Стальной Клык

Этот рассказ о появлении жуткой расы, которая, как считалось, была истреблена под корень четыре тысячи лет назад. Они вернулись, чтобы отомстить.

Дружба и долг.

Эквестрию охватывает волна народных восстаний, приводящих к революции.Когда твои друзья оказываются по ту линию огня, каждый должен сам решить, что для него важнее, дружба или верность идеям...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Мэр Спитфайр Сорен Принц Блюблад Другие пони ОС - пони

True face of justice

Горячая и засушливая страна Вармсендс граничит с западом Эквестрии. Из песчаной соседки в сторону Кантерлота движется Армия Освобождения, которая, по их мнению, собирается свергнуть тысячелетний гнет правления четырех принцесс. Эта армия, состоящая только лишь из земнопони и, вовсе не имеющая магии, собирается выступить против могущественных Аликорнов! Храбрость или безумие? Глупость или расчет?

Другие пони ОС - пони

Посох, камни и шарики (перевод техника)

Мод, Пинки и Трикси коротают дождливый день на ферме камней (где Мод работает, Трикси отбывает наказание, а Пинки гостит) за настольной игрой. Но своеобразные отношения между Мод и Трикси приводят к неожиданным и мрачноватым последствиям, демонстрирующим что не только у Пинки есть скелеты капкейков в подвале, но возможно и остальные члены семейства Пай имеют свои мрачные тайны, ну по крайней мере Мод.

Пинки Пай Трикси, Великая и Могучая Мод Пай

"В погоне за тенью."

В Эквестрии вот уже 400 лет правит злой король тиран, свергнувший принцесс, а главной силой в некогда прекрасной стране является Торговая компания продающая рабов. что ждёт в этом жестоком мире беглого раба? Сможет ли он изменить новую Эквестрию?

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Гладь!

Напоминалка всем брони о том, что не стоит слишком уж сильно погружаться в броникультуру теряя в процессе то, ради чего в неё и пришли.

Другие пони Человеки

Затмение II.Пламенное сердце

После моего случайного попадания под барьер рудников я сильно изменилась – стала злее, страшнее, озлобленней и нажила себе самого страшного врага – Найтмер Мун. Она будет против меня с самого начала. Я встречу старых друзей, заведу новых и пройду вместе с ними через самую страшную бурю. Чьё сердце горит ярче солнца, тот никогда не заблудится

Пинки Пай Принцесса Луна Другие пони Найтмэр Мун

Кольцо 2. Возвращение серого властелина.

Он вернулся. Всё такой же безумный. Всё такой же взбаламошный. Всё такой Гарри Сьюшный. Прошла уйма лет а враги вновь поднимают голову как старые так и новые. Встреча со старыми знакомыми. новые герои и приключения ну и плюшки с роялями, куда же без них. Рассказ пишется в соавторстве с Alex100, Шокер и LIZARMEN (Последний будет отвечать за хромающую у нас социальную составляющую и бета вычитку). Дополнение №1. рассказ задумывается как интерактивный так что не стесняемся кидать идеи на табун "Anonymous" и мыло "simeondendris@gmail.com". Дополнение 2. Правило №20 - не стоит всё воспринимать всерьёз. Данный фанф это ироничная насмешка над попаданцами, издевательское пихание роялей куда только копыта дотянутся и вообще полный стёб над концепцией «Гарри Сью».

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Время лечит

Время лечит - это правило как нельзя лучше подходит юному жеребчику Виктори Чейзу.

ОС - пони

Движения на глубине

Под влиянием отраженного и искажённого воздействия тёмной магии на жемчужину королевы Ново, несколько обитателей Сиквестрии, а также её гостей мутируют в кровожадных подводных хищников.

Автор рисунка: BonesWolbach
Дела семейные

Затишье

Общий враг объединяет

https://www.youtube.com/watch?v=oWFEVbfCcOY

Всё потеряно.

Монстр разъярен.

Город обречен.

Мы все умрем.

Эквестрийцы убили нас.

Сперва украв яйцо.

Затем – не позволив мне совершить необходимое.

Они ответят.

До сих пор не отошедшие от лицезрения несущейся на них ослепительной волны пламени глаза зашарили по тоннелю, силясь найти цель.

— БЕГИ! – вдруг разорвал наступившую после ухода страшилища тишину призыв.

Для иных ушей, не почувствовавших на себя тяжесть драконьего гнева, он небось звучит душераздирающих воплем.

Темная размытая фигурка кинулась от одной стены к другой:

— Спасайся идиотка!

Мельтешение удвоилось:

— Чего? Куда?

ОНА!!!

Принц хищно улыбнулся и с наслаждением выпустил в копившийся где-то вовне кровавый океан ненависти.

— Он сожрет тебя! – неужели же дырявое чудище правда настолько переживает за крылатую?

— Отпусти меня! – большое мутное пятно развалилось на два. – В чем дело? Кто? Ворота же закрыты!

— Да какие ворота! – ласкающее слух отчаяние. – Урод-то с нашей стороны!

Резкое движение в его сторону.

Губы разошлись в кривом нездоровом оскале.

Приятно находиться в центре внимание.

Тем более столь напряженного.

Ножи сами собой вышли из ножен.

— БЕГИ ЖЕ! – Диана последний раз дернула упрямую спутницу и последовала собственному совету.

Волна гнева захлестнула и порвала время.

В первый миг дитя обреченного поселения сделал шаг вперед.

А в следующий уже видел ужас в близких-близких глазах жертвы и собственное копыто на ее шее.

Вынесшая жеребца из-под огня пегаска лежит под ним.

И вроде бы молит о помощи.

Или просто призывает одуматься?

Алая пелена спала, уступив место стыду и непониманию.

В любом случае создавшуюся ситуацию необходимо разруливать. Желательно, не через перерезание горла, о каковом выходе талдычит голос в затылке, а через конструктивный диалог:

— Ээээээ…- в грудь ударило нечто зеленое, одним махом обрубив беседу и отбросив неслучившегося картографа от радужногривой.

Затем прилетел второй луч.

Черный дуршлаг выдохлась и пошла в поножовщину.

С известным результатом – пусть на сей раз ей аж удалось пару раз задеть ослабевшего соверена.  Где только ее тренировали? Или, вернее, с какой это радости некогда и мухи боявшийся обидеть Принц внезапно стал такой из себя фехтовальщик?

Не иначе сказок по Шару пересмотрел. Кстати, где он?

Видать потерял в полете.

Так или иначе, пара минут – и всё снова в порядке.

Хотя нет.

Вселенная вполне определенно НЕ в порядке.

— Простите, – обратился вяжущий брыкающегося перевертыша командир ко второй подчиненной. Успевшей встать и ныне глядящей на него со смесью негодования, обиды, страха и недоумения. – Даю слово: больше ни на кого нападать не намерен – главное не тревожьте. Мне надо подумать.

-

— Долго еще так будет сидеть? – не выдержав внутреннего напора, таки испортила тишину неудавшаяся жертва.

— Понятия не имею, – предельно честно ответила Диана, разминая ноющие конечности. Где проклятый урод вообще достал настолько жесткую и ершистую веревку? – Чай окончательно чокнулся и можем расходиться?

Безрогая не отреагировала на высказанную вслух потаенную мечту, вместо того задав следующий неверно направленный вопрос:

— Почему он напал на меня?– надо же обиделась, а ведь всего-навсего чуть не задушили. – Я ведь спасла его?

— Ненависть и отчаянье, – многозначительное пожатие плечами. – Видать жаждал разделить судьбу старой подружки. Отсюда мораль: не лезь не в свой дело и впредь давай самоубийцам делать мир лучше.

Непродолжительный период тишины.

— Что же теперь делать? – перестать спрашивать глупости?

Нет, ну  настолько-то радикальные меры выставлять не стоит, а то мало ли:

— Предлагаю убить его на пару – в компании всегда веселее,  – наследница великого рода приглашающе улыбнулась и сделала соответствующий моменту жест.

И тут в ворота заскреблись.

С ТОЙ стороны.

Сердце пропустило удар, а ноги заелозили по шее в предчувствии жестокого зуда.

Однако оного не последовало.

То есть, вообще.

Да и в принципе: какой уважающий себя звероящер станет издавать столь тихие звуки для привлечения к себе внимания?

— Простите? – едва-едва пробился за толстенные створки тонкий голос. – Там есть кто-нибудь?

— Спайк! – аж подпрыгнула на месте Рейнбоу и – прежде, нежели воспитанница Королевы вмешалась – вставила оба ключа в скважины.

Волшебная махина распахнулась, явив взъерошенного и потерянного дракончика. Немедленно заключенного соотечественницей в объятия. Далее произошли предсказуемые вопросы, сбивчивые объяснения, выражения сочувствия, заявление о неподдержании родительской позиции, жалобы не несоответствие реального воображаемому и прочие  банальные вещи. К счастью, детеныш вернулся не с пустыми лапами – принесенный им волшебный сказочник на отлично скоротал Защитнице время до очухивания источника всех бед.

— Просыпается! – верноподданная Королевы с сожалением отложила очередную прелестную историю о любви и встала на изготовку. – Чувствует стыд и злую радость. Одновременно. Как – не спрашивайте.

Выродок поднялся. Потянулся. Осмотрелся. Обратился к пегаске.

— Чрезвычайно извиняюсь перед вами за безобразное поведение, – умеренно низкий. — Был не в себе. В будущем приложу большее усилие для недопущения подобного. Также благодарю за проявленную при спасении моей жизни отвагу.

— Эммм…всегда пожалуйста? – слегка неуверенно отозвалась Даш, непонимающе подняв правую бровь.

— Виристиил, — маска обернулась к маленькому звероящеру. – Прошу прощения за испорченную сцену воссоединения. Не просветите ли о причине присутствия здесь?

— Я принес твой шар, – чуть слышно ответствовал смотрящий в пол ребенок. – И считаю то, что она собирается сделать неправильным. Совсем. Ее надо остановить.

— Действительно, — урод положил ему копыто на плечо. – Не могу представить, сколь тебе ныне тяжко. Моя вина. Не передать, насколько говорящий сие сожалеет.

Маленькое чудовище забормотало нечто ободряюще-извиняющееся. Мерзавец же меж тем вновь вернул внимание к радужной:

— Принц обеспечит гражданам Эквестрии выход из Города и эскорт по крайней мер до Цитадели, бо смысла оставаться тут для вас теперь нет.

— И оставить местных обаяшек на произвол судьбы? – кривая усмешка. – Ни за какие коврижки!

Второй добровольный раб Селестии подтверждающе кивнул.

Жеребец хохотнул:

— Эх, кабы бы только все тутошние обитатели были столь патриотичны. Если выживем – подам прошение на выдачу столь достойным особам звания полноценных горожан,- голос вдруг резко похолодел. – Касательно же леди Дианы…

Помянутая кобылка задрожала.

— Вы не выполнили приказ и подвергли спутницу смертельной опасности – вероятнее всего, по предварительному умыслу, – хозяин обернулся и протаранил рабыню бешеным взглядом. – Этого более чем достаточно для казни.

Не шутит – мигом вспыхнуло в голове. Защитница начала отходить назад.

— Н-но я ведь сделала всё правильно,  – как она смеет так унижаться? – Т-ты с-сам виноват!

Круп уперся в стену. Проклятье!

— Сын Города выполнял долг. Следовательно, его правота не вызывает сомнений,  – урод подошел почти вплотную. – При всём желании собеседница не способна заявить о себе то же. К счастью, это не важно.

Замаскированная морда оскалилась. Столь испугавшие Принявшую эмоции испарились без следа:  

-Родина, в лице теоретически полномочного Принца, призывает вас, гражданин, к исполнению долга, – ирония и ожидание. – Готовы?

— Ээээ, да? – лучше не спорить.

— Прелестно, – воодушевившийся псих обернулся к воротам и провозгласил. – В конце концов, вселенная движется не абы каким кривым путем, а по плану – пусть даже порой кажется, будто конечная цель маршрута не ближе Бездны. А потому…–  подошедшая безрогая потыкала идиота в плечо.

Тот обернулся.

Молот красиво опустился ему на макушку.

Диана зааплодировала.

Рейнбоу раскланялась.

— Знаете, – вдруг высказался Спайк. – Мне кажется, будто в ваших отношениях слишком много ударов по голове…

-

— Ладно уж, – дал отмашку командир. – Иди. Полчаса максимум!

— Благодарю! – единорог отсалютовал, сбежал по лестнице вниз и заторопился к узкому проходу между зданиями, откуда ему махала столь не вовремя явившаяся любимая невеста.

— Солнце моё, тысячу раз же просил: не навещай на дежурстве, — будущий муж нежно коснулся ее копыт своими. -  Тем паче ночном — сослуживцы и так уже волком на меня смотрят. Неужели ну никак нельзя дождаться пересменки?

— Нет, нельзя, — кобылка обвилась вокруг будущего мужа, мигом растопив любые намеки на недовольство. – А остальные пусть дальше завидуют – чай таки станут внимательнее относиться к другому долгу Отчизне.

— Перед обедом же виделись, — ласково возразил кавалер, также заключая свою мечту в объятия. – Чего хочешь-то?

Красавица лишь лукаво улыбнулась и потащила суженого вглубь уютного темного проулка. Никогда не жаловавшийся на отсутствие смекалки солдат начал в предвкушении наливаться сладкой истомой, тем не менее найдя силы  для последней глубоко фальшивой попытки избежать предстоящего:

— У нас осталось минут двадцать.

— Успе-ем, — сладострастно протянула ненаглядная.

Развернулась, кокетливо поклонилась и потянулась для поцелуя…

Не смертельный удар по голове чем-то мягким.

Краткая борьба.

Тугие веревки.

Кляп.

Связавшее его существо, страшнее коего дитя Город не может и представить. Беседующее с другим страшилищем, в коего обернулась ладная единорожка:

— Не могу не заметить: это отвратительно.

— Сам сказал провести выступление – и разве же не показала класс?  – монстр «кокетливо» обнажил клыки.

— Таков мой долг, – горько отозвался собеседник. – Прошу прощения за данный приказ. Пусть и отлично осознавая, насколько вам приятно подобным.

— Я – то, что я есть, не так ли? – жеребец не дослушал, повернувшись к пленнику.

Последние сомнения развеялись: линяющая, будто обгорелая белая шкура, кожаная маска, полудохлый вид. Подснежник. Неужели и здесь?

— Итак, гражданин, ответьте на один-единственный ЖИЗНЕННО важный вопрос, — лучше бы не улыбался. НИ-КОГ-ДА. – Громкость увеличивать умеете?

-

— Эк у тебя быстрая-то эвакуация! – «блеснул» остротой рядовой, во всю пасть скалясь вернувшемуся товарищу.

— Дык, не все же такие тормоза как ты, — мигом включился второй. – Некоторым, так сказать, и там и тут поспеть надо...

— Отставить разговорчики! – громко и четко остановил юмористический марафон лейтенант, выглянув на шум из окошка и поманив подчиненного подняться к себе. – Сержант, позвольте вас на минутку.

Таки на сей раз не успевший раскраснеться до состояния спелого помидора сержант молча промаршировал в башню и с туповато-бравым видом вытянулся перед офицером по струнке.

— Оставь, – устало махнул копытом старик. – Будто не знаю, что  всего полгода назад аптекарем работал.

— Но сейчас–то  солдат! – ишь, гаркнул-то. Прям внушает. Видно подружка вдохновила.

— Нашел, чем гордится, – не лишенная одобрения усмешка. – Лучше вспомни, какие замечательные мази от подагры готовил – до сих пор баночка храню. Ну да пустое — для другого вызвал, — командир пожевал ус, ища слова. – Завязал бы со всем этим…

Пауза. Ох и тяжелая же тема.

— Не понял? – бровь приподнялась.

— Ну, в смысле, с дамой, — служака аж вспотел от натуги, выдавливая из себя, мягко говоря, непривычное отеческое напутствие. – Вот на дежурстве навещает. Не хорошо это. То бишь…в общем…зря ты енто дело затеял. Совсем. Не время нынче. Война, туды-сюды. Допустим, прям сейчас женишься на ней, отпразднуешь, погуляешь – а неделю спустя тебя того. С концами. И куда ей тогда? Вы, молодые, о будущем думать не умеете. Сам-то парень, а девчонке…

До того смотревший исключительно под ноги офицер поднял мученический взор на собеседника – и узрел плещущееся в его глазах полнейшее, фундаментальное непонимание происходящего. Вертевшаяся на заднем плане мысль об отступлении воспользовалась шансом и выскочила на передний план, бесстыже сверкая обольстительными перспективами внезапной гибель в ближайшие же часы – а следовательно и шансом никогда не возвращаться к данному диалогу.

Но не таков поставленный у ворот солдат!

Город не сдается. Город ПРЕВОЗМОГАЕТ. И требует того же от них.

— Давай, для начала лучше схему нарисую – чай яснее выйдет….

-

— Отпускайте! – с опасной громкостью повторил Принц, едва ли не рыча от раздражения. – Ёксель-моксель! Слышите вообще?!

Изгнанник с угрозой для жизни и миссии извернулся, дотянулся до ближайшего камешка и легонечко кинул в не реагирующего реципиента.

Крылатый дуршлаг от неожиданности зашипел…и выронил пленника.

Слава Пламени, высота не велика.

Не забыть бы отвесить раззяве затрещину.

Потом.

— Спуститесь вниз, — терпеливо приказал руководитель экспедиции. Дождался выполнения. -  Держите Ви…Спайка.

Опять столбом стоит.

О Ревнитель, дай мне сил!

— Возь-ми-те свер-ток, – по слогам произнес новопогруженный, нежно и аккуратно постучав субординату по носу.

— А? Где? Д-да? – кобылка судорожно цапнула мешок и привычным жестом вскинула его на спину.

— А теперь – за мной, – неслучившийся картограф поднял связанного единорога, тихонько шепнул ему в ухо извинение и быстро зашагал в темноту.

Метров через семь обернулся.

Чейнджлинг изображает элемент архитектуры.

К счастью, Рейнбоу проявила инициативу – вернувшись к спутнице и потряся оную за плечо со словами:

— Эй! Идти пора! – почти пустые моргала пришли в движения. -  Он рассердиться, – Диана мигнула и дернулась. – Да что с тобой?

Глаза наконец сфокусировались на пегаске и очнувшаяся тварь очень странным голосом заявила:

— В течении нескольких часов мне втирали о местных матримониальных отношениях с точки зрения жеребцов, — чудище явственно вздрогнуло и таки пошло вперед, тем не менее сохраняя до крайности задумчивый вид.

Слава всему на свете – набежавшие облака надежно скрыли луну и позволили беглецам без эксцессов добраться более-менее до центра образовавшейся посередь Города пустоши.

Поднявшийся ветер раскрыл сделанный из честно спёртой простыни белый флаг, укрепленный на вонзённом в брусчатку копье.

Теперь главное, чтобы самый свежий член ватажки не подвел. На всякий случай, последнее напутствие:

— Повторяю: вы не творите ничего противозаконного. Более того – способствует спасению Родины от угрозы несравненно большей, нежели все наши дрязги, — единорог кивнул. Чересчур поспешно. Али кажется. – И помните: ежели чего – умрете первым. Как тогда оправдаетесь перед возлюбленной?

Менее подозрительный наклон головы.

Узел развязан. Веревки опали.

Дождавшись сигнала громкоговорителя, былая надежда Отчизны приступил к воплощению безумнейшего из планов – сказать правду:

— Почтенные горожане и гости столицы, — усиленный в десятки раз капельку дрожащий от напряжения голос разнесся по спящему поселению. – К вам обращается двенадцатый Принц земли, потенциальный тринадцатый Лорд земли, нарушитель закона, изгнанник, партнер Цитадели…

-

— Великолепное представление! – с безнадежно натянутым энтузиазмом похвалила Рейнбоу. – Прочувствованное, выверенное, с чётко расставленными приоритетами и информативное ну просто до обалдения – вот только, по моему скромному мнению, эпитеты вроде «похитителя единорогов» и пару других таки стоило опустить. Они явно тебя не красят.

— С вашей точки зрения, — ответствовал остановившийся перевести дух и прополоскать горло оратор. – А вот некоторые менее…полихромные слушатели оценят по достоинству, — он сделал магу знак готовиться. – Если же под «другими» вы имеете в виду хомяководство, то вовсе не способен согласиться с его исключением, бо искренне горжусь данным этапом своей жизни. Оное с первого взгляда выглядящее тривиальным задание по факту представляло из себя едва ли не тяжелейшее испытание почти-принцевского обучения – и ваш покорный слуга продержался дольше всех. И к кошкам-то негативное отношение сложилось в немалой степени именно под влиянием помянутой деятельности.

— Чего ж с бедолагами-то случилось в итоге? – поинтересовалась успевшая оклематься Диана.

— Под просвещенным правлением тогдашней надежды Отчизны зверушки достигли невиданного процветания, увы, подошедшего к концу столь же печальному, сколь и легко прогнозируемому. За время брожения будущего изгнанника с братьями по Лесу грызуны израсходовали, а вернее затоптали казалось бы оставленные им сверх всякого изобилия ресурсы и перегрызлись, а выжившие слегли от какой-то расплодившейся на трупах и гнилом зерне гадости, – проводник вздохнул. – А ведь не без присмотра сидели! Честно говоря, по возвращении даже обрадовался избавлению от этой обузы, заодно осознав-таки ЗАЧЕМ потенциальных властителей  заставляли заниматься подобной ерундой.

— Ну, вообще-то скорее говорила про такие именования, как «ограбитель…- попыталась вернуть беседу в прежнее русло пегаска – но Принц жестом прервал ее.

— Публика ждет! Врубай, маэстро, – рог пленника засветился.

— Граждане! Спешу сообщить приятные новости, – для близстоящих голос остался тем же. Однако пример Спайка, решившего на собственном опыте проверить сведения про «сферу тишины» и ныне с совершенно осоловелым видом трущего уши красноречиво свидетельствует о действенности заклятия. – Болезнь, Война и Голод уже почтили присутствием наше чудное поселение, а теперь и четвертый Предвестник – Смерть — находится на пути к воссоединению с товарищами. Причем в бледности данный экземпляр никак не уличить. Ибо она зелено-фиолетовая, гигантская, практически непобедимая и ко всему прочему очень красивая. Дракон, так долго пивший кровь Родины в виде драгоценных камней летит за мясом, о каковом намерении известила меня лично. Пообещав не оставить от Города даже пепла. Замечательно, не правда ли? Итак…

— А ведь он по-настоящему так думает, – шепнула пегаске Диана. – Страх, стыд, печаль тоже есть, однако в основном идиот ощущает некую дико искаженную смесь радость. Этакое окно шанса в сердце бури.

— Опять взаимоисключающие вещи? – также шепотом проявила скепсис эквестрийка. – Может проблема таки не в книге, а в читателе?

— Вряд ли, – собеседница покачала головой.– Касательно же до первого: сумасшедший, что возьмешь?

-…теперь, когда все мы поняли, сколь значимо будет влияние гигантского огнедышащего звероящера на местную экосистему и лично Среднего Гражданина, не говоря уже о перспективах снижения урожая грибов в следующем квартале, – Принц  сглотнул, пытаясь смочить горло, – я предлагаю нашим уважаемым вождям воспользоваться сим удачно подвернувшимся поводом для заключения перемирия, о котором они, естественно, мечтали с самого начала этой небольшой, по сравнению с грядущими событиями, заварушки. Предлагаю собраться прямо здесь и сейчас. Прошу также кого-либо из дорогих родственников – Лордов и Принцев – подтвердить, что прелестные творения единорожьего военного гения не будут вносить собственных поправки в ход мирных переговоров.

— Не самый разумный призыв, – прокомментировала Диана.

— Ну, ему наверняка лучше знать, каким путем общаться со собственными согражданами, – пожала плечами Рейнбоу.

А затем пришел ответ – громкий, чеканящий слова голос. Говорил он, естественно, по-тутошнему. Пришлось положиться на не спешащую с переводом чейнджлинга.

— Это обязательно? – спросил Принц с выражением прежде невиданного смущения на лице.

Заинтригованная, Даш повернулась к перевертышу за пояснениями и обнаружила широченную клыкастую улыбку:

— У него требуют показать метку, – прямо-таки лучится предвкушением.

— Чего? – не поняла пегаска.

— Волшебный выдающий суть носителя рисунок, клеймящий всякого не принявшего Истину, который обитатели Кладбища всегда старались скрыть, – не то, чтобы очень прозрачно пояснила собеседница. – У тебя он тоже есть…согласился! – монстр зааплодировал в воодушевлении. — Сейчас сама всё увидишь.

Готовый сквозь землю от стыда провалиться изгнанник начал распутывать завязки на крупе.

-

Слава Спланировавшему, Близ объявил о прекращении огня и переговорах. Более того – сам в них поучаствует. Перед этим, не иначе как из мелкой мести за давно забытые обиды, заставив теоретического племянника на глазах у половины Города раздеться.

К счастью, большинство зрителей так и так Знака не рассмотрели – мощная оптика на дороге не валяется.

— Ага, вот только четырем существам рядом с тобой она и не нужна.

Не важно. Главное – цель достигнута.

— Не забудь про «спутника».

— Уважаемый Глава Революционного Совета, – уже вслух произнес репатриант.– Ваш обеспечивающий правдивость шарик будет очень кстати принести на намеченную сходочку. Заодно с моим «гарантом». На всякий случай намекну: я же как-то вышел из Нижней, а значит, кто-нибудь другой способен зайти и обратно, также решив не беспокоить вас предупреждением о прибытии.

Чего бы добавить? Ну, пожалуй…

— Прочие граждане – не волнуйтесь. Мы не беззащитны перед Драконом. По крайней мере, потенциально.

Отмашка единорогу – прекратить трансляцию.

-

Большая тяжелая печать Лордов с крылато-рогатой горой бухнулась рядом с куда менее впечатляющими товарками – шестеренчатой скалой Цитадели, фамильной печаткой рода Акутус и перстнем торговой компании Ставроса. Метрополия, колония, восставший карьерист и дорвавшийся до реальной власти оппортунистом.

— Таким образом, с формальностями покончено, – ленивым тоном заключил псих, поднимая заверенный всеми сторонами документ о перемирии.

Прекращении огня, коего не могли достичь многие месяцы и в конце концов подписанного и припечатанного за пару часов.

Присутствующий при сем историческом событии на исключительно канцелярских ролях Лентус покачал головой, не в силах сформировать окончательного мнения о том, восхищаться ли безрогим авантюристом, на поверку оказавшимся целым Принцем, или же ненавидеть. Как ни крути, а и без того мучительно болеющая Отчизна ныне вовсе находиться под в полной мере реальной угрозой исчезновения в драконьем пламени.

Самое же жуткое: эта довольная морда буквально вопиет об удовлетворенности сложившейся ситуации. Неужели кто-то и правда способен настолько обезумить, чтобы натравить на собственных сограждан летающего монстра – пусть даже из благих побуждений вроде дарования разделенной стране общего врага?

— Для следующего этапа наличие здесь большей части присутствующих не оправдано, – нагло продолжил замаскированный дышащую превосходством речь. – Необходимо срочно собрать технических специалистов – у говорящего есть готовое решение, но кто знает – авось более опытные или продвинутые инженеры сумеют его дополнить, а то и заменить на нечто более эффективное.  Сбор предлагаю устроить прямо здесь, на нейтральной полосе. Кто против?

Все до единого, разумеется.

-

— Прибыл по вашему приказанию, владыка, – министр отсалютовал.

Видать заразился всей этой милитаристской чепухой от пегасов. Бунт определенно оставит по себе немало шрамов на множестве граней алмаза их Родины.

Оставим будущие проблемы будущему

— Да, — не оборачиваясь, отозвался Мирак. — Слышал последние новости?

— Полчаса назад спал в лаборатории, — чуть ближе к привычному слегка раздолбайскому образу ответил старый друг. – А до того – полные сутки следил за исполнением начальственных предписаний.

— Ага, — кивок. – Глянь.

Единорог уступил место у телескопа.

Руководитель всех тайных, опасных и зачастую неэтичных проектов – не шпион, а в высшей степени преданный эксперименту ученый – довольно долго исследовал столь оживившуюся пустошь. Пока наконец не запросил пояснений по поводу происходящего

— Для данного разговора конкретные события не важны. А вот их зачинщик – очень даже, — Лорд подкрутил кольцо для увеличения. -  Сконцентрируйся и  скажи: нет ли там знакомых тебе земных пони?

Товарищ по принцевому обучению судорожно сглотнул и безнадежным тоном уточнил:

— Часом не стоящая ли рядом с Серебряным фигура в маске?

— В точку, — капелька бушующего внутри гнева таки прорвалась наружу кратким рыком. – Наш бунтарь. Живой. Действующий. Привлекающий внимание сильных. Каким образом?

Очевидно проваливший некогда выданную вроде бы простую миссию маг задрожал.

— Впрочем, об этом поговорим потом, — правитель успокаивающе похлопал визитера по плечу. – До той пора продолжай работать над проектом. Проявляя еще большую осторожность – ибо представленный ныне факт наглядно свидетельствует либо об ошибочности некоторых твоих расчетов, либо о существовании группы или по меньшей мере одного, но очень могущественного ренегата в волшебных рядах высшего порядка.

-

Что за бредятина?

Неужели дедушка и правда решил работать с кровопийцами?

Увы, никак иначе объяснить присутствие здесь отца не получается.

Узколобый мерин никогда не отличался ни терпением, ни умом – зато в отсутствии послушания никто не упрекнет.

Дипломат из него тоже никакой – уже вся морда красная и за оружие каждые пять секунд хватается.

Так или иначе, снежный идиот не перестает удивлять: не только взял и натравил на Город Дракона, а еще заставил всех подписать перемирие и вот-вот убедит  до конца уж плясать под собственную дудку. Хотя, чего там: мелодия разумна и не дурна.

— На сём удостоверяю: стартовые спорные вопросы разрешены. Мы, а также достойные представители каждой из сторон, заночуем здесь. Надеюсь, наш Технический Комитет начнет полноценную работу с  завтрашнего же утра. Вопросы? – молчат.

Видно устали – полдня таки болтают без умолку.

— В таком случае делаю последнее заявление и закрываю сессию, – Принц вложил копыто в стоящий рядом с кафедрой камень правды. – Дабы развеять какие бы то ни было кривотолки касательно моей «нормальности», — ага, усмехайся так почаще, вообще сомнений по данному вопросу не будет. – Я. Никого. Не люблю.

Публика ответила еще более густой тишиной – ибо «ЧАВО»?

Куча высокопоставленных господ и первая группка инженеров. Беседуют о спасении Отчизны. А им про какие-то сердечные чувства задвигают.

Да еще и безбожно врут – Призма-то потемнела.

Вельможа внезапно и сам удивился  реакции артефакта.

— Забавно, – неопределенное хмыканье. – Вероятно, стоит уточнить…

Унвер вдруг почувствовал на себе пристальнейший  взгляд.

-

Поздравь меня, дневник. Ибо автор совершил казалось бы невозможное: натравил Дракона на Город при одновременном выполнении ее условий по доставке Спайка. То бишь, и невероятно сложное задание выполнить и шишки за его провал не забыть огрести. Зашибись.

Теперь дракончик снова с нами, а мамочка прибудет вскорости — максимум через неделю – дабы всех сжечь, каковой факт сумел взять и объединить противоборствовавшие группировки Города в сравнительно единую силу с целью недопущения превращения в шкварки. Воистину, план Вседержителя работает.

Конечно, это пока лишь перемирие, вот только не лишенное надежды преобразоваться в нечто лучшее. У меня нет иллюзий: нетерпимость и обиды не испаряться по мановению копыта и будут терзать наше общество многие годы, если не поколения – однако искреннее сомневаюсь, что после нападения звероящера пони продолжат вцепляться друг другу в глотки с тем же пылом. Пламя очистит нас. Буквально. Или фигурально — коли столкновение пройдет в соответствии с расчётами комитета.

Оная перспектива, увы, отнюдь не столь солидна, сколь бы хотелось. Благостное воодушевление Принца разбилось о холодный камень взаимного недоверия. Ну право слово: какой идиот станет раскрывать секреты собственного вооружения потенциальным, а всего пару дней назад – и в полной мере реальным врагам? К счастью, общие сведения таки удалось выцарапать, сличить и выделить два магистральных направления.

Первое: единороговы игрушки. Почти идеальная надежность. Потрясающая точность, дальность и пробивная мощь. Но с увеличением размера заряда эффективность стремительно уходит в пол, а стандартных пулек Дракону в лучшем случае на синячок. Принцип действия на совете предпочли не раскрывать, тем не менее в частной беседе намекнув на ключевое значение магнитных свойств и немилосердной энергозатратности залпа.

Второе: артиллерия цитадельцев. Стремящаяся к нулю точностью, низкая переналаживаемость, большие трудности в установке, высокая вероятность осечки, большие трудности с эксплуатацией. При отличной скорострельности и максимальной задекларированной величиной снаряда с половину горожанина – в теории не предел, однако дальнейшее наращивание массы проблематично. Изначально затачивались для разрушения укреплений и использовать против движущейся цели – пусть и столь громадной, как намеченная – нерационально.

Высказанная вашим покорным слугой наивная мысль об их конструктивном объединении натолкнулась на категорический отказ в предоставлении документации. Плюс препоны а-ля потребные рогоносцам дефицитные материалы и оставшаяся в Цитадели необходимая инфраструктура.

Вынужден признать: искренне рад подобному исходу.

Сили спасет Город.

С доработками.

Красно-коричневые возьмут литье и львиную часть механической обработки, золотые — сложную, химическую и магическую, плюс обеспечат энергией. Серые предоставят основную массу персонала – разнорабочие лишними не бывают – серебряные обеспечат сырье и материалы. Совместный труд – отличный объединитель.

Уже видны добрые плоды сотрудничества. Пегасы наводят порядок в выселках. Единороги выслали врачей. Земные восстанавливают и укрепляют здания. Разумеется, и не думаю прекращать сторониться друг друга. Торгаши с Нижней снизили цены, приоткрыли кордон и разрешили сообщение с «узниками». Потихонечку-полегонечку наползает единство.

Цитадельцы остаются проблемой. К счастью, Старейшина держит детишек в ежовых рукавицах. Могучая личность. Достойная уважения. И сочувствия – тяжело быть королем озлобленных, но несмотря ни на какие ошибки и препоны любимых тобой безумцев. Тем более осознавая, сколь велика твоя собственная роль в становлении их таковыми. Без него родная кодла либо передерется, либо помчится устраивать геноцид всем непохожим.

Стоит помолиться за его здоровье.

Кстати, в моей сказке проклюнулось еще одно, несравненно более перспективное в смысле интереса потомков, повествование. Способное рассказать не об очередной малоосмысленной бойне из-за отростков и жадности, а про действительно важные вещи.

Бессмертную материнскую любовь.

Кратко: как-то в страшную военную пору к блокпосту отважных повстанцев пришла кобылка. Заплаканная, едва стоящая на ногах и несущая трепыхающийся сверток, коий немедленно вручила отворившему ей ворота солдату, сказав чего-то про сокровище.  При попытке ввести неизвестную внутрь для кормления, успокоения и расспросов гостья внезапно вырвалась, рванула наружу и исчезла во мраке пустоши. Ни крики, ни поиски ничего не дали. Оставленный же груз оказался – кто бы мог догадаться – жеребенком. Позднее, по описанию, в сбежавшей узнали чью-то соседку, пропавшую пару дней ранее вместе с сыном во время бомбежки.

До меня оный стремительно превращающийся в полноценную часть фольклора слух дошел благодаря вчерашнему обнаружению под завалами ее трупа. Причем всем очевидно: на момент передачи отпрыска несчастная минимум сутки пребывала за чертой.

Так рождаются легенды. И вряд ли будущим поколениям будет известно или хотя бы интересно узнать, что «вынесенный» в итоге умер. Как иначе-то –при таких ранах? Прожил больше часа после откапывания – и то чудо. Уже тогда его мог бы спасти только маг-лекарь, а с нами шли лишь убийца да чейнджлинг. Будь не так – никогда бы не доверил маленького гражданина Диане, неожиданно для всех проявившейся себя категорически несвойственной положительной стороны. Аж слегка неудобно перед ней.

Видимо дети имеют шанс размягчить даже каменное сердце насекомоподобного монстра. Или наоборот, монстр отнюдь не столь ужасен, сколь малюет сознание соверена?

Эх, до чего же много открылось бы перспектив.

Вот только работать с ними Принцу явно не суждено.

Долженствовавшее сжечь  самозванца давным-давно пламя наконец пробудилось.

Скоро начнутся кошмары.

Надо успеть.

И срочно отослать от себя всех, кого только можно.

-

-…послушайте вы…заменитель ректора, – явно сдержала куда более крепкое словцо единорожка. – Я прибыла сюда с определенной целью: лечить попавших в плен верных законному правительству пегасов и единорогов. А подсовывают мне этого полудохлого земного пони, авось лично на прошлой неделе палившему по моему дому. Да и какой смысл тратить на него магию? Пустых и без того тринадцать на дюжину!

— Выйдем, – видимо  заметив направленный на них взгляд очнувшегося солдата, врач утянул коллегу за дверь. Хреновенькую такую фанерочку, ясен хрен о звукоизоляции и не мечтающей. -  Имейся в наличии другой доктор вашей квалификации, то никому из нас и нервы-то трепать не стал. Однако в создавшейся ситуации вашему покорному слуге не остается ничего иного, кроме как властью руководителя сего госпиталя приказать выполнить профессиональный долг в отношении конкретно данного пациента.

— С ума сошли? – холодно не то поинтересовалась, не то констатировала кобылка. – Вероятность восстановления сего шевелящегося трупа ничтожно мала и даже в лучшем случае на то уйдут силы, могшие бы помочь десятку настоящих патриотов. И у меня нет ни малейшего намерения лишать шанса дюжину ради одного – тем паче, безрогого и бескрылого мятежника!  — сорвалась на крик. Окончила спокойнее. – Здесь есть более достойные лечения.

— Нет, ну при столь рафинированных-то критериях достоинства…- Вист не договорил и усмехнулся. – Говорящий сие официально запрещает вам  переходить в прочие отделения до тех пор, пока гражданину Стейнику не станет лучше. Точка.

— Это нарушение соглашения! – яростно зашипела рогоносица. – Злостное злоупотребление служебным положением! Кто он для вас: друг, родственник, должник? Неужели же серость перетекла с повязки напрямую в мозг, напрочь стерев…

— Обозначенный гость Университета — единственный выживший после кислотной атаки нашего дорогого «правительства», — прям выплюнул. – Из сотен сумевших выбраться с позиций и тысяч изначально там располагавшихся. Если не из милосердия и справедливость, то по меньшей мере из профессиональной гордости мы не имеем права дать последней жертву шкуродера истаять. Вы услышали. Всё.

Звук удаляющихся шагов и постепенно затихающие визги отчаянно возмущающейся волшебницы – спустя минут пятнадцать вернувшейся в почти обморочном от душащего ее гнева состоянии. В брошенном на предназначенного ко спасению жеребца плескалась лишь ненависть:

— Отлично, хорошо, чудесно. … … …, — ряд не рекомендуемых к печати выражений. – Будь по вашему! — рог засветился и несчастного солдата объял жгучий зуд. – Раньше начну – раньше закончу.

Пострадавшую сторону  пронзила мучительная боль.

-

— …вообще-то в вашей магии нуждаются трое, – с придурковато-таинственным видом тихо поправил разодетого в пух и прах старого хрыча Принц.

Безмерно довольный собой единорог окинул нуждающихся в переправке подслеповатым взглядом. С неожиданной серьезностью уточнил:

— Вижу двух земных и до крайности вульгарно покрашенную пегаску. Последняя в процессе преобразования в пугало утратила расовые способности?

— Нет: не утратила. И раскраска у нее от природы, — ишь, обиделся за подружку-то. – Речь о свертке, — легонький тычок в сторону драгоценного груза. — Там дитя, — бац и сдал. Чего ради прятали, а тем паче Защитницу Короны носильщиком работать заставляли. — Разумеется, за ним приглядят мои соратники – и тем не менее предпочту подстраховаться.

Дряхлый маг впал в ступор, по итогам раздумья с щербатой улыбкой выдав:

— Аааа…так вот почему рыжий так жмется-то. Новая ячейка общества! Как мило. Давным-давно никто медового месяца наверху не устраивал – совсем нынче молодежь вкус потеряла и класс утратила. Чего там: уже и жеребят-то не в колясках, а мешках таскают…

— Проблема скорее в наличии убивающего всякую романтику  вооруженного конфликта, — резковато возразил идиот. -  И нет: обозначенный жеребец ни при чем, — пауза. Внутри урода поднялась и опустилась волна неловкости, сменившись не предвещающим ничего хорошего лукавством. В голосе проявилась несвойственная ему развязность. – Он лишь сопровождающий. Ребенок же появился здесь усилиями ныне несущей его кобылки и – не буду греха таить — говорящего сие.

У воспитанницы Королевы чуть челюсть не отвалилась – совсем псих на радостях тронулся? Чай еще и при всех о ее видовой принадлежности заявит, заодно при всех разоблачиться приказав?

Дальнейшее прослушивание в высшей степени интересного разговора стало недоступным — собеседники перешли на шепот. Максимум удавалось различить несвязные отрывки «…поначалу-то боязно…», «…мы приложили много усилий…» и «…принесла мне слово верности…». При этом слушатель стремительно наливался спектром довольно нехороших эмоций вроде чувства собственной правоты.

В конце замаскированный громогласно попросил «не распространять». Хрыч угодливо покивал, быстренько наложил на обозначенных заклятья для поддержания их в воздухе, после чего с нездоровым воодушевлением поскакал домой.  В высшей же степени довольный собой рабовладелец вышел к терпеливо ожидавшим его за полуприкрытой дверью товарищам. Немедленно нарвавшись на недовольное бурчание безрогой всё это время подвергавшейся слишком сложному для нее флирту Унвера:

— Ну и чем ты там настолько долго занимался?

— Интриги плел, — кратко отозвался самодовольно скалящийся кусок мяса. – Чуете покалывание в копытах? Сё гарант вашего успешного восхождения в небеса, — смеющиеся буркала перешли на Защитницу. – А еще вы стали матерью, — ЧТО?! – с чем и поздравляю.

Шутит. Точнее, провоцирует. Не дадим же образине удовлетворения.

— Во всяком случае, вскоре станете таковой  в глазах всей «прогрессивной общественности», — с легким расстройством от отсутствия ожидаемой реакции, закончил урод.

— Ладушки, — медово пропела по уши довольная маленькой победой Диана. — Кто же отец?

— Я, естественно, — выродок подозрительно сощурился и издевательским тоном поинтересовался.  — Али вы изменить мне где успели?

СПОКОЙНО. Ни капли радости врагу. Тем паче, шансов вот прям сейчас зарезать и сбежать нема.

А может таки попробовать?

Ее паузой для расчетов воспользовался рыжик, заявивший об обожании подобных историй и потребовавший «сочных деталей».

— С превеликим удовольствием, — исполненный театральности поклон. – Есть Спайк, существование коего крайне желательно держать в тайне. Есть кобылка со свертком,  требующим периодического заглядывания.  Есть внезапно попавший в центр городского мироздания жеребец, обреченный разделить всеобщее внимание со спутниками, — поза философа. – Что же такого интересного в мешке? Сокровища? Магические артефакты? Миниатюрный бегемот?! Ба, да там всего-навсего незаконнорожденное, лишенное легитимации дитя этого убогого подонка! С хрена ли? Старый сплетник – мастер воздушного сообщения наболтал. А он откуда узнал? Принц сам рассказал, подружку наверх отсылая – всё же позаботился о потомке-то. Ну и чего? Да ничего: дело раскрыто, тайна разгаданы, идем дальше, – повествование сопровождалась соответствующими движениями.

— Хитро, — не скрывая уважения, протянул Унвер . — Снял бы шляпу, да лень.  Еще какой интрижкой не поделишься?

— Пока нет – не хочу портить сюрприз, — игривое подмигивание. -  До той же поры почтенный внучек — эскорт моей непризнанной избранницы. Поступай соответствующе.

— Эскорт? – до зубной боли фальшивая плаксивость. – А я-то уже возомнил себя послом доброй воли Цитадели к пегасам.

— Отличная шутка, — искренне хохотнул уродец. – Прям вижу случайную матрону: «мог бы уж и получше повод придумать – совсем любовницу не бережет, мерзавец»…- проклятье, опять, ОПЯТЬ увернулся. Ну хоть обернулся. – Чаво на этот раз?

— По твоей милости я недавно с головой окунулась в местные воззрения на взаимоотношения, – ученица Королевы невольно поежилась от воспоминаний. – А то и глубже. И ныне могу уверенно констатировать: ты поступил как редкий моральный урод, коим кстати и являешься, ославив меня подобным образом. Не говоря уже о безмерной наглости оной лжи.

— Дааааа, действительно, чёй-то высочество так жестоко поступило, – жеребец прикинулся задумавшимся, а затем без предупреждения прильнул к ней и зашептал на ухо. – Совершенно не подумал о чувствах беззащитного и ранимого монстра. Ведь это неоднократно пытавшееся меня убить, меняющее обличия, высасывающее из пони жизнь злобное страшилище способно обидеться, ежели пустить слух о бытии одной из множества ее личин моей избранницей и матерью. Или подумал? — смешок. Одновременно страшный и…интригующий? Увы или к счастью, убийца отстранился.– Слава Вседержителю, оно не важно – ибо мы все обязаны выполнять возложенный на нас долг.

Диана не сдержалась.

Ублюдок шутя отбился от удара неповоротливого пустого тела.

Унвер рано или поздно потребует объяснений странным отношениями типа хозяина и служанки.

— А насчет лжи вовсе промахнулись, бо изгнанник крайне редко оскверняется ею и данный случай – не исключение. Распространитель сам, по собственному почину осознал сказанное ему в потребном для дела ключе. В конце концов, разве же я одинок в суждении, будто наша свадьба вызовет некоторые трудности?

— Пф! – наследница великого рода вложила в оный краткий звук всё презрение к земным вообще и конкретному в частности. Вышло неплохо.  – Ишь губу-то раскатала, скотинка. Счастлива разочаровать: подобными нездоровыми наклонностями не страдаю и потому готова с ходу определить твои поползновения как бесперспективные.

Ничуть не обескураженный и вроде бы по меньшей мере  частично пребывающий в другом месте выродок пожал плечами:

— Не в первый раз. Не поверите, насколько дикие идеи порой приходят ко мне в голову, – замаскированная морда повернулась к окну. – Порой аж полезные. Касательно же вашего ответа: представляю, сколь тяжело мне будет осознавать отказ говорящего дуршлага, когда меня – Принца земли и победителя Дракона — окружат десятки оставшихся после войны без имения красавиц, готовых из кожи вылезти ради привлечения драгоценного внимания.

— Ну да: внешность и прошлое подпаленного куска мяса внезапно перестанут всех волновать и кобылки сами начнут вешаться, – неожиданно ощущая себя уязвленной, язвительно заметила Защитница. – Неужели и правда НАСТОЛЬКО глуп, чтобы поверить в подобное?

— Глубины  глупости произносящего сие неведомы даже ему самому, -  урод продолжал глядеть наружу. На решившую немного повыписывать кренделя вокруг подъемника безрогую. – Что же до наружности, то и маленькие дети понимают:  настоящая красота, как и настоящее уродство,  находятся внутри — в душе. Право слово: уж вам-то эту прописную должно знать лучше кого угодно иного. Вот только личные достоинства и недостатки в любом случае перестают котироваться на фоне статуса и практически неограниченной власти.

— Так говоришь, будто ваш режим уже победил, – вякнул стоявший в воротах и делящий внимание между ними и Рейнбоу рыжик. – Чтоб ты знал…

Последовавшая гневная отповедь прошла мимо ушей «хозяина» – ему стало слишком грустно.

Больно уж резкими стали сии перемены настроения. Ох не к добру.

Пустого нельзя было назвать здоровым еще в момент их первой встречи – чего уж тут говорить о последующем общении – однако же до сих пор его действия подчинялись пусть чуждой и абсурдной, но логике. Учитывая же всё свалившееся на него по возвращению на Кладбище – долго ли стоит ждать окончательного разрушения хрупкой, давным-давно держащейся на волоске психики?

А главное: в чью пользу обратится обозначенный слом? Сделает Принца еще более опасным и непредсказуемым? Наоборот, во взблеске условной нормальности, прояснит очевидное и таки заставит разобраться с давным-давно находящейся ровно под боком угрозой жизни?

По самой своей природе обладающая определенным познанием в тонких сферах представительница Народа потерла сдавленную нездоровым предчувствием шею и окинула источник всех невзгод чисто профессиональным оценивающим взглядом. Тот успел отогнать хандру и ныне беседовал с радужной, живописуя неизбежность ухаживаний за экзотичной путешественницей со стороны своего названного брата. По описанию – того самого красавчика, чей облик некогда использовала Диана для проводов смертника в «последний путь»:

-…и умоляю: не забывайте про одежду, а то бедолагу вовсе удар хватит, — шутка завершилась тяжелым вздохом. – В общем, ни скука, ни какая-либо опасность не грозит. Хеилст любое пнутое вами облако будет целовать готов.

— Славно, — нехарактерно степенно прокомментировала перьемозгая. – Тогда откуда столько грусти. Али уже не так уверен в обещанной победе над драконом?

— Вообще без проблем: дуну, плюну и полетят от летающей огненной смерти клочки по закоулочкам, — безмерно натужный хохоток. И очередной резкий переход в леденящую серьезность. – Нас снова затягивает в болото. Причем если прежде гнилостные газы прятались в пучине, то сейчас миазмы радостно всплывают на поверхность. Грязь вспучилась и пузыри вот-вот лопнут.

— Ээээ…- озадаченная пегаска переступила с ноги на ногу и на всякий случай немного отодвинулась. – Не стану утверждать, будто поняла о чем идет речь. Тем не менее, ежели чего – обращайся. Уж с моей-то помощью тебе никто не страшен.

— Приму к сведению, — благодарно кивнул псих. – Хотя у меня уже есть Тот, на кого могу положиться и с кем мне никто не страшен, – внутри вспыхнула искра сумасшествия. — кроме самого себя. Ибо вряд ли Он одобр…простите. Не стоит нагружать окружающих проблемами. Еще раз прошу вас присматривать за спутниками и не покидать Облачный район без крайней нужды –  так лучше для всех.

— Ничего не обещаю, — бравый взмах гривой. – Впрочем, беспокоиться надобности особой нет: отнюдь не прочь посмотреть на житье-бытье ваших пегасов, – кривая ухмылка. – Чай научу местных паре приемчиков. Небось и не слышали о…

— Короче, общение обещает принести обильные плоды, – перебил перьемозгую убийца. –Пройдемте уже в кабину – сейчас перекинусь парой слов с подчиненной и отчалите.

Наводящая на совсем уж неприятные размышления танцующая походка и рассеянный взгляд:

— Леди Диана? – «леди»? Издевается зараза. – Позвольте кое в чем признаться.

— Ну валяй, о Победитель Дракона, — лениво отозвалась Защитница Короны, неприязненно глянув на задержавшуюся рядом с ними радужную.

Псих прочистил горло и хорошо поставленным голосом произнес:

— Ваш отказ меня опечалил, — ироническая улыбка. – Чуточку. Кому приятно терять потенциальные возможности?

— О чем это вы? – летела бы дальше. Тут взрослые разговаривают.

— Наш бесстрашный предводитель выразил свое безграничное огорчение моим отказом выйти за него замуж, – забавно: когда научилась скалиться в принцевом-то стиле?

А вот удивляется довольно мило:

— Серьезно?

— Агась, – тряхнул пустой башкой уродец. – Помните ведь  рассказывал, в сколь близких отношениях находимся. Ну там, обнимашки, ночные визиты, душевные беседы и прочие прелестные проявления тяги меж горячими сердцами. Однако же свадьба откладывается на неопределенный срок, — не предвещающий ничего хорошего. – Кстати, дорогая, не забудь ввести подругу в курс дела касательно нашего ребенка.

Последнее слово зазвенело не хуже башенного колокола.

Ученица Кризалис почти физически чувствовала поднявшуюся внутри слушательницы волну.

Вместо же уместного как никогда апперкота откуда-то взялось желание провалиться сквозь землю.

Чудовищное молчание нарушил вдруг закашлявшийся источник всех несчастий.

-

Дядя набрал воздуха в грудь и спокойно, неспешно, четко проговаривая каждый слог, повторил:

— Приказ Старейшины.

Верный сын Цитадели, прежде никогда и не помышлявший о каких-либо сомнениях или пререканиях едва не взвыл:

— Но как, КАК он мог так поступить с нами? – из глаза вытекла одинокая слеза. – Это ИЗМЕНА! Безумие!

В лицо прилетело копыто. На сей раз – серьезно.

— Следи за языком, – дополнительный воспитательный пинок. – Наш вождь вел нас к успеху год за годом и десятилетие за десятилетием. Сохранил. Образовал. Возвел на пьедестал. Вернул на Родину. Без него мы…

— Уже пировали бы в Главной части, – вкрадчиво высказался до того молчавший двоюродный брат. – На костях кровопийц. Он предатель.

Ни единый мускул на его лице не дрогнул, когда лезвие застыло в опасной близости от незащищенного горла:

— Ну-ка повтори.

— Ладно, ладно, спокойно! – нервно отозвался не на шутку испугавшийся здоровяк, вскакивая на ноги. – Каюсь: погорячился, сглупил, проявил неуважение, — язык облизал пересохшие губы. – Тем не менее, отбросив в сторону эмоции и прочее — объясни каким макаром дедов любимчик в этот самый момент ГОСТИТ у проклятых ПЕГАСОВ в их гребаном ОБЛАКЕ!?

— Унвер – диверсант. Лучший. Надежнейший. Опытнейший, — клинок вернулся в ножны. Действительно перебрал: чуть родную кровь не пролил. — Еще тупые вопросы есть?

-

— Те-перь по-ни-мае-те? – право слово, в разделении на слога нет ни малейшего смысла.

Магия же, елки-иголки.

— Да, — со всей возможной корректностью отозвалась Рейнбоу. – А ты меня?

— В полной мере, — принц, другой, не «Принц», расплылся в улыбке. – Наши рогатые друзья в очередной раз показали себя полезнейшими обитателями Города. Позвольте же наконец выразить накопивш…

— Прости, – затараторила пегаска, молниеносно протискиваясь мимо жеребца. – Некогда: срочное дело, – на последнем слове оттолкнулась от дверного косяка и рванула в небо.

Конечно, чудовищно хамское поведение даже по ее откровенно грубоватым меркам, вот только выслушать сии потоки словес еще и с обретением общего языка…

Нет, будем справедливы: Хеислт весьма и весьма хорош: сильный, быстрый, редкий красавец и боец наверняка отличный – но назойлив до безумия и главное по некой неясной причине считает себя в праве лезть в жизнь вполне способной позаботиться о себе иностранки.

Ну серьезно: сколько раз уже попадались на глаза  явно ни в чем не уступающие своим «сильным» половинам кобылки-солдаты в форме и всем таковым – так с какого же бодуна ей, прошедшей Вечнодикий лес лучшей летунье Эквестрии – требует «ограждение от опасности»? Будто за фарфоровую куколку держит. Видать, «семейное».

Сверх всего вышесказанного, будущий главнокомандующий всей крылатой братии-сестрии категорически не воспринимает не то что намеков, а и предельно четких отказов. Последнее впрочем вероятно является виной Дианы – уж больно довольную морду корчила при переводе.

Так или иначе, необходимо признать: отводя в сторону перегибы, незванный кавалер повел себя самым добропорядочным образом, всеми силами стремясь обеспечить гостям по возможности комфортное житье-бытье в не очень-то уютном облачном квартале. Аж расщедрился вызвать снизу специалиста для обеспечения нормального общения – причем не в виде той ерунды с губами вроде имевшейся у проводника, а нормальным образом. После такого-то подарка просто стыдно будет дать от ворот поворот.

К счастью, оно и не требуется – у Даш на уме несравненно лучший план.

-

Три установки построено. Пять на подходе. Восстановили наблюдательные пункты на Стене и  старые заставы в Лесу, снабдив всем необходимым от телескопов до чемоданов с красителями для сигнального дыма. Минимум часов пять в запасе обеспечат.

Главная проблема – боеприпасы – частично решилась зело неожиданным образом. Волькен, по доставке моих трофеев впавший в еще большую немилость (по его словам, из-за зависти, хотя в народе говорят иное) и будучи посланным в ну очень дальний дозор, решил «случайно» заблудиться и залететь в обозначенные вашим покорным слугой владения перевертышей. Не глубоко, по краешку, и тем не менее достаточно для преизобильнейшего сбора зелени, кою впоследствии  продал с прямо-таки неприличной выгодой.

Ну и кто после этого торгаш?

Лицемерная морда.

Впрочем, на пользу эти деньжищи вояке не пошли: зазнался, стал бузить и так далее – сами, уважаемые пони будущего, в автобиографии героя почитаете. Для сего повествование куда важнее факт неожиданно наличия в Городе настоящих завалов драгоценного продукта дырявых, пусть и частично успешно превращенных в экзотические ансамбли для дам высшего света. Одно слово Лордов – и патриотичные матроны и папины принцессы с готовностью пожертвовали наряды на нужды армии. А высокопрофессиональные рогоносцы за считанные часы довели смесь до ума.

А также совершенно добровольно и – вот чудо-то — по собственной инициативе создали вокруг каждой из огневых точек и нескольких убежищ заковыристое Начертание. Якобы защитное. Призванный в качестве эксперта Лентус, постоянно ошивающийся близ Комитете на правах представителя Серых, проверил нежданный подарочек. Увы, совершенно чуждая область, да и в принципе каллиграфов поблизости не наблюдается – ребята слишком хорошо оплачиваются, чтобы идти против правительства. К счастью, имеющихся знаний оказалось достаточно для исключения варианта их вредоносности. И скабрезного «скромного личного мнения» о бесперспективности подобных ухищрений против Дракона. Ну да будь иначе и дани бы никакой Родина не платила. Всё же сам факт проявления заботы определенно радует.

Приятно удивил Ставрос – некогда столь неласково принявший изгнанника главарь Серебряных. Личные качества старого дельца конечно же оставляют желать много лучшего, однако по меньшей мере двух достоинств у него не отнять: ума и договороспособности. Заверил меня в вечной дружбе, уважении и всемерной поддержке. В границах разумного, естественно. Внезапно, склонен поверить, бо данный земной в общем-то достиг цели личного участия в революции – хоть сейчас в Совет на правах золотого. Всякие там ограничения власти и передача части полномочий обеспеченным гражданам естественно приветствуются, но не критичны и в целом подземники готовы к диалогу.

Жители Цитадели тоже наконец перестали вставлять палки в колеса. Сложившееся поначалу впечатление намеренного раскачивания с их стороны коалиции, слава Пламени, не подтвердилось: один поход к Старейшине спустя кузены рассыпались в извинениях и выразили готовность пахать на благо Отчизны до седьмого пота. Ох и устроил им дедуля взбучку. В итоге со спокойной душой отдал им всю имеющуюся документацию на Сили.

В том числе пожертвовал свежие наброски модификаций и адаптеров под не магические источники энергии, дабы сумели построить в «своей» части Города независимые от волшебников установки. Естественно, по остаточному принципу и без ущерба для общих мощностей. Логичное, предсказуемое условие.

Рискну предположить скорый раскол в рядах наших дорогих двоюродных братцев:  слишком уж многие недовольны сотрудничеством с «кровопийцами». Пожалуй, нам оно только на пользу.

Кстати о потребителях внутренней жидкости. Несколько дней назад крылатой спутнице надоела спокойная и безопасная жизнь в Облачном городе. Хотя, скорей уж надоел конкретно Хеилст. Перьемозгий братец совсем с катушек съехал на фоне прибывшей из-за бугра многоцветности – аж расщедрился на копирование собственных знаний прямо в радужногривую голову. Процедура, мягко говоря, дорогая и опасная, а главное раскрывшая перед новоприбывшей все ранее милосердно не пускавшие ее к ужасам двери. Не важно.

Короче, эквестрийка вызвалась поволонтёрить в госпитале – персонала там до сих пор не хватает. И едва ли не на следующий же день примчалась к по горло занятому руководителю провалившейся экспедиции с категоричным требованием проследовать за ней. Отказаться не получилось, поэтому счел за лучшее подчиниться, заодно совместив оный визит с посещением Виста. Всякие переговоры, поставки и средства индивидуальной защиты.

Крылатая привела Принца к жеребенку.

Тому самому – сомнений нет. Подозреваю, именно ради проверки легенды пегаска и пошла в медработницы. Впрочем, доказательств не имею. Не суть.

Факт: жертва бомбежки жива и почти здорова. Врачи утверждают, якобы никаких серьезных проблем с маленьким пациентом не наблюдалось плюс всецело подтверждают крайне маловероятное происхождение. Даже  отец нашелся.

Видно и на войне случаются чудеса, бо иначе, как только чудом подобное стечение обстоятельств не назовешь: пишущий сие таки не полный профан в медицине и отличить умирающего от слегка помятого способен.

Чем больше думаю об этом, тем тяжелее связать концы с концами.

В первую очередь потому, что объяснение вообще есть. На поверхности лежит – и переворачивает с ног на голову весь сложившийся в сознании концепт их дырявости. Али может подобные способности изначальны присущи этим энерговампирам? Аж слегка стыдно перед ней становится: кто знает, сколь далеко сумеет зайти мой маленький эксперимент? Особенно ежели удастся обеспечить таскание ею вытягивающего магию шара и в дальнейшем.

Времени. Сыну Города чертовски не хватает времени.

Фер.

И ведь спервоначала-то еще доставало наглости мечтать, будто бы кошмары от перенапряжения. Нет. Обыкновеннейший отдых без снов требует более и более пробивных препаратов – завтра-послезавтра небось вовсе на ветеринарный арсенал переходить придется. Или вызывающие привыкание. Благословения Единому, удалось спровадить спутников в Облачный – пусть некоторым там и не сидится. И многократно превосходящая благодарность, за дарование Им возможности исправить хотя бы главную из моих ошибок.

Нужно срочно встретиться с Феросом.

Пока не поздно.

Жеребец грустно вздохнул, пожевал кончик писчего прибора и выглянул наружу. Почти приехали. Сейчас снова придется погружаться в горы несравненно более важных и неотложных бумаг.

-

Порождение мягких кресел и стремящихся к бесконечность балов рвало и метало уже битых полчаса, успешно перебрав целый спектр самых бессмысленных угроз и разумеется ни на йоту не приблизившись к цели. Пора завязывать с балаганом:

— Больной исцелен?

Прибывший из стана врага врач поперхнулся:

— Почти. Достаточно, чтобы наконец перевести…

— Задание – довести до полного выздоровления. До выполнения – не беспокоить, — галантный поклон. – Приятного дня.

И более не обращая внимания на стерву, наследник великих предков покинул палату, ускоренным шагом направившись в свой кабинет.

Поразительно: «свой» кабинет. Вот так легко и непринужденно. С другой стороны: разве могло случиться иначе? Так и так бы рано или поздно достался бы ему. При условии не взятия Лентуса за ум, естественно.

Тем не менее, очень, ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ хотелось, чтобы данный момент наступил попозже. И в иных обстоятельствах.

Сконцентрируйся на настоящих проблемах.

Забавно: войны нет, а раненые все поступают. На самом деле ничего смешного нет. Чужаки совсем без головы, а местное «интеллектуальное большинство» отстает от них не намного. Причем перьемозгих тоже касается. И тех и этих.

Неужели черномордый солдафон не понимает, что своими идиотскими требованиями он только расшатывает едва установившийся хрупкий мир? Пусть донесшееся с противоположного бугра странное недопущение до крематория тоже не является верхом мудрости. Зачем тогда бомбили наш? Тела складировать некуда: холодильные отделения кладовки  — и те под завязку забиты. Лучше бы Верховный с таким тщанием заботился о живых…

— Господин ректор? – и.о. давненько отвалилось. Ладно:

— Слушаю.

Очередная пара искалеченных. И ведь правительству не отправишь. Извольте лечить здесь, тратя и без того ограниченный запас сил и лекарств. Слава всему на свете, по крайней мере «волонтеры» вроде гребаной единорожки без дела не сидят. Вообще новая кровь скорее смахивает на старую сукровицу. За редким исключением вроде той внезапно научившейся говорить спутнице изгнанного воспитанника. Видимо расщедрился на услуги специалиста из дипкорпуса. Девочка своеобразная, но хорошая. Старательная. Любит детей. А вот ее ухажер…

Тяжкий вздох.

Сё есть будущий владыка Города! Хотя местные тоже хороши – ведь подписано же…

Не суть.

Когда наконец закончится вся эта галиматья?

— Господин, к вам посетитель, — чего там еще?

— Говорил же: до вечернего обхода – ни-ни, — так и так никого важного. Таковые без помпы не летают.

— Исцел, ваше преподобие, –с необычными нотками продолжил настаивать в нормальной ситуации знающий свое место секретарь.

— Его высочество подождет, – твердо ответствовал расчерчивающий график руководитель.

— Другой исцел, — в голосе из-за двери послышалось нечто фанатичное. — Не Принц земли.

Вист удивленно поднял брови: пусть истерия вокруг эпидемии и пошла на спад после их маленького обмана, однако по сию пору никто из действительно заболевших не выживал. А вдруг реально не фальшивый. Тогда чего ему от «ректора»-то надо?

— Впускайте, — караул какой-то больно радостный.

Надо же, кобылка. Белая, в полном соответствии с традицией и симптоматикой. Табличка на месте. Куртка не биреровой кожи и тем не менее неплоха. Ведет себя подозрительно раскованно. Видимо, успела привыкнуть к поклонению.

— Добрый день, – привлек к себе внимание хозяин кабинета. Посетительница вздрогнула, уронила без спросу взятую с тумбочки картинку и повернулась к нему. – Искренне поздравляю с выздоровлением. Чем обязан?

Единорожка? Разве они вообще там имелись?

— Вист, – по хребту пробежал холодок. – Ты не узнаешь меня?

Эти глаза…

Врач чуть не упал со стула – дабы затем немедля вскочить и устремиться навстречу вошедшей. 

— Летиция, – с непередаваемым счастьем прошептал он пару минут спустя, крепко сжимая любовь всей своей жизни в объятиях.

-

-…Начертания завершены и проверены. Вскрывшиеся при последней атаке агенты либо выкуплены либо добрались сами. Строительство оборонительных орудий идет с опережением плана, — Мирак не сдержался и фыркнул. – Две попытки внедрить к нам диверсантов перехвачены. Обмен пленными завершен. Оценка оставшихся в центральном хранилище запасов не произведена – другая сторона категорически отказывается пропускать аудиторов...

Наследник трона скрипнул зубами:

— Проклятый предатель небось уже тонн сорок зерна к себе в землянку вывез.

— Маловероятно, — спокойно отозвался тучный повелитель Города. – Эта партия для Волькена последняя: пан или пропал. В Лесу не отсидишься. А для иммиграции резоннее тащить не еду, а вечные ценности.

Интересно: перед отлетом Дракон таки забрал дань, али обильно политые нашей кровью сокровища до сих пор в коридоре валяются? Стоит проверить. Когда Врата расклинят.

— Отличная работа. Хвалю, — докладчик кивнул. -  А как насчет моего маленького спецзадания?

— На начальной фазе, — покачивание головой. – Необходимые ресурсы употреблены для основного проекта.

-Неудовлетворительно, — рыкнул обычно не позволяющий себе подобного Лорд магии. И отвернулся к окну – дабы не пугать подчиненных выражением лица. – Форсируйте события. Отвлеките потребных специалистов. Высочайший приоритет.

— Будет исполнено, — прошелестело сзади. Сугубо покорно – однако они слишком давно друг друга знают:

— Ты в курсе, ЧТО он у меня отнял, — престарелый волшебник  смахнул пот со лба. – К тому же, теперь это не только личное: сам видишь сколь…крупный сюрприз принесла нам сия  нескладная пешка…

— Ему просто повезло, — убежденным тоном заявил Принц. Тут же стушевавшись: терпение наставника не безгранично.

Рано или поздно перебивания прекратятся – так или иначе.

— Разумеется, — расслабленно подтвердил Мирак. – И может повезти снова. Поэтому проблему необходимо решить.

— Есть более быстрый способ, — осторожно произнес опростоволосившийся Хеилст.

— Агась, — легко согласился владыка Города. – Но я желаю иного.

— Ваше желание будет исполнено, — с поклоном повторил министр. – Кстати, раз уж о нем зашла речь: до сих старых ушей дошла одна весьма интересная сплетня…

-

Смех. Радость. Подозрительно.

Урод не один.

— Ага! – дверь с грохотом распахнулась и ученица Кризалис. – Вот значит зачем отправил нас к пегасам! Изменяешь своей перьемозгой!

Ноль внимания.

Зараза.

— Ау-у! — вторженка нетерпеливо постучала ножкой о порог. – Не проявишь ли часом хотя бы каплю вежества, представив новоприбывшей неведомую пассию?

— Так понимаю, нас застукала твоя подруга? – совершенно спокойно спросила неназванная кобылка.– Честно говоря, ее ревность немало льстит.

— Спешу разочаровать: нет. Пусть леди Диана и дышит ко мне зело неровно, однако же с моей стороны ни о каких…возвышенных чувствах речи не идет. Тем не менее, место в земном бытии сего скромного жеребца незваная гостья занимает изрядное, а уж в предстоящей смерти – так вообще, — крайне подозрительный в своей легкости и безмятежности смешок.

— Романтично, — одобрительно шепнула незнакомка, высвобождаясь из объятий монстра.

— Вам виднее, — Принц хмыкнул и развернулся к подчиненной. — Позвольте представить: Летиция, в ближайшем будущем Унлехрер. Действительно пассия, но чужая. Сия душа исцелилась…

— Единый исцелил меня от Снежной Чумы, – с тихим восторгом перебила его посетительница. – Даровав новую жизнь.

— И надежду другим. На сей раз – подлинную, – в голосе урода послышалась горечь.

Вся сцена почему-то вызывает в дикое раздражение.

— Вау,  — наследница великого рода привалилась к косяку. – А я-то думала, будто подобными бреднями болеют лишь пустые. Неужели все обитатели сего Кладбища столь тупы?

— Пустые? – спустя минуты полторы недоуменно переспросила единорожка.

— Земные пони. Ну, выглядящие точь-в-точь как она, — с нажимом пояснил идиот.

— То есть твоя…спутница…не отсюда, – Летиция чуть извиняющимся образом улыбнулась и продолжила нормально. – О нет, смею уверить: вера в Устроителя объединяет многих, безотносительно крыльев или рогов. Хотя конечно волшебный народ куда более склонен поклоняться собственной крови, а у пегасов оный пьедестал обычно занят вождями. Да и среди наших лишенных дополнительных частей тела собратьев лишь меньшинство следует Истине.

— Видит Взыскующий: нам некого в том винить, кроме себя, — с жаром подхватил псих. – В былые времена Община соединяла собой едва ли не три четверти горожан. Сами Лорды земли и магии не стеснялись находиться в братском общении и всей душой жаждали распространить хорошую весть далее – на чем и снискали поражение. Ибо решили вопреки традиции и указаниям ЗАСТАВИТЬ оставшихся подданных  и брата принять Слово.  Так началась Война Второй Ереси в итоге приведшая к Крылатой Демократии, — грустный вздох. – И пусть ныне принцип свободного давно вернулся и никем не оспаривается, сия катастрофа не могла не оставить отпечаток. Многие, очень многие именующиеся Последователями на деле не являются таковыми и живут миром. Пегасы служат Кодексу и Командирам. А единороги…

-…молятся на самих себя, – продолжила переболевшая. – А также владевших силой предков.  Будто в далекой древности. Причем речь идет не только о вполне ожидаемом и привычном превозношении…

— Хватит! – раздраженно прервала непрошенную лекцию ученица Королевы. – Вот честно: неужели кто-либо из присутствующих правда думает, якобы оно мне интересно? И вообще: раз уж ты чья-то пассия, то шла бы к своему избраннику – а то ведь придет в себя и передумает.

Убогое получилось оскорбление. Тем не менее, знатно выродка разозлившее. К счастью или к сожалению, вспышку гнева остановила причина беседы – встав между ними и примирительно вскинув копыта:

— Не беспокойся, – ой да так и так бы любимой рабыне ничего не сделал. – Твоя спутница права – пора. И без того отняла у спасителя Города кучу драгоценнейшего времени.

— Не променял бы данный визит и на три самых работоспособных часа! – надо же, какая пылкость. – Однако же понимаю и не смею больше задерживать. Передайте привет Висту.

-

Удивительное дело: сколь бы изощренной ментальной гимнастикой не занимался Унвер и какие бы усилия не прикладывал, а узреть в крылатых Врагов так и не получилось.  Ну, то есть, после Тучи-то мог зубами рвать и у живых печень выгрызать – однако спустя всего несколько дней нутро утихомирилось и вселенная вернулась в привычное состояние. А уж по достижении облака…

Стыдно сказать – внук Старейшины даже начал симпатизировать некоторым из встреченных на пути псов режима. Хорошие, честные и открытые парни. Чрезмерно повернутые на войне и чести, но, спасибо родному папеньке и половине двоюродных братьев,  подобные типажи для агента привычны.  Как ни странно, они искренне жалели о произошедшем: по местным понятиям, применение Мертвецкой Тучи отвратительно, позорно и по сути представляет из себя роспись в неспособности решить проблему по-мужски – опустившиеся до нее командиры не склонны к долгой службе. Вернее, доведшие дело до состояния, когда приказ о ее применении спускают сверху – и тут уж подчиняться все обязаны беспрекословно.   

Впрочем, чего там: лучший шпион Цитадели давно осознал, КТО является истинным злом этой истории. Пегасы – лишь пешки. Инструменты для совершения рогатой воли. Пусть и очень эффективные. А некоторые – еще и красивые…

Перед внутренним взором замелькали картинки. К счастью или сожалению, с эквестрийкой в главной и тем не менее не единственной роли. Древняя отчизна не лишена своих прелестниц.

Не важно. Пора спать.

В специально построенном для  гостей нормальном бревенчатом здании на скале – не один рыжий ловелас категорически отказывался ложиться в помещении, сделанном из сгущенного магией пара.

Дом. Милый дом.

Стоп.

Этой тени вчера не наблюдалось…

-

— Несчастная калека скрылась за поворотом – смысла стоять в проеме с видом объевшегося сметаны кота больше нет, – скабрезно выдала успевшая позабыться посетительница, без всякого пиетета извлекая руководителя из объятий благостного настроения.  – С долей восхищения, признаю: большего извращенца, нежели драгоценный хозяин, не могу и представить – тебе же отлично известно, какое МЕСИВО скрывается под маской.

— Ваша дырявость напрочь забыла о внутренней красоте. Будто от перевертыша стоило ожидать иного, – ух ты, закат уже. Быстро же день прошел. – Истинно говорю:  ушедшая от нас дама -  одна из прекраснейших кобылок, встречавшихся в жизни сего недостойного слуги Города.  Героиня. Самоотверженная в долге и великая в сострадании. Искренне рад за избранного ею Виста.

— Ну-ну, — насмешливое фырканье. – А как насчет этой?

Обернувшись, Принц узрел направленные на него сиреневые глаза эквестрийки. Выражающие то, чего нет.

— Она тоже прекрасна – в обоих смыслах, — жеребец хмыкнул. -  Хотя, на мой неискушенный взгляд, до полного раскрытия обозначенному бутону еще далеко.

— А про следующую что скажешь? – во вспышке зеленого света в мир пришла иная леди.

— Что я настоятельно просил не превращаться в Сили, — робкий огонек гнева мигнул и погас. Волна печали нахлынула и отошла. Изгнанник улыбнулся своему нежданному-негаданному умиротворению и направился к рабочему столу. —   Оно уже не важно. В озвучании же ответа нет нужда — субординат ведает его без всяких слов.

— Ну а про эту? – пришлось опять отвлечься. Если не из вежливости, то из любопытства.

Здесь пришлось подумать подольше.

— Гляжу, грива чуточку отросла. Если же присмотреться к глазам, то возникает ощущение проявления там сколько-то очерченных зрачков – вроде бы аж синих. Всегда хотел себе такие, — вздох по шальному детству с линзами и волшебной косметикой. Тяжкое время однако. – В любом случае, данные метаморфозы – подлинные либо мнимые – дела не меняют: передо мной стоит монстр, наслаждающийся болью и унижением своего благодетеля. Буквально жаждущий меня убить. Возможно, кто-то другой и сумеет найти вашу внутреннюю красоту, но сии очи лицезрят лишь искаженную природу.

— Значит, ясновельможный господин солгал, выразив сожаление об отказе выйти за него? – чудище  вернулось к назначенному облику усредненной бедной горожанки.

— Честно говоря, доподлинно эмоциональный фон момента не воспроизведу, – эк завернул-то, прям нутро радуется. – Вероятно, тогдашнее поведение показалось мне  недостойным Последователя и взволновавшая вас фраза представляла собой попытку исправить положение. В конце концов, я же  ПОЧТИ никогда не вру. Впрочем, надеюсь  и в тот миг не согрешил и правда огорчился бесперспективности мечтаний о нашем общем будущем.

Перебор – собеседница сочла велеречивость издевательской и отвесила кавалеру оплеуху. Вернее, попыталась.

Разговор по понятным причинам прервался. По окончанию же активной части общения, картограф – кстати, надо бы сдать имевшиеся материалы по назначению – почел за лучшее вместо немедленного возвращения к работе вернуться к дверному проему и насладиться видом заходящего над руинами Родины солнца. Самую капельку помятая дама отчасти подневольно составила ему компанию.

Минут десять спустя монстр запросил пощады.

— Совсем страх потерял – в прямом смысле, — недовольно пробурчала присягнувшая после тщательного растирания болящей шеи. – Пустота на месте нормальной, общей для всякой твари боязни – последствие окончательного развода с разумом или дражайший рабовладелец просто прежде притворялся сравнительно вменяемым?

— Кто знает? — ленивое передергивание плечами. – Скорее первое. Сложный вопрос. В конце концов, вы обращаетесь к новому, недавно рожденному свыше существу. Посетившему собрание. Принесшему покаяние. Поучаствовавшему в воспоминании. Надо мной совершили возлияние и вознесли молитву. Соединили с братьями и сестрами. Осияли ответами и ободрением. Всё во власти Единого и идет по плану Его. Нужно лишь выполнять свой долг и надеяться на милосердие Судии, — хватит прохлаждаться. Под лежачий камень вода не течет. — Думаю, нам пора разойтись – работы навалом.

— Не так быстро, — дырявая преградила путь, с самым настойчивым видом ища принцева взора. – Опустим предыдущую, наполненную заглавными буквами речь. Главный вопрос – по кому ТЫ сохнешь? – экие эмоции-то. Видать, задета профессиональная гордость. – И не отнекивайся  – та магическая каменюка-правдолюб не оставила тебе ни шанса увильнуть.

— Без понятия, – предельно честный, лишенный намека на лукавство ответ. – Смею надеяться, дорогое подсознание имело в виду Вседержителя и весь мир. Однако куда вероятнее, увы, несравненно более скромный Мрлык. Вон он, кстати, идет, шарик мохнатенький. Опять у кого-то кусок сыра выпросил. Ходить скоро не сможет, бегемот усатый…

-

Рейнбоу сквозь стиснутые зубы процедила слова извинения и – прежде, нежели «собеседник» успел среагировать – пулей вылетела из-за стола.

Прямо сквозь крышу. Благо, облака тут не тверже домашних.

Сколько же сил ей потребовалось, чтобы не нагрубить! Хеилст, конечно, славный малый, но НАСКОЛЬКО ЖЕ ПРИЛИПЧИВЫЙ!

Еще эта безобразная сцена в госпитале…до сих пор стыдно, а ведь она-то вообще ни при чем! Тамошний главный единорог очень вежливо попросил ее больше не появляться – следующего визита Принца воздуха Университет может просто не пережить.

Пегаска вздохнула. Это хорошее, красивое место, одновременно и чуждое и похожее на Клаудсдэил. Однако заняться лучшей летуньи Эквестрии категорически нечем. Принц, тот, другой, пашет аки проклятый – собственно, на сон и то не отвлекается. Спайк – напротив, только Морфея и терзает. Унвер минимум со вчерашнего дня как сквозь землю провалился, а Диана…

Кобылка скрипнула зубами. До чего же вредоносными порой бывают те, кого за неимением лучшего, называют подругами! Хотя опять же понять можно – по ее словам, испытываемое незваным кавалером обожание действует на чутко воспринимающего подобное чейндждинга на уровне засыпанного прямо в ноздри перца. Аж  в искренне зависти призналась: «вечно всё внимание идет тебе».

Ничего, сейчас исправим. Будущему Лорду воздуха не повредит отдать чуток энергии. А дракончика и сама посторожить сумеет.

Вроде бы надежный, пусть и несколько эгоистичный  план по обретению по крайней мере пары часов без назойливой компании внезапно натолкнулся на неожиданное препятствие…