Все сокровища мира

В XIX веке Эквестрия под властью принцессы Селестии вступает в эпоху бурного развития и процветания, вместе с тем начинается первая экспансия на запад. Однако некоторые восприняли зов прогресса как основание для ещё более радикальных реформ. В 1858 году сто сорок восемь пони покинули берега Эквестрии в погоне за мечтой об утопии. И эта история — о них.

ОС - пони

Мгновения тишины

Иногда тишина - высшее благо.

ОС - пони

Ксенофилия: Блеклое Поветрие + Исход Поветрия

Когда в Эквестрию приходит пожирающее магию поветрие, спасения от него нет даже аликорнам. И чтобы солнце продолжило всходить, одному-единственному жителю королевства начисто лишённому магии придётся отринуть собственные чувства и послужить на благо короны.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Лира Человеки

Ограбление по-понивильски

Много лет назад Понивиль был ещё меньше, чем сейчас. Но всё же он был не настолько мал, чтобы в нём не могло произойти первое в его истории ограбление банка. В неповторимом понивильском стиле.

Другие пони ОС - пони

Тайные чувства Флаттершай.

Все мы знаем очень тихую жёлтую пегаску, которая боится даже собственной тени. Что ж, так оно и есть. Флаттершай очень чувствительная пони. Она уже давно любит особую пони, но признаться ей трудно.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Энджел

Чудовище, которое мы сотворили

Мы вырастили её. Мы обучили её. Мы сотворили из неё богиню. Она рассчиталась с нами.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Принцесса Миаморе Каденца

Аллагро Кин

Герой рассказа - ихтиопони, чья жизнь должна проходить в океанах, вдали от поселений. Но он рожден на суше. Как же живет он, к чему стремится, что преодолевает? Возможно, в будущем Аллагро еще поделится с нами воспоминаниями о своих приключениях и достижениях.

ОС - пони

Я не помню...

Любовь - самое страшное, что может с Вами произойти.

Флаттершай ОС - пони

Чисто эквестрийское убийство

Герой Эквестрии, сердцеед и самопровозглашенный трус Флеш Сентри получил главную роль в театральной постановке. Кои-то веки ему не грозит ничего серьезнее забытых реплик. Ведь так? Пятая часть Записок Сентри.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони Кэррот Топ Флеш Сентри

По ту сторону сюжета

Фанфик, расширяющий события десятой серии первого сезона (Swarm of the Century), куда по воле случая попали космодесантники.Пострадали только параспрайты.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Стража Дворца

S03E05
ГЛАВА 23 "Разбитый кошмар" ГЛАВА 25 "Посиделки"

ГЛАВА 24 "Пробуждение"

"Пап, а что с самой?" — из глубин мрака доносился писклявый детский голосок.

Пустота некоторое время молчала, но после послышался мужской голос:

"Мама ушла, малышка", — с грустью ответил он на вопрос дочери.

"Она ушла, как и бабушка? Она спит?" — не унималась девочка.

И снова наступила затяжная тишина.

"Нет. Она ушла от нас к другим людям".

Мрак внезапно сменился ярким светом, отчего девушка закрыла глаза. Вокруг слышались немного приглушенные песни птиц, совсем рядом — неровное дыхание единственного близкого человека. Сквозь веки пробивался свет, исходящий от скользящих лучей летнего солнца.

На голове чувствовались легкие поглаживания. Слабое дуновение ветерка слегка развевало радужные волосы. Вроде, здесь нет ничего плохого, но затишье перед бурей легко ощущалось семилетней девочкой.

Она старалась открыть глаза, и после нескольких неудачных попыток ей удалось. Она встретила лицо отца, задумчивое и с ноткой страха перед предстоящими событиями. В уголке глаза сверкнула на солнце одинокая слеза, которую он тут же вытер.

Она встала на место себя. Прошлой себя, которую навеки похоронила. Еще два года назад она поняла, что жизнь жестока и никогда не дает то, чего хочется. Она повзрослела, и при таком маленьком возрасте смогла обеспечивать себя самостоятельно, без материальной помощи опекунов. Ей было трудно, но она смогла пережить все разломы жизни и остаться целой, но теперь неприступной и чересчур жесткой. Она любила веселиться, развлекаться с подругами, но в меру, и, когда эта мера истекала, она попросту уходила в мир одиночества. Но после возвращалась с новыми силами.

Он стал решающим ударом прямо в сердце, но неожиданно для себя она выжила, и в прямом и в переносном смысле, хотя не желала этого. Ей было тяжело, бывали моменты, когда хотелось переломить ход боя и покончить с этим раз и навсегда. И после всех страданий, с жестокой ухмылкой преподнесенных Госпожой Судьбой, она вышла победителем. Бесчувственным победителем.

Сейчас ей был дарован шанс снова посмотреть в это лицо. Запомнить его таким навсегда. Она перестанет смотреть на тусклые фотографии, находящимися под кричащими заголовками газет, где лицо отца было совсем непонятным. Да и личные фотографии не могли передать того тепла. Она будет хранить его в своей памяти до конца жизни.

 — Мне тоже больно, — он вернул взгляд на дочь, и смотрел в глубину малиновых глаз, стараясь найти в бездне что-то еще, помимо грусти и тоски утраты.

 — Она предпочла нам других, и винить ее я не собираюсь. Она может самостоятельно делать решения, пускай и не в нашу сторону, — он печально вздохнул, взяв в руки ладошку дочери. — Обещай, что никогда меня не бросишь.

Она незаметно улыбнулась, не из-за бессмысленных действий мужчины, а из-за счастья вновь увидеть его, но заметила в глазах отца свою улыбку. Она может владеть телом прошлой себя, и прежде, чем снова потерять связь с ним, она сделает напоследок то, о чем всегда мечтала.

 — Никогда! — она бросилась ему на руки, и он поймал ее, обнял, стараясь успокоить. — Я всегда любила тебя тогда и люблю сейчас! — сквозь слезы призналась малышка. — Пожалуйста, прежде, чем уйти, давай побудем вместе!

Он не совсем понял, о чем она говорила до просьбы, но принял прошение дочери.

 — Вместе навсегда, — тихо утвердил мужчина.

 — Нет, — прошептала девочка, но отец не услышал ее слов.

Казалось, шестилестилетнее страдание окончено: оно взяло небольшой отпуск, после которого снова начнет мучить девушку. Но сейчас она рядом с ним.

Она слышит его учащенное дыхание, чувствует, как быстро бьется сильное сердце, и ей нравилось быть маленькой и беззащитной. Она казалась хрупкой, вот вот расколется на многотысячные осколки в крепких объятиях мужчины. Она не хотела отпускать его из-за счастья, огромной радости находится рядом с ним.

Так бы она стояла вечность.

Но у судьбы были свои планы. Все померкло: сочная трава потеряла свои яркие краски, большие облака туч загородили проливавшее свет на прекрасные события солнце.

Она открыла глаза и увидела, как мир рушится, постепенно унося в бездну все. Земля затряслась, и через секунду она находилась в свободном полете. Отец растворился в воздухе, и теперь она летела одна, снова подхватив взрослый образ жизни.

Ее многие боялись, обходили стороной, стараясь не связываться с бунтаркой. Она не хотела ничего, кроме тех счастливых моментов с отцом, но старалась не показывать насколько она хрупка и ранима. Единственный друг, которому она доверяет все свои секреты — Наташа. Они знакомы со второго класса, и, как только перепуганная малышка с коротко подстриженными красивыми радужными волосами вошла в здание школы, они сразу нашли общий язык.

Многие хулиганы учебного заведения вначале жестоко издевались над двумя молчаливыми подругами, но насмешки мгновенно прекратились, когда Даша дала отпор, опозорив мальчишек на всю школу. Ходили слухи, что она пробралась к ним в комнату и с помощью скотча, а некоторых и веревкой, привязала к кроватям, но решив, что недостаточно, она подлила еще масла в раскаленную сковороду: сказав "спасибо" хорошим знаниям энциклопедии, она привела в их комнату небольшую стаю рыжых муравьев. Естественно, после таких проделок должны были исключить, но, благодаря неплохому наследству, удалось материально загладить свою вину. Были многие другие версии, но чаше всего говорили про эту.

Но, не смотря на тяжкую потерю отца, был еще один человек мужского пола, которому она могла довериться. И, казалось, чувства были взаимными, но больше всего ее волновала не первая любовь, а обучение. Ей нужно проложить высокую лестницу к хорошей карьере, ведь она понимала, что деньги, оставленные в наследство, когда-нибудь кончатся. И все же, она стыдливо краснела каждый раз, когда юноша посмотрит в ее сторону. И это было довольно часто, особенно учитывая довольно близкие должности: он — староста, она — заместитель старосты. Они часто встречались по делу, но никогда еще просто так, хотя, пару раз были случайные столкновения. А сегодня он хотел сказать что-то важное, судя по его растрепанному виду, но она повела себя совершенно по иному, не так, как ожидал он: она лишь сорвалась. И, возможно, вспугнула его.

Многие мысли посещали ее разум, пока девушка падала вниз. А, может, и вверх. Или даже в стороны. Она не могла понять, как долго летит, но это уже начинало надоедать.

"Я думаю, что Даша с Трентом — хорошая пара", — послышался мягкий женский голос. Он был отдаленным, будто разговорщики были вне областей мрака.

Она услышала знакомое имя, и сердце невольно ёкнуло.

"Трент..." — задумчиво произнес другой голос, более изящный и плавный, принадлежащий утонченной леди. "Имя какое-то... заграничное?"
В голове девушки мелькнула мысль о Рите. Она подняла голову вверх, стараясь найти пучок света, откуда она свалилась.

"У него родители были американцами, а после рождения первенца переехали сюда" — голос немного грубоват — явно Женя.

"А они давно уже знакомы?"- не унималась Рита.

Падающей девушке не очень понравилась вылазка в ее личную жизнь. Ей нужно было прекратить этот разговор, и она судорожно стала искать выход.

"С момента ава..." — не договорила Женя.

"Ну, это уже удар в сердце!" — пронеслось в голове Дарьи.

"Не надо говорить при ней такие вещи", — сказал тихий, нежный голосок. Наташа решила утихомирить увлеченных подруг, и мысленно Даша сказала ей спасибо, понимая, что подруга все равно не услышит благодарностей. "Ей трудно воспринимать все это", — как всегда девушка была права.

"Действительно, лучше не стоит", — поникшим голосом утвердила Женя.

"Неужели, все настолько серьезно?" — с ноткой тревоги задала вопрос Рита.

Даша не желала слушать разговор дальше, и на то было две причины: первая — ей по-настоящему тяжело, говорить о таких вещах, и вторая — падение окончилось.

Удар о поверхность был не сильным, учитывая развитую скорость при парении, если это можно было так назвать. Девушка отделалась лишь несильной головной болью и головокружением. Она перевернулась на спину, стараясь разглядеть вдалеке светлый пучок, приближающийся к ней.

 — Смотрите! Она просыпается! — откуда-то сбоку послышался задорный голос Дианы.

От яркости света, она зажмурила глаза, также стараясь прикрыть их рукой. Когда, сила свечения ослабла, девушка попыталась поднять тяжелые веки. В поле зрения сразу же попала кудрявая прядь волос, принадлежащая энергичной подруге. А совсем рядом с ней стояла Наташа с волнованным выражением лица.

 — Как себя чувствуешь? — спросила она.

Даша постаралась повернуть голову в сторону, чтобы полностью увидеть Диану. Оказалось непросто, но секундную боль можно было стерпеть, не говоря уже о головной. Да к тому же в спине что-то кололо, будто голодный дятел выдалбливал там новое отверстие для удобности поимки еды.

 — Не важно, — хмуро ответила больная. — Голова болит, в спине колет, и, кажется, у меня там здоровенный синяк.

Чуть дальше послышался небольшой смешок. Это Рита вспомнила, как случайно уронила тело девушки на снег, когда блондинистая напарница крепко держала ноги бессознательной девушки.

 — Дэши, как ты оказалась на территории леса? — тут же выпалила Диана.

На новое прозвище от своей подруги Дарья решила не обращать внимания, но последующие сказанные ею слова заставили ее вопросительно поднять бровь. Оптимистка сразу поняла ее намек и потому незамедлительно решила поведать о произошедшем.

 — Я ничего такого не помню, — честно призналась Даша. — Я вошла в свою комнату, а потом — пуф! И ничего, — о событиях, происходивших после, как счастливые воспоминания решили посетить ее спустя столько лет, она решила промолчать.

Наступила неловкая тишина.

 — А что с Женей?! — неожиданно выкрикнула пострадавшая, силясь подняться, но резкая боль в спине помешала.

 — С ней все в порядке, — успокоила Диана. — Всего лишь ногу отгрызли.

 — Что?!

В этот раз ей удалось подняться, но, от неожиданных действий, теплый компресс, находившейся на лбу Дарьи, слетел с положенного места и по инерции пролетел через комнату. После он звонко шлепнулся на нос сидевшей напротив разложенного кресла-кровати Риты.

 — Ну не надо мне части тела хоронить, — буркнула уже успевшая задремать Женя.

Корчась от боли, Даша рухнула обратно, только завидев целую и невредимую блондинку.

 — Дура, — обратилась она к Диане, но беззаботная девушка лишь задорно улыбнулась в ответ.

Пока пять подруг находилось в гостиной, Таня старалась привыкнуть к Дункану. Парень был безумно увлечен приготовлением всяких сластей и, судя по его счастливому выражению лица, ему нравилось готовить. Девушка же просто хотела навести себе горячий чай для расслабления и успокоения нервов после столь необычной и опасной выходки соседки.

Снаружи Таня казалась вполне спокойным и адекватным человеком, но, когда дело доходило до серьезного поручения, она потихоньку сдавала свои принципы, а порой, когда она не справлялась с поставленной задачей, и вовсе становилась безумной. Для такого еще маленького возраста она была чересчур серьезна и скептична. Когда подруги посещали веселые различные мероприятия, Таню можно было найти за прочтением недавно купленной книги. И родителей, а также педагогов, ведущих у одаренной к знаниям девочки дополнительные занятия, последнее время стало сильно волновать отсутствие у нее интересов, присущих детям ее возраста. Она слишком много уделяла времени книгам. Казалось, чего тут такого плохого? Дело шло до тех пор, пока родители не осознали, что у их дочери совершенно нет друзей. От бывших подруг они узнали, что приведенное выше утверждение было не совсем точным. Была девушка на три года старше Татьяны. Они познакомились случайно в одной из социальных сетей интернета, и две девушки сблизились только из-за чувства недопонимания со стороны сверстников, а также родителей.

Выяснилось, что подруга под никнеймом "Принцесса Луна" училась в школе-пансионате недалеко на севере от их города. После кропотливой работы с заполнением множества бумаг, родители Тани смогли буквально впихнуть дочь под конец учебной четверти в состав учеников школы. Им не терпелось сблизить ее с подругой, чтобы юная девушка смогла понять все прелести дружбы.

Самой Тане не совсем понравилось вмешательство со стороны родителей, но перечить им она не стала.

И вот сейчас, глядя на темную аллею, еле освещаемую фонарями каждые сто метров, она ждет, когда чайник подаст противный для слуха сигнал. Погодка не из лучших: пурга решила сегодня побаловать жителей пансионата обильным снежком. Хорошо, что они успели донести бессознательное тело Даши до дома до начала непогоды. В голове Татьяны сразу промелькнула строчка из песни: "У природы нет плохой погоды". Ну это уже для кого как: кому-то нравится дождь, когда другой его совершенно ненавидит. Каждый решает для себя сам.

Спайк уютно улегся возле ног девушки и дремал, делясь с ней теплом. Хотя тепла ей хватало, особенно учитывая, как душно было на кухне, в гостиную не было желания возвращаться — сидеть на полу не очень удобно.

 — И... ты надолго к нам? — Дункан в четвертый раз пытался завести разговор, хотя предыдущие оканчивались после обмена парой-тройкой слов, он не решал сдавать позиции.

Поглубже заглянув в его душу, можно было понять, насколько он дружелюбен и отзывчив. Но всех этих качеств девушка до сих пор не могла найти, так как и общалась с ним всего-ничего.

 — Поживу здесь пока только до следующей четверти, а там посмотрим, — просто ответила Таня, накрутив прядь темных волос на палец. — А вообще, меня отправили сюда, чтобы я нашла друзей. Глупая мысль. Кому они нужны? С ними ведь не спасешь, — она задумалась, подбирая подходящее слово, — мир? Какая глупость! — улыбнувшись, выпалила она.- Действительно, ты сказала глупость, — по-серьезному, но с дружеской улыбкой произнес Дункан, аккуратно переворачивая румяные оладьи. — У меня был друг, который вскоре ушел, вернее, его увели из этой жизни. И только после его потери я понял, насколько дорог он был для меня. Было плохо осознавать, что он больше никогда не вернется, и каждый год я прихожу к тому месту, где видел его в последний раз, и разговариваю с ним, терпеливо дожидаясь ответа, которого никогда не произойдет.

 — Это грустно, — Таня задумчиво наклонила голову. — Смерть собственного друга я наверняка не смогу пережить.

 — Я смирился с потерей, и сейчас у меня новые друзья. Стоит только отвлечься на что-нибудь веселое и позитивное, как горе сразу убирается в самый темный угол твоей души, и больше не возвращается, если ты того не захочешь. Девчонок, которые сейчас в гостиной, я вполне могу назвать лучшими друзьями. Они подарили мне свет в этой жизни, и за здоровье одной из них я с трепетом переживаю, стараясь сделать все возможное, для улучшения ее самочувствия.

 — Например, готовишь оладьи? — с сарказмом спросила Таня с искренней улыбкой после прослушивания глубоких мыслей парня.

 — Например, готовлю оладьи, — безобидно передразнил Дункан.