Автор рисунка: aJVL
День восьмой - Жизни моей годы День десятый - Жить вместе

День девятый - Светлая сторона жизни



ярче свет — чернее тени


Лемон открыл глаза и поглядел на оранжевую кобылку, лежавшую рядом. Улыбнулся. К такому он действительно мог бы привыкнуть снова.

Он вдруг понял, что спал этой ночью, пусть никаких снов и не помнил. Некоторым их подобием до сих пор были лишь внезапно накатывающие воспоминания. Сейчас он ощущал себя более... свежо. Похоже, его разуму нужно было не только время на осмысление прошлого. Ему нужно было и просто отдохнуть.

Он заметил, как заворочалась Мисти, и улыбнулся ей:
 — Доброе утро, солнце, — легонько носькнул он её шею.

Мисти повернулась к нему и с мечтательным видом улыбнулась:
 — Ну привет.

 — Привет.
И больше им не надо было ничего. Лишь это счастливое время.

Жаль, оно было кратко. Взгляд Мисти вдруг убежал куда-то в сторону, лицо её стало печальным.

 — О Селестия, — произнесла она. И с дрожью вздохнула: — Недели. Хватило всего одной недели.

Лемон резко поднял голову:
 — Мисти, не-

 — Одной недели! — повысила она голос и повернулась к нему. — И я уже нашла ему замену! Ты хоть знаешь, как долго мы были вместе?

Лемон промолчал, лишь тихо вздохнув.

 — Три года. Три проклятых года мы ждали, когда откроется Дверь. А потом...

Единорожка вздохнула:
 — Я ничего этого не заслуживаю. И тебя не заслуживаю.

Лемон взглянул на неё непонимающе:
 — Не знал, что среди мозговедов это стандартная практика — перенимать вину выжившего своего пациента и страдать от неё самому, — с некоторым осуждением сказал он.

Мисти отвернулась и вздохнула:
 — Прости, мне жаль.

 — Да не надо жалеть, чёрт возьми! — ответил Лемон. — Плохое случается. И ничего ты с этим не поделаешь. Ты вообще видела, что творится снаружи? Величайшие чудовища живут припеваючи, а героям-храбрецам даже могильного камня не достаётся. Нет никакого "заслуживаешь—не заслуживаешь". Ты просто стараешься как можешь и надеешься, что выйдет что-то хорошее. Иногда это работает, иногда нет. Жизнь, она не-

 — Молчи! — отрезала Мисти.

Гуль прищурился:
 — Жизнь... не... справедлива... Мисти.

 — Но должна же быть! — крикнула она. — Это просто неправильно! И Стойло, и ты принимали меня с распростёртыми объятиями. Я ничем такого не заслужила. Ты-то — другое дело. Уговорил меня вернуться. Книгу принёс. С инициативой даже выступил, гулей устранить. А я? Я же только и делала, что бегала. Даже когда ты меня сюда привёл, я только и хотела, чтобы снова сбежать. Я — плохая пони, Лемон.

 — Но ты — моя плохая пони, — сказал тот, проводя по её гриве копытом.

 — Правда? — спросила она и вновь осела. — Может, Спрей Пейнт и об этом был прав. Может, мне и правда нужен был лишь защитник. Кто-то вместо Биг Эпла.

 — И об этом? — переспросил Лемон, снова вскинув одинокую бровь. Подобным мелочам от него так просто было не скрыться. — А что он ещё сказал?

Мисти уставилась в дверь, отвернувшись от лежавшего рядом жеребца.
 — Что я всё коплю в себе. Мне не помочь пони, не удерживая некоторую эмоциональную дистанцию. И вот это выходит у меня чересчур хорошо. Я просто... не позволяю негативу сильно на меня влиять.

Лемон посерьёзнел:
 — Пока тебя не прорывает.

Мисти лишь кивнула.

 — А сейчас это и произошло.

Она снова кивнула, её тело вздрогнуло, сдерживая слёзы.

 — Ладно тебе, не сдерживайся. От этого никому лучше не станет.

 — Я не могу, — покачала головой Мисти. — Только не при тебе. И не после этой ночи.

 — Нет, можешь, — возразил Лемон. — Особенно при мне. Особенно после этой ночи.

Он обнял её со спины. Кожа его была холодной и липкой, но ей было всё равно. И от последнего факта ей стало лишь хуже.

 — Отец твой сказал, что мне не нужен психолог, — спокойно заметил Лемон. — Он сказал, что мне нужен лишь друг.

 — А я и не твой психолог, Лемон, — пробормотала Мисти. — И никогда им не была. Психологи вопросы задают, приводят пони в состояние, когда они могут справиться со своими проблемами. А я тебя только слушала.

Лемон улыбнулся:
 — Вот-вот. Ты слушала мои рассказы о Блоссом Три, о Лемонейде. Даже ничего не сделала, когда я этой ночью её вспомнил, — он приласкал носом её гриву.

 — Так что расскажи ты мне о нём, — продолжил он. — Расскажи о Биг Эпле.

Мисти всхлипнула:
 — О, Лемон, мне его так не хватает, — она крепко зажмурила глаза. — Так не хватает.

Гуль кивнул, зная, что она ощутит такой ответ:
 — Верно. Ты — не плохая пони, Мисти. Просто тебе больно, а винить в этом некого.

Мисти развернулась и стала плакать у него на груди.
 — ...ещё ...чересчур в этом... хорош, — пробилось сквозь её всхлипы.

Лемон поцеловал её в голову:
 — Чшшш-чш-чш-чш-чш, выпускай это всё, выпускай.

И она плакала. И плакала. Потом рассказывала о Биг Эпле. Кем он был, каким он был, и почему он был ей так дорог.

И снова плакала.

* * *

Когда Мисти с Лемоном покинули спальню, родителей единорожки дома уже давно не было. Работа-с.

 — Интересно, они слышали что-нибудь? — сказала Мисти. Долгий плач притупил её ощущения, пусть и успокоил.

 — А какая разница?

Мисти пожала плечами:
 — Ну, если они застали только нашу перепалку, то будет как-то неловко.

 — Да ладно, милые бранятся... у всех такое случается, рано или поздно, — ответил Лемон.

 — Ага, конечно, — пробормотала единорожка. — А мы спорим постоянно.

 — Ну, не совсем, — бросил в ответ Лемон. — Каждый раз, когда у меня появляются аргументы, ты принимаешься меня щекотать. Это не спор.

Мисти не обратила внимания на этот выпад и просто села за стол:
 — Так значит, парочка, да?

Гуль кивнул:
 — Да, очень на то похоже. Да и какое отвращение испытают все, когда узнают, — он перевёл взгляд на Мисти: — А ещё это формально превращает одного из нас в некрофила.

Мисти, вздёрнув нос, хмыкнула:
 — Я тоже двигалась!

Лемон прыснул со смеху:
 — Ты ужасна.

 — А ночью ты по-другому говорил, — слабая улыбка наконец поддалась единорожке.

Лемон лишь закатил глаза:
 — Ну-у ладно... чем займёмся сегодня? — спросил он.

Улыбка Мисти стала шире:
 — Тем же, чем и всегда, Пинки... попробуем завоевать Эквестрию!

 — Ха! — удивился Лемон. — «Операция Зю и другие злоключения минкобылок»? [ориг. англ. Ministry Mare Misadventures, Злоключения министерской кобылки] Неужели? У вас тут и записи его где-то сохранились?

Мисти покачала головой:
 — Нет, только сценарий на бумаге. Там ещё пометка была, что он воспроизведён по памяти после закрытия Двери. Это радиоспектакль, да?

Лемон широко улыбнулся:
 — Ага. У вас он весь есть?

 — Думаю, да. Министерства, наверное, просто бесились, когда его крутили.

 — Не то слово, — ответил Лемон. — Это хоть и была безобидная сатирка, но тогдашняя политическая обстановка её не приемлела. Хе. Вот, наверное, потому его выпуски полностью никогда и не звучали.

Мисти улыбнулась:
 — Но ведь любой же их мог просто запомнить, верно?

Лемон ответил серьёзно:
 — Ну, у нас был способ этому помешать. Кое-какой не очень безопасный метод экстракции воспоминаний с применением шаров памяти, — с неловким видом он взглянул на Мисти. — Не моего отдела специализация, правда, но... мы были в курсе, что такое имеет место.

Улыбка кобылки потухла.

 — Ну, это больше к шпионам применяли, кто слишком много секретных сведений узнал, и в похожих случаях, — пояснил Лемон. — А это ж ведь публичная трансляция была. Министерства вряд ли пошли бы на копание в головах сразу всех, кто её слушал. Я даже не удивлён, что сценарии сохранились, особенно при тех повторах втайне, — гуль усмехнулся. — Да и штука-то и правда очень смешная.

Он окинул взглядом комнату:
 — Гммм... а терминал у вас тут есть?

Мисти кивнула:
 — В комнате родителей. А что?

 — Ну, интересно узнать, что ещё есть в этой вашей хвалёной библиотеке мэйнфрейма.

 — А-а. Папка его в их комнату переставил, чтобы я всяким старьём по ночам не зачитывалась, — сказала единорожка и улыбнулась: — А ещё, думаю, он подозревает, что я нашла его дневник.

 — Ха, и это правда?

 — Там пароль — 'МЕЛЮЗГА', — ответила Мисти, заглядывая в комнату родителей. — Или был, по крайней мере. Эй, не хочешь узнать, что он там уже про нас написал?

Лемон моргнул:
 — А, может, не стоит всё-таки в его личную жизнь влазить? — он осторожно заглянул в комнату, куда вошла Мисти.

Та пожала плечами и загрузила терминал:
 — Если его это волнует, пусть хотя бы иногда пароль меняет.

Она взглянула на экран и защёлкала магическими касаниями по клавиатуре, ловко переходя к дневнику. Она нахмурилась:

 — Он его сменил.

Лемон облегчённо выдохнул:
 — Вот и хорошо. А теперь давай в библиотеку заглянем.

 — Не-не, подожди, я знаю одну фишку! — ответила Мисти. — Можно сиспамять дампануть и порыться в ней на предмет возможных парольных фраз, что там могли остаться. Мне папка показывал.

Лемон с пресной миной произнёс:
 — Он показал тебе, как взламывать собственный терминал. Нормально, что.

Мисти кивнула:
 — Ну вот и не парься.

Гуль пожал плечами:
 — Ну, это ж твой отец. В общем, я тут ни при делах.

Мисти просмотрела данные на мониторе:
 — Кажется, я нашла что-то. Какой-то осмысленный текст, по крайней мере. Только на пароль не похоже... что-то о каком-то пари.

Она склонила голову:
 — Гм, так это сам дневник и есть. Он ничего и не шифровал даже, — единорожка взглянула на Лемона. — От того, кто учит тебя обходить защиты, я бы ожидала хоть немного заботы о собственной.

Лемон задумался:
 — Но он же сменил пароль...

 — Да, вот это и странно, — согласилась Мисти.

 — Мисти, а зайди-ка снова на обычный экран входа.

Мисти в ответ взглянула на гуля:
 — Зачем?

Гуль ухмыльнулся:
 — Из всего того, что ты сказала, я могу сделать только один логичный вывод.

 — И какой же?

 — Ну вот попробуй снова войти в систему.

Мисти пожала плечами и вернулась к окну ввода пароля. Система приняла пароль без проблем.

Глаза её округлились:
 — Да ладно! — она взглянула на Лемона, тот самодовольно взглянул в ответ. — Так, давай выкладывай: как догадался?

 — Ты опечаталась в пароле и наделала кучу далеко идущих выводов.

Мисти шлёпнулась лбом о клавиатуру.

 — Ну умник, — пробормотала она, не отнимая лица от терминала, и взглянула на текст на экране. — О, там есть запись с сегодняшнего утра, — она подняла голову и взглянула на Лемона. — Это точно про нас!

 — Ты правда хочешь узнать мнение своего отца после того, что он скорее всего слышал прошлой ночью? — Лемон покачал головой.

 — Ага. Давай смотреть.

---

Добавлено: 2 часа 16 минут назад
Автор: Хейлсторм

Прекрасно, ПРЕКРАСНО. Проспорил, судя по всему. Он всё-таки ещё может.

А тот мелкий точно целый день будет с задранным носом ходить довольный. Ещё и лишний час перемены им должен.

---

Мисти моргнула. Чего бы она там ни ожидала, это было совсем не то.
 — А кого это он мелкого имеет в виду? — вслух подумала она и перешла к предыдущей записи.

Лемон потёр лоб:
 — Есть кое-кто на примете, но я очень надеюсь, что ошибаюсь.

---

Добавлено: 15 часов 23 минуты назад
Автор: Хейлсторм

Фог Лайт поспорил со мной, что Мисти с Лемоном займутся "активной жизнью" до конца этой недели. Ага, двести лет жеребцу! Что у него там поднимется?

Так что готовься, пацан, тебя ждёт неделя хорошей школьной нагрузки.

---

Лемон отнял копыто ото лба, чтобы прочесть заметку, и оно снова вернулось на прежнее место.
 — Вы серьёзно? Он заключает пари, с детьми, о чужой личной жизни? Да они ещё и знать не должны об этом в его возрасте!

Мисти недоумённо взглянула на него:
 — О чём? О сексе?

Лемон смутился:
 — Ну, да.

 — А почему бы им и не... — начала было она, но вдруг вспомнила, с кем имеет дело. — А-а. Это же у вас тогда было запретной темой, да? — Мисти пожала плечами. — Ну, мы же живём в Стойле, где действует программа размножения. Мне кажется, здесь когда-то подумали, что чем раньше жители будут узнавать, тем меньше дел натворят, — единорожка бросила взгляд на стену между её спальней и родителей. — Да и перегородки здесь едва ли звуконепроницаемые.

 — Так выходит... все дети знают... про это?

Мисти хихикнула:
 — Так мило, когда тебя это всё так озадачивает.

Лемон бросил задумчивый взгляд в сторону двери спальни:
 — Слушай... а каковы шансы, что и мать твоя тоже так с кем-то поспорила?

 — В водопроводном-то? Ха, сто процентов, — единорожка выгнула бровь и улыбнулась. — Хотя она, мне кажется, выиграла.

Лемон вспомнил тёмно-синюю кобылу:
 — Ну да, весьма правдоподобно. И ты, конечно, понимаешь, что это означает, что сейчас уже всё Стойло будет знать. Про нас заговорят... опять.

Мисти, удивлённая, подняла взгляд и моргнула:
 — Вот блин.

 — Ладно, показывай уже, где там доступ к библиотеке, — потребовал Лемон. — Начитались уже отцовского дневника.

Мисти нахмурилась и поглядела в оглавление дневника:
 — Интересно, а что он написал, когда я ушла...

Лемон закрыл копытом клавиатуру:
 — Не надо, Мисти. Не надо. От этого никому легче не станет.

Единорожка вздохнула:
 — Наверное, да.

 — Так, ты ещё не завтракала. Иди-ка перекуси, пока я тут в библиотеке покопаюсь.

Мисти кивнула:
 — Хорошо.
Она поцеловала его в щёку и направилась к двери спальни. Лемон повернулся к консоли и начал изучать содержимое библиотеки.

Внезапно единорожка приостановилась, с лёгкой хитрецой улыбаясь:
 — Налью-ка я тебе воды стаканчик, — как могла непринуждённо сказала она и продолжила путь из комнаты.

Лемон, недоумевая, покачал головой, не отрываясь от экрана:
 — Мне же пить не... — тут он поднял взгляд и моргнул. Затем повернулся, уставился недобрым взглядом на Мисти и медленно выдал: — Ах ты маленькая извращенка.

* * *

После короткого завтрака и стакана воды для Лемона двое отправились на встречу с Вектор Филдом. Жильё ведь обещал всё-таки.

Атмосфера в Стойле явно изменилась — Лемон это скоро заметил. Раньше пони лишь бросали на него взгляд и быстро притворялись занятыми, явно не зная, как реагировать на появление неумершего жеребца. Сейчас же отношение выражалось куда более ярко и разнообразно. Многие просто глазели на него со смешавшимися на лицах отвращением и любопытством. Кто-то же реагировал... по-иному... совершенно.

К ним подошёл молодой зеленошкурый жеребчик с улыбкой до ушей и поднял копыто:
 — Дай цок, чувак!
Лемон, растерявшись, поднял своё копыто. Зелёный клопнул по нему, проходя мимо:
 — Так держать, Лемонатор!

Лемон моргнул:
 — А это ещё кто?

 — Э-э, из Эплов... вроде, — ответила Мисти, столь же растерянная, и бросила взгляд на прошедшего мимо пони. — Племянник Эпл Твиг, если не ошибаюсь.

 — Ясно. И это как вообще — нормально?

 — В его-то возрасте? Конечно, — ответила Мисти. — Хотя, по отношению к незнакомцу... да, это что-то новенькое. Думаю, просто у каждого свой способ восприятия событий.

 — Фу-у, Мисти! Ты это что — серьёзно? — сказала вдруг какая-то кобылка, с неприкрытым отвращением уставившись на них. — Он же того — труп!

Мисти вздохнула и продолжила путь, не удостоив этот выпад даже взглядом:
 — А вот и другой полюс взглядов, — сказала она. — Давай, идём уже отсюда.

 — Да, идём, — ответил Лемон. — Поищем уже Вектор Филда.

План пройти к Смотрителю и при этом избежать внимания с треском провалился. Едва ли не каждый теперь желал с ними поговорить, спросить как дела, уточнить слухи и порой даже извиниться за грубости других. Лемон с удивлением обнаружил, что превратился вдруг из неживого экспоната, разгуливающего по Стойлу, в стоящего собеседника. И, несмотря на некоторую негативную реакцию, он был, в общем-то, не против.

 — Вотэтоданичегосебеухтыухтыухты! — протараторила им вдруг белая единорожка с пышной кудрявой гривой. — Так вы теперь правда вместе? Иииииииии!

 — А я думал, Пинки Пай единорогов не бывает, — недоумевал Лемон.

К его удивлению, Мисти рассмеялась. До этого на все подобные реплики она лишь смущённо улыбалась и шла дальше. Гуль сделал вывод, что они были знакомы.

 — Лемон — это Коктейль Пати [англ. Cocktail Party, вечеринка с коктейлями]. Тейль — это Лемон Фриск, — Мисти улыбнулась Лемону. — Одноклассница моя.

Лемон кивнул:
 — Я, возможно, повторюсь. Я не знал, что у Пинки Пай были дети.

Мисти пожала плечами:
 — Ну, ты-то здесь об этом куда больше нас, наверное, должен знать. Сама я, честно, понятия не имею, кто у неё в предках.

 — Дракон! — ответила Коктейль Пати, напускная серьёзность так и не приглушила её прежнего энтузиазма. — А, может... а может, даже два!

 — Позволь ма-а-аленький вопросик, — сказал Лемон. — Ты была снаружи до открытия Двери?

Коктейль Пати сдвинула брови, склонив голову:
 — Э-э, нет.

 — И даже одним глазком не поглядела? — продолжал гуль.

 — Но Дверь же закрыта была! — ответила Тейль, почти весь её энтузиазм перешёл в недоумение.

Лемон обратился к Мисти:
 — Да, всё-таки не родня.

 — И из чего такие выводы? — спросила Мисти.

 — Её бы закрытая Дверь не остановила.

Тейль ахнула:
 — Она бы её открыла? Сама?

Лемон рассмеялся:
 — Скажи-ка, у земнопони есть магия?

Лицо Тейль выдало глубокий мыслительный процесс:
 — А-а, хитрый вопрос, да... земнопони, рога нет... а магия... магия...
Лицо её вдруг озарилось:
 — А-га! Да, да, у них есть, потому что магические возможности есть у каждого пони! Потому ведь пегасы и могут тягать воздушные повозки тяжелее, чем им позволяет размах крыльев!

Лемон одобрительно взглянул на неё:
 — Соображаешь! Попросту говоря, Пинки была вроде, э-э, земнопони-телепортера. Никто точно не знал, как ей удавалось подобное, но факт оставался фактом. Она могла даже быть в нескольких местах одновременно. А ещё мы были вполне уверены, что она умела предугадывать будущее.

Тейль наморщила лоб и скосила глаза вверх на свой рог:
 — Что-то мне как-то уже и расхотелось единорожкой быть, — она стала так усердно отводить голову в попытках лучше разглядеть свой рог, что наконец утратила равновесие и повалилась на спину. — А-ай!

Лемон успел её подхватить:
 — Беру свои слова обратно. Что-то от Пинки Пай в ней всё-таки может быть.

 — Ого-гой! — воскликнула Тейль, глядя на своего 'спасителя'. — Какой ты весь мягкий!

Она выскочила из копыт Лемона и, широко улыбаясь, пристала к Мисти:
 — Ну-у-у... и как он? Давай подробности!

 — Тейль, мы стоим посреди коридора, — Мисти сохраняла пресную мину. — Пони смотрят.

 — И-и-и-и? — Коктейль Пати склонила голову уже на девяносто градусов, с широкой нестираемой улыбкой от уха до уха.

Мисти вздохнула и придвинулась ближе, чтобы прошептать той на ухо.

 — Он не устаёт вообще никогда, — прошептала она и сама не сдержала усмешки.

 — Хи-и-и! Вот ты везушка, а? — улыбалась Тейль. На её пипбаке внезапно что-то замигало. — Ой! Опаздываю! — воскликнула единорожка и помчалась по коридору. — Пора-пора-пора-пора! Пока, Мисти! Пока, Лемон!

Лемон в недоумении моргнул снова:
 — Быть того не может, чтобы ей не досталось генов Пай.

 — Хе, — усмехнулась Мисти. — Честно, я такой связи никогда не проводила. Конечно, для нас кобылы Министерств уже остались лишь на уроках истории. А Коктейль и я знакомы давно. Именно благодаря ей я и получила кьютимарку.

 — О. Ты помогла ей, когда она была в депрессии?

Мисти кивнула:
 — Да. И с тех пор мы стали хорошими подругами.

 — И ещё ма-аленький вопросик... вот когда она грустит... её грива теряет вдруг свою пышность?

Мисти с отвисшей челюстью уставилась на гуля:
 — Откуда ты... — единорожка задумалась. — Как у Пинки Пай?

Лемон сдержанно усмехнулся:
 — Ну точно родственницы. Видимо, какие-то родственники Пинки сюда всё же попали, — гуль посмотрел на Мисти: — Когда я только поступил в МинМор, сослуживцы мне рассказали про один случай из жизни Пинки Пай в Понивиле, чтобы уж точно никто не додумался устроить ей какую-нибудь вечеринку-сюрприз.

 — А почему так? Разве ж она не пони вечеринок? — недоумевала Мисти.

Лемон кивнул:
 — Ну-у да-а.... Но тогда, в Понивиле, когда она заметила, как её друзья вдруг стали что-то от неё утаивать, она попала на жуткую депрессивную измену. Организатор неожиданных вечеринок из неё был прекрасный... а вот объектом таковых, как ни странно, ей быть не нравилось.

 — Гм, странная какая.

Лемон рассмеялся:
 — Не то слово.

* * *

Спустя десять минут они оказались у дома Вектор Филда. Неудивительно, он выглядел весьма довольным, когда открыл дверь.

 — Пришли справиться насчёт жилья, полагаю? — спросил он.

Лемон подзакатил глаза и улыбнулся:
 — Ну, да, да. Вы были правы. Мы, в общем, обсудили этот вопрос. Мы с радостью примем ваше предложение.

Вектор кивнул:
 — Как я и подозревал, особенно когда завертелась вся эта мельница слухов этим утром. А вот что насчёт того, другого предложения?

Лемон вскинул бровь:
 — Так это был комплексный договор, оказывается?

 — Что? — удивился Вектор. — Нет-нет-нет! Я не то имел в виду! Это не договор, по правде говоря. Я просто хотел узнать, не довелось ли вам обсудить это с ней.

Пусть и неспособный покраснеть, Лемон вдруг ощутил, как разогрелось его лицо.
 — Хе-хе... н-нет, как-то не довелось, — нервно заулыбался гуль. — Мы как-то не очень много... поговорили, когда я намекнул на сожительство.

Вектор ухмыльнулся:
 — Могу себе представить.

 — Ага, как и всё долбаное Стойло, — буркнула Мисти.

Вектор пожал плечами:
 — Ну, как новизна спадёт, это всё пройдёт. А если пойдёте с нашей экспедицией, сможете отделаться от большинства из них на некоторое время. Хорошая возможность для эдакой отсрочки.

 — Ну, не знаю. По правде, я уже чувствую себя своим здесь, — ответил Лемон.

 — А мне бы перерыв не помешал, — без особых эмоций сказала Мисти, посерьёзнела и неуверенно взглянула на Лемона. — Только... без побегов снова.

Гуль улыбнулся:
 — Если пойдём с другими пони из Стойла, то это вряд ли сойдёт за побег.

 — Это твоя жизнь, Мисти Клауд, — сказал Вектор. — Хочешь уйти — иди, ты будешь не одна такая.

 — Нет, в смысле, я... мне не хочется снова их всех бросать, понимаете?

Вектор Филд выгнул бровь.
 — Ты им ничего не должна, Мисти. Можешь идти куда пожелаешь, — улыбнулся смотритель. — Ты ведь всё равно сюда вернёшься когда-нибудь. Я просто уверен в этом. Потому и предлагаю вам здесь квартиру.

Мисти, моргнув, посмотрела на Лемона:
 — И когда это он такому научился, а?

Лемон усмехнулся:
 — Полагаю, он всегда умел. Просто никто здесь не хотел или не мог этого заметить.

Мисти взглянула на пурпурногривого жеребца:
 — Ну дела.

 — Так, э-э... — осторожно начал Вектор Филд. — Насчёт экспедиции...

 — А, верно, — сказал Лемон и пояснил Мисти: — В общем, он попросил меня побыть их проводником и охранником во время похода. Просто до фабрики Спаркл-колы. Может, до Хэйдена, если на фабрике никого не застанем.

 — И всё? Так это же несколько часов всего, — ответила Мисти и повернулась к Смотрителю: — Мы согласны.

 — Но тут, э-э, есть одно обстоятельство, — сказал ей Лемон.

Мисти взглянула на него с вопросом.

 — Нужно ещё собрать отряд пони, согласных пойти.

Единорожка моргнула:
 — Собрать — это в смысле ходить по Стойлу, от двери к двери, и спрашивать "не хотите ли пойти"?

Гуль кивнул.

Мисти вспомнила, с какими реакциями они столкнулись, лишь втихую пройдя по Стойлу, и повесила голову:
 — Да ё-моё.

* * *

Узнав у Вектор Филда адрес и код от двери своей новой квартиры, пара снова очутилась в коридорах Стойла. На этот раз, к счастью, поблизости никого не было.

 — Ну, так что, — спросила Мисти, — с кого начнём?

 — ...спрашивает она того, кто едва тут кого-то знает.

Единорожка закатила глаза:
 — Да, и то верно. Но всё равно: с чего бы ты начал?

 — Честно? Я бы сначала оставил вещи в новом доме, — ответил Лемон, направившись по указанному Вектор Филдом пути, — освободил бы там свои сумки, чтобы можно было переносить твои вещи. А если ты поход имеешь в виду, то я бы начал с пипбак-техника.

Мисти поспешила за ним, пытаясь, наморщив лоб, понять, к чему он клонил.
 — А, да, — через пару секунд поняла она, — гули.

Лемон обернулся и кивнул:
 — Наружу никому идти нельзя, когда система "свой-чужой" неисправна.

Мисти ускорила шаг, дабы поравняться с гулем:
 — Точно. Тогда — к Нимблгейт [англ. Nimblegait, ловкая поступь].

 — Помнится, Винтер Гейл упоминал это имя... — сказал Лемон. — А она пойдёт с нами?

Мисти пожала плечами:
 — Может быть. Ей наверняка очень понравится наблюдать пипбаки в действии. Они же просто её страсть. У неё даже на кьютимарке пипбак, — она вздохнула. — Эх, всё-таки надо было хоть иногда прислушиваться к тому, что она про них несла постоянно... хоть знали бы тогда о ЛУМе и ЗПС, когда убегали.

Лемон легонько стукнул её по макушке:
 — Плохая Мисти, плохая! — с наигранной строгостью пожурил он. — Не думать о прошлом! Не думать о прошлом!

 — Да, капитан, — ответила Мисти. — Или надо "есть, т-щ сержант"?

Лемон усмехнулся:
 — Не, не воячится мне что-то. Так что давай, сухопутный мул, тащи добро, 'товсь к погружению в новом месте!

Мисти широко улыбнулась:
 — Моё добро в составе двух половин, как всегда, при мне, капитан, и готово к любым погружениям, каким пожелаете.

Лемон закатил глаза:
 — Отставить ёрничание. У нас дела есть. Сначала переехать, потом найти, кого потащить с собой на эту вашу экспедицию, — гуль склонил голову, задумавшись. — А вот та кобылка пойдёт, которую мы в холле встретили, как там её... Сюрпрайз Пати? [англ. Surprise Party, вечеринка-сюрприз]

 — Коктейль Пати, — поправила его Мисти. — Не уверена, что она нормально выдержит. Как и большинство из Стойла, — она отвернулась к стене. — Как я вот.

Лемон носькнул её в шею:
 — Ну, ну, не раскисай, — тихо успокаивал он. — Их ещё Винтер Гейл потренирует, и с ними всё будет нормально.

Мисти взглянула скептически:
 — Мы — мирные пони, Лемон. Ты нас переоцениваешь, мне кажется.

 — А ты, мне кажется, недооцениваешь упорство пони, — возразил гуль. — Ты ещё хорошо всё переносишь, в общем.

Единорожка сухо взглянула в ответ:
 — Теперь вспомни, что ты утром говорил.

 — Так, я сказал "хорошо", а не "нормально", — напомнил Лемон. — Правда. Не думаю, что на пустоши найдётся кто-нибудь без обширного набора психологических травм.

Мисти присвистнула:
 — Да это же просто куча потенциальных клиентов.

 — Жаль только, большинство предпочитает платить свинцом. И притом авансом, — усмехнулся её собеседник.

Единорожка взглянула на дверь, у которой они остановились:
 — Значит, здесь, да?

 — Похоже, да, — осмотрел Лемон кодовый замок. — Поглядим, подойдёт ли код, что Вектор дал.

Он ввёл код. Дверь с негромким щелчком открылась, и двое пони невольно улыбнулись. Они осторожно вошли внутрь и оглянулись. Квартира, конечно, пустовала, обнаруживая лишь стандартный набор мебели: стол, два кресла, пустые шкафчики и серванты... но это была их квартира. Целиком и полностью.

Несколько минут спустя, Лемон решил прервать безмолвное восхищение пустынной жилплощадью:
 — Ну так что? Я уже начну распаковываться, чтоб переезд можно было начать в полную силу?

 — Честно говоря, — ответила Мисти, — я не думаю, что мне так уж и много вещей нужно забирать. Мы могли бы их в первую очередь перенести.

 — Знаю, — Лемон склонил свою голову к её. — Мне просто захотелось посмотреть, — он взглянул на Мисти. — И, уверен, тебе тоже. Иначе ты бы сразу предложила их взять.

 — А-а, ну ладно, — улыбнувшись, Мисти сняла магией сумки Лемона и принялась рыться в них.

 — Крышки, крышки, крышки... да, вам точно для денег нужно что-то попортативнее выбрать, — единорожка выдвинула большую шуфлядку, и крышки, движимые её магией, длинной ровной линией поплыли из сумок и стали бесцеремонно сваливаться кучей в ящик.

 — Дальше, наверное, оружие, — сказал Лемон. — Оно обычно прилично стоит.

 — Насчёт него ещё и поторговаться можно, — отметила Мисти, левитируя из сумок груду вооружения и укладывая её в другой ящик. — Твёрдых цен тут пока что нет.

 — Верно, — ответил гуль, заглядывая в сумки. — Разве что на патроны цена более-менее фиксирована.

Нахмурившись, он залез в сумку, достал оттуда небольшой предмет и, положив его на стол, взглянул на него:

 — Ох ты ж псы тартарийские, я и не знал, что он у меня остался.

Мисти поглядела на него тоже:
 — Это к пипбаку подключается, да?

Гуль кивнул:
 — Передатчик. Эх, — устройство поймало на себе взгляд отвращения. — Что ж я его в Кантерлоте не оставил-то, а?

 — Это чтоб радио передавать, да? — спросила Мисти. Она подняла устройство магией и принялась вертеть перед носом, с любопытством разглядывая.

Испуганный, Лемон вдруг резко выбил устройство из её поля левитации:
 — Не трогай!

Мисти отступила, глядя на скользивший от неё по полу предмет. В смятении она взглянула на Лемона:
 — Ты чего это?

Лемон вздохнул, поднял передатчик и положил его обратно на стол:
 — Слушай... эта штуковина опасна, понятно?

Мисти свела брови:
 — Очень?

 — То розовое облако не только вещи склеивало. Оно портило всё, до чего добиралось, и всякое устройство, передававшее звук или радиосигналы, стало из-за него смертоносным.

Мисти взглянула на прибор уже с опаской:
 — Та-ак, ясненько. Тогда что оно у тебя делает?

 — Пару лет назад мы стали замечать тёмношкурых аликорнов в городе. Кто-то поначалу думал, что Луна всё-таки выжила, да только это оказалось совсем не так.

Мисти сосредоточилась:
 — И что же это было? Мутации от излучения?

Лемон покачал головой:
 — Нет, слишком... хороши для мутантов. Налицо отлаженный процесс их создания. Наверняка какой-то эксперимент времён войны, на пустоши подобного дерьма навалом. Робопони, киборги, сбрендившие неубиваемые суперсолдаты... мне Жизнерад такое рассказывал — ни за что не поверишь. Ясно было, правда, только одно: мы этим аликорнам не нравились, — гуль кивком указал на устройство: — Мы уже мертвы, и нам эти штуки не вредили — раздражали только всю округу. А вот для живых... для них они были похлеще самого облака. Мозг словно из черепа вытекал, по рассказам. Мы и стали использовать передатчики для защиты от тех существ.

 — Ну так что нам с ним делать? — Мисти поглядела на маленькое устройство так, словно то могло вдруг прыгнуть на неё и задушить. — Здесь оставить?

 — Ещё чего. Вот потеряем его здесь однажды, а кто-нибудь ещё найдёт и включит, — гуль взял передатчик и положил его в боковой карман сумки. — Буду всегда с собой носить, — он ухватился за язычок молнии и застегнул карман, подчеркивая окончательность действия.

Затем он снова заглянул в сумку. Лечебные зелья, недавно из клиники Стойла, и немного антирадина, приобретённого для Мисти ранее.
 — Что ж, похоже, основное есть. Должно хватить.

* * *

Чуть позднее, когда Мисти с Лемоном завершили переезд, уже начал приближаться полдень, и единорожка предложила пойти в общий зал перекусить и, возможно, найти добровольцев для экспедиции.

Лемон окинул взглядом заполненный зал. Толпа взглянула в ответ.

Секунда тишины — и зал взорвался болтовнёй и возгласами.

Лемон прикрыл лицо копытом.
 — О, да-а! — перекрикивая толпу, обратился он к Мисти. — Идея была просто отличная!

Мисти усмехнулась и наклонилась ближе:
 — Ну, это же толпа, Лемон! Тебе же должно быть не в новинку их разруливать.

Лемон вздохнул и кивнул.
 — Внимание всем! — крикнул он. И что же, все действительно замолкли и выжидающе уставились на гуля. Хотя некоторые почему-то глядели чересчур выжидающе, с трудно скрываемым нетерпением из-за такого внезапного появления оратора. Кое-где гуль заметил знакомые брошюры — ОИП, видимо, уже начал печатать копии Копытоводства.

 — Итак, — продолжил гуль, — как вы уже, возможно, знаете, Мисти Клауд и я начинаем жить вместе. И больше комментировать мы это не будем, равно как и события прошлой ночи. Хотите себе воображать — пожалуйста, но мы вашей фантазии помогать не собираемся.

Реакция толпы была вполне ожидаема: целый хор слившихся воедино возгласов разочарования, отвращения и прочих эмоций. Лемону было всё равно.

 — А теперь кое о чём... совершенно ином. Прямо перед нашим визитом сюда мы встретили торговца, который сейчас пытается организовать сотрудничество, потенциально превращающее его деревушку в полноценное фермерское поселение. Я считаю, что Стойло 69 также может принять участие в этой сделке, предоставив посадочный материал, семена и прочее, и таким образом установить дружественный конта... — Лемон окинул взглядом собравшихся пони и вздохнул. — А знаете что? Зачем я это вам вообще говорю? Это же дело Вектор Филда. Я подал ему эту идею в надежде, что он таки возьмёт на себя хоть немного драной инициативы, а теперь всё равно стою тут и делаю всё сам!

Он встряхнул головой и развернулся.
 — Ай, ну его, — пробормотал он, отдаляясь. — Мисти, идёшь?

Та лишь моргнула:
 — По-постой, ты чего? — в замешательстве она последовала за гулем. — Лемон!

* * *

 — Лемон Фриск! — окрикнула Мисти, догоняя. — Что это сейчас было такое?

 — Неужели не ясно? — не оборачиваясь, ответил гуль. — Население, недовольное имеющимся управленцем, неизбежно начинает искать сильного лидера, — гуль наконец остановился и взглянул на спутницу: — Мне эта должность не нужна, понятно? Не подписывался. Я просто хотел помочь. А приковать к тому столу пусть кого-нибудь другого ищут.

Мисти уставилась на него:
 — То есть ты думаешь, они... видят тебя... как смотрителя?

 — Управленца, лидера, смотрителя, особого советника... кого угодно. Я не хочу.

Мисти обеспокоенно взглянула на него:
 — А ты уверен, что так оно и есть? Может, ты всё не так понял?

Остановившись перед дверью их дома, Лемон сердито "вбил" пароль.

 — Нет, Мисти, всё сошлось идеально, — ответил он, входя внутрь. — Я пришёл снаружи, знаю, как устроен современный мир, и сразу же решил несколько ваших проблем. Вся эта ситуация с твоим побегом и вскрытием факта радиоцензуры разрушила доверие к ОИПу. А теперь я ещё и поселился здесь, я уже официально — часть Стойла.

 — А знаешь, что я думаю? — улыбнулась Мисти.

Лемон выгнул одинокую бровь:
 — Что?

 — Я думаю, тебе стоит просто идти в экспедицию и забить на всю эту политику. Даже если это всё и правда, то мгновенно же ничего не изменится. Если только ты не запланировал coup d'état [фр. переворот] вместо экспедиции. Не над чем волноваться, Лемон.

Гуль вздохнул и поглядел в открытую дверь дома:
 — Думаю, ты права.

 — Так что идём, навестим Нимблгейт да пипбак мой поправим.

* * *

Едва покинув дом, пара наткнулась на молодого жеребчика, того самого, кто с утра так энергично поприветствовал Лемона.

 — Хай! — обратился к ним парень зелёного окраса. — Слушай, чё там за тема с экспедицией? Наверное, просто отпад будет!

 — Что ж, тебе повезло на нас наткнуться, — ответил Лемон, — мы как раз начинаем к ней подготовку.

 — Повезло? Пфф, да, повезло. Ты же сам сказал, что будешь жить с Мисти. И это обычно значит, что с родительского флэта ей нужно сваливать. Так я и глянул в план расселения, и точно — её уже переселили. Глянул инфу по новому хаусу, и фигак — вы там прописаны двое. Ну зашибись, подумал я, пойду заценю!

 — Соображаешь, — заметил Лемон. — Ну, а звать-то тебя как?

 — Рэмбо Эпл [англ. Rambo Apple, яблоко сорта Рэмбо], к вашим услугам, — отвечал жеребчик. — Так что, поняны, куда собрались-то?

 — Сейчас — к Нимблгейт, — ответила Мисти. — С пипбаками этого Стойла что-то не так.

 — Верняк. Винтер Гейл всем расшарил эту фишку, когда вернулся с той вашей невздребенной охоты на гулей. ОЙПёры всем, кто наружу намылится, сказали зайти на техобслуживание пипбаков. Мне, кстати, тоже надо б заскочить. Ничего, если я с вами?

 — Да ничего, — Лемон улыбнулся.

 — Офигенски. Поход, чую, будет просто пипец. И пипец в хорошем смысле, а не то, что вы подумали!

Лемон взглянул несколько растерянно:
 — Э-э, ну-у, да.
Мисти пришлось сдерживать смех.

* * *

Как оказалось, Нимблгейт была маленькой серошкурой единорожкой с каштановой гривой... и горячей страстью к пипбакам.

 — Ну наконец-то ты пришёл! — открыв дверь, сказала она Лемону. — Док сказал, у тебя какой-то очень любопытный пипбак! — техник взглянул на ногу Лемона и округлил глаза. — Ух ты ж, пресвятые шары праотцев! А что с ним вообще?..

Гуль закатил глаза и задвинул пипногу за другую, пряча её от горящих глаз энтузиаста-техника:
 — Мы здесь не из-за моего пипбака, — отрезал он.

Как отрезал, так Нимблгейт и приклеила. Она нагнулась и принялась кружить вокруг Лемона, тщетно пытавшегося укрыть объект интереса от любопытствующих глаз.
 — Но... но это же невозможно! — серая единорожка разглядывала мешанину плоти и титана. — Он прямо в ногу вплавился?

 — Да, вплавился. И это значит, что не порезав меня его не починить, — ответил Лемон.

Нимблгейт раскрыла было рот...
 — И нет, этого я не позволю! — тут же добавил гуль.

Кобылка-техник заметно понурилась:
 — О-о-о. Ну ла-адно, — и с мольбой взглянула на него: — А можно хоть просто ближе посмотреть? Проверить, можно ли к системе подключиться.

Лемон вздохнул и указал объектом интереса в сторону своих спутников:
 — Сперва — чинишь систему "свой-чужой" им. Только после этого.

Нимблгейт мгновенно воспрянула духом:
 — А-а-атлично! — широко улыбаясь выдала она и взглянула на Мисти с Рэмбо Эплом. — Значит, стандартную процедуру, я полагаю?

 — Всенесомненнейше, — ответил Рэмбо Эпл.

Нимблгейт моргнула, недоумевая:
 — Это значит "да", да?

 — Э-э... ну да.

 — Ясно-понятно, — Нимблгейт без промедления соединила пипбак Рэмбо со своим терминалом, в который ввела какой-то набор команд. — Это всё быстро, у меня уже командный сценарий собран. Вот если б ещё и беспроводные функции как-то заставить работать — вообще бы классно было.

Лемон вскинул бровь:
 — Беспроводные функции?

Техник кивнул:
 — Я знаю: они там есть. Дальность у них совсем маленькая, но они используются некоторыми системами оповещения Стойла, а также их очевидно использует тот добрый кусок кода, недостающий системе "свой-чужой". Только вот под свои нужды мне их заточить никак не удаётся. Это прямо из себя выводит!

 — Ну что ж, удачи тебе на этом поприще, — пожелал Лемон.

Пока Нимблгейт тянула Рэмбо Эпла к своему терминалу, внимание Лемона привлекла стена кабинета с великолепным пейзажем на ней. Река, вьющаяся среди холмов, и прекрасная радуга, выгнувшаяся с группки белых облаков вдали.

 — Здорово раскрасили, — оценил он.

 — Это Спрей Пейнт нарисовал, лет сколько назад, — сказала Мисти. — Мы все надеялись нечто подобное увидеть, когда из Стойла наконец выйдем, — печально усмехнулась она. — Только всё оказалось не так радужно, да?

Гуль кивнул:
 — При таких делах снаружи считай, что нам крупно повезёт, если оно хотя бы за ещё два века придёт к такому виду.

 — Один готов! — отозвалась Нимблгейт и поманила Мисти к терминалу. — Два на очереди!

 — Надеюсь, ты ведёшь список, — отметил Лемон. — Не хотелось бы, чтобы кто-то пошёл наружу с неисправным пипбаком.

Нимблгейт кивнула:
 — Да, они в списке отмечаются, а ещё я установила сканер над Дверью, который сразу поднимает тревогу и сообщает мне, как только через неё проходит кто-то с непропатченным пипбаком. Вчера наладила. Правда, он опирается на метки устройств, а в списке есть где-то тысяча записей о пипбаках, которых в Стойле нет.

 — А-а, да, — произнёс Лемон. — Мужская часть.

 — Ага. Всё никак не удаётся их отфильтровать, — ответила Нимблгейт. — Мне отчасти для того беспроводные функции и нужны — с ними вычислить отсутствующих было бы как копытом об асфальт, — она взглянула на Лемона и, задумавшись, склонила голову: — Знаешь, вы мне здорово помогли бы, если бы принесли пипбаки с тех гулей.

 — Ну, с такими вопросами — это к Винтер Гейлу, — с пресным выражением ответил Лемон. — Мы вообще не подозревали, что будем сюда возвращаться.

 — А-а. Ладно.

Она бросила взгляд на экран терминала и просияла:
 — Го-тово! Твой черёд, Лемон Вдрызг!

 — Лемон Фриск, — поправил было гуль, но кобылка-техник уже давно перевела всё своё внимание на его пипногу.

 — Та-ак, посмотрим... — начала она, щёлкая клавишами и поглядывая на устройство. — "Пипбак-3001М. Заказ Министерства Морали", — Нимблгейт, улыбаясь, вновь уставилась на гуля: — Правильно?

 — Наверное, я не знаю, — отвечал тот. — Он у меня просто для работы — как-то недосуг было ещё и серийный номер его запоминать.

 — А жаль, — продолжила Нимб, — с ним бы было легче узнать версию ОСи, — она ткнула в торчавший участок плоти отвёрткой. — Но, увы, он где-то под этим.

 — Да хватит меня тыкать! — с гневным видом выдал Лемон. — Прямо как Мисти, честное слово!

 — Э-э, ну, ты для меня староват, вообще-то, — как ни в чём ни бывало ответила Нимблгейт, открывая на терминале схемы пипбака. — Хоть и спасибо, конечно, но меня тут только эти девайсы интересуют.

 — Даже не знаю, успокаиваться мне или бояться, — сухо сказал Лемон.

 — Бояться, — шёпотом подсказала ему Мисти. — После неё пони обычно сразу ко мне попадают.

Нимб в ответ лишь закатила глаза:
 — Да ладно тебе, Мисти, — и перевела вдруг маниакальный взгляд на Лемона: — А теперь дай его посмотреть! Ну же!

* * *

Слегка дрожа, опираясь на Мисти, Лемон вышел из отсека пипбак-техника.

 — Никогда... больше...

Мисти сочувственно на него поглядела:
 — Хочешь поговорить об этом?

Гуль закатил глаза:
 — Потом как-нибудь.
Он взглянул на свою пипногу. К чести Нимблгейт, она закрыла всё в точности как было и, несмотря на внутренние повреждения, она всё-таки смогла сделать хоть что-то. Как и без того знал Лемон, разъём экрана устройства был испорчен, но заменить его не представлялось возможным — он крепко врос в плоть. Управление ещё работало, но половина подчинённых ему модулей имела всяческие повреждения компонентов.

И в конце концов Нимблгейт тяжело вздохнула, признавая поражение, и, как она сама потом сказала, произвела топорную работу, где нужна была ювелирная. Она просто подвела ещё работавшие кнопки к немногим исправным модулям. Одну — на включение и выключение радио, другие две — на настройку его частоты, и ещё одну — на подачу питания к экрану, дабы можно было выключать его "снежащий" свет. Также единорожка каким-то образом усилила питание экрана, из-за чего его теперь действительно можно было использовать как фонарь.

 — Откуда у неё вообще тот скальпель взялся? — удивлялся Лемон.

 — Так ведь Док — её отец.

 — А-а. Душевное здоровье, видимо, не его специализация, — ответил гуль и вдруг задумался: — Стоп. Её отец? Почему она своего отца зовёт "Док"?

Мисти потрясла гривой:
 — Да все его так зовут. Я даже не знаю его настоящего имени.

Лемон медленно покачал головой:
 — Твоё Стойло — очень странное место, Мисти.

 — А пустошь типа — нет, да? — парировала та.

 — Да, аргумент, — заключил Лемон и спросил: — Так, а что у нас дальше по плану?

 — Экспедиция, чувак! — вклинился Рэмбо Эпл.

Лемон кивнул:
 — Да, да. Экспедиция, — он вдруг радостно взглянул на зелёного жеребца: — Слу-у-ушай, как насчёт того, чтобы мы занялись логистикой, а ты бы взял на себя поиск добровольцев? Ты ведь, я гляжу, пони тут знаешь?

 — Определечно! — широко улыбаясь, ответил Рэмбо Эпл. — Сейчас найдём, Лемончелло!

Проводив ускакавшего жеребчика взглядом, гуль встряхнул головой:
 — Откуда он вообще набрался... ну, вот этого всего? Никогда не слышал, чтобы так говорили.

 — Из кино, похоже, — ответила Мисти. — У него ведь, если ты не заметил, бобина киноплёнки на кьютимарке, да и речь его сильно смахивает на слэнг из фильмов с Волнорезом Шустрым [ориг. англ. Crashing Waves]. Не знаю, правда, видел ли ты их.

Лемон задумался:
 — Наверное, нет, хотя имя какое-то знакомое. Может, он как-то связан с Жизнерадом.

 — Не знаю, может. У этих с побережья у всех какой-то странный говор, — продолжила Мисти. На секунду она замолкла с задумчивым видом. — Хотя он, похоже, подхватывает любой слэнг, что находит.

 — Так у вас, значит, и фильмы есть? — спросил гуль. — Впечатляет.

Его спутница кивнула:
 — И способ занести их в мэйнфрейм тоже Нимблгейт открыла. Вопрос этот ставил наших предшественников в тупик годами. Наверное, объём информации просто слишком велик. Я, правда, не очень в этом смыслю. Но да, среди Праотцев пони-специалиста по компьютерным технологиям не оказалось, как ни странно. Да и в число кобыл специалистов тоже не подбирали.

Лемон покачал головой:
 — Да, иначе это стало бы делом чувств. Саммер Рейн дело хоть и сделал, но как всегда по-своему. Поражаюсь, как управление Стойл-тек упустило такое из виду. Ведь переложи ты специализацию на кобыл, никто бы вообще ничего не заметил.

 — Хотя опять же, их привилегированный статус как единственных жеребцов также выделял их в Стойле, — заметила Мисти. — Из-за чего им проще было занять ведущие роли в областях так, чтобы всё не выглядело, будто Рейн выбирал фаворитов.

Лемон лишь пожал плечами:
 — Возможно. Ладно, давай уже собираться.

 — Нет уж, погоди. Тебе, может, есть и не нужно, а вот я уже проголодалась. Обед же мы пропустили, помнишь? А я не хочу пропустить ещё и ужин.

 — О, точно, — Лемон слегка смутился, — прости.

Мисти улыбнулась:
 — Ну, так идём тогда уже. А то во мне повар проснулся!

 — Брокколи, да? — усмехнулся гуль.

 — Хе. У нас не только она есть. Хотя да, за продуктами надо бы зайти, — глянув на гуля, Мисти улыбнулась до ушей. — И знаешь что? Лаборатория-то, она как раз по пути к садам!

Лемон закатил глаза:
 — Ну ладно, ладно, зайдём и туда.

Единорожка чмокнула его в щёку:
 — Ты просто душка, ты в курсе?

Лемон взглянул на неё и улыбнулся, а себе под нос пробормотал:
 — Извращенка.

 — Что-что-что?

 — Я говорю: есть маленько, — не меняя выражения лица, ответил Лемон.

 — Ага, конечно, — с ухмылкой ответила единорожка. — Идём.

* * *

Сады Стойла 69 ничем особенным не выделялись. Напротив, они весьма походили на своих собратьев из Стойла Один, отличаясь разве что тем, что их использовали, тогда как в номер первом они быстро утратили смысл с жителями, которым есть вдруг стало не нужно.

Довольно мурлыкая себе под нос, Мисти шла по коридорам с явным намерением оккупировать кухню своего нового дома. Её приобретения — пара головок брокколи и бутыль сидра — окружённые оранжевым свечением её магии, плыли рядом, покачиваясь в такт шагам единорожки.

И едва показалась дверь их дома, они заметили у неё пони, явно ожидавшую их двоих. Лемон нахмурился, узнав в ней Эпл Твиг — картина политической ситуации Стойла всё ещё была свежа в его памяти.

 — Эпл Твиг, — сказала Мисти с некоторой резкостью. Зелёная гостья открыла было рот, но Мисти подняла копыто: — Прежде, чем ты что-нибудь скажешь, я хочу чётко разъяснить одну вещь. Лемон и я собираемся провести тихий приятный вечер в своём новом доме. Я приготовлю ужин, поужинаю, и мы разделим эту бутылочку хорошенького сидра, — она кивком указала на плывшую рядом ёмкость. — И этот план ни в одном пункте не включает в себя никаких гостей и никаких перетягиваний одеяла влияния между ОИПом и Вектор Филдом. Если у тебя какие-то вопросы или замечания по поводу завтрашней экспедиции, иди найди Рэмбо Эпла и Вектора и обсуждай с ними. Без нас. Кстати, если встретишь Рэмбо, то, пожалуйста, попроси его отложить всякие визиты до утра, — единорожка слегка наклонила голову: — Это ясно?

Кобыла средних лет приняла извиняющийся вид:
 — А... Э-э, ну, ладно, — она словно хотела сказать что-то ещё, но угрожающий прищур Мисти заставил её передумать, и она лишь кивнула: — Н-ну что ж... оставлю вас тогда просто наедине.

Мисти победно улыбнулась, провожая взглядом местного диджея. Она ввела код от двери и вошла внутрь, бросив самодовольный взгляд на Лемона, проследовавшего за ней.

 — Видишь? Нечего волноваться, слабину только не давай.

Лемон рассмеялся:
 — Похоже, мой coup d'état снова откладывается.

Он закрыл за собой дверь, и щелчок замка возвестил о том, что этим вечером их не побеспокоит никто.



Да, так действительно и привыкнуть недолго.




Заметка: Новый уровень! Так, а давайте уже бросим эту шарманку и начнём заново с момента выхода из Стойла? Давайте. Двести лет шастания по развалинам плюс одна неделя на пустошах равняется уровню 10. Вот так, изволь принять.
Новая способность: Держимся вместе (2)
Теперь вы по праву считаетесь жителем Стойла 69! Все навыки ваших компаньонов из него теперь доступны при необходимости и вам. К тому же, Мисти, видимо, умеет взламывать терминалы. Ура!