Автор рисунка: MurDareik
Глава 2 Глава 4

Глава 3

Цири приходит в себя, понимает всю сложность экспромта и дает обещание, которое не в силах выполнить.

Рейнбоу в очередной раз посмотрела на солнце, которое медленно скрывалось за горизонтом, и с трудом подавила желание взвыть. Нечасто пегасочке приходилось столько времени сидеть на одном месте.

"Весь день!", — услужливо напомнил ей этот надоедливый внутренний голос.

И от того, что это были её собственные мысли, становилось еще противнее. Спортсменка стукнула себя по голове. Пунша хватило всего лишь на два часа. Игра в "крестики-нолики" надоела еще быстрее. Но её кудрявогривую подругу эти мелочи явно не волновали. Она мило посапывала, удобно устроившись около огня. Рейнбоу еще минутку поглядела на неё, буркнула под нос 'бескрылые' и вышла из хижины чтобы хоть немного размять эти самые крылья. Вышла она явно очень вовремя, к домику как раз возвращалсь Зекора. Пегаска не сдержалась и рванула к зебре с радостным воплем. Та сперва опешила, но затем тоже приобняла радужногривую пони.

— Когда ты успела так заскучать?

Меня же ведь не было часов где-то пять, -
отшельница слегка отстранилась и с лукавой улыбкой посмотрела на спортсменку. -
Или ты любишь кобыл обнимать?

— Нет, ты что! — Рейнбоу слегка зарумянилась. — Просто тут таааак скучно!..

От объяснений её спасла возня, раздавшаяся из хижины. Очнувшиеся Твайлайт и Цири о чем-то говорили вполголоса, стараясь не разбудить Пинки. Рейнбоу тут же оказалась рядом с единорожкой и крепко ее обняла.

— Больше никаких экспериментов с магией. Ты на весь день 'овощем' стала из-за этого твоего заклинания! Мы с Зекорой до смерти перепугались.

Единорожка оглянулась на ведьмачку, которая ответила понимающей улыбкой, и смущенно кивнула.

— Со мной все хорошо, Дэши. Побеспокоилась бы лучше о Цири, стыдно!

— Хех.. виновата, — сконфузилась пегасочка. — Ты как, Цири?

Не дожидаясь ответа, Рейнбоу шепнула на ухо Твайлайт что-то, заставившее её густо покраснеть.

— Я вижу пришла в себя ты, дитя!

Хотим мы услышать твои как дела?

С нетерпеньем все ждали твоего пробужденья,

Таким ведь внезапным то было паденье!

Признаюсь ты всех напугала друзей.

Развей наши страхи ответом скорей! —

обратилась Зекора к Цири, едва ступив на порог.

Ведьмачка, никогда не видевшая зебр, во все глаза уставилась на вошедшую. Та весьма отличалась от пони, была более поджарой и высокой. Мускулистей неё была разве что Рейнбоу Дэш.

— Я... кхм... Все в порядке, спасибо... Зекора, верно? Немного в глазах двоится, — девушка встала с кровати, но зашаталась и сразу же упала обратно. — И... слабость? У вас... весьма необычная манера речи, кстати говоря.

— Не думала, что ты так быстро

На речь мою вниманье обратишь.

Но только здесь ее звучанье необычно,

В моих краях же — никого не удивишь.

Зебра кинула в побулькивающий котел несколько ягод, попробовала варево на вкус и, довольно кивнув, набрала немного в простую глиняную чашу.

— Впрочем главное сейчас не это.

Изволь сюда теперь взглянуть.

В сосуде неприметном этом

Сокрыто то, что может силу всю тебе вернуть.

— И как это у вас получается? — с восхищением сказала Цири, принимая сосуд. Но когда она принюхалась к содержимому, её лицо немного погрустнело.

— Я вижу на лице твоем сомненье.

Но здесь бояться нечего, дитя.

В кувшине этом только зелье,

Что мы смешали для тебя.

— Мы? — девушка непонимающе посмотрела на поняшек, которые в ответ пожали плечами. — Ну, как бы то ни было, в этой микстурке меня пугает только запах. После Каэр Морхена, я не особо боюсь ядов. И Йеннифер паре трюков научила...

На этих словах Цири тоскливо вздохнула.

— Простите, — ведьмачка грустно улыбнулась. — Я просто очень давно не была дома. И уже не думаю, что вернусь туда когда-нибудь, если честно.

— Не глупи, — Рейнбоу ободряюще погладила её по руке. — Примешь лекарство и уже завтра сможешь нас покинуть. Но я бы хотела, чтобы ты задержалась ненадолго.

С другой стороны к девушке прижалась Твайлайт.

— Полностью согласна с тобой, Дэши. Не надо отчаиваться. К тому же, в Королевской библиотеке есть много книг о путешествиях между мирами. Там, правда, одна теория, но все же.

Цири ничего не ответила, лишь устроилась поудобнее между двумя пони.

'Если бы все было так просто. Как мне сказать им, что сюда попало сборище убийц? И что мне отсюда не выбраться? Будь ты проклят, Эредин! Рассказать все Селестии, пока это не зашло слишком далеко? Хотя какой тут может быть выбор. Так и сделаю.'

От мрачных мыслей её отвлек экзотичный голос зебры.

— Хотела бы услышать я,

Конечно если это не секрет,

Чудесной смеси той рецепт,

Что помогает уберечь,

От разных ядов.

Твайлайт сразу навострила уши.

— Что? Ой. Извини, Зекора, я не помню. Так давно это было... Да я и не спрашивала что там, если честно. Грибочки, какие-то травы и сок. Синеватый такой. Выглядело не очень аппетитно, но вкуснее меня кормили только в Цинтре, — ведьмачка еще разок вздохнула и повесила голову. — Сегодня явно вечер воспоминаний.

Рейнбоу обеспокоенно посмотрела на Твай и получила в ответ такой же взгляд.

— Никогда бы не подумала, что воспоминания могут причинять... боль. Прости, Цири. Ну и хороши же мы.

— Не бери в голову, все в порядке, — девушка взъерошила радужную гриву. — Но ты мне напомнила кое о чем. Твайлайт, я должна встретиться с принцессой. Дело очень и очень срочное.

Единорожка слегка опешила от внезапной смены тона.

— Хорошо. Конечно. Когда вернемся, Спайк сразу же отправит письмо. Но... в чем дело? Это как-то связано с тем чело...веком, которого мы видели?

— С каким человеком? — Рейнбоу бросила на подругу непонимающий взгляд.

— Потом объясню.

— И с ним тоже. Прости, Твай, но больше я ничего не могу сказать, — Цири залпом осушила чашу. — Селестия расскажет вам все, если захочет.

— Ну и ладно, — надулась та. — Тогда я пойду домой, пожалуй. Из-за этих разговоров про еду, я ужасно проголодалась. Пойдешь со мной, Дэши?

— Конечно. Давай только Пинки разбудим. Пунш на нее чтоли так подействовал? Проспала весь день.

— Ну еще бы. Он же газированный был, — единорожка скатилась с кровати и наклонилась к своей розовой подруге. — Пинки, вставай! Уже поздно, а нам еще из лесу выбраться надо.

— Ты так и Гала проспишь, Пинкс!

Праздничная пони встрепенулась, почесала за ухом и открыла глаза.

— Ой, деее-е-е-е... вочки. Я так чудесненько выспалась. Хм-м. Пунш был хорош, да, Дэши? О, Цири, ты очнулась! — Пинки взобралась на кровать и крепко обняла девушку. — Тебя так ужасненько долго не было, мы все очень переживали. Как ты?

Ведьмачка тоже стиснула пони в объятиях.

— Я в порядке, солнце. Немного кружится голова, но уверена, зелье Зекоры поставит меня на ноги.

— Отлично! Потому что завтра в 'Сахарном Уголке' будет вечеринка в честь твоей поправки!

— Ни за что не пропущу её, Пинки.

— Ну, раз с Цири все хорошо, то может пойдем уже все-таки? Становится по-настоящему темно. Не то, чтобы я боялась, но...

— Погоди, Рейнбоу. Чуть не забыла, — Твайлайт повернулась к зебре, которая помешивала какое-то бурлящее в котле варево, напевая себе под нос. — Зекора! Когда ты впервые увидела Цири, ты упомянула кое-что, что меня заинтересовало. Пророчество. И оно звучало.. весьма мрачно. Не могла бы ты... рассказать о нем поподробнее?

Остальные дружно застонали.

— А это не может подождать до завтра? Время позднее все-таки.

— Прости, Дэши, но мне почему-то кажется, что я должна его услышать, — Твайлайт бросила косой взгляд на Цири. — А вы можете идти, если хотите.

— Ага. Чтобы ты одна через этот лес тащилась? Ну уж нет.

— Быстро ты забыла про куролиска, Твай!

— Люблю вас, девочки.

Зебра вздохнула и грустно посмотрела на них.

— Тебе расскажу я, так уж и быть.

Но, коль испугаю, меня не винить.

Знахарка на мгновение отлучилась к полкам, вернулась с толстой книженцией и начала её листать, положив на пюпитр. От книги прямо веяло многовековой мудростью. Обложка была настолько старой и затертой, что уже невозможно было разобрать название. Горящая свеча играла с тенями, которые придали мордочке зебры довольно зловещее выражение. Хижина будто помрачнела, а темных углах словно закопошились ужасные монстры, так и норовившие цапнуть кого-нибудь из поняшек за хвост.

Пророчеству этому тысячи лет.

Впервые оно появилось на свет

В то время, когда еще пони страдали

От духов Вендиго, что землю терзали.

Туманно оно, и слова не ясны.

Что нас ожидает едва поймем мы.

Известно одно, и ты в это поверь,

Что между мирами откроется дверь.

Чтоб стало возможным это явленье,

Должны произойти четыре важных знаменья.

Знамение первое — черней темноты.

Готовы услышать теперь его вы?

Обратно домой должна та возвратиться,

Которой пришлось и в изгнаньи томиться.

О ночи длинною в тысячу лет,

Та что мечтала, ненавидя весь свет.

Лишь дружбы искра сможет злобу разбить

И истинный облик принцессы явить.

Если сумеет она свои ошибки понять,

То сестры друг друга снова смогут обнять.

Знаменье второе — раздор и вражда.

Что явит дух в мир, очнувшись от сна.

Из камня сбежит он, и в этот же миг

Эквестрию накроет Хаоса лик.

Дружбе придется проверку пройти.

В свои заглянув плохие черты,

Смогут ли снова стать самими собой

И дать последний Хаосу бой?

Знамение третье — зло и любовь,

Бессмертной богини прольют они кровь.

Оттуда придет, откуда не ждешь ты, удар.

И поможет им в этом таинственный дар.

Способность по желанью становиться другим,

И облик того принимать, кто любим.

Замрет мир, стоя у последней черты,

Лишь истинные чувства его сумеют спасти.

Знаменье четвертое — рабство и муки.

Надеюсь вы еще не уснули со скуки.

Из мрака забвенья, в далеких снегах,

Восстанет империя, что забыта в веках.

Правил ею злобный король,

Что пони дарил лишь горе и боль.

Тиран был повержен и заперт во льду,

Но вновь объявился, неся всем беду.

Истлела плоть и остался лишь дух,

Что ужас приносит всемпони вокруг.

Король хоть силен, но и слабости есть:

Наши дружба, единство, отвага и честь.

Но, чтоб открыть это все в иноземцах,

Найти будет нужно кристалльное сердце.

И чтобы окончательной добиться победы,

Мальцу предстоит совершить прыжок веры.

Как только свершится все это, друзья,

Назад повернуть уже будет нельзя.

Из места и времени иного для нас,

Шагнет к нам чужак, и в тот сумрачный час.

С собой принесет он лишь слёзы и боль,

Но сумрак скрывает его в этом роль.

В нем будет дремать огромная сила,

Что может за миг уничтожить полмира.

Иль землю спасти в тот единственный час,

Когда все, казалось, погибло для нас.

Но выбор за ним и не можем мы знать,

Что будет он делать, чего ожидать.

Погибель ли наша, спасет ли он нас,

Покажет лишь время... закончен мой сказ...

После слов зебры, в хижине установилась звенящая тишина. Подруги замерли, видимо погрузившись в свои мысли. Первой нарушила напряженное молчание, конечно же, Пинки.

— Слёзы и боль? Уничтожить полмира? Как-то совсем невесело. И невовремя . Надо было нам до Летнего Солнцестояния это пророчество показать, вот тогда было бы в самый раз!

Зебра неопределенно пожала плечами и вернулась к своему кипящему котлу.

— А я бы не стала воспринимать его слишком буквально, — ответила Твайлайт. — Конечно не стоит так легкомысленно относиться к предсказаниям после всего, что мы видели. И Цири вполне подходит под описание этого 'чужака'. Но ты же наша подруга, ты ведь не станешь уничтожать половину мира и.. и тому подобное? И других... лю..дей в Эквестрии тоже нет, верно?

— Эм... конечно не стану, о чем ты говоришь! Мы же друзья, — под тяжелым взглядом единорожки ведьмачка заметно занервничала. — И если бы тут был кто-то вроде меня, то поползли бы слухи, верно? А если кто-то и окажется, то я сделаю все возможное, чтобы он никому не навредил. Извини, Твай. Давай завтра поговорим об этом, хорошо? Я ужасненько устала.

Фиолетовая пони немного расслабилась и .

— Ладно. Спокойной ночи. До завтра, Зекора.

— Поправляйся, Цири, — Пинки еще раз обняла девушку. — Пока, Зекора.

— Пока-пока!

— Спокойной ночи всем вам я желаю!

Надеюсь завтра вас опять я повстречаю!

***

— А вот и 'Уголок'! Спокойной ночи, Твай!

— До завтра, Пинки.

Попрощавшись с подругой, единорожка сбавила шаг. Рейнбоу улетела к своему дому пару минут назад, когда они вошли в городок. Обычно Твайлайт старалась больше времени проводить с друзьями, но сейчас была рада побыть одна. Она давно к этому привыкла. Прогулка в одиночестве под звездным небом помогла ей собраться с мыслями.
'Чего ты нам не говоришь, подруга? И дураку понятно, что с этим Эредином что-то не так. До сих пор мурашки от его взгляда.. И это его предложение.. Ты же не можешь быть с ним заодно, верно? Конечно не можешь, ты же убегаешь от него. Хм-м.. Но зачем? Ты нам почти ничего не рассказала о Башне Ласточки и о побеге.. 'Старые друзья', ну конечно. Вот ведь гадство.. Сейчас же напишу письмо Селестии. Нам могут пригодиться несколько стражников.'
Пони уже почти дошла до библиотеки, когда ощутила сильный удар, швырнувший её на стену чьего-то домика. Она попыталась, но не смогла встать. Её тело полнстью онемело, как при тех анестезирующих чарах, которые она разучила по просьбе Рэдхарт. Закричать тоже не получилось. Единорожка приложила все силы, чтобы перевернуться на живот, но смогла только нелепо дернуть ногой. Нападавший сразу же обратил на это внимание.

— Паралич скоро спадет. Она быстро приспосабливается.. Поторопимся!

Твайлайт внутренне похолодела, узнав этот голос. Она уже слышала его. Его спутник, тем временем, аккуратно поднял её и взвалил на плечо.

— Какой потенциал.. Я рад, что не ошибся, — Эредин погладил единорожку по голове. Вблизи его птичье лицо выглядело еще страшнее. У неё начали бежать слезы. — Уходим!

Эльфы понесли свою ношу обратно к лесу, стараясь держаться в тени.

'Ты же обещала, Цири! Ты обещала, что не дашь нас в обиду!'