Никогда не спорь с инквизицией

Случалось ли вам когда-нибудь потерпеть три неудачи всего за одно утро? Случалось ли вам выбирать между личными убеждениями и долгом перед обществом? А что если ваши убеждения на проверку оказываются предрассудками, внушенными этим самым обществом? Наконец, самое главное — что выбрать: долг перед обществом или перед родными?

ОС - пони

Ты обязательно полетишь!

Скуталу не летает, хотя уже и достаточно выросла. Рейнбоу Дэш ищет причину. А принцесса Луна догадывается, что не все страхи Скуталу были побеждены...

Рэйнбоу Дэш Скуталу Принцесса Луна

Брачное ложе

Свадьба - это всегда знаменательное событие. Эпплджек и ее супруг явно желают сделать эту ночь незабываемой.

Эплджек

Давняя прелюдия к самому лучшему вечеру

Наделенная даром предвидения, Селестия сделает все, даже и самое невероятное, чтобы обеспечить будущее своих маленьких (только по сравнению с ней) пони. Но, чтобы не отнимать у них волю к самосовершенствованию, обставит все так, будто победа — это заслуга их самих. Что угодно в мире может быть ее инструментом в этой вечной и сложной, как сама жизнь, шахматной партии. Даже Гранд Галопин Гала. В особенности Гранд Галопин Гала.

Принцесса Селестия Другие пони

Перерождение...

Ночной полёт...

Флаттершай

Мэйнхеттенская Шестёрка

Иногда ты на высоте, иногда близишься ко дну, а иногда болтаешься где-то посередине, как листок на свирепом ветру. Жизнь же идет своим чередом, регулярно устраивая листопады. Рутина давным-давно стала её неотъемлемой частью. Настолько, что порою кажется, будто окружающая действительность всего лишь часть третьесортного детского шоу...нет, это определенно не может быть правдой.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони

Загадка рассвета

Что могут скрывать лучи рассвета?

Другие пони ОС - пони

Эквестрия. Лунный свет

Мир устроен очень просто. Есть лидеры, а есть последователи. Есть победители, а есть лузеры. Но иногда каждому даруется шанс на изменение своей судьбы. Шанс стать сильнее. Но какую цену ты был бы готов заплатить? Мунлайт Эгрэхэд, один из самых отсталых студентов академии магии имени Селестии, получил такой шанс. Репутация... Дружба... Жизнь... Какова плата за силу аликорна?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун

Побег

Можно убежать от проблемы, но что, если она гораздо ближе, чем ты думаешь?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Семь невест для семи чейнджлингов

Желая рассорить Элементы гармонии, прежде чем они снова помешают ей захватить Эквестрию, королева Кризалис придумывает гениальнейший план, как сделать это наверняка. Поскольку все они незамужние кобылы, ей нужно лишь заставить их соперничать за жеребца! И этот её план, может быть, и сработал бы… продумай она его до конца.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони Кризалис

Автор рисунка: MurDareik
Глава IV. Перерождение Глава VI. Ненавистный мир

Глава V. Неравный брак, ну или как-то так

— И в ко­го ты со­бира­ешь­ся пе­реро­дить­ся? — спро­сила Эза­ра, вы­пучив си­нева­тые гла­за.

— В по­ни. Точ­нее, в их ра­су, но дру­гую, мак­си­маль­но под­хо­дящую для сов­ме­щения ге­нов на пять­де­сят один про­цент. Это ми­нимум, при ко­тором воз­мо­жен ре­бёнок без вме­шатель­ства ма­гии. Хо­тя я мо­гу пе­реро­дить­ся в ко­го угод­но, у ко­го есть ко­неч­ности или ору­дие для нап­равле­ния ма­гии.

— А по­чему имен­но в по­ни? — спро­сила Ра­дуга, по­доз­ре­вая Фе­риса в воз­можном унич­то­жении сво­его ре­кор­да.

— Я же ска­зал: ре-бё-нок. Но, на­вер­ное, ру­ки ей хо­чет­ся за­полу­чить. По­лина, Се­лес­тия, встань­те ря­дом.

— Ты про Ли­ру? А свадь­ба бу­дет? — тут же на­чала стро­ить пла­ны Пин­ки Пай.

— Про ко­го же ещё? — изу­мил­ся дух. — Но ты по­ка ей не го­вори. Вы зна­ете, что ге­нети­ки мо­гут при ска­ниро­вании изу­чать па­мять? Я хо­чу спро­воци­ровать Ки­бер­не­тику.

Дух под­ле­тел к ушам ки­бер­не­тичес­кой фор­мы жиз­ни и за­шеп­тал:

— Вспом­ни Ос­ка­ра, это­го пре­дате­ля. Вспом­ни, как он лю­бил те­бя, уха­живал, при­нял твою сущ­ность, а по­том бро­сил, расс­тро­ив те­бя до глу­бины ду­ши...Как ты это пе­режи­ла?.. Хо­тя, ведь ты и не жи­вая... Ро­бот, спо­соб­ный чувс­тво­вать... Ма­шина, точ­ная во всём, кро­ме чувств... За­чем твой отец соз­дал те­бя, ме­хани­чес­кая фор­ма жиз­ни?..

— Фе­рис! — вскри­чала Зу­ри.

— Что та­кого? Сле­зин­ка?

— Ка­кая ещё сле­зин­ка?!

— Под её гла­зом. Ин­те­рес­но, от­ку­да? — оза­дачил­ся дух.

— И ты до­вёл её до слёз ра­ди слёз?

— Ну да. Что стран­но­го? Ни один ге­нетик не по­верил бы в это. Ну да лад­но. Как толь­ко я вос­крес­ну, из­бей­те ме­ня, но не до смер­ти.

— За­чем? — спро­сила Киб, на се­кун­ду оза­дачен­ная та­ким по­веде­ни­ем.

— Ин­стинкт са­мосох­ра­нения у ме­ня ис­пра­вен. А за­чем — не знаю. Стоп, я от­влёк­ся. Точ­но конс­тру­иро­вать те­ло! Ну, ка­кие есть пред­ло­жения?

И по­сыпа­лись пред­ло­жения. От са­мых ду­рац­ких, до со­вер­шенно не­понят­ных. И крылья на го­лове, и че­шуя на те­ле, и перья на ру­ках, и мно­гое-мно­гое дру­гое. В кон­це кон­цов вы­бор пал на че­лове­ко­об­разное су­щес­тво вам­пир. Но Фе­рис, не удов­летво­рён­ный внеш­ностью, его пе­реде­лал. Крылья он пок­рыл тон­ким сло­ем хи­тина и по­высил проч­ность кос­тей, цвет ко­жи сме­нил с блед­но­го на смуг­лый, но­ги пе­реде­лал в че­тырёх­сустав­ча­тые (зад­ние) ко­пыта и по­менял цвет во­лос на ста­рый, пес­трый. Ли­цо ос­та­вил ста­рое нем­но­го су­мас­шедшее, но при­выч­ное.

— Так... Де­фек­тов нет, мож­но все­лять­ся, — ска­зал дух и вле­тел в те­ло че­рез ко­пыта. Поч­ти сра­зу "вам­пир" от­крыл си­ние гла­за, наг­нулся впе­рёд, вы­кинув ру­ки на­зад, а по­том об­ра­тил­ся к По­лине, — Встань ря­дом с Се­лес­ти­ей. Или я это уже го­ворил? Фух, па­мять ос­та­лась, — об­легчён­но вздох­нул Фе­рис. По­лина по­дош­ла к прин­цессе и вып­ря­милась. Тро­ица из дру­гого ми­ра кри­тич­но ос­мотре­ла их и, нем­но­го по­сове­щав­шись, Эза­ра про­из­несла:

— Мо­жет, Фе­рис по­низит те­бя?

-В ка­ком смыс­ле — умень­шит?- за­бес­по­ко­илась По­лина.

— Ты оце­ни свой рост, рост Се­лес­тии и рост по­ни. Се­лес­тия вы­ше по­ни, а ты не­нам­но­го, но вы­ше прин­цессы. Ес­ли зда­ния го­родов и по­сёл­ков Эк­вес­трии рас­счи­таны на прин­цесс, то точ­но не на те­бя. Так умень­шить те­бя? Все про­пор­ции сох­ра­нят­ся.

— Хо­рошо, я сог­ласна. А по­чему пред­ла­гала Эза­ра?

— Прос­то в ус­тах Фе­риса это слы­шалось бы как уг­ро­за. А в ко­коне или так? А, Фе­рис, от­дай-ка кам­ни.

— Ка­кие? — не­вин­но спро­сил ге­нетик, на­чиная соз­да­вать ко­кон.

— Си­ловые. Ко­торые мы... ты не­дав­но ис­поль­зо­вал.

— Лад­но, лад­но. — Фе­рис на­чал вы­вали­вать иму­щес­тво сум­ки: ин­фокрис­таллы, не­кую шка­тул­ку, ма­ри­онет­ки, раз­ные фан­ти­ки, во­семь ка­мен­ных пред­ме­тов... во­семь?!

— Как ты это объ­яс­нишь? — спро­сила Эза­ра.

— Я не знаю! Чес­тно го­ворю, не знаю! — ис­пу­ган­но за­вере­щал воз­ро­див­ший­ся, — Ког­да мы си­дели за иг­рой в "Пра­вите­ли", их бы­ло семь! Яб­ло­ко, звез­да, мол­ния, ба­боч­ка, ша­рик, дра­гоцен­ный ка­мень, не­понят­но что! Ес­ли мы тог­да объ­яс­ни­ли, что за си­лы уп­равля­ют этим ми­ром, то я не знаю, что зна­чит эта фи­гур­ка че­лове­ка... Че­лове­ка?! — изу­мились все и ус­та­вились на По­лину.

— Что та­кого в этих кам­нях? — не­пони­ма­юще спро­сила По­лина.

— Не­делю на­зад я вы­тащи­ла эти кам­ни, — на­чала объ­яс­нять Зу­ри, — их бы­ло семь: яб­ло­ко — чес­тность, ша­рик — смех, дра­гоцен­ный ка­мень — щед­рость, ба­боч­ка — доб­ро­та, мол­ния — вер­ность, звез­да — ма­гия, не­понят­но что — ха­ос. Фе­рис, вер­ни ро­га Се­лес­тии и Лу­не. — Ге­нетик быс­тро ис­полнил прось­бу. — И там не бы­ло вось­мой фи­гур­ки. Фе­рис всег­да не лю­бил вас, счи­тал вас сла­быми и под­лы­ми. И то, что ва­ша фи­гур­ка по­яви­лась вмес­те с то­бой, го­ворит о воз­можной ка­тас­тро­фе.

— Ка­кую уг­ро­зу мо­гут пред­став­лять лю­ди?- не­до­уме­вала би­охи­мик.

— Зна­чит, при­дёт­ся объ­яс­нять. И, по­жалуй­ста, пре­дос­тавь­те это мне, — об­ра­тил­ся ко всем Фе­рис. — От­веть, сколь­ко нуж­но осо­бей и ка­ких по­лов на­до для вы­жива­ния ви­да?

— Че­тыре, — уве­рен­но за­яви­ла де­вуш­ка, — Две осо­би муж­ско­го и жен­ско­го по­ла.

— Не­вер­ный от­вет. Для вы­жива­ния ви­да нуж­на ли­бо од­на особь, раз­мно­жа­юща­яся без пар­тнё­ра, или три, раз­мно­жа­ющих­ся с пар­тнё­ром. В пос­леднем слу­чае же­латель­ны две сам­ки, но не суть. Ты очу­тилась в этом ми­ре, а мы на­дёж­но эк­ра­ниро­вали ва­шу ре­аль­ность, что­бы вы по­пада­ли в лю­бые ми­ры, кро­ме при­думан­ных ва­ми, то есть мы, то есть Се­лена, уб­ра­ла пор­та­лы из ва­шего ми­ра. Но ты здесь, сле­дова­тель­но, барь­ер дал брешь. И ес­ли сю­да по­падёт од­на сам­ка и один са­мец, или два сам­ца, то этот мир бу­дет об­ре­чён на мед­ленную, но вер­ную ги­бель. И спа­сёт мир, в ко­тором ока­зались лю­ди, толь­ко пол­ное и бе­зого­вороч­ное ис­треб­ле­ние всех лю­дей. Ник­то не дол­жен вы­жить из это­го по­гано­го ви­да. Ни жен­щи­ны, ни де­ти, ни муж­чи­ны. Толь­ко ста­рики, не спо­соб­ные раз­мно­жать­ся.

— И что, ты ме­ня убь­ешь? — на­чала от­сту­пать би­охи­мик.

— По­чему же. Я те­бя ос­тавлю. Но как толь­ко сю­да по­падёт особь муж­ско­го по­ла, од­на из осо­бей ум­рёт. И сом­не­ва­юсь, что кто-то от­даст свою жизнь доб­ро­воль­но. И всё это бу­дет сде­лано во бла­го это­го ми­ра.

— Но мо­жет быть лю­ди не... — роб­ко на­чала Твай­лайт.

— Нет. Лю­ди всег­да бы­ли ал­чны. Им без раз­ни­цы, ум­рё­те вы или вы­живи­те, глав­ное — они по­лучат власть и день­ги. Та­кова при­рода лю­дей и её не из­ме­нить.

— Не все... — на­чала По­лина.

— ...Лю­ди та­кие. Приз­наю, не все. Но око­ло де­вянос­та де­вяти про­цен­тов имен­но та­кие. А те­перь — наш с Ли­рой воз­можный брак, а так­же твоя даль­ней­шая судь­ба — уг­ро­за.

— И что нам с то­бой де­лать? — спро­сила Лу­на. — Фе­рис не лжёт, и ты приз­на­ёшь, что поч­ти всё, ска­зан­ное им, тя­жёлая, неп­ри­ят­ная прав­да.

— Не знаю. Мо­жет, вер­нуть ме­ня об­ратно? — роб­ко спро­сила По­лина.

— Нет, — хо­лод­но от­ве­тили Зу­ри, Фе­рис, Эза­ра и Се­лена, — Это раз­ру­шит барь­ер ва­шего ми­ра.

— Но тог­да что мне де­лать? — сов­сем рас­те­рялась де­вуш­ка.

— Стань мес­тной. И ни­кому не рас­ска­зывай о сво­ём ми­ре. Ни­кому и ни­ког­да, да­же Пин­ки Пай. И ещё, — пос­леднюю фра­зу Фе­рис ска­зал в ухо и шё­потом, — Ни­ког­да не упо­минай лю­бые про­яв­ле­ния мя­со­еде­ния. — Ге­нетик сло­жил все ве­щи в сум­ку и на­чал ждать, ког­да би­охи­мик за­лезет в ко­кон. Та не­пони­ма­юще ус­та­вилась на не­го, и тот ска­зал, что­бы она об­хва­тила свои ко­лени и кос­ну­лась их лбом. В та­кой по­зе Фе­рис от­пра­вил её в ко­кон и на­чал му­тацию. Пос­коль­ку из­ме­нения дол­жны бы­ли по­лучить толь­ко про­пор­ции, этот про­цесс за­нял нес­коль­ко ми­нут. Ког­да По­лина выш­ла, то ока­залось, что Фе­рис ни­каких злых шу­ток не ус­тро­ил и ни­как не нав­ре­дил ей, толь­ко из­ме­нил про­пор­ции.

Даль­ней­шие со­бытия про­тека­ли так: ге­нетик сде­лал пред­ло­жение Ли­ре, они сыг­ра­ли свадь­бу у Эп­плов, пред­ва­ритель­но же­них из­ме­нил суп­ру­гу под се­бя. Вен­ча­ла их Ка­денс, ко­торую втя­нул в пь­яный кру­гово­рот со­бытий Фе­рис: пос­коль­ку тот так и не ус­тра­нил свою вос­при­им­чи­вость к ал­ко­голю, он опь­янел с пер­во­го же бо­кала сид­ра, сде­лал та­кую же му­тацию ос­таль­ным, а даль­ше ник­то ни­чего не пом­нил. Но ес­ли су­дить по де­сят­ку спи­лен­ных яб­лонь, па­ре не­закон­ченных на­рядов Ра­рити, ко­торые ви­сели на ам­ба­ре, за­копан­но­му сто­гу се­на и кас­трю­ле на го­лове По­лины, свадь­бу спра­вили ве­село. Вско­ре об­на­ружи­лась свя­зан­ная Ка­денс с от­сутс­тву­ющим ро­гом, ок­ру­жён­ная не­понят­ны­ми ру­нами. Фе­рис с Се­леной ле­жали на бал­ках ам­ба­ра и кри­чали про Аза­ру. Точ­нее, кри­чал толь­ко Фе­рис, а Се­лена прос­то спа­ла. Но ка­кого же бы­ло все­об­щее изум­ле­ние, ког­да под са­мым по­тол­ком за­мети­ли Зою, Ама­дея и Пон­тия, ко­торых аз­гардий­ка от­пра­вила на­зад. В об­щем, бы­ла тра­дици­он­ная, пь­яная свадь­ба.

А даль­ше пош­ла пов­седнев­ная жизнь: се­мей­ство Эп­плов ра­бота­ло в са­ду, Ра­рити ши­ла на­ряды, Пин­ки Пай ус­тра­ива­ла ве­черин­ки, Ра­дуга тре­ниро­валась, Флат­тершай уха­жива­ла за жи­вот­ны­ми, Твай­лайт что-ни­будь, да изу­чала. Фе­рис жил с Ли­рой вмес­те с Эза­рой и Зу­ри, ко­торые ра­бота­ли на фер­ме Эп­плов, По­лина ста­ла, как и го­ворил Фе­рис, зель­евар­кой, Пон­тий за­ведо­вал та­вер­ной, Зоя тор­го­вала яб­ло­ками, Ама­дей сно­ва пы­тал­ся сва­рить зелье ог­ненно­го ша­ра, Киб у­еха­ла к от­цу в го­род Се­ми Мас­те­ров. Се­лена пы­талась адап­ти­ровать­ся к жиз­ни смер­тно­го су­щес­тва. Обы­ден­ность всег­да при­выч­на. И по­рой её сле­ду­ет раз­ба­вить иг­рой.

Од­нажды Фе­рис приг­ла­сил всех в гос­ти сыг­рать в "По­вели­теля". Всех это нем­но­го уди­вило, но все приш­ли. Ког­да все рас­се­лись, раз­леглись, вста­ли вок­руг шка­тул­ки, вла­делец иг­ры за­гово­рил:

— Для нез­на­ющих объ­яс­ню: вре­мя там го­раз­до быс­трее, где-то в па­ру грил­ли­онв лет, всё, что про­изой­дёт там ни­как ни от­ра­зит­ся на на­шей ре­аль­нос­ти, и пом­ни­те: ва­ши ре­фор­мы мо­гут от­ра­зить­ся на на­ших от­но­шени­ях. Ну что ж, нач­нём иг­ру!

Преж­де чем хоть кто-то ус­пел об­ро­нить хоть звук, Фе­рис от­крыл шка­тул­ку, что-то по­вер­нул, и всё ис­чезло. Ког­да по­явил­ся весь­ма тус­клый свет, Ра­дуга при­няла бо­евую стой­ку, го­товясь на­нес­ти удар Фе­рису. А Твай­лайт рис­кну­ла спро­сить:

— Где мы на­ходим­ся?

— Да ниг­де. По­ка что ниг­де. Сей­час бу­дем нас­тра­ивать. Ка­кое бу­дет мо­ре? Кис­лотное или обыч­ное? Или от­сутс­тву­ющее?

— Ка­кие ещё есть нас­трой­ки? — спро­сила Ки­бер­не­тика.

— Нас­трой­ки зем­ли, рас­те­ний, жив­ности, ат­мосфе­ры, тем­пе­рату­ры, ре­сур­сов, ко­личес­тва иг­ро­ков, уро­вень раз­ви­тия, со­ци­аль­ный строй и ещё мно­го че­го. Что сна­чала?

— Да­вай нач­нём с иг­ро­ков. Сколь­ко все­го дос­тупно?

— Без­гра­нич­ное мно­жес­тво. Как бу­дете — в ко­ман­де с кем-то или сам за се­бя?

— Са­ма за се­бя! — вос­клик­ну­ла го­лубая пе­гас.

— Я бу­ду од­на, — про­шеп­та­ла Флат­тершай, но Фе­рис ус­лы­шал и внёс из­ме­нения на го­лог­ра­фичес­кий эк­ран (все, кро­ме Киб, Зу­ри и Эза­ры, ду­мали, что он ма­гичес­кий).

— Я бу­ду с Эпплджек! — прок­ри­чала в ухо ге­нети­ку Пин­ки.

— Я про­тив! — тут же на­чала от­пи­рать­ся фер­мерша.

— Зна­чит, у вас бу­дет два пра­вите­ля. Твай­лайт?

— Од­на. А зак­лю­чать со­юзы мож­но?

— Лег­ко. Ра­рити, я по­лагаю, од­на?

— Да.

— Се­лена?

— Од­на, — хо­лод­но отоз­ва­лась та.

— Я один, Зу­ри с Эза­рой вмес­те? — по­пытал­ся уга­дать ге­нетик.

— Вер­но, — ска­зали обе.

— Так, те­перь зем­ля. Ка­кого раз­ме­ра бу­дет мир?

В об­щем сош­лись так: мир — ог­ромный, во­да — обыч­ная, жив­ность — сред­няя, рас­ти­тель­ность — мно­го ви­дов, ре­сур­сы — стан­дарт, кли­мат — слу­чай­ный, рель­еф — слу­чай­ный, ма­гия — при­сутс­тву­ет, тем­пе­рату­ра — как в обыч­ном ми­ре, уро­вень раз­ви­тия — пле­мя, ра­сы — са­ми вы­бирай­те.

Иг­ра тек­ла со ско­ростью в двад­цать че­тыре ра­за быс­трее, что ни­как не пов­ли­яло на по­веде­ние иг­ро­ков — ес­ли охот­ни­ки Ра­дуги пе­ред­ви­гались быс­тро и ата­кова­ли всех враж­дебных су­ществ, то фер­ме­ры-пры­гуны Фе­риса от­да­вали пред­почте­ние сель­ско­му хо­зяй­ству и об­ме­ну пи­щи на тёп­лую одеж­ду; Зу­ри выб­ра­ла для сво­их па­уко­об­разных лю­дей, путь охот­ни­ка-со­бира­теля; дра­гуны Флат­тершай при­руча­ли жи­вот­ных, гип­но­тизи­рова­ли их, и те до­быва­ли про­пита­ние дра­гунам; ос­таль­ные по­ка прос­то вы­жива­ли. Че­рез нес­коль­ко ча­сов все по­кину­ли иг­ру.

— И как вам иг­ра? — спро­сила Эза­ра пос­ле иг­ры.

— Нор­маль­но.

— Ра­дуга, а по­чему твои бро­нек­ри­куны едят мя­со? Ведь это не по-ва­шему.

— Этой ра­се для пол­ной эф­фектив­ности нуж­но мя­со. Я вни­матель­но чи­тала аб­зац про ра­ци­он.

— Ну да. Но по­чему они его едят каж­дый день? Ведь на ки­лог­рамм мя­са при­ходит­ся не­деля пол­ной и бе­зого­вороч­ной эф­фектив­ности. Они мо­гут пи­тать­ся и фрук­та­ми.

— Я не хо­чу, что­бы в са­мый от­ветс­твен­ный мо­мент мои во­ины ока­зались без­за­щит­ны пе­ред про­тив­ни­ком.

— Ну, как зна­ешь, — по­жал пле­чами Фе­рис. -Ли­ра, хо­чешь спою?

— Фе­рис, ту, ко­торую не­дав­но при­дума­ли в Идей­ном ми­ре? — спро­сила Зу­ри.

— Эту. Она мне силь­но нра­вит­ся.

— Спой, — раз­ре­шила Ли­ра.

— Го­тов проп­лыть я все мо­ря,

И мне сов­сем не страш­но,

И лишь од­но я знать хо­чу:

Ты вый­дешь за ме­ня?

Ни хо­лод злой,

Ни жар­кий зной,

Ме­ня не ос­та­новят,

От­дашь ли сер­дце своё мне сей­час? — на­чал Фе­рис.

— Те­бе от­дам свою лю­бовь,

Мой до­рогой, лю­бимый мой,

Ты щедр и так прек­ра­сен.

Не на­до под­ви­га свер­шать, прос­то будь со мною ря­дом, — про­дол­жи­ла Эза­ра.

— Осып­лю зо­лотом те­бя, по­эмы бу­ду пос­вя­щать,

Те­бя хо­чу обе­регать, так будь со мною ря­дом! — про­дол­жил ге­нетик.

— Не нуж­но зо­лота и нет мне де­ла до по­эзии!

Я лишь хо­чу, чтоб ря­дом был, — под­хва­тила Зу­ри.

— Я то­же, до­рогая!

— Мы бу­дем петь и тан­це­вать, об­ни­мать друг дру­га неж­но,

И сот­ни ра­дос­тей де­лить, хра­нить лю­бовь при­леж­но,

Я все мо­ря го­тов проп­лыть, и мне сов­сем не страш­но.

И лишь од­но я знать хо­чу, ты вый­дешь за ме­ня? — спе­ла вся тро­ица.

— Прек­расно, — ап­ло­диро­вали все, у ко­го бы­ли ру­ки, и гар­це­вали (не знаю как по-дру­гому на­зыва­ет­ся) все, у ко­го бы­ли ко­пыта.

— Толь­ко эта пес­ня... Её раз­ве не дол­жны петь мо­лодо­жёны? — за­сом­не­вал­ся Ама­дей.

— Во­об­ще-то да. Но Ли­ра не зна­ет текст этой пес­ни, так что... Там ещё та­нец есть, но мы его не зна­ем, — от­ве­тила Эза­ра.

— Се­лена, как ты ду­ма­ешь, наш до­говор ещё в си­ле? — за­думал­ся ге­нетик.

— Сей­час про­верим, — улыб­ну­лась бо­гиня.

Фе­рис, сог­ласно до­гово­ру, уп­равлял дву­мя ду­шами. Кем уп­равлять ещё, он так и не на­шёл, по­это­му, прос­то от­крыл пор­тал, из ко­торо­го вы­вали­лось те­ло Се­лены. Гряз­ное и пыль­ное.

— На­до же, — изу­мил­ся Фе­рис, — Те­ло су­мело вы­жить. Рань­ше та­кого не наб­лю­далось... Ну да лад­но. По­пыта­ем­ся.

Пе­ренос ду­ши про­шёл быс­тро, и вре­мя на адап­та­цию зат­ра­чено не бы­ло. Фе­рис ог­ля­дел по­кину­тое те­ло и без заз­ре­ния со­вес­ти сжёг его.

— Ну как? Что ты сде­ла­ешь со мной? Убь­ёшь? Хо­тя нет, наш до­говор в си­ле и мне ещё жить и жить. Прот­кнёшь ме­ня? Жут­кие му­ки в те­чение мно­гих жиз­ней. И пол­ное со­от­ветс­твие до­гово­ру. Так как ты ме­ня бу­дешь пы­тать?

— Ни­как, — рас­сме­ялась Приз­рачная По­ни.

— Не по­нял? — опе­шил ге­нетик. — В ка­ком смыс­ле — ни­как? Это что — осо­бо изощ­ренная месть? Что ты со­бира­ешь­ся сде­лать? Мед­ленно сжи­гать ме­ня живь­ём? От­ре­зать мне час­ти те­ла? Да­вить на мои нер­вные уз­лы? Да что ты хо­чешь де­лать?! — па­нико­вал Фе­рис.

— Ну по­чему?! — взвы­ла Зу­ри. — По­мучай его хо­тя бы нем­но­го, ина­че он не ус­по­ко­ит­ся и нач­нёт дос­та­вать всех под­ряд, и да­же ес­ли он по­лучит на­каза­ние от дру­гих, то всё рав­но бу­дет схо­дить с ума, а по­том уго­дит в боль­ни­цу с нер­вным сры­вом. Мы это уже про­ходи­ли.

— Ду­маю, ока­зать­ся в не­люби­мом ми­ре ему бу­дет дос­той­ным на­каза­ни­ем, — ух­мыль­ну­лась Се­лена, гля­дя на Фе­риса, ко­торый упор­но ки­дал­ся на всех. Бо­гиня от­кры­ла пор­тал, ко­торый мед­ленно, но вер­но втя­гивал ге­нети­ка.

— Нет! В оди­ночес­тве я ни­куда не по­лечу! А те­перь, — вскри­чал он, схва­тив По­лину и Твай­лайт, — по­ка-по­ка! — по­хити­тель ра­дос­тно проп­ры­гал к пор­та­лу и заб­рал вмес­те с со­бой всех схва­чен­ных.

— Нет! Нет! Нет! — кри­чал Фе­рис, но уже в дру­гом ми­ре, стоя на ка­ком-то сто­ле и та­ращась на че­тыре длин­ню­щих сто­ла, ла­тан­ную-пе­рела­тан­ную шля­пу и на жа­бопо­доб­ную жен­щи­ну. По­лина и Твай­лайт сто­яли ста­ту­ями и пы­тались по­нять, по­чему Фе­рис ди­ко кри­чит в ми­ре лю­дей. Че­рез нес­коль­ко ми­нут ге­нетик опом­нился и со­из­во­лил упасть в об­мо­рок, но пе­ред этим спро­сил, как зо­вут стар­ца, си­дяще­го в цен­тре сто­ла.

— Аль­бус Дамб­лдор, — ус­пел про­мол­вить маг, пос­ле че­го пси­хичес­ки нез­до­ровый ге­нетик упал в об­мо­рок. А на­силь­но за­кину­тые в этот мир поп­ро­сили от­вести его и их в мес­тную боль­ни­цу.

Ин­те­рес­но на­чинал­ся пя­тый учеб­ный год гриф­финдор­ской тро­ицы.