Автор рисунка: Siansaar
Внутре. Пациент.

Обратно.

Приятные потери.

Биг Мак внимательно рассматривал объект своих подозрений.

Спору нет – отделали его славно. Все тело один сплошной синяк, да еще врач сказал, что пришлось приживлять здоровенный кусок мяса к задней ноге. Странно, что он вообще ходить может. Впрочем, особого выбора ему, как понял глава экспедиции, не предоставили – из пещеры-то вытянули, да первый день тащили на себе, а потом уже на своих. Просто все отказались даже находится рядом с этим существом, тем более везти на спине.

Караванщик по секрету рассказал, будто белого думали вообще оставить там. Что ж понивилльцев вполне можно понять:только представив себе покрытого кровью и мозгами маньяка, с улыбкой высовывающегося из пустой глазницы, Макинтош снова излил свою душу земле. Парня спасло отсутствие сознания – все-таки эквестрийцы не настолько подлы, чтобы бросить беззащитного пони рядом со вскрытыми яйцами. Даже такого. А затем они уже все обдумали и пришли к выводу, что обязаны ему за спасение заместителя мэра и потому никак не могут оставить без помощи. К тому же, это все-таки пони.

Насколько Биг Мак понял, была как минимум еще одна причина решения взять иностранца с собой – страх. Ведь он рано или поздно очнется, обнаружит сколь неподобающе с ним обошлись и наверняка захочет отомстить. Было бы глупо не считаться с жеребцом, который завалил генерала с помощью всего-навсего ножей. Но это все-таки было вторично: любому очевидно, сколь плачевно нынешнее состояние Страшилы.

Знать бы еще, КАК ему удалось убить генерала. Каптенармус довольно подробно описал труп страшилища: вся левая половина морды была обуглена, губ не было по тем же причинам, а в «зубах» была здоровенная дыра с почерневшими краями. Вряд ли бы монстр издох от этих ран, а даже если и так, то ему наверняка хватило бы времени до вылупления потомства и превращения отряда в корм для детенышей – эти летающие улитки просто удивительно живучи. Во время войны Макинтош видео одного из них, сражавшегося уже почти без щупалец, с выгоревшими глазами и кучей копий в брюхе.

Самый же животрепещущий вопрос: с чего это озверевшее, наполовину ослепшее и вопящее от дикой боли чудище вдруг потащило в частично сгоревшую пасть очередного пони? В конце концов, он же должен был как-то попасть в рот. Биг Мак долго пытался, но так и не смог вообразить себе возможность случайного попадания Страшилы внутрь монстра.

Иначе остается только предположить, что маньяк полез туда сам…

Не важно.

В любом случае, в храбрости ему не откажешь, как и в умении обращаться с ножами.

Что же он такое?

Ну, один ответ точно есть: парень, который спас их всех.

Не убей он генерала, весь отряд скорей всего был бы превращен в лепешку. Детишки бы вылупились. И что бы тогда стало с Понивиллем? До чего же обидно, что никто может сказать, каково будет его следующее деяние. Сейчас-то Страшила выглядит достаточно мирно, но это, скорей всего, исключительно из-за ран. Скажем начистоту: иностранец – одержимой жаждой убийства маньяк, обладающий прямо-таки ужасающими возможности к ее удовлетворению. Разве можно даже помыслить о том, чтобы одать ему возможность жить с нами?

Хватит.

Пару дней назад Макинтоша чуть не убили – почему он не может просто воспользоваться ситуацией и немного отдохнуть? Его конечно, подлатали, но единорог говорит, что требуется нормальная госпитализация – ему хватает умения глушить боль и сдерживать кровотечении, однако для выздоровления, во всяком случае, полноценного, необходимы Док, операция и покой.

Проще говоря, пора спать.

-
— СВЕРХУ! – сон разлетелся на тысячу мелких осколков.

От мерного шага очередного носильщика не осталось и следа – он как будто забыл о своей ноше, припустив прямо-таки с невозможной для такого веса скоростью. Биг Мак почувствовал, что съезжает и попытался обхватить пони за шею. Как раз в этот момент земля сбоку от них взорвалась и уши наполнил жуткий переливчатый вой.

Глава экспедиции почувствовал, что летит и уже через мгновение расслабленное магией тело покатилось по земле. Ребра отозвались нестерпимой болью. Мутнеющие глаза успели заметить темный силуэт в небе, а воздух наполнился криками ужаса, среди которых пробивались четкие, уверенные приказы каптенармуса. В пространстве под листвой заплясали огни.

Макинтош наконец остановился и попытался встать. Предупреждающий оклик, тень, отчаянный бросок в бок. Удар.

Тьма.

-
— Мистер Эппл? – его легонько потрясли за плечо.

Биг Мак недовольно заворчал.

Ему некогда: вся семья в сборе, на ферме. У них гости – подруги Эпплджек, его друзья, Чэрили, родственники, сержант…

Все улыбаются, смеются, едят пироги.

Ему завязывают глаза и дают хвост – осталось найти пони.

— Мистер Эппл? – чуть громче и куда настойчивей.

Нет. Не отвлекайте меня.

Уже раскручивают.

Со всех сторон летят подсказки. Эпплблум наверняка опять пытается его запутать.

Однако брата не проведешь — он давно ее раскусил и копыта уверенно ведут его к картине на стене, изображающей белую кобылку с сине-фиолетовой гривой.

— Мистер Эппл! – хватит орать, иначе он не сможет прицепить хвост.

А куда же она без него?

Вот так, осторожненько нащупывая губами ранее оставленные дырочки.

В конце концов, это же просто игра — вполне можно сжульничать.

Есть.

Друзья удивленно ахнули и начали аплодировать.

Только почему кажется, будто они удаляются?

Биг Мак снял повязку.

Но тьма осталась.

На него обрушилась тишина.

— Эй! Ему хуже!

-
Солнце.

Наконец-то.

У края леса деревья росли намного гуще и уже давно не давали уставшим путникам наслаждаться лучами дневного светила.

Биг Мак сощурился отвыкшими от столь щедрого освещения глазами.

А вон и Понивилль. На вид целый.

Слава Твайлайт и Принцессам.

До него еще как минимум полдня – все-таки они заплутали и вышли в совершенно незапланированном месте.

Но какая разница?

Отряд выжил, сбежал из проклятого леса, выполнил свою задачу. Совершил практически невозможное – убил генерала.

Но самое радостное — никто не погиб.

Когда они шли туда сопротивления, в сущности, не было, а на обратном пути их дважды чуть не сожрали. Лес удивит даже того, кто ходит по нему годами. Все-таки он был слишком оптимистичен, допустив мысль о скором возрождении Эквестрии. Оно обязательно наступит, но не сегодня. Твари никуда не ушли, а только освободили побольше места невесть откуда взявшимся настоящим монстрам – вроде тех кликуш.

Скажи, Твайлайт, откуда в наших местах взялись эти крылатые бестии? И как им удалось оставаться незамеченными все это время? Да и как нашли нас? Это засада чуть не стоила понивилльцам жизни – если бы не старик, то все бы эти салаги разбежались и их отловили бы поодиночке. Только благодаря ему удалось создать грамотное построение, сконцентрировать огонь единорогов и защитить добычу с ранеными. Даже сбили одну из них, как раз в тот момент, как она выхватила одного земного из строя. Парень отделался ушибами и распоротой ногой – успел подставить ее под коготь, который должен был лишить его лица.

Это была славная охота. Понивилль спасся от ужасного врага и на ближайшей ярмарке наверняка произведет настоящий фурор. Все будут счастливы.

И если спасительница и Принцессы смилостивятся над ним, то и он сможет увидеть это. Проклятые летучки так и не добрались до его тела – спасибо караванщику, успевшему оттащить за спины подчиненных. Однако врач должен был участвовать в бою и потому не мог поддерживать лечащее заклятье. К тому же валяние по земле никак не способствует здоровью при внутренних повреждениях.

Сейчас-то все вроде более-менее, однако, ассистент Дока сразу сказал, что положение стало намного хуже. Вероятно, одно из ребер пронзило легкое. Дышать и правда как-то тяжеловато. Он утверждал, что все будет в порядке. По глазам сразу было видно – врет и не краснеет.

Ничего. На крайний случай, хотя бы труп домой довезут.

Забавно: так хочется жить, но умирать не страшно.

Это была хорошая жизнь. Несмотря ни на что.

А судя по этим счастливым снам – потом все будет еще лучше.

Его родные и друзья ждут. И Чэрили тоже.

Он еще прикрепит не один хвост и соберет много яблок.

Жаль только, что Понивилль останется без главного по безопасности.

Но ничего – Орден позаботится о нем.

Разве может быть иначе?

— Мистер Эппл? – подошел к нему единорог – время для процедур.

— Агась – он безропотно сполз с уже еле ноги переставлявшего жеребца и с посильной помощью врача перевернулся на спину.

Пока его лечили, все остальные также устроились на привал – ведь в отряде были и другие раненые, да и просто приятно было повалятся на этой привычной, нормальной зеленой травке. Некоторые даже сразу начали жевать – припасы кончились еще вчера. Не важно. Уже вечером они будут дома, где смогут не только набить желудки, но и рассказать своим подружкам о только что совершенных великих геройствах.

Это первый его поход, после которого салаги так и остались салагами. Что ни говори, но Эквестрия исцеляется и скоро в ней наконец-то не будет места подвигу. А также таким героям, как Страшила. Да, именно так – героям. Звучит неправильно, но как иначе назвать пони, в одиночку задавившего генерала? Кстати…

— А как там наш иностранец? – доктор непонимающе уставился на него.

Ишь ты, они уже опять успели забыть, что этот маньяк является подданным другого государства. Пусть, скорей всего и погибшего. Может даже понивильцы его и за пони-то не считают.

— Со Страшилой все в порядке? – со слабой улыбкой произнес Биг Мак – все-таки полноги потерять не шутки.

Пусть ему и не место в Понивилле, но хотя бы довести его до туда мы обязаны – как минимум ради чести Эквестрии. Дать денег, припасов, карты и сопроводительные письма, с языком чего-нибудь придумать, только недолго. Ну и вылечить, естественно – все ж таки за них он кровь свою проливал. Может и шрам как-нибудь удастся замаскировать. Парень явно страдает из-за этой кляксы…

— Не могу ничего сказать по этому поводу – наконец закончил процедуру маг, напоследок обдав пациента волной тепла и спокойствия. Макинтош настолько отдался появившемуся чувству расслабленности, что не сразу понял его слова.

— Он не с нами – все так же видя вопрос в широко раскрытых глазах, единорог снизошел до более распространенного объяснения.

Их прирученный монстр несколько раз подходил к каптенармусу с какими-то головоломками, вполне вероятно, просясь к кому-то на спину. Во всяком случае, он часто указывал в сторону раненных, показывал свою ногу и изображал челюсти. Бедолаге отказали, чем явно не привели в восторг и пришелец не преминул продемонстрировать свое недовольство. Бесполезно.

А идти было наверняка все тяжелее: кусок мяса-то ему приставили, но пока еще нормально ходить сможет. Да и лечили его после поднятия на ноги из копыт вон плохо – все просто боялись лишний раз приближаться. Оглядываться они также старались поменьше. Результат вполне предсказуем: Страшила как-то незаметно отстал. А может сам ушел. Так или иначе, его отсутствие обнаружилось только после налета. О поисках не было и речи — народ радовался и махал флажками. Фигурально, разумеется.

-…ну и вот – закончил единорог, уже поднимаясь – в конце концов, мы же его не выгоняли. И в любом случае в Понивилле ему не место, а когда бы Страшиле об этом сказали, он мог бы и разозлится. Так лучше для всех.

— Агась – безнадежно отозвался глава экспедиции, безропотно позволяя взвалить себя на спину следующему подчиненному.

Уже засыпая под воздействием магии он успел услышать, как единороги спорят сколько ему осталось.

-
Их увидали еще издали.

Но они были готовы – несмотря на требования врачей о скорейшей доставке раненых в госпиталь, Биг Мак настоял на том, чтобы солдаты привели себя в порядок, хотя бы по минимуму. Конечно, нет большей радости для близких, нежели видеть своих жеребцов живыми, но все же не стоит лишний раз напоминать им о том, в сколь жестоком мире приходится существовать. Очистить кровь и слизь с доспехов, поменять повязки – делов-то на полчаса, тем более что из тяжелораненых только он один.

Ослушаться они не посмели. Как минимум из нежелания лишний раз беспокоить. Зато на его требование облечь заместителя мэра в доспехи и поставить на ноги последовал категорический отказ. Что ж, следовало ожидать. Хотя бы шлем разрешили надеть.

Пони построились по трое, за каждым волокуша с трофеями. Головы гордо подняты, золотые доспехи сверкают на солнце, острия копий грозят небу…

Прекрасное зрелище, которое портит только начальник, лежащий на спине подчиненного. Даже впечатляющие габариты носильщика не компенсируют столь вопиющую леность. Что ж, видно он хочет слишком многого.

Отряды, которые он под шумок посылал в последние часы ничего, разумеется, не обнаружили. От их странного гостя сейчас уже наверняка не осталось и костей.

И что теперь делать?

Как он посмотрит в глаза Твайлайт, когда она спросит с него?

Впрочем, многознающая спасительница поймет. Биг Мак не хотел. Пытался. Не вышло. Подобно Стальному генералу, да хранят Принцессы его душу в покое и мире.

Как и мою.

И пусть светила и звезды смилуются над несчастной душой и явят ему благосклонность, кою он не видел на земле…

Хватит.

Ты еще жив – так покажи им это.

Чтобы сердца понивилльцев вдохновились твоим примером.

Рано или поздно, но пони перестанут умирать от когтей и зубов тварей.

И не важно, что будет после.

Макинтош не успел сползти со своего скакуна, как к нему с двух сторон подбежали единороги, хором упрашивая не упрямится и залезть обратно.

Пусть лучше помогут.

Видно что-то в его взгляде заставило их послушаться. Магия влилась в ноги и они крепко оперлись о кормившую поколения его предков землю. Его землю.

Землю Понивилля.

— Копье – дышать трудно, приходится шепотом.

Приказ был исполнен мгновенно и маги поддержали его, чтобы было не так тяжело.

Вперед.

Встреча была пышной.

За почти достроенную третью стену высыпало все население городка. Кобылки и жеребята кидали в них цветы и лишь чудом удерживались от того, чтобы не испортить торжественность момента, бросившись своим родным и любимым на шею.

Оставшиеся охранники выстроились по бокам и непрестанно салютовали.

Мэр начал произносить речь о храбрых защитниках Понивилля, вновь вернувшихся с победой из когтей самой смерти.

Но окончания Биг Мак не услышал – грудь пронзила острая боль и он мешком повалился на землю.