потерлись друг о друга.

Великолепная идея.

Сперва заманим драгоценную пернатую авантюристку поглубже…

-
Рейнбоу приземлилась – впервые с начала погони.

Со лба градом катит пот, сердце стучит круче паровоза, а крылья будто вот-вот отвалятся.

Короче, долго не протянет.

Кобылка не удержалась и бросила взгляд назад – на успевшее отделить её от горы маленькое лесное море. На сей раз понадобилось уже неслабое усилие воли, чтобы подавить недостойные друга позывы бросить преследование и вернутся домой.

Устала-то как!

Ну сколько еще этот чейнджлинг собирается прятаться?

Пегаска раздраженно ударила копытом в служащую ей опорой скалу: уж вечер близится, а мерзкому созданию до сих пор удается…

Ага!

Не уйдешь.

Яростный, совершенный вопреки жалобам всех частей тела рывок к вновь показавшейся тушке в доспехах опять, ОПЯТЬ ни к чему не привел: монстр лишь пропетлял немного между деревьями и в который раз скрылся из виду.

Проклятая тварь играет с ней?

Очень неприятная мысль – будущий вандерболт постарался её отогнать. И тут вселенная, наконец, улыбнулась, ниспослав хоть и не мерзейшего перевертыша на блюде, но, по крайней мере, нечто, имеющее шанс его заменить.

Карта. Грубая, некрасивая, непрофессиональная и, тем не менее, читаемая, а главное определенно выпавшая с единственной живой души на ближайшие мили помимо самой Рейнбоу. А также имеющая четко и явно прочерченный маршрут от форта глубоко в лес.

В общем, правду говорят: если долго мучиться – что-нибудь да получится.

-
Вынужден признать: обманутый и похищенный нами представитель огнедышащего рода ни на йоту не оправдывает сложившихся у меня стереотипов о сем племени — в нем нет и тени их злобы, жадности и гордыни. А уж эти постоянно рассказываемые им на нервной почве забавные бытовые истории и, что более важно, то, каким образом он описывает основных действующих лиц…

Неужели «Спайк» — имечко конечно смачное, сразу видно некто недалекий придумывал – без дураков, действительно считает моих соплеменников равными себе? Более того: отзывается о «друзьях» с любовью и уважением. Называет «семьей».

Чувствую легкую зависть.

А готовность услужить?

Дракон, согласный…желающий служить обычному земному пони?

Елки-палки, БЛАГОДАРНЫЙ?!

Бред, лютый бред.

В общем, причина похода будет носить воду от ручья – после проверки последнего мной, разумеется – и готовить нечто, переведенное заклятием как «чай». К немалому сожалению и разбитию великих надежд данный напиток представляет собой не более чем залитые кипятком сушеные листья. Подозреваю, причиной подобного недопонимания является то, что сей отвар выполняет в эквестрийском обществе роль нашего проклятого гриба – искренне надеюсь, исключительно в культурном смысле. Процессы приготовления, разлития и потребления при этом очевидно носят для моего спутника едва ли не священную значимость.

Всё вышеперечисленное — лишь наиболее понятная для сына Города часть поведения нашего драгоценного трофея. Например, у него есть забавная привычка буквально на каждом привале писать письма (кстати аж позавидовал тому, насколько ему проще обращаться с писчими принадлежностями. Пальцы – великая вещь! Надо бы себе такие заиметь), чтобы потом сразу же их сжечь (думаю, описывать мои ощущения от лицезрения очень хорошо знакомого зеленого пламени не нужно). Это у нас полнящаяся сомнений и терзаний неразделенная любовь или же ритуальное? Али и то и то?

Оказалось, второе — утверждает, будто послал письма Принцессе. Наглядное подтверждение религиозного поклонения, причем не только со стороны пони. Говоря откровенно, ваш покорный слуга не смог не восхитится своеобразностью и некой внутренней…рациональностью данного обычая.

Кстати, отсюда выводим и объяснение отсутствия у Понивилля Кладбища: коли они молятся через огонь, то и погребальные церемонии у них соответствующие. Так сказать, посылают экспрессом помимо обычной почты еще и слегка окоченевших пассажиров.

Да не сочтет читающий последнюю ремарку осуждением кремации. В ней нет ничего плохого, она быстра, чиста, почти безотходна, однако таки не столь эффективна и эффектна, сколь некоторые наши в прямом и переносном смысле замешанные на удобрениях обычаи.

В остальном, Слава Единому, мир пока в порядке. Произошло всего одно легко преодолённое происшествие. Собственно, соответственно ожиданиям, благо нынче идеальный момент для путешествий по Вечному: лето, тепло, еды полно, твари питаются друг другом и прочими дарами природы. Плюс лежащие между форпостом и Цитаделью области по праву следует считать наименее опасными во всем массиве – видимо сказывается влияние Целестии.

Надеюсь, удастся добраться до места назначения без приключений, а оттуда уже пойдем с охраной.

-
Удивительно, насколько могут отличаться друг от друга вроде бы те же самые деревья и кусты. Его предыдущее путешествие пролегало по Эквестрии – и тамошние пущи были радостными, полными света и тепла театрами жизни – в то время как сейчас их окружали стены мрачного, готового отразить любое нападение и никого не прощающие стены древесного замка. И оно не имеет ровным счетом никаких разумных оснований: Вечносвободный ощущается враждебным задолго до свершения предосудительных пакостей.

Под стать окружению и проводник – причем до вхождения под сень местных гигантов, Принц выглядел куда более страшным, нежели все леса вместе взятые. Жуткая маска, странная манера говорить, отчужденное поведение, нет-нет, а проскальзывающая в кратких беседах нелюбовь к единорогам. Порой он кажется даже не пони, а каким-то чужеродным, вылезшим из темной пещеры на охоту хищником. Вытребованное у Спайка обещание безоговорочного послушания, постоянные бормотания про себя непонятных вещей и звучащие совершенно бессмысленно приказы также не добавляли ему шарма.

Но это всё только до первой проведенной вне Эквестрии ночи.

Глупость, какой-то жалкий каприз чуть не стоил им обоим всех припасов, а то и жизни. Последовавший за тем день дитя великих рептилий по большей части провел на спине сопровождающего, успевшего неслабо так выговорить спутника за непослушание. «Я отвечаю за тебя», «ты обещал меня слушаться», «здесь очень опасно» и прочее. Да, ныне оно более не ощущается чем-то надуманным и нелепым.

Теперь дракончик счастлив любой возможности хоть чего-то сделать для спасшего его и заботившегося о нем защитника, просившего взамен лишь доверия и послушания.

Лучший захваченный из дома чай до краев наполнил белю чашечку, после протянутую Принцу. Тот с кивком принял ее.

— Не очень-то увлекайтесь, – сказал носящий титул вместо имени, отпив пару глотков. – До ночного привала еще идти и идти.

— Хорошо, – Спайк налил себе и закрыл походный чайник. – А далеко ли до…места?

— Больше месяца, – проводник жестом попросил добавки.

Следующий вопрос не успел слететь с губ – проводник без предупреждения вдруг прыгнул вперед и, выхватывая в воздухе нож, завалился на сопровождаемого, который впрочем успел заметить пикирующую на них крылатую фигуру.

— Хальт! – подобно грому раздалось в воцарившейся после столь стремительной посадки тишине.

Слава всему на свете, жеребец готов. Увернись враг от копыт – напорется на лезвие, уйди от стали – поприветствуешь гранату.

Вот только он, вернее она, не нападала: рухнувшая с небес пегаска, ну или судя по тени, нечто подобное, напротив, застыла в десятке шагов от них и видимо просто пристально смотрела на приготовившегося к бою земного пони. Последний отвечал ей взаимностью.

Молчание затянулось. Охраняемый, поначалу смирно лежавший более-менее за спиной защитника, оценил обстановку, встал и рискнул выглянуть наружу.

— Рейнбоу!

— Спайк!

Эквестрийцы попытались рвануть навстречу друг другу, однако иноземец не дал, грозно рыкнув на будущего вондерболта и одной ногой оттеснив дракончика обратно в тыл.

— Успокойся! – постарался утихомирить охранника Помощник Номер Один. – Она со мной!

Тот только раздраженно дернул головой и ткнул себе в ухо. Ах да.

Потомок повелителей неба недрогнувшей рукой отодвинул загораживающую ему проход конечность и встал перед огорчившимся сей недисциплинированностью земным пони.

— Не волнуйся. Это мой друг, — для наглядности показал пальцем. – Рейнбоу Даш.

— Мне почему-то кажется, будто мы уже знакомы, – каким-то странным тоном внезапно заявила представленная особа.

Дитя великих рептилий не удержался и с удивленным видом развернулся к подруге – чтобы услышать в спину неразборчивое:

— Нет друг. Ченджзлинк!

— Чего?! – одновременно вырвалось у них обоих.

— Помнишь, говорил тебе об опасностях? – не сводя глаз с летуньи, медленно зашевелил губами иностранец.– Вероятно, перед нами отнюдь не твоя знакомая, а принявший данный облик перевертыш. Уйди за спину.

-Что!? Чейнджлинг!? –пожалуй и правда чересчур возмущенно воскликнула новоприбывшая. Настоящая радужногривая оторва в первую очередь бы рассмеялась. – Да как …

— Если перед нами не один из них, – заскрежетал мрачнеющий с каждой минутой Принц. – То каким образом здесь появилась? Мы скоро будем в неделе пути от Эквестрии. Более того: как нас нашла?

— Действительно… — протянул Спайк, обращая вопросительный взгляд к «Рейнбоу».

Та всем своим видом продемонстрировала оскорбленность до глубины души. Потом резко отвернулась, достала какую-то бумагу из сумки и швырнула оную на землю:

— Вот! – снова какой-то странный взгляд, но уже на него.– Я ОТОБРАЛА её у дырявого! Чё теперь вякнешь? – в голосе зазвенел весьма убедительный вызов

— Данную карту забрала приведшая ко мне присутствующего здесь ребенка, – «ребенок» судорожно сглотнул. – Рогоносица. Дал на всякий случай, дабы не слишком беспокоилась, – тон стал угрожающим, — что вы с ней сделали?

«Рогоносица». Защитник через раз именовал таким образом Твайлайт, при этом якобы зная волшебницу «куда дольше, нежели хотелось бы».

— Да кто ты такой, чтобы меня допрашивать?! – а вот и гнев. – Сказала же: отняла дурацкую бумажку у чейнджлинга, который наверняка работает на тебя…

И далее примерно в том же духе. Жеребец всё так же стоял на месте, периодически ограничиваясь односложными фразами и резко пресекая любые попытки сближения. Дракончик не слушал. Он запутался, ибо абсолютно все инстинкты тянули его к новоприбывший, в то время как разум четко и недвусмысленно приказывал немедленно спрятаться за делом и кровью подтвердившим готовность защищать спутника Принца. Ну и поверх всего этого стиснувший сердце страх за самого дорогого, самого близкого друга, пославшего…

Кто-то мягко тронул плечо, привлекая внимание.

— Мои глаза видели, насколько…эмоционально фиолетовая прощалась с тобой. Плач, объятия, поцелуй. То, с каким лицом она махала нам вслед, – прямой взгляд, тем не менее направленный на врага кинжал не опускает. – Ребенок помнит?

На глаза навернулись слезы. Кивок.

— Ты веришь мне? – каждое слово подобно ставящейся на невидимый договор печати.

Еще одно судорожное движение шеей.

— Тогда иди вперед.

-
— Спайк! Стой! Это же я! – бесполезно: ей не верят.

Пегаска дернулась было вдогонку, однако в землю прямо перед ней вонзился брошенный нож.

И второй уже наготове.

Каким образом негодяй настроил его против них?

Нельзя дать им уйти.

— Поверь мне! – в голосе засверкало плохо скрываемое отчаяние. — Пожалуйста!

Помощник Твайлайт явственно вздрогнул и вроде захотел обернуться, но похититель опять положил на него копыто и забормотал своё заклятье.

В общем, отвлекся – и Даш не замедлила воспользоваться сим обстоятельством:

— А ну освободи моего друга! – прыжок, достойный вандерболта.

Бедро обожгло болью, каковая естественно никак не могла остановить целеустремленную героиню. Один великолепный удар обоими копытами – и враг улетел в сторону. Увы, снеся по дороге и малыша. Скорее за ним!

 — Спайк! Быстро, пока не очухался! – пытается отползти?! — Это я! – не помогает.

ЛАДНО! Потом разберемся. Сейчас главное выбраться.

Пегаска схватила упирающегося дракончика за рюкзак и потащила из кустов. Тот внезапно засопротивлялся:

— Отпусти меня!

— Еще чего! – она уперлась и дернула изо всех сил.

Эквестрийцы кубарем выкатились из зарослей.

Рейнбоу, конечно же, вскочила первой – и неожиданно получила весомейший удар в голову, вышибивший из нее дух и отбросивший на пару шагов назад.

Очнулась спасительница далеко не сразу – по исходу из небытия её встретила успешно начавшая оформляться шишка, головная боль и приколотая к гриве бумажка с кратким посланием «уходи», написанным подчерком чешуйчатого друга.

Как же так?

Чего такого ему наговорили?

Почему он предал их?

Спокойно.

Всё выяснится. Нельзя отчаиваться.

Сумки на ней.

Бедро перевязано.

Короче, дела, помимо главного, идут неплохо.

Что теперь делать?

Лететь домой?

Нет.

НЕТ!

Она не сдастся.

-
Это не Рейнбоу Даш – наверное в пятидесятый, если не сотый раз проговорил про себя дракончик. То есть, он на самом деле верил в поддельность пегаски — иначе бы не послушался Принца. Вот только насколько же тяжело избавиться от сомнения. А вдруг они …

…это не Рейнбоу Даш.

Прикосновение.

— Думаешь о ней? – голос ровен и вкрадчив. – Перевертыш пытался похитить тебя.

— Да, конечно. Друг не стал бы так поступать, но… — дракончик замялся.

— Не волнуйся, понимаю, – пауза. – У твоего проводника довольно обширный опыт общения с данными существами и их уловками – на мою жизнь покушались десятки раз, а с одним даже пришлось делить постель, — дрожь омерзения. – И тем не менее, я по сию пору не полностью уверен в правильности собственного поступка.

— А если там осталась таки Рейнбоу…хотя это конечно почти на сто процентов не правда,– быстро поправился Спайк. – То есть, чисто гипотетически предположить…с ней ведь ничего не случится?

Защитник подумал и пожал плечами. Потом еще немного поразмыслил и ободряюще похлопал спутника по плечу:

— Гостья добралась сюда — значит, и вернуться сможет. На крайняк горы послужат отличным ориентиром и для возвращения в Эквестрию даже карта не нужна.

Представитель огнедышащего племени облегченно вздохнул и постарался выкинуть неожиданную встречу из головы – разумеется, без всякого результата.

-
Отвратно себя чувствую.

Не только и не столько вследствие полученного в силу раззявости молодецкого удара в челюсть – внезапно пегаска не столь беззащитна и бетризована, каковой казалось. Подобная неверная оценка противника чуть не стоила провала всей операции. Предназначавший же для гарантированной остановки противника порез вовсе остался им незамеченным.

На будущее: пора чего-то делать с противоестественным нежеланием убивать пони. Тем паче этих обрекших нас на драконье рабство эквестрийских подонков.

Ладно: то не более чем брюзжание ради отсрочки от рассмотрения главного. По факту, настоящей опасности не наблюдалось в принципе, да и вообще применять ножи против безоружного оппонента минимум неспортивно. Еще бы убил ее. Сам факт поднятия на даму не то что стали, а и просто ноги никак не делает мне чести.

Как и вообще всё затеянное ныне предприятие.

Принц Земли, гордость и надежда Города, следующий за Спасителем и куча прочих слов с заглавной буквы — поступает неотличимо от презираемых всей душей чейнджлингов, используя для достижения своих целей чужие чувства и плетя сети обмана, пусть и ни слова лжи до сих пор не сорвалось с моих уст. Требую и получаю доверие несчастного малыша, дабы манипулировать им и настроить против действительно любящих и заботящихся о нем.

Но ведь в итоге никто не пострадает? Родина будет спасена, изгнанник – прощен, а Спайк обретет настоящую семью.

Все станут счастливы.

Это мой долг.

Уже лезет в дупло – на редкость послушный и умный ребенок. Надо бы кстати зашить ему рюкзак: наша прекрасногривая знакомая чрезмерно груба в обращении – собственно что в очередной ра и погубило пегасье дело.

-
Кобылка кляла себя последними словами: ПРОСПАЛА! Опять! Да сколько же можно!?

Однако тихо, про себя: иначе во всей «военной хитрости» нету ни грамма смысла.

Целая ночь наблюдения за крохотным лагерем с облака псу под хвост.

Ладно, до восхода еще часик есть. Сосредоточься. Потребуется вся скорость, на которую способны крылья – необходимо обстряпать спасение до того, как негодяй успеет среагировать.

Она не уйдет без того, зачем пришла.

Пожалуй, потворство слабости обернулось на пользу: именно в подобные предрассветные часы и снятся самые сладкие сны.

Мало кто смог бы уследить за тем, как тонкий силуэт покрывает расстояние между её пухлым пристанищем и «кроватью» дракона.

Глубокий вдох. Полная концентрация. Другой шанс вряд ли представится.

Удар – и перегородки нет.

На нее смотрят испуганные со сна зеленые глаза.

Неожиданный, а потому прошедший без сучка и задоринки захват.

Вот они уже у подножья дерева, готовятся набирать высоту.

И тут Спайк дыхнул на нее пламенем.

То есть взял и ДЫХНУЛ ПЛАМЕНЕМ! На нее!

Увернуться удалось чудом – и на удержание равновесия оного уже не хватило.

Упала, покатилась по земле, дабы затушить загоревшиеся крайние перышки.

Это провал.

Ее связали и будто какой дурацкий трофей подвесили вниз головой на дереве.

Встали напротив.

Заговорили.

Вернее, Спайк заговорил.

Как может он говорить ей подобные вещи?

Это же она – Рейнбоу Даш.

Героиня Понивилля.

Носитель Элемента Верности.

Его ДРУГ.

-
— О, посмотрите только, СУЩЕСТВО пытается разжалобить нас слезами, – до сих пор дрожащий дракончик попытался презрительно хмыкнуть. – Удивительно, насколько же…гадко…низко…

Яркая и блестящая подобно драгоценному камню язвительная ремарка, секунду назад вертевшаяся на языке, провалилась в некую ситуационную яму. Бедолага смешался и, не в силах ни промолчать, ни выразится, обратил просящий помощи взор к спутнику.

Тот воззвания не заметил, не отрываясь с каким-то чуть ли не мученическим выражение глядя на падающие в траву капельки. Не важно.

Гадко.

Обидно.

Больно.

Мерзкие твари.

— Да как тебя вообще земля носит!? – наконец сформировалось в голове нечто приличное. – Чудовище!

А слезинки не перестают катиться, наполняя сердце зрителя неведомым прежде чувством.

Быть может это и есть ненависть?

Что ж только таким образом к дырявым монстрам и стоит относиться.

Отвратные, предательские, злобные, играющие на чужих чувствах и доверии, оскорбляющие сами понятия Дружбы и Любви…

Ему на плечо легло копыто.

Он обернулся.

— Ты мне веришь? – опять, якобы не зная ответа, вопросил проводник.

С Принцем чего-то не то. Бледен. Правый глаз периодически дергается. Закушена губа.

— Да, – твердо отозвался слегка отрезвленный сим видом Спайк.

Для сомнения не осталось места.

В ответ вдруг последовал тяжкий вздох и в серых глазах сверкнуло нечто странное:

— Тогда и я доверюсь тебе.

На негнущихся ногах уроженец иных земель подошел к висящей кобылке.

Медленно спустил её и без единого звука развязал.

Помог встать.

— Сядем вокруг костра, под углом сто двадцать градусов. Чтобы видеть друг друга, – вымученная кривая усмешка. – Хотя бы не пропустим интереснейшего зрелища.

Пауза.

— Мне…- фразу рассек внезапно налетевший приступ кашля. По его окончании же голос начал сквозить прежде ни разу не слыханным от бесстрашного лесовика отчаянием и обреченностью. Но также и решимостью. – Мне надо кое-что рассказать вам.

Не на шутку перепугавшийся и напрягшийся подобно струне дракончик замер, с каким-то ужасающим, любопытствующим предвкушением ожидания открытия воистину кошмарных тайн.

Однако время шло, а откровения задерживались – да и вообще проводник явно ощущает себя настолько далеко от привычной тарелки, насколько оно вообще возможно.

Почему он молчит?

Что у него с лицом?

Зачем освободил чудовище?

Спайк только-только вознамерился снова обезвредить определенно замышлявшего нечто предосудительное противника, как живая статуя вселенской скорби неожиданно отверзла уста:

— Надо…объяснить…с начала, — пауза. К счастью, короткая. Выдавливание из себя каждого слова сменилось на легкое заикание. – Перед вами уроженец великого Города пони, находящегося в глубине Вечного леса и в этот самый момент страдающего под пятой гигантского фиолетово-зеленого дракона…

-
— Мой Город. Мой народ. Умирает, – хрипя, завершил свою пространную повесть похититель. – Я должен был украсть тебя и привести к матери, дабы убедить Зверя перестать убивать нашу Родину.

Недолгий период молчания – дитя дальних земель жадно пил из фляги:

— Всё. Больше мне нечего добавить.

— Значит, это настоящая Рейнбоу Даш? – вопреки всем ожиданиям, спокойно спросил дракончик.

— С немалой долей вероятности, – попытался изобразить усмешку земной. – Столь изящно обманувший всех чейнджлинг никогда в жизни бы не стал вести себя столь…неизобретательно.

Пегаска попыталась стряхнуть с себя оковы сонливости, дабы достойно отплатить мерзавцу еще и за новое оскорбление, но тут причина всех тревог без предупреждения встала и, ничего не говоря, аккуратно её обнял:

— Прости, что не поверил, — произнес дракончик, спустя минуту отстраняясь.

— Ой, да не тушуйся – вообще без обид, – она притянула его к себе и накрыла крыльями.

К сожалению, сему мгновению подлинного счастья быстро положили предел:

— Ты! Как мог так поступить со мной?! – в глазах возмущённо обратившегося к жеребцу малыша мелькнули слезы. – Я доверял тебе! Считал своим другом!

— Принцы живут и умирают ради Города, – твердо, с чуть ли не священным трепетом произнес тот. – В том наше предназначение и наш долг.

— Тогда зачем рассказывать нам всё это? – пытаясь насмешкой перебить сгущающиеся вокруг тревожные ощущения, спросила Рейнбоу. – Разве оно не противоречит твоему «долгу»?

— Ну, в первую очередь в силу преизрядно замучившего говорящего сие внутреннего голоса, беспрестанно и жестко напоминавшего ему об обещании Небесам жить по совести, — чуть извиняющаяся улыбка. – А вообще же, ничто доброе не должно строиться на обмане, – провозгласил, будто непогрешимую истину вещает. – Сколько бы ваш покорный слуга не кичился своей способности сплести сеть, не произнеся ни слова лжи…- задумчивое цоканья языком. – Короче, рано или поздно она бы порвалась. У меня нет желания строить спасение Родины на недостойном того фундаменте.

На какое-то время общая беседа приостановилась. Дракончик и будущий вандерболт тихо извинялись друг перед другом и выясняли детали прошедших дней. Похититель молчал.

— И что же дальше? – разобрав накопившееся, вновь потревожила его Даш.

Иноземец вздрогнул, видно успевший погрузится в свои мысли, быстро впрочем собравшись и с наглой ухмылкой отозвавшись:

— Разве оно не очевидно? Я прошу тебя, Спайк, пойти со мной в Город — на встречу с матерью.

Пегаска аж дар речи потеряла от подобной наглости.

Над поляной на десяток минут повисла гнетущая напряженная тишина.

— Согласен, — крылатая перевела изумленный взгляд на помощника Твайлайт. – Но на этот раз, никакого вранья.

Оппонент громко выдохнул и с облегченным видом ответил:

— И раньше не врал, оставляя данную сомнительную честь присягнувшей – тем не менее, условие понял. Принято.

— Отлично, — отпрыск огнедышащего рода занялся чайником, а похититель принялся собирать спальные принадлежности.

В общем, они уже готовились к выходу, когда всё это время молча переваривавшая произошедшее Рейнбоу наконец отмерла и даже смогла вернуться к обычному задору:

— Тебе очень повезло, что Спайк решил пойти с тобой — а то пришлось бы чапать на своих двоих до самой Эквестрии в одиночку.

— Забавное умозаключение, — поднял бровь замаскированный. – Вот только с чего вы решили, будто я отправился бы в вашу страну?

— Ну так кое-кто изгнан и без дракончика в Город и соваться не смеет, — гордо воспарила на обычную малую высоту летунья.

— А разве таинственный «кое-кто» обещал в случае отказа отпустить спасителя его Родины? – вдруг широко улыбнулся негодяй.

— Чё?! Ну…а как же тогда? – замялась от неожиданности Даш.

— Существование по совести отнюдь не означает пренебрежения долгом. Скорее наоборот, — довольное фырканье. – Получив неудовлетворяющий меня ответ я бы чисто и честно взял моего уважаемого спутника в плен и пусть на закорках, а доставил бы по назначению. В конце концов, нет милости не оказавшему милости…