Сердце, тёмное как ночь

История помнит Короля Сомбру (если конечно она вообще помнит его) как порабощающее чудовище, чья жажда власти погрузила целую империю в руины. Но кем был Сомбра? Почему он стал таким каким он стал? Что же он хотел сделать? Никто не рождается злым и Сомбра не был исключением. Он был лучшим учеником принцессы Луны в тот золотой век, до её изгнания. У него были друзья. У него была любовь. Он пережил потери и предательство. Всё это было у него задолго до того, как он обрёл… Сердце, тёмное как ночь.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун Король Сомбра

Stargate: Shangri-La / Звёздные врата: Шангри-Ла

После долгих лет унижений и насмешек археолог и исследовательница Лира Хартстрингс делает находку, которая подтверждает все её теории. Вместе со своей лучшей подругой Бон-Бон и одноклассницей Кейденс она сталкивается с тайнами и чудесами, которые способны перевернуть мир. *** После обнаружения очередной зацепки в базе данных Древних была сформирована вторая международная команда. Под руководством генерала Картер и доктора Джексона они отправляются исследовать очередную сеть Врат, обнаруженную в галактике на границе Местной группы. Эта экспедиция заставит пересмотреть многое из того, что казалось им известным. *** Приключения продолжаются, и невообразимые союзники столкнутся лицом к лицу с опасностями, по мере того как наследство Древних продолжит раскрывать последние главы своей истории.

Лира Бон-Бон Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Героями не рождаются

Не получается быть героем в своем мире? Так почему бы не попробовать в чужом?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Визит

Тихая спокойная ночь Роузлак прерывается коварным вторжением извне. Кто же эта таинственная незнакомка и какие у неё намерения?

Другие пони ОС - пони

Дружба это оптимум: День благодарения

Просто история о парне, который решил купить Понипад во время распродажи.

Другие пони Человеки

Специалист

В теории грустная зарисовка, посвященная единственному в своей профессии пони.

ОС - пони

Тактика заснеженных единорогов

Твайлайт уткнулась носом в книгу. Сансет хочет увидеться с остальными подругами. Один снежок запускает череду непредсказуемых событий.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Черили Другие пони Колгейт Колоратура Мундансер Сансет Шиммер

Последняя королева

Порой все начинает идти наперекосяк. У кого-то - с утра, вроде бы, обычного дня, а у кого-то - в определенный момент жизни. Ожидания оборачиваются разочарованиями, а собственные поступки делают ситуацию лишь хуже. Тогда начинает казаться, что лучше уже не будет. Но так ли это на самом деле? Может быть, нужно лишь вспомнить о том, что для тебя по-настоящему важно?

Другие пони ОС - пони Старлайт Глиммер

Путь к миру

Продолжение "Четыре дня в Зазеркалье". Два мира однажды соприкоснулись. Соприкоснулись, чтобы со страхом и отвращением отпрянуть друг от друга. Возможно ли после всего случившегося мирное сосуществование миров? Окажется ли вторая встреча успешнее первой, учитывая, что многие из действующих лиц уже имеют негативные впечатления от первой? Читайте в рассказе.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Луна Дэринг Ду Человеки

Самоуверенность в пустоши: кому это надо, и как это лечится

Иногда, недооценив опасности, мы совершаем необдуманные поступки и ввязываемся в то, чего не понимаем до конца. Давайте посмотрим, к чему могут привести опрометчивые поступки на Эквестрийской пустоши.

Другие пони

Автор рисунка: Siansaar
На свободу

Домино

Ну что тут написать?
Прочитаете сами.

Как же ей было больно. В глазах все расплывалось. У стражников были зверские удары, а чертовы накопытники с каждым ударом рассекали кожу.

— И это все? — она кое как выпрямилась, красные от налитой крови глаза смотрели на двух пегасов в золотой броне. — Это все что вы можете? Только избивать самку, и то вдвоем.

Еще удар по ноге и она вновь упала. Один из стражников наклонился над ней.

— Нам было приказано доставить тебя любой ценой, живой, но про состояние ни чего не было сказано. — и жеребец ухмыльнулся.

— Ублюдок. — слабый голос с шипением сорвался с ее губ. — Знаешь что?

— Что? — страж наклонился еще ниже.

— Я могу сделать, вот так... — и лапа с размаху ударила жеребца по лицу, острые когти распороли кожу, оставив четыре глубокие, рваные полосы. Пегас заорал от боли и бросился в сторону, окропляя траву каплями крови.

— Хаха хаха. — безумный смех разогнал с деревьев птиц. Копыто второго стражника опустилось на лицо самки и ее сознание померкло.

— Идиоты, вы хоть представляете себе что вы наделали? — громогласный голос раздирал слабое сознание. — Она нужна живой. Слышите? Живой!

— Да жива она. — вмешался второй голос.

— А это что. — первый голос отодвинулся куда то в сторону. — Твою мать. Это ее работа?

— Да. — вновь раздался второй голос. — Он наклонился к ней и она...

— ДЕБИЛ! Какого хрена ты сунул к ней морду? Было же сказано быдь аккуратными. Идиоты, полудурки...

Сознание вновь затуманилось и обратно уплыло во тьму...

Она бежала без остановки. Но все ровно маленькие ножки были медленнее взрослых. Малышка совсем выдохлась, но ее вперед гнало желание спастись.

Ее преследовали, гнались жители деревни.

— За что? — слез уже не было и жеребенок только всхлипывала. — Что я сделала?

Маленькое копытцо запнулось о камень и малышка упала. Ее окружили взрослые жеребци и кобылы. "Девочка" подняла на них заплаканные глаза и еще больше испугавшись, попыталась вжатся в землю.

— Вот ты и попалась дискордова тварь. — все алчно улыбались. Безумие обуяло их глаза,лишь маленькая единорожка обессилив лежала и тихонько, отчаянно скулила.

— Пожалуйста... я хочу жить...

— Почему я должен лечить это дискордово отродье? — ее сознание вновь вырвало из тьмы забвение и в уши ударил крик. — Ни за что!

Яркий, размытый свет маячил в глазах и ни как не хотел стоновится четким. Нет, не только свет. Размытое пятно нависло над взглядом самки.

— Ты лекарь. — кричал второй голос. — Это твоя обязанность!

— Да я лекарь, да это моя обязанность. — первый голос все ни как не хотел уступать. — Но эта обязанность распространяется только на пони, а эта... Эта тварь не пони!

<< Когда же вы все заткнетесь ?>> — замутненный разум смог сформировать мысль, но не смог удержаться и сам погрузился обратно в забытье. — << Когда же вы оставите меня в покое? >>

Малышка стояла на стуле, под деревом. Жесткая веревка натерла бедняжке шею.

— За что? — она так и не могла понять: почему они все ненавидят ее, почему хотят ее смерти.

— Зато что ты есть, тварь. — это было все объяснение, сколько бы маленькая кобылка не спрашивала. Из толпы окружающей ее вышел серый жеребец.

— Пожалуйста. — по щекам вновь потекли слезы, малышка задрожала. — Не надо... я хочу жить...

Жеребец пнул стул и веревка с неприятным скрипом натянулась...

Темнота. Сознание тонула в темноте и более ни чего не видело.

Пробуждение.

Мягкий свет заполнил все. Глаза было трудно открыть, но она смогла. И все ровно маячили лишь размытые пятна.

— О, ты очнулась. — одно из пятен приблизилось. — Знаешь, ты очень интересное создание. Твой организм похож на наш, но и различия не малы. — пятно продолжало что то возбужденно говорить. Но сознание самки не могло удержать нить мыслей.

— Да что там, у тебя даже есть внешний репродуктивный орган, но нет внутреннего. У тебя это как бы орган-корман.

<< Да заткнись ты уже >> — в ее голове все таки образовалась мысль, мысль о покое.

— Заканчивай давай. — в обзоре задвигалось второе пятно. — Надоел уже. Давай усыпи ее уже, все ровно она ни фига не понимает в таком состояние.

И вновь покой и спасительная темнота.

Что то мешало спать дальше. Слишком яркий свет. Домино с трудом открыла глаза.

— Проклятое солнце. — она попыталась отвернутся от окна, но тело отозвалось ужасной болью. — Ахр. Камня нет для этой проклятой лампочки.

Оставив попытки шевелится, самка вновь закрыла глаза.

<< Почему же я еще жива? >> — уже третий день как Домино пришла в себя. Но кроме доктора, который все расспрашивал ее о том что и как она чувствует, ни кто не приходил. И ее мучали вопросы. А додктор отказывался отвечать.

Где то с боку скрипнула дверь и по полу зацокали копыта.

— Ты уже проснулась. — к кровати подошел единорог солатового цвета в белом халате. — Вчера ты дольше спала. Идешь на поправку. Давайка сделаем тебе укольчик.

Где то в стороне забряцали скляночки и доктор подошел к самке. Домино спокойно скосила разномастные глаза на шприц окутанный зеленым сиянием, она не видела уже смысла беспокоится о чем либо. Раз не дали умереть, значит в ближайшее время не убьют.

— Думаю ты совсем скоро сможешь нормально двигаться. — доктор закончил инъекцию и убрал шприц в один из карманов на халате. — Сильно же тебе досталось раз двух недель не хватило, и спала ты все это время. Эти придурки чуть было не убили тебя, но ты оказалась сильнее чем они думали, сокровище ты мое.

— Зачем я вам? — тихий хрип, все на что была способна Домино.

— Мне то? Мне ты очень интересна. Ведь ты уникальный объект. И вообще не понятно как эти хаоса поклонники смогли создать тебя. — единорог в халате повернулся к выходу, пропав из обзора "кобылки". — А вот для чего ты нужна принцессе я не знаю, но раз она лично возвращала тебя с Тартара, то для чего то нужна. — и дверь захлопнулась.

<< Для чего то нужна? >> — самка закрыла глаза. — << Но для чего? И как же болят лапы, интересно что у меня с когтями. Ведь первое о чем думали когда меня ловили — это обрезать когти. >>

Прошла неделя, ни кто так и не приходил, кроме доктора. Но сам доктор днем раннее сказал что сама принцесса обещала придти. Домино как то в это не верилось. Она уже свободно ходила, тело разумеется болело, но не так как раньше. Выйти из комнаты самка и не пыталась, было понятно что не позволят.

Она стояла и смотрела в окно, от яркого солнца болели глаза, но не возможно было не смотреть на аккуратные деревья, Зеленую, сочную траву и яркие цветы. Там была свобода, там была жизнь.

За спиной щелкнул замок двери и по полу зацокали копыта. Нет, эти шаги были не такие как у доктора, они были тяжелее.

— Здравствуйте принцесса. — Домино так и не повернулась. — Я не верила что вы придете. Лично казнить приятнее?

— Здравствуй. — холодом повеяло от голоса принцессы...

Разговор с правительницей.

— Здравствуйте принцесса. — Домино и не подумала повернутся, когда по полу зацокали тяжелые накопытники. Я не верила что вы придете. Лично казнить приятнее?

— Здравствуй. — от голоса принцессы веяло холодом.

— Иронизируете? — ухмылка тронула губы самки, голос стал едким словно кислота. — Здравствую, вашими стараниями.

Принцесса остановилась позади собеседници.

— За это я вынуждена извинится. — на миг в голосе монархини послышалась досада. — Я сказала стражам доставить тебя любой ценой, живой. Но не уточнила...

— Я знаю. — Домино так и не отрывала взгляда от улици за окном. — Тот страж что избивал меня, сказал это.

— Ты его чуть не лишила глаза.

— А он меня жизни.

— Я приношу свои извинения. — но голос принцессы оставался столь же холодным.

Селестия устав стоять позади, подошла ближи и села с боку от Домино и тихо произнесла.

— Это сад в одном из Кантерлотских дворов. Вопреки распространенному мнению в Кантерлоте есть не только камень, в городе есть и сады.

— Так вы меня держите в столице? Не боитесь? — Домино попыталась задеть принцессу, на что та лишь промолчала. От чего "заключенная" решила бить в саму суть. — Скажите принцесса. Почему?

Ответом была лишь тишина.

— За что так ненавидят меня жители этой страны? — в голосе послышался оттенок горечи. — За что они все так жаждут моей смерти?

— Потому что... — голос монархини на миг дрогнул. Но глубоко вздохнув она совладала с собой. — Потому что ты его дочь.

Домино резко повернулась к принцессе, и пронзила ее взором разномастных глаз.

— Он мне не отец. — голос более походил на шипение. — Да, я благодарна ему и его коленоприклонникам, но он не отец мне.

— Ты была создана из его частици. — Селестия не уступала яростному взгляду. — А это озночает что ты драконикус, дочь драконикуса.

— Я НЕ ЕГО ДОЧЬ. — терпение Домино достигло грани и шипение резко сорвалось на крик. — Я ни когда не буду его дочерью и ни когда не была.

Лицо драконикуса приблизилось к лицу аликорна.

— Скажите Селестия. А за что вы ненавидите меня? — голос вновь был спокоен и слегка шипел. — За то что я не такая как все? За то что я была рождена магией?

Лицо принцессы ни разу не дрогнуло.

— Знаю... — пленница отошла в сторону от монархини, что бы не угодить под удар если таковой будет. — Знаю. Вы ненавидите меня за то что при моем создание использовали душу одной из ваших любимейших учениц? Той что жила сотню лет назад.

И Домино попала в точку. Лицо аликорна исказили боль и ненависть, но она сдержалась. Лишь повернулась и направилась к выходу. Остановившись за порогом и перед тем как закрыть дверь, с горечью произнесла.

— Казнь состоится через две недели. — и дверь захлопнулась...