Чувственные почесушки

Сансет в очередной раз на выходные утащила меня к себе на родину по ту сторону портала. Однако, оказавшись на месте и обнаружив едва ли не подпрыгивающую от нетерпения и желания опробовать новое заклинание Твайлайт, я внезапно для себя осознал, что эти выходные точно не будут обычными…

Твайлайт Спаркл Человеки Сансет Шиммер

Пони без прошлого

История о приключениях одного не очень везучего пони, лишившегося памяти, и оказавшегося в весьма опасном водовороте событий. И та тайна, которую он узнает о себе, перевернёт с ног на голову его и без того бурную жизнь.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Зекора Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

Как должна была закончиться серия "Слишком много Пинки Пай"

Когда Твайлайт и Спайк встретили настоящую Пинки, грустящую за столиком кафе, Спайк устроил тест, основываясь на серии "Party of One". Пинки прошла его, и это полностью изменило ход развития событий. В этот раз обойдётся без истребления клонов Пинки Пай.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

My Little Dystopia

Мир меняется. Идиллия и гармония медленно скатываются в упадок. На смену мудрым правителям приходят жестокие тираны. История переписывается, имена героев прошлого забываются, их идеалы втаптываются в грязь. Отсюда нельзя выбраться, деградацию общества не остановить... И лишь кучка романтиков пытается добиться справедливости, но без толку. Их борьба бессмысленна и имеет только один исход - проигрыш. В такие момент хочется верить в чудо, в длань судьбы, в её окончательную справедливость... приходится цепляться за самое невероятное, за легенду, за сказку о шести Элементах Гармонии, что могут повлиять на ход новой истории Эквестрии.

ОС - пони

Принцесса прошлого

Казалось бы, что могло пойти не так в день коронации принцессы Аметист? Да, собственно, ничего, если бы это всё не вылилось в грандиозный побег принцессы в совершенно другой город, безо всяких умений и целей.

Рэрити ОС - пони

Перезапуск.

История с Дискордом знакома всем. Три жеребенка освободили его из статуи всего лишь начав спорить друг с другом. Но кто еще может оказаться заточен в камне? Благодаря шалости двух жеребят еще одно заключенное в камне существо оказывается в Эквестрии. Вороной пони аликорн, с весьма примечательной внешность. Только вот в отличие от Дискорда, этот пони пробыл в камне слишком долго.

ОС - пони

Если не изменяет память

Странно, как некоторые вещи застревают в памяти — места, пони, голоса, даже запахи. Стоит коснуться одной, как с головой накрывает волна воспоминаний накопившихся за всю жизнь. И столь же мгновенно волна отступает.

Рэрити

Второй шанс

Второй шанс даётся всем.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Ковпонь

Уже давно я нахожусь в Эквестрии, но сойтись с местными жителями и приноровиться к новой жизни пока не получается. Только Брейбёрн всегда на моей стороне... или не просто так?

Брейберн Человеки

Доктор Джекилл и мистер Хайд

Однажды Доктору Хувзу пришло письмо от его давнего коллеги и лучшего друга детства в одном лице - Доктора Генри Джекилла. После прочтения Хувзу стало ясно, что Джекилл был одержим одной гениальнейшей и в то же время опаснейшей идеей. Для рода понячьего Доктор Генри хотел сделать только лучше, но получился мистер Эдвард Хайд.

ОС - пони Доктор Хувз

S03E05
Глава 1. Давай поговорим. Глава 3. Анализируй то

Глава 2. Анализируй это

*На следующий день, на том же месте*.

— Итак, — Ворд подождал, пока единорог снимет сумки, — приступим, но для начала — это.

Пространство вокруг них заволокло непроглядным густым туманом и сразу же все лесные звуки стихли. В кустах, внутри круга, находящихся на периферии, кто-то сдавленно чихнул. Ящер, благодаря чуткому слуху, все это слышал, но сделал вид, что ничего не было. Дракон выгнул лапы пальцами вперед отчетливо хрустнув суставами. Расхаживая туда и сюда, он заложил одну лапу за спину, а второй сосредоточенно чесал подбородок.

— А туман зачем? – спросил пони. – Обязательно это делать каждый раз?

— Все это для того, чтобы нас никто не увидел и не услышал, — пояснил чешуйчатый. – Представляешь картину – дракон ростом с полдома и пони, беседуют словно за чашкой этого… как его у вас называют…

— Чай, — ответил жеребец.

— Именно так.

— Представляю. Я каждый раз вижу такое, проходя мимо библиотеки. Только там дракон размером поменьше. И вообще, может хоть теперь ты мне расскажешь, зачем затеял все возню со мной? Ведь как виды — мы не союзники. – не расцепляя лапы, клыкастый, чуть наклонившись вперед, внимательно слушал друга. — Я, для познания, копался во всех книгах у Твайлайт, в которых хоть что-то было про драконов, но там за всю историю пони не было ни разу сказано, чтобы наши виды взаимодействовали. Согласись, странен тот факт, что дракон вдруг решил кого-то учить.

Ворд улыбнулся.

«Ну хоть чему-то за вечер он научился. Уже радует тот факт, что время он потратил не зря».

— Если ты не забыл все началось из-за старейшины, а продолжилось уже из-за меня. Видения и сны, которые к нему приходят, показывают грядущее с невероятной точностью. Абсолютно все наши с тобой встречи, начиная с того момента когда мы впервые встретились в саду у той оранжевой пони.

— ЭплДжэк, — уточнил Вайт.

— Пусть будет так. Тогда я не поверил ему и полетел к вам, думая, что он не прав. А оказалось все иначе.

— Опять увиливаешь, – подытожил жеребец. – Это не объясняет твоего желания.

— Все на самом деле просто, — ящер, время от времени, в зависимости от важности информации, тыкал когтем в небо. — В свое время Хазиус разглядел во мне талант, а после того как я рассказал ему в подробностях все обстоятельства нашей встречи, то он просил меня позаниматься с тобой. Помня свою ошибку я не стал более спорить с ним и решил, что попробую. Разве это плохо?

— Нет, но скажи еще одну вещь. Зачем мне все это знать?

— Во-первых — не гоже зарывать свой талант в землю, а во вторых — это тебе может пригодится в жизни.

«Сказал все и не сказал ничего. Интересно в кого он такой? Подозреваю, что в старейшину».

— Я тут кое что с собой принес, – сказал пони меняя тему и принялся выкладывать из седельных сумок письменные принадлежности.

— Нет, нет, это лишнее, – Ворд помахал когтем и добавил: — Будем учится работать без бумаги и все запоминать.

Вайт скорчил мину легкого удивления.

— Начнем. И так, те заклинания, что ты сотворил, пони не под силу и этот факт. Категория заклинаний сокрытия облика, что ты применил, относится к школе иллюзии уровень адепта.

«И любит он так говорить. Ну прямо Твайлайт, только в чешуе и с крыльями».

Заметив паузу дракон кашлянул, привлекая внимание.

— Так вот. Этот уровень требует большой подготовки. Однако, факт остается фактом, у тебя все получилось.

— Я уникум?

— Маловероятно. Судя по тому, что я знаю о вашей расе я бы сказал так – ты среднестатистический единорог.

— Но…

— Имей терпение и не перебивай, – видя, что Вайт вновь внимает словам он продолжил: -Так вот. Как я уже говорил ранее – есть в тебе что-то не от пони, и это что-то , судя по всему, влияет на твое умение.

— Как я и думал. Уникальное во мне есть. Что же тогда тебя удивило?

— А то. Читая историю вашего вида я понял одно — все пони-единороги, простые обыватели как ты, когда либо жившие, не изучали ничего серьезнее телекинеза и магического письма. Исключение составляют отдельные особи. В любом случае вам позволяли только это.

«И он туда же. Не поленился изучить историю пони. В конце концов это лучше нежели чем он просто будет молчать как… как дракон»

— Это почему?

— А тебе бы понравилось, умей ты изрыгать пламя, спалить свой дом?

Вайт отрицательно покачал головой.

— Тогда ты меня прекрасно понимаешь. Вас в школе учат контролировать свой дар, но как я вижу ты занят не тем, что должен уметь согласно твоей кьютимарке.

— Ты еще скажи, что я смогу изрыгать пламя.

«Однако он тоже не промах. Изучил даже то, что кьюти значит. Такое ощущение, что мы будет учить друг друга, но как по мне — против него я мелкая мошка».

— Если будешь стараться, то все может получится. К тому же, — собеседник наклонился ближе и добавил: — Дело не в размере, а в том как ты его используешь.

— Теперь же вернемся к тому с чего начали. Ты знаешь что такое магия?

— Это то, что есть в нас?

— Не густо же, но где-то ты прав. Магия это – совокупность процессов проистекающих в наших организмах позволяющих нам взаимодействовать с силами природы. Попросту говоря, магия это мы сами. Сложно? — Спросил Ворд заметив, что пони пытаясь переварить услышанное.

— Пока не очень. Получается магия для всех одинакова?

— Да. Запомни еще одно. Магия одинакова, но подходы к ней у всех разные.

В тех же кустах кто-то снова сдавленно чихнул. Пони повернул голову на звук, но дракон привлекая внимание пощелкал пальцами.

— Если будешь отвлекаться на каждый звук, то так мы и до утра не закончим.

Единорог согласно кивнул.

— И так. Всю магию, что сегодня так или иначе применяют в обществе можно разделить на пять направлений. Если можно так сказать то – школ. Такие как восстановление – учащее как управлять собственной жизненной энергией позволяющей исцелять раны, создавать защитные барьеры. Разрушение – позволяющее как можно быстрее уничтожать противника. Ты хочешь что-то спросить? — Пони тянул копыто.

— Зачем нам это? Мы, ни с кем, не, воюем, — разделяя слова паузами произнес единорог.

— Совсем необязательно применять это для того, чтобы с кем-то свести счеты. Например огнем можно развести костер.

Жеребец не нашел, что возразить и, разведя копытами утвердительно кивнул.

— Заклинания разрушения бывают трех типов… Что случилось? – темный пони тянул копыто.

— Извини. Ты так говоришь, словно читаешь по книжке.

— Именно так. У старейшины их много, — Ворд коротко усмехнулся. – Если позволишь, я продолжу.

Вайт повторил жест.

— Так… — раздумывая дракон собирался мыслями. – Мы остановились на подтипах заклинаний разрушения. Огонь. – Чешуйчатый зажег в лапе огонек и, взмахом от груди швырнул маленький файрбол в стену тумана. — Скорость полета средняя. К тому же, заклинания огня наименее требовательны с точки зрения расхода магической энергии. Лед. – Над лапой, похрустывая, возникла сосулька. И так же, как и огонь, дракон швырнул ее в туман. — Затраты сил средние, самая медленная скорость полета, как дополнительный эффект эти заклинания замедляют цель, лишая ее сил. Молния – между лапами заплясал разряд. Вайт заворожено смотрел на это действо видя как Ворд играючи заставляет молнию перескакивать с когтя на коготь.

— Эм, — единорог тянул копыто. Дракон, глядя на него, продолжал играть разрядами. – Не больно?

— Ни капли!

— Но…

— Эх Вайт, — Ворда забавляло то, как пони смотрит на него, — тебе предстоит многому научится. Итак, данный подвид магии наиболее требователен к затратам энергии, но от атак этим заклинанием увернуться практически невозможно ввиду невероятно огромной скорости разряда.

— А еще три?

— Чего «три»?

— Ты упомянул пять школ магии, а обозначил всего две. С остальными что?

— Пока достаточно и этого, — Ворд погасил иллюзию и продолжил: — Остальное оставим на следующий раз. А пока что… — чешуйчатый напустил серьезный вид, — Не хочешь продемонстрировать что либо из имеющихся у тебя заклинаний?

— Увы, — темный пони отрицательно покачал головой. – Из лечащих заклинаний мне неизвестно ничего, а разрушение применять не хочется.

— Отчего же так? – мягким тоном спросил дракон.

— Боюсь, что кто-нибудь пострадает.

Ворд тяжело вздохнул. Подперев одну лапу другой он постукивал когтем по подбородку.

— Чему же тогда тебя учили в школе… Ладно, — сказал он неожиданно, — будь по твоему. Давай поговорим об этом.

Щелкнув пальцами дракон сотворил из воздуха лежанку и огромное кресло куда, обернув себя хвостом, уселся сам, а единорогу жестом предложил прилечь.

— Итак, — создав из ничего очки, он нацепил их на кончик морды, – начнем.

Сделав жест, словно доставая что-то с верхней полки невидимого шкафа, дракон из ниоткуда вытащил доску с блокнотом и пером, а чернильница, возникшая следом, повисла в воздухе.

— А зачем очки? — спросил жеребец с лежанки. – Ты же прекрасно видишь.

— Согласись, — ответил собеседник поправив знакомым жестом оправу, — дракон в очках не воспринимается слишком серьезно. Все это для того, чтобы ты расслабился. Ну, давай начнем.

— Мне кажется это лишнее, — возразил пони устраиваясь поудобнее. — Если бы у меня были проблемы, то я бы знал.

— Это не так, — парировал дракон. — Если бы у тебя было все в порядке, то мы бы продолжили обучение, а так… я вижу у тебя проблему, которую желательно решить.

— Я не болен! – возразил пони.

— Пациенты зачастую считают, что ничем не больны. Однако при малейшей проверке выявляется проблема.

— Тогда мне, наверное, стоит обратится к кому-то еще?

— Попробуй обратится в больницу в Понивиле, — предложил длиннохвостый, — Заодно и расскажешь про меня.

— Ты шутишь? Там меня сочтут психом и упекут в мягкую комнату.

— Раз такое дело, то давай не будем никуда бегать и разберемся здесь и сейчас.

— Хорошо. Может тогда ты мне объяснишь почему мать ничего не рассказывает мне про отца? Хотя, я уверен, что она все знает. Ты же, что не спроси, все время отмалчиваешься. Может хоть сейчас, что ни будь расскажешь?

— Что касается меня скажу так — те знания, что собраны в этой голове тебе пока что не под силу ввиду слишком юного возраста. Ты слишком горяч и можешь наделать глупостей. Поэтому я и решил учить тебя постепенно. Запомни еще Вайт, – Ворд поправил съехавшие очки, — все знать невозможно, и если я вывалю всю правду на тебя сейчас, то боюсь ты реально можешь поехать крышей.

— Хорошо. А что если, — встрепенулся пони, — я приглашу мать, и, когда она сюда приедет, ты поговоришь с ней? Каково?

— Очень плохая идея. Представь реакцию твоих родителей когда они увидят меня рядом с тобой. Достаточно вспомнить как твоя сестра среагировала впервые увидев меня. — Собеседник окунул перо в чернильницу и продолжил: — С этого места предлагаю поговорить о твоей семье. С чего начать — решай сам.

Поняв что лавры первенства отданы ему единорог задумался.

— Если и начинать с чего либо, то, пожалуй, начну со своего отца.

— Он не любил тебя, плохо относился к твоей сестре, к матери?

— Нет. Я так не думаю. Я его знал слишком мало, чтобы говорить о нем плохо или хорошо. Единственное, что я помню, так это смутный образ.

— Полагаю, он относится к очень ранним воспоминаниям? – спросил приятель попутно записывая в блокнот.

— Даже очень ранним. Думаю все, что я помню о нем, это моя жеребяческая память. Больше ничего я о нем не знаю.

— Когда у тебя появилась сестра, разве ты и тогда не видел его?

— Не видел. Меня отправили к соседке. А потом в нашей семье случилось прибавление.

— Ты пытался что-либо узнать у свое матери?

— Пытался, не то слово! Сколько раз не спрашивал всегда одно и тоже – молчание.

— Значит, она предпочла ничего не говорить.

Перо скрипело по бумаге. Делая записи, дракон не забывал окунать его в чернильницу.

— Считаешь ли ты, что это связано с деятельностью твоего отца?

— Вероятнее всего, но не смотря на это я никогда не видел мать расстроенной. Более того, если я вслух плохо высказывался об отце, то мама только качала головой.

— Считаешь ли ты кого-либо из родителей виноватым в своем теперешнем положении?

 — Нет.

— Хорошо. Двинемся дальше и остановимся на твоих школьных годах.

— Не самое лучшее время. – вздохнул пони.

— Полагаю, там было что-то очень неприятное? – спросил дракон, попутно продолжая делать записи.

— Неприятное — не то слово.

— Хорошо, как всегда начни с самого начала. Каковы были твои первые впечатления когда ты пошел в школу?

— Смущение, страх, растерянность. Что еще? – спросил единорог никому не обращаясь и делая пассы копытом в воздухе, словно подсчитывал что-то. – Пожалуй все.

— Пока я не вижу в этом ничего странного и того, что могло повлиять на тебя.

— Я еще не все рассказал. И вот тогда, – сказал Вайт поспешно, словно старался не дать Ворду времени задать очередной вопрос, но он зря спешил – друг внимательно слушал. – вот тогда я впервые увидел ее – мою школьную любовь Килли Дрим.

— И это она так тебя расстроила?

— Нет, что ты, вернее, не совсем так. Здесь я забегу вперед и слегка подытожу. Эта кобылка оказалась весьма коварна. Бросила меня с первым же встречным пегасом, который состроил ей глазки.

— И кто же этот пони?

— Фан Аматур. Пегас из обеспеченной семьи. Светло-голубая шкура с такими противными, нежно-зелеными глазами. Эта «сладкая» парочка постоянно дразнила меня пустобоким.

— Ты все это терпел?

— Приходилось. Положение осложнялось тем, что мать Аматура была директором в моей школе, а моя мать работала секретарем у нее. Представляешь? – Ворд согласно кивнул. — Тронешь — будут неприятности у моей матери, а этот пегас выйдет сухим из воды и весь будет мягким, розовым и пушистым.

— Как же ты выкручивался? Ты ведь не спускал все с копыт этому пони?

— Как же ты выкручивался… — единорог сделал в воздухе несколько быстрых движений передними ногами словно молотил грушу. — Терпел, запирался в школьном туалете и кусал копыта от злости.

— Этого мало, — сделал вывод ящер. – Рано или поздно накопившаяся энергия даст о себе знать и это будет не самым приятным моментом.

— Ты прав. – Вайт повернулся на кушетке и глядя на собеседника добавил: — Так и случилось.

— И что же произошло?

— О! – темный единорог сделал паузу в несколько секунд и продолжил: — Тогда впервые со мной случилось это…

— Полагаю ты поколотил его? – спросил чешуйчатый воспользовавшись паузой.

— Нет. И еще раз нет. В тот раз, заперевшись в туалете после очередной порции издевательств я стал изливать свою энергию сперва на подоконник, а затем на оконную раму.

— Не вижу ничего странного. Ты дал себе разрядку.

— Погоди, — возразил жеребец, — ягодки еще впереди. Я, после небезуспешного разгрома рамы, на тот момент в коридоре, ведущем к туалету, никого не было, перекинул свое внимание на кафель, которым была облицована стена.

— Неужели тот пегас так достал тебя?

— Пегас? Да Дискорд бы с ним! Сильнее всего меня добивало предательство Килли. Пока она сюсюкалась с этим пернатым все было ничего, но когда он стал, как я уже говорил, на пару с ней дразнить меня, то, иносказательно выражаясь – масло стало капать в чашу.

— И вот тут ты сорвался и решил выплеснуть энергию, решив разгромить туалет. Этого и следовало ожидать.

— Все было бы весело не будь так грустно. Как ты тут сказал – решил выплеснуть энергию. Так оно и вышло. Энергия выплеснулась, но не в виде дополнительного разгрома, а… — тут Вайт глубоко вздохнул и, выдержав паузу в несколько секунд, продолжил: — тут впервые случилось это, — дракон даже отложил перо и чуть подавшись вперед смотрел на пони заинтересованным взглядом. – Я загорелся. Представляешь мои чувства в тот момент?

Ворд откинулся на спинку кресла.

— Паника, страх, удивление и еще большая паника когда пришло осознание произошедшего.

Вайт задрав голову посмотрел на друга большими глазами.

— Я бы лучше чем ты, сейчас не сказал. Все так и было. Я заметался, потом пытался сбить пламя катаясь по полу, но ничего не помогало.

— В таких случаях, если рассуждать логически, следует звать на помощь, — подытожил дракон.

— Все так. В какой то момент до меня дошла эта светлая идея и я, выскочив в коридор вопил что есть духу. Представляешь картину – пони, с глазами что яблоки, объятый пламенем, словно живой костер несется во всю прыть и кричит чт-то несусветное.

Дракон согласно кивнул и добавил:

— Представляю. У меня пламя в порядке вещей.

— Ну еще бы, — неожиданно сменил тему жеребец. – У вас, у драконов есть преимущество над остальными видами. И серьезное. Вы умеете изрыгать пламя. – Дракон выдохнул короткий язык огня. — А этого боится большинство видов нашей необъятной планеты.

Сидящая в кустах кобылка едва сдержалась, чтобы не зааплодировать. Вовремя спохватившись она уняла свой порыв.

— Итак, вернемся к нашим ябл… фу ты, – дракон, закрыв глаза, помахал лапой вместе с зажатым в ней пером словно отгонял нечто невидимое, — к тому на чем остановились. Как ты тогда выкрутился?

— Не получилось. Хоть я и вешал лапшу на уши, что все это случилось когда я расслабился, но мне никто не поверил. Повели, — единорог тяжело вздохнул, — на допрос к директору. Влетело тогда крупно. Заставили за все платить. Так все и было.

— Ты пропустил момент когда ты бежал и дико вопил.

— Да что там рассказывать, — черный жеребец лег на спину и вытянув ноги вдоль тела почти за каждым словом жестикулировал копытом. — Окатили водой, затем потащили в медпункт, где врач долго меня осматривал со всех сторон и колол успокоительное. А затем был директор.

— Мама тебя потом ругала?

— Нет! Ты представляешь? – пони вскочил на лежанке и встав на задние ноги оперся передними на спинку. – Нет! Я в тот день, — Вайт улегся обратно, — как всегда вернулся домой раньше матери, у нее смена кончалась на пару часов позже, и застал сестру на кухне. Я думал, она как всегда играет во что-то, но оказалось она там взаправду решилась готовить, и к тому моменту сделала пару отличных бутербродов. Я был удивлен и слегка обрадован – хоть какой то положительный момент от прошедшего дня. Разумеется, ей я ничего о произошедшем не сказал. Перекусив таким образом приготовленной едой, которая, сказать к слову, была прям как у матери – такая же отличная и вкусная, я сел делать уроки. Когда вернулась мать я думал мне попадёт крупно, но сильно ошибся. – Тут голос единорога снизошел почти до шепота, но Ворд все отчетливо расслышал. – Сильно… — сказал жеребец на выдохе. На мой вопрос – все ли обошлось? – она только улыбнулась и подойдя ближе, чем обычно поцеловала и, потрепав по загривку, пошла смотреть что начудила Фастер. Как и я, — пони потихоньку постукивал копытом по кушетке, — она сильно, не в пример мне, была удивлена событием. И это было еще одно радостное событие в тот день. Эх, — раскинув передние ноги в стороны Вайт растянулся на лежанке, — какие же замечательные у меня мать и сестра…

— А Пинки? – задал каверзный вопрос Ворд.

— О! Она богиня!

В тот момент дракону показалось, даже не веря своим глазам он потер их, что с неба на голову другу светило солнце. Протерев глаза он увидел, что все вокруг как и было – полог( покрывало, звуковой барьер) из тумана, пони на кушетке, и он, с пером в лапе.

«Вот это да, бывает же» — подумал он, и постучав кончиком пера привлек внимание.

— Были ли еще какие прецеденты в течении всей твоей школьной жизни? – спросил ящер продолжая делать короткие записи в блокноте.

— Нет, не было. С того случая Аматур и Килли стали больше обращать внимания друг на друга и я был им уже по боку. Таким образом все продолжалось до выпускного бала.

— Полагаю, в тот день все прошло «нормально»? – сказал приятель «рисуя» когтями кавычки воздухе.

— Почти. Если не считать одного мелкого инцидента. Аматур, после выпускного бала, заявился ко мне домой вместе с Килли. Звал меня отметить знаменательное событие в ближайшем кафе. Я отказался! – единорог посмотрел на дракона, но тот молчал и, подперев подбородок, ждал что скажет пони. – Принципиально отказался. Не смог простить ему до конца все издевательства и измену Килли. В тот день я и наметил все сроки. Больше всего времени отняла подготовка, но, благодаря матери, все прошло гладко. – Вайт умолк, собираясь с мыслями, и постукивал копытом по кушетке.

— По дороге сюда все прошло на "ура"? – спросил Ворд, и сняв очки с носа протер их фланелевой тряпочкой извлеченной из воздуха.

«Забавная магия, — думал жеребец глядя на чешуйчатого. — Очень похожа на карманное измерение СпаАйка».

— Да. Как говорится – жизнь штука сложная, то полоса черная, то белая. Тогда счастье было со мной в дороге. На вокзале Кантерлота мне удалось купить по очень низкой цене редкий цветок – Капля Любви.

— Забавное название, — прокомментировал приятель надевая очки обратно. – Ты случайно не знаешь почему его так назвали?

— Цветочница сказала так – когда тот, кто любит находит свою любовь, этот цветок распускается.

— И он распустился?

— Не стоит так спешить, — осадил его черный единорог. – Но в целом — ты прав. В любом случае оставшаяся часть пути прошла без происшествий. Первым делом, когда я приехал сюда, было – найти дом. На мое счастье в тот день на перроне я встретил одну земнопони – Кэррот Топ. Она то меня и направила к мэру. У мэра все было схвачено. В два счета нашелся дом и, после нескольких вопросов – работа. Меня быстро определили на сезонные работы на Сладкие Акры (Сладкое Яблоко, если угодно- прим. автора).

— Эм, Вайт, – пощелкав пальцами дракон привлек внимание. – Извини, что перебиваю, но откуда у тебя нашлись деньги на дом? Ведь насколько я знаю дома у вас стоят весьма прилично. Я сомневаюсь, что тебе удалось скопить достаточно бит.

«Хм. Складывается впечатление, что он бывает у нас в Понивиле. Но вот что интересно –как можно не заметить столь большого дракона? Загадка…»

— А вот это одна из сложностей, что я испытал едва успев приехать. В основном ты прав — дом стоил достаточно много, две тысячи бит. Когда я понял что накопленных денег у меня не хватало я уже было расстроился. Положение спасла сестра. Оказывается, мама тайно положила деньги в потайные кармашки одной из ее сумок. В общем, все обошлось. Денег, что я взял с собой, в купе с подарком матери хватило на покупку. Даже осталось весьма прилично.

— Когда же ты успел встретиться с Пинки? – перо в лапе потихоньку скрипело по бумаге.

— А это еще одно замечательное событие того дня. Я тогда не знал, что в городе есть пони которая раньше всех загадочным образом узнает о новоприехавших. И это была Пинки Пай.

— С ней прошло все на отлично?

— Агась, — ответил Вайт в духе Биг Мака. — Это был один из самых счастливых дней в моей жизни. Тогда я едва успел расположится в только что купленном доме. Когда в дверь постучали я открыл. На пороге стояло розовое явление.

Ворд едва сдержался, чтобы не хихикнуть и замял этот момент кашлем.

— Она что-то быстро проговорила и сунула мне приглашение на вечеринку, как выяснилось позже, в честь моего приезда. Тогда у меня сработало то состояние которое я называю — замедлением времени.

— Зная вас, пони, — ящер отложил перо, — я скажу так – естественная реакция твоего организма на эмоциональный тон и ферромоны Пинки.

— Чего? – переспросил единорог.

— Проще говоря, — дракон «жестом ботаника» поправил очки, — ты влюбился с первого взгляда.

— Лучше и не скажешь, – прокомментировал пони. – В общем, с того дня я стал ухлестывать за ней. Все так и продолжалось до того знакомства с тобой в саду ЭплДжэк. После случая на вулкане я и решился попросить ее копыта. Остальное ты знаешь.

— Все ясно с тобой. – Ворд отложил перо и, быстро пролистав записи продолжил: — По первому пункту у тебя все нормально – ты проявил самостоятельность решившись на столь дерзкий поступок – уехать из отчего дома. Что касается сестры то, тут тоже все понятно. Ты не умеешь готовить и при том при всем видишь в ней свою мать. Что касается Пинки, то и тут все понятно — половая зрелость и гормоны. Что же до твоего случая в школе… это отдельный разговор. Ты не смог справится с собой, а это плохо. Запрещать себе то, что даровано природой, всё равно, что отрицать самого себя.

— Но…

— Вайт, послушай, — дракон снял очки и одним движением отправил их в небытие. Следом отправились чернильница, блокнот и перо. — Дело не в том, что случилось, а в том, что ты не справился с собой. Если не научишься контролировать свой дар, то он сожжет тебя, или же пострадают окружающие. Прежде чем мы продолжим ответь на один вопрос. — Ворд поднялся с кресла, а единорог соскользнув с кушетки смотрел на него. Щелкнув пальцами ящер отправил их в никуда. – Кто дарит тем, кого мы любим жизнь рядом с нами, кто учит нас отличать реальность и смеяться над вымыслом, кто определяет ради чего мы живем и за что сражаемся, кто заковывает нас в цепи и кто хранит ключ к нашей свободе?

— Я уверен что ты сейчас цитируешь Хазиуса, — ответил пони, сдунув упрямые волоски щекочущие веко.

— Вайт,- друг смотрел прямо, не моргая. — Отвечай.

— Я?

— Верно, — чешуйчатый выдохнул с облегчением. – Ты, своя собственная тюрьма. Освободи себя. Научись контролировать ту стихию, что внутри. Покажи на что способен.

Дракон двигаясь, встал напротив кустов где сидела фиолетовая кобылка загородив весь обзор. Твайлайт хотела переместиться, чтобы лучше все видеть, но не рискнула, боясь быть обнаруженной.

— Но.., — возразил было пони.

— Что но? – хищник встал на задние ноги и отвел одну в сторону занимая стойку. – Аматур показал, что ты давно созрел для более серьезных отношений и ошибочность твоего первого выбора. Скажи, разве с Пинки тебе сейчас плохо?

— Нет, — возразил жеребец пытаясь понять поведение друга, — Мне сейчас ней хорошо как никогда.

— Тогда действуй.

— Но тогда кто нибудь пострадает.

— Здесь никого кроме меня и тебя нет никого, — подытожил дракон. – Смелее. Если считаешь, что недостаточно силен – ошибаешься. Боишься? Не бойся, у тебя есть все необходимое. Нападай.

— Но…

— Опять ты заладил но да но. Твои родные, твоя семья вперед окажется под угрозой если не научишься управлять собой. Благодари того пегаса за то, что показал тебе твою слабость. Надо было тебе тогда пойти с ним.

Ворд глядел на пони – аура колебалась, меняя окрас от спокойно-желтого, до темно-красного.

 — Я не хочу! – ответил Вайт, топнув ногой.

«Так дальше не пойдет. Если я не заставлю его напасть на меня прямо сейчас, то пиши пропало. Все старания напрасно… Гениально!»

Чешуйчатый осклабился и глядел на пони глазами в которых отражался свет солнца преломленный сетчаткой. Единорог же пытался понять причину усмешки.

— А потом, – неожиданно продолжил дракон, — потом я нападу на Сахарный уголок и растопчу все тортики, что приготовила твоя жена и…

Но ему договорить не дали. В туже секунду хищник был сбит с ног прилетевшим файрболом. Ворд приподнялся, оперевшись на одну лапу. Единорог стоял объятый пламенем. Залп, следующий, еще. Файрболы летели один за другим. Дракон смеялся и принимал атаки свободной лапой. Пони медленно двигался из стороны в сторону словно выбирал момент.

 — Меньше энергии в шары, – кричал дракон, поднимаясь с земли, периодически ругаясь себе под нос. – У тебя нет столько сил, чтобы выстоять против меня, экономь! Запомни, — сказал он, поднявшись с земли и принимая попутно еще один шар, — твой противник не даст тебе время сотворить сильную магию. Засыпай его заклинаниями помельче!

Внезапно все стихло. Жеребец лежал на земле тяжело дыша. Вокруг него тлела трава и дерн. От рога поднимался дымок, а под копытами похрустывала остекленевшая земля. Чешуйчатый встав на четвереньки подошел к лежавшему и, выпрямившись, сел на зад.

— Вот теперь у тебя не осталось сил и сейчас тебя побьет даже жеребенок. Только контроль своих чувств приведет тебя если не к победе, то хотя бы к шансу на нее.

— Я все понял, — ответил темный пони, переворачиваясь на бок и пытаясь подняться с земли.

— Раз все понял, то тогда завтра и здесь же. Повторим все то, что дошло до тебя и попробуем потихоньку разновидности защитных заклинаний.

Ящер расправил крылья и крылья готовясь взлететь.

— Да. Вот еще что, — сказал он взлетая, — «забери Твайлайт из кустов за мной и объясни ей, что приходить сюда было опасно. До завтра».