От сердца к сердцу

Старлайт Глиммер приезжает в Понивилль, изучать магию Дружбы. В это же время в Понивилль прибывает приёмная дочь Королевы Гнева, цель которой состоит в том, чтобы переманить Твайлайт Спаркл на тёмную сторону.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Старлайт Глиммер

Левел-ап

Рассказ, где случайный пони в свою очередь узнаёт, что смерть — это не навсегда.

Другие пони ОС - пони

Школа одаренных: Струны ее души

Школа для Одаренных Единорогов им. принцессы Селестии выпустила многих хороших магов, включая всем известную Твайлайт. Но так ли все просто со школой, каждый ученик которой может сломать ткань мироздания всего лишь из-за плохого настроения? Повседневность. Слегка — интриги. Слегка — вероятный конец света.

Другие пони

Фримен в Эквестрии

Что может быть безумнее, когда ты, будучи учёным, должен сражаться с пришельцами, военными, а также пытаться выбраться из гигантского исследовательского комплекса? Как насчёт того, чтобы после всех своих приключении попасть в другой мир, стать подобным его жителям и встретиться лицом к лицу с новыми опасностями? Покой Фримену только снится.

Средиземский синдром

Продолжение рассказа "Властелин Колец: Содружество - это магия". Хранительницы Элементов Гармонии вернулись из Средиземья в Эквестрию, но их преследуют тяжкие воспоминания о Войне Кольца, не давая влиться в привычную жизнь. К несчастью, кое-кто из пони обладает достаточными могуществом и властью, чтобы её личные переживания отразились на всей Эквестрии.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Дискорд

Внешний мир.

Эта история повествует о том,как решения,принятые за тебя,должны будут забрать или отдать то,что они сделали

Эплджек Другие пони

Селестия — крылатое выражение

Принцесса Селестия узнаёт, что её имя — крылатое выражение, которое пони используют каждый божий день.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Нелепая история

Жаркие страсти в тихом Понивиле.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Лира Бон-Бон

Дэринг сДУлась! [Daring DONE!]

Рэйнбоу Дэш узнает, что на самом деле мама Твайлайт - это Силки Даск, автор книг про Дэринг Ду. Взволнованная этим открытием, она пишет фанатское письмо. И после этого всё начинает лететь в тартарары.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Ничто так не портит Пламя, как его фанаты

Быть капитаном Вандерболтом вообще непросто. А когда каждый жеребец смотрит на тебя, как на живое воплощение скорости и еще чего-то, но не видит в тебе пони - это очень неприятно...

Спитфайр Сорен ОС - пони

Автор рисунка: Devinian
Глава 4 Глава 6

Глава 5

Эпплджек уплетала оладьи, иногда бросая взгляд на главную бухгалтерскую книгу фермы.

 — Я прост' не могу поверить в это, Биг Макинтош, но мы и вправду опережаем график! И даж' далеко вперёд! — она схватила очередную оладью и широко улыбнулась своему брату.

Взрослый жеребец лишь кивнул в знак согласия. Впервые за всё время, что он мог вспомнить, в саду был собран урожай куда раньше, чем обычно. В то время, как некоторые яблоки всё же находились на деревьях, они должны будут созреть лишь через пару недель, отчего семье оставались лишь другие домашние дела, которые можно сделать позже.

 — Думаю, мы заслужили се' отпуск, — голос Эпплджек вывел Биг Макинтоша из задумчивости.

Жеребец снова кивнул, полностью полагаясь на свою сестру. Биг Макинтош — старший брат в семье, но у Эпплджек обычно было куда больше верных решений ради благополучия фермы. Прежде чем красный пони смог что-либо ответить, другой голос прервал его.

 — Круто! — мордочка Рэйнбоу сияла широкой улыбкой. Спустя несколько недель сбора урожая, передышка сейчас очень даже приветствуется. — Я даже знаю, чем можно заняться!

Эпплджек вздрогнула, оторвавшись от завтрака. Она нахмурилась на смотрящую на неё Рэйнбоу:

 — Я, если честн', не знаю, я всё ещё считаю, что эт' рискованно… — Дэш была не согласна с аргументом своей подруги.

 — С каких это пор ты стала такой брюзгой? С тобой всё будет хорошо! Я же не собираюсь начинать с того, что буду скидывать тебя с облака.

Эпплджек лишь фыркнула в ответ.

 — Ну, я надеюсь, что ты, действительно, не собираешься так поступать, — в любом случае, такой поступок не удивил бы фермершу. Рэйнбоу Дэш была одной из самых нетерпеливых пони.

Тем временем, Биг Макинтош смотрел на двух кобыл, будучи полностью растерянным:

 — О чём вы, двое, говорите? — спросил он. Эпплджек почувствовала некоторую слабость, её уши поникли.

Она хмуро указала на голубые крылья, украшающие её бока:

 — Она хочет научить меня пользоваться этими штуками!

Рот жеребца странно открылся:

 — Она хочет научить тя' летать?

 — Клянусь сеном, что я научу её! — Рэйнбоу кивнула. — Если я не могу дать этим крошкам достойное применение, то другая пони может!

Эпплджек бросила взгляд на своего брата, когда он ободряюще похлопал её по спине:

 — Я более, чем уверен, что всё будет хорошо, — сказал он, пряча ото всех свои мысли насчёт этого.

Фермерша снова посмотрела на двоих пони, пока не остановилась на большом жеребце. Она просто знала, что Биг Макинтош смеётся над этой идеей. Вздохнув, она закрыла своё лицо копытами. Это будет тяжёлый день.


— Первый элемент полёта — это движение крыльями! — воскликнула Рэйнбоу, показывая на Эпплджек, когда пара стояла на небольшом холме.

Пегаска выбрала идеальное место с маленьким наклоном, который поможет отработке основного типа полёта — скольжению. К тому же, холм находился далеко от дороги, отчего ни один пони их не увидит, а это было просто отлично для Рэйнбоу. Этот день обещает быть крутейшим.

Так как Дэш поняла, что Эпплджек не может привести крылья в действие, она настояла на том, чтобы проводить все дни, перемещая их. Это позволило Эпплджек привыкнуть к новым ощущениям и начать стараться шевелить крыльями. Полная решимости помочь подруге научиться летать, Рэйнбоу помогла ей правильно двигаться, наглядно всё демонстрируя. Всё это означало, что пегаска снова будет касаться крыльев. В любой момент её можно было заметить около Эпплджек.

К счастью, неловкость после первого массажа исчезла, спустя пару дней. Рэйнбоу сомневалась, что румянец мог сохраниться. И сейчас, она была рада, что снова может спокойно смотреть в глаза фермерши, хотя с недавнего времени пегаска стала замечать, что её взгляд останавливался всё чаще и чаще на Эпплджек. Чувствуя прилив тепла к щекам, Рэйнбоу отогнала все мысли в глубины своего сознания и сосредоточилась на своей работе.

 — Я потратила прошлую неделю и половину этой на то, чтобы помочь тебе двигать крыльями, — сказала она, надевая кепку и готовя свисток. — А сейчас посмотрим, как ты сама ими подвигаешь. Ну же, покажи, что ты можешь!

Эпплджек вздохнула, чувствуя безысходность. Ещё, будучи на ферме, она придумывала множество оправданий, которые указывали на то, что Рэйнбоу лучше даже не пытаться научить фермершу полёту. К сожалению, Дэш была всё такой же упёртой. Пегаска на каждое оправдание находила решение, пока Эпплджек не сдалась, когда у неё кончились все возможные идеи. Для фермерши было сложно примириться с требованиями Рэйнбоу.

Закрыв свои глаза, Эпплджек попыталась прочувствовать крылья на своём теле. За всё время, что Рэйнбоу помогала ей перемещать крылья, фермерша медленно стала осознавать существование двух выростов на спине; она не просто знала о существовании крыльев, она ощущала себя с ними одним целым. Напрягаясь, Эпплджек почувствовала дёрганье крыльев, после чего они стали медленно двигаться. Крылья предельно распахнулись. Открыв глаза, фермерша прибывала в удивлении. Она и вправду могла ими двигать!

 — Отлично! — усмехнулась Рэйнбоу. — А теперь попробуй их опустить, — приказала она, с трудом сдерживая смех, когда Эпплджек закрыла глаза, сморщилась и высунула язык.

Это было так глупо со стороны, что Дэш, на миг отвлекаясь от усилий подруги, по-настоящему улыбнулась. Эпплджек удалось опустить крылья.

 — Хорошо! Это был твой первый взмах крыльев. Может, и в ультра-медленном режиме, но взмах! Продолжай в том же духе!

Эпплджек нахмурилась, игнорируя сомнительный комплимент. Она продолжила двигать крыльями, чувствуя покалывание, когда начинала их сгибать. Она раннее не чувствовала этого. Скорчившись, она с огромным усилием, что на лбу уже красовались крапинки пота, удвоила свои старания, увеличивая скорость. Если пегасы могут сделать это так просто, то и она сможет!

Вдруг, пронзительный свист прервал фермершу, заставляя опустить крылья в открытом состоянии. Рэйнбоу обеспокоенно поглядела на подругу:

 — Ты в порядке, ЭйДжей?

 — Ага, — резко выдохнула Эпплджек, тяжко хватая воздух ртом. Она выглядела куда более измотанной, чем это представляла себе Дэш.

 — Точно? — переспросила Рэйнбоу, подходя к измученной подруге. — Просто ты не услышала меня, когда я попросила тебя остановиться, — объяснила она, поднимая свисток. — Я всего лишь воспользовалась этим, чтобы вернуть тебя с небес на землю.

Эпплджек лишь кивнула, устало присаживаясь на землю:

 — Я думала… прост'… так будет лучше… — задыхалась она, стараясь замедлить дыхание.

Рэйнбоу усмехнулась.

 — Хорошо, по крайней мере, ты уже не думаешь о безопасности. Но тебе не стоит перегружать себя, — сказала она, кладя копыто на плечо подруги. — Однако, ты очень стараешься. Просто нужно привыкнуть к этим движениям, — она посмотрела на Эпплджек и, увидев капли пота на её шерсти… убрала их при помощи блондинистого хвоста. — Хочешь, мы остановимся? Ты выглядишь очень измота…

 — Нет! — фермерша яростно покачала головой. — Прост' дай мне минуту. Если эт' можете вы, пегасы, то и я смогу!

Рэйнбоу Дэш могла лишь улыбнуться, смотря на свою подругу. Она и не ожидала, что Эпплджек так заинтересуется этим, особенно, после всех её возражений. А теперь плоды её труда показывали, что время потрачено не зря.

Дела шли просто прекрасно.


Ладно, дела шли не так уж и прекрасно.

То, что начиналось с большого прогресса, сошло на нет очень быстро. Эпплджек проводила время, повторяя упражнения изо дня в день и укрепляя её внимание и чувства к голубым выростам. Пони пытались попробовать короткое скольжение, но это им не удалось из-за того, что фермерша не могла сосредоточиться на воздухе или на ощущении ветра, или на направлении, в которое указывали её копыта. Пытаясь держать крылья прямыми, а потом отвлекаясь на что-либо другое, делало взмахи крыльями невозможными.

Рэйнбоу просто не знала, что предпринять.

Она никогда не попадала в такую ситуацию; будучи родившейся с крыльями, каждый дюйм их был ей знаком, каждое малейшее ощущение и чувство были ей известны и знакомы… если не на сознательном уровне, то на подсознательном точно. Она просто знала пределы собственного тела и старалась их преодолеть.

Но Эпплджек… Пегаска не могла даже представить, что переживает её подруга. Крылья уже выросли и стали сильными. Фермерша просто не могла их контролировать достаточно хорошо для нормального полёта. Это напомнило Рэйнбоу о чём-то ещё…

Нет… О ком-то ещё… Взгляд голубой пегаски переместился в сторону знакомого коттеджа рядом с Вечнодиким лесом. Она нахмурилась, формировавшаяся в её голове идея не очень привлекала её. Но… как бы она не хотела этого признавать, она была в растерянности.

Осваивая небо, выполняя различные трюки, Рэйнбоу могла в подробностях объяснить, как это работает. Но объяснить, в первую очередь, как просто чувствовать себя в небе как дома? Это было… даже как вторая природа. Словно дыхание. Она никогда не думала об этом. Она никогда даже и не рассматривала этот вопрос. Это просто случилось и всё.

Эпплджек прекратила ударять крыльями по воздуху, заметив тишину со стороны Рэйнбоу. Даже больше, чем просто тишину, она заметила настроение пегаски в последние дни.В Дэш назревало большое разочарование, и Эпплджек была полностью уверена, в чём причина. Она подбежала к подруге и присела рядом с ней.

 — Всё хорошо, сахарок? Ты была слишком тихой…

 — А? — моргнула Рэйнбоу, поворачиваясь к Эпплджек. Их глаза встретились. Казалось, это было целую вечность. В глазах фермерши Рэйнбоу могла увидеть абсолютно все чувства земной пони. Силу, решительность, но и волнение, и озабоченность. Озабоченность ею.

 — Да, — ответила она, прерывая встречу глазами и отворачиваясь, — я всего лишь задумалась.

 — Мои старания настолько ужасны, да? — тихо спросила Эпплджек.

 — Что? Дело не в тебе! Вернее, в тебе, но… — пегаска остановилась, пытаясь разобраться в мыслях. — Я имею в виду, в тебе есть потенциал… просто… — запинаясь, говорила она.

 — Да?

 — Я просто думаю, что… Я неправильно тебя учу, — закончила она, её уши опустились.

Эпплджек спокойно сидела, наблюдая за Рэйнбоу. Она никогда бы не подумала, что дерзкий, громкий и уверенный в себе пегас мог бы признать что-то, вроде этого. Не так быстро.

 — Прости… — пробормотала она, уверенная, что это всё из-за отсутствия прогресса в её действиях. Рэйнбоу яростно покачала головой.

 — Это не твоя вина. Я просто потерялась в том, что правильно. Я ещё научу тебя летать! — сердито сказала Дэш, возвращая своё прошлое отношение к происходящему. Она встала, поглядывая на лес. — И я даже знаю, кто мне может в этом помочь.

Эпплджек улыбнулась, радуясь приходу обычной решительной Рэйнбоу, и последовала за ней.


Коттедж был живым благодаря звучанию фауны, различным существам и созданиям, которые заполняют каждый уголок, каждую трещинку в доме. Сейчас ни один из них не спал, потому что было самое важное время — время кормёжки.

Флаттершай улыбалась, проходя через гостиную, раскидывая семена в гнёзда птиц. Продолжая свои действия, она успевала долететь до кухни и искать в сумке морковь. Кролики были следующими, кого она должна покормить. Полностью сконцентрированная на своём ежедневном ритуале, она не заметила в окне двух кобыл, приближающихся к дому.

Рэйнбоу сглотнула, когда она с Эпплджек достигли двери, волнение бурлило в животе. Она не боялась, никогда не боялась. Она даже знала, что Флаттершай не в силах её напугать, и сама мысль об этом не пугала её.

Она с трудом глотала просто из-за мыслей о том, что она просит у кого-то помощи. Не то, чтобы она была выше всего этого, как тогда, в Призрачном Ущелье. Но эти обстоятельства просто чрезвычайные. Даже… как-то трудно так поступить. Рэйнбоу уставилась на дверь, готовая даже открыть её, но, переполненная смелостью, она постучала.

Флаттершай пискнула от неожиданности, роняя морковь. Взяв себя в копыта, она подбежала к двери и снова вздрогнула, когда постучали повторно. Открывая ломающуюся дверь лишь на дюйм, пегаска вздохнула с облегчением, увидев Эпплджек и Рэйнбоу, и полностью распахнула дверь.

 — Привет, девчонки. Как дела? — улыбнулась Флаттершай.

 — Привет, Флаттершай. У нас всё хорошо. Точнее… — начала Рэйнбоу, колеблясь от нерешительности. Улыбка Флаттершай дрогнула, когда она взглянула на подругу, чувствуя её смущение. Рэйнбоу закрыла глаза, глубоко вздохнув. — Я… То есть, мы нуждаемся в твоей помощи.

Глаза Флаттершай расширились от страха:

 — Ч-что-то случилось? Всё ли хорошо с другими? А с Меткоискателями? — она ахнула, когда её осенило новое предположение. — Дискорд вернулся?! — кремовая пегаска пискнула, прикрывая голову копытами, и задрожала.

Две кобылы смотрели на представление, к которому всё ещё не привыкли, хоть и знали Флаттершай уже достаточно долго. Рэйнбоу тяжело вздохнула, кладя копыто на плечо испуганной подруги:

 — Нет, глупышка. Я просто пыталась научить Эпплджек летать, но… — радужногривая сделала паузу, стараясь подобрать нужные слова. Как бы ей не хотелось этого признавать, но у неё не было выбора. — Я вряд ли смогу помочь ей самостоятельно. Ты нужна мне.

Флаттершай уставилась на голубую пегаску, опуская копыта. Потом она взглянула на Эпплджек, которая непроницаемо смотрела на Рэйнбоу, и, в конце концов, Флаттершай снова взглянула на Рэйнбоу.

 — К-как я могу вам помочь? — не понимая, спрашивала кремовая пегаска. — Ты же лучшая летунья в Эквестрии! — воскликнула она и сразу же пожалела об этом. — Ой… Прости… — прошептала она, глазами блуждая по бескрылым бокам Рэйнбоу.

Голубая пегаска по-началу нахмурилась, но после покачала головой.

 — Всё равно. Я просто вспомнила, что у тебя были некоторые проблемы, э-э, с полётом во время летнего лётного лагеря. И сейчас с этим у тебя всё хорошо, поэтому я решила, что у тебя, возможно, есть идеи.?

 — О! — воскликнула Флаттершай. — Я была бы рада вам помочь! Если вы и правду уверены, я просто имею в виду…

 — Не волнуйс', сахарок, — впервые что-то сказала Эпплджек с момента прибытия. — Я уверена, твой опыт точн' поможет!

 — Ладно… Если вы, действительно, уверены… — фермерша тут же кивнула сказанному. — Просто дайте мне закончить кормить животных…

Спустя несколько минут, трио покинуло коттедж и двинулось в сторону холма, где обычно тренировала Рэйнбоу Эпплджек. Уже там фермерша продемонстрировала, как она умеет взмахивать крыльями, зарабатывая тихое одобрение со стороны Флаттершай и молчание со стороны Рэйнбоу.

Выпрямившись на вершине холма, Эпплджек пробежалась вперёд галопом, а после прыгнула ввысь. Она размахивала крыльями, её перья захватывали воздух и дарили фермерше возможность устойчиво лететь над землёй. Хоть это и была несчастная секунда, Эпплджек снова оказалась в полёте. Казалось, эта секунда растянулась в вечность, а чувство своеволия гравитации лишало возможности дышать. Но вскоре оранжевая кобыла опустила взгляд, её копыта замкнулись. Крылья же не повиновались совершить мельчайшие поправки, чтобы фермерша осталась в воздухе, и вынудили её коснуться земли. К счастью, в этот раз Эпплджек не рухнула наземь, как это было во время первых попыток, но и чувство разочарования в своей неспособности быть лучше ей не удалось предотвратить.

 — Это было великолепно! — воскликнул мягкий голосок, вынуждая Эпплджек повернуться к его источнику. К ней тороплива двигалась Флаттершай, её глаза были полны удивления.

Эпплджек посмотрела в сторону и заметила хмурый взгляд Рэйнбоу. Их глаза встертились, но вскоре эта связь оборвалась, когда голубая пони отвернулась. «Что с ней происходит?» — задумалась фермерша, не понимая такого отношения Дэш. Вернувшись к Флаттершай, она одарила её кривой усмешкой:

 — Сахарок, я парила около секунды, даж' не летала.

Кремовая пегаска покачала головой.

 — Нет, именно летала! Тем более, ты пыталась этому научиться в течение нескольких дней, ведь так? Это отлично!

 — Но я всё ещё могу лучше, — ответила фермерша, в очередной раз посмотрев на молчаливого товарища.

Флаттершай заметила взгляд Эпплджек и проследила за ним, повернув голову. Рэйнбоу всё ещё смотрела в сторону, утонув в мыслях. Кремовая пегаска улыбнулась и вернулась к фермерше:

 — Я заметила некоторые моменты, которые ты можешь изменить… Если ты, конечно, хотела бы их услышать.

Эпплджек моргнула и тут же решительно закивала:

 — Выкладывай, сахарок!

Флаттершай набрала побольше воздуха и начала:

 — Ну, твои крылья достаточно сильные, и для начала тебе не стоит разбегаться; просто попробуй прыгнуть как можно выше. А также твои ноги раздвигаются в стороны; они должны находиться рядом с друг другом для более лучшей аэродинамики. Ты слишком сильно напрягаешь свои крылья при попытке скользить; попробуй махать ими слегка, держась в воздухе и не пытаясь подняться выше. Ах, и постарайся смотреть вниз, смотри вперёд, даже вверх, — пегаска моргнула, возвращаясь к своему обычному состоянию, как увидела Эпплджек, пребывавшую в шоке. — Я имею в виду… ты не обязана следовать моим советам, если не хочешь…

Рот фермерши был разинут во всю ширину, пока его хозяйка всё ещё пыталась осознать, что ей сказала Флаттершай. И, когда до фермерши, наконец, дошло всё сказанное, разинутый рот превратился в широкую улыбку.

 — Как я вижу, ты уверена в эффективности своих советов. Я даж' не думала, что эт' так просто! Я обязательно должна попробовать снова! — она повернулась к холму, но остановилась. Повернувшись к кремовой пегаске, фермерша застенчиво улыбнулась. — Эм… Не могла бы ты повторить ещё раз?

Хихикнув, Флаттершай шагнула вперёд, оказавшись рядом с Эпплджек, после чего они вместе побежали к вершине холма, пока пегаска всё попутно объясняла.


Эпплджек облегчённо вздохнула, когда обнаружила себя, наконец, в полном одиночестве и в этот раз в ванной. Тепло расходилось по её телу, расслабляя напряжённые мышцы крыльев. Ей казалось, что она даже ощущала, как давление отступало, за что была благодарна. Кому нужен этот спа-салон, когда есть своя собственная ванна в доме?

Фермерша смеялась над своими мыслями. Если она изредка и могла насладиться роскошью такого похода, то её ванна всё же была показателем домашнего уюта, чего нельзя найти в спа-салоне. Вода была тёплой, и оранжевая кобыла чувствовала расслабление. Что нужно для большего счастья? У неё, на всякий случай, даже была парочка голубых копыт, которые уже ослабили её напряжение в спине.

Она вдруг почувствовала прилив краски к щекам, когда её разум вернулся на несколько дней назад. Тот массаж чувствовался куда лучше, чем могла, возможно, предположить Рэйнбоу, и, бесспорно, намного лучше, чем Эпплджек могла признать. Гораздо лучше.

…И ещё лучше не останавливаться на этом.

Фермерша вздрогнула, когда пыталась найти более комфортную позицию, стараясь облегчить её боли в данный момент, все из которых, к слову, вызваны её новым «хобби». Её изначальное плохое отношение к идее с полётами уже давно изменилось, когда она приняла вызов. И Эпплджек с нетерпением переступила через себя, решив преодолеть трудности и заставить Рэйнбоу гордиться ею.

Но она не могла. Вопреки её наилучшим усилиям, вопреки тому, что она тратила абсолютно всю энергию на полёты, она так и не смогла продвинуться вперёд. И это расстраивало куда больше, чем она пыталась признать, её саму или Рэйнбоу. В особенности Рэйнбоу. Глубоко внутри, Эпплджек верила, что упорная и тяжёлая работа, в конце концов, вознаграждается. Она проживала жизнь голубой пегаски и была обязана оправдать себя. Эпплджек знала, что Дэш чувствовала то же самое. Преданность пегаски к тренировкам и её мечта доказали это.

Их отсутствие прогресса, к слову, имело незнакомое происхождение. «Без труда не вытащишь и рыбку из пруда,» — гласила пословица. Как казалось, были и исключения, а полёт был как раз одним из них. Даже спустя несколько занятий, её полёт, точнее, парение, со временем не показало улучшений. Эпплджек видела разочарование в глазах Рэйнбоу. Наверное, потому что сама была разочарована.

Вот почему помощь Флаттершай была даром небес.

Рэйнбоу была права. Старые лагерные проблемы Флаттершай подарили ей представление и даже больше академических знаний в механике полёта, чего у талантливой голубой пегаски совсем не было. Словечко здесь, штрих там и нежное поощрение творили чудеса.

Кремовая пегаска провела весь первый день, инструктируя Эпплджек о контролировании её крыльев и помогая ей понять, как крылья ловят и взаимодействуют с воздухом вокруг них. И пока день шёл за днём, изнурительные тренировки в конце приносили малые плоды в полёте. Даже крошечные плоды, но нормальные для земных пони. Несколько секунд контролируемого полёта позволили фермерше по-другому взглянуть на мир, который, кроме мечтаний, нельзя было узреть по-иному.

И самое главное, у Флаттершай было одно преимущество, которое показывало абсолютную разницу; она, действительно, могла наглядно показать, что имела в виду, приводя пример, она порхала вокруг Эпплджек и демонстрировала различную технику и приёмы, что знала сама.

Эпплджек фыркнула, когда стала мыть крылья. Она всё ещё испытывала некоторые трудности. Её новые конечности требовали ухода тяжёлого, нуждаясь в немалой растяжке и чистке каждый день. Тем более, на ферме было множество труднодоступных мест и разнообразных острых углов, а она, конечно, забывала, что с крыльями изменилась в ширине, что приводило к болезненным ударам и царапинам.

Оранжевая кобылка даже не удивлена, что большинство пегасов не являлось фермерами. Крылья были слишком большим магнитом для грязи и пыли, накопленной за день напряжённой работы. А это означало, что мыться приходилось в три раза чаще.

Но, если смотреть с положительной стороны, в этом месяце её комнату не придётся оттирать от пыли.


В течение следующих дней Дэш давала всё меньше и меньше уроков, желая увидеть рвение и усилия Эпплджек.

Желая.

В этот же момент её единственной ролью был «посадочный советчик» — как постаралась помягче выразиться Флаттершай. Кремовая пегаска была воспитана теорией, когда Рэйнбоу обладала достаточным опытом, связанным с высокой скоростью и грубыми посадками.

Так что «Рэйнбоу Крэш»* находилась в самом низу тренировочного холма, готовая поделиться своим опытом.

И если бы она была одна, то наверняка бы лягнула дерево.

Крик, донёсшийся сверху и означавший следующую попытку фермерши, вырвал голубую кобылку из мыслей. Эпплджек разбежалась и прыгнула в небо, раскрывая свои крылья, прыгнув достаточно высоко, чтобы воздух оказался в ловушке перьев.

Вопреки раздражению Рэйнбоу насчёт успешных занятий Флаттершай, а это, к слову, была идея голубой пегаски — пригласить Флаттершай, она была удивлена результатами. Время полёта Эпплджек значительно увеличилось, даже если она всего лишь парила. А все эти результаты более стабильны, чем те, которые были достигнуты при помощи Рэйнбоу.

Настолько стабильны, что Дэш даже не заметила, как Эпплджек приземлилась, плавно перейдя на рысь, пока не остановилась рядом с ней, широко улыбаясь.

С самого начало до конца полёт был практически идеален.

Флаттершай явно думала также, сияя, приземлившись рядом с парочкой.

 — Эпплджек, это было идеально!

 — Ох, ерунда, ты ж' сама мне говорила, что… — улыбка Эпплджек сменилась на застенчивую из-за похвалы.

Флаттершай лишь покачала головой.

 — Нет, это было и вправду великолепно! Мы даже могли бы, наверное, начать со свободного полёта, если ты, конечно, хочешь.

Зрачки фермерши расширились от удивления.

 — Свободный полёт? Эт' значит…

 — Что ты будешь размахивать крыльями, чтобы лететь, да, — кремовая пегаска кивнула, прежде чем сделать паузу. Её казалось, что всё происходит слишком быстро для обычной оранжевой кобылы. — То есть, если ты, конечно же, хо…

Закончить Флаттершай так и не смогла, когда увидела, что Эпплджек прыгнула на Рэйнбоу, отправив на землю обоих. Эпплджек сияла, смотря на пегаску под ней.

 — Дэш, ты слышала это? Свободный полёт! Настоящий полёт! — всё ещё улыбаясь, фермерша тут же наклонилась и на мгновение уткнулась носом в щёку голубой кобылки.

Первый ответ Рэйнбоу застыл на языке, когда она поняла, что краснеет. Было странное трепетание в животе, когда до пегаски дошёл сам факт того, насколько Эпплджек к ней сейчас близка, и того, что эта оранжевая кобылка только что потёрлась об её щеку.

 — Я… я слышала! — она заикалась, когда её рот, наконец, овладел ситуацией.

Ошеломлённая пегаска смотрела в зелёные глаза, которые расширились, возможно, из-за того, что Эпплджек поняла всю абсурдность ситуации. Фермерша тут же слезла с Рэйнбоу, её лицо тоже было залито краской.

Дэш уставилась на землю под копытами, пытаясь понять, почему её живот продолжал «трепетать», и чуть ли не пропустила, как Флаттершай стала объяснять основы активных полётов своей нетерпеливой ученице.

Рэйнбоу улыбнулась во время слушания, когда старые воспоминания о лётной школе нахлынули с головой. В школе она не слушала ни одного из учителей. И, как это было типично для неё, в классе она предавалась мечтаниям и, вследствие чего, быстро засыпала.

«К счастью для неё,» — подумала пегаска, глядя на фермершу. Она-то сможет узнать, как правильно летать.

Летать.

Улыбка Рэйнбоу испарилась, и реальность обрушилась на бедную пегаску. Трепетание в животе прекратилось. Всё её время, проведённое за учением и наблюдением за подругой, всё превратилось в жестокую реальность в одно мгновение, когда она, наконец, поняла, что же её раздражало, пока Флаттершай пыталась помочь.

Она ревновала. Ревновала Флаттершай за то, что та могла помочь там, где Дэш сама не могла. Ревновала Эпплджек за её возможность получать эти уроки, чтобы всё опробовать.

Ревновала каждую за что-то одно. Просто потому, что её саму ограничивали возможности.

Они могли летать.

Рэйнбоу нуждается в полёте. Полёт был не такой уж и сильной потребностью, тягой, дырой в душе, которую нужно было как-то заполнить. Полёт — это зуд для неё, который нельзя просто почесать, чтобы он прошёл.

Жизнь на ферме, проводя которую всё время за сбором урожая, хорошо отвлекала, но Рэйнбоу была пегасом. Это было её плотью, её костями, её душой, желающей летать. Но она не могла.

Но я знаю, кто может мне помочь.

Сноска:


Рэйнбоу Крэш — (англ. Rainbow Crash) Радужное Крушение