Автор рисунка: Devinian
День десятый - Жить вместе День двенадцатый - Жизнь на грани

День одиннадцатый - Живая природа города



чьё не бьётся бетонное сердце


~~~

«Здравствуй, Лемон Фриск

Коллин мертва. Весь её отряд погиб на задании. Их тела вернули, когда отбили место, где они погибли — теперь мы хотя бы сможем похоронить нашу дочь как подобает. Может, это хоть немного нас утешит.

Похороны пройдут в следующую субботу на войсковом кладбище Винниаполиса. Ты нам очень помог при вынужденном переселении, и если ты приедешь на похороны, я буду очень признательна. Как и Блинкер, я думаю. Вы с ним всегда хорошо ладили, а теперь он уже в том возрасте, когда хорошо понимают такие вещи.

Надеемся увидеть тебя,

Блитц и Шейла Кальцит»

 — Нет... — Лемон уставился на письмо. — О нет. Старс. Нет-нет-нет, не может быть!

 — Лемон? — раздался голос позади.

Лемон обернулся к Блоссом Три, в глазах его стояли слёзы:

 — Они все погибли, Блоссом, — сказал он, всё не веря. — Весь отряд. Старс, Дикий, Пуп, Кирпич, Солома... все мертвы.

У его супруги округлились глаза:

 — Что?.. О Селестия.

Она и сама была хорошо с ними знакома, когда работала на базе.

Лемон с прищуром взглянул на листок вновь:

 — Мы пообещали, помнишь?

Блоссом Три проглотила комок в горле и тихо кивнула. Она помнила то обещание. Такие дают солдаты, когда нахлынет вдруг мрачная печаль, когда среди шуток и товарищеского духа просочится на миг суровая правда войны. Они кажутся ребячеством, но всегда выполняются всерьёз. Блоссом была свидетелем тому обещанию, пусть её лично оно и не касалось. С тех пор, как они с Лемоном стали вместе, она непременно участвовала во всех их затеях.

 — Как в старые времена, значит? — спросила она. Обычно такое говорят с улыбкой, но сейчас её не было.

 — Да, Блоссом, как в старые времена, — ответил Лемон, столь же мрачный. — После похорон мы вернёмся туда. Выполнить обещание.

~~~

Лемон проснулся в той же самой складской комнате. Снаружи вместе с несколькими другими доносился голос Мисти Клауд. Он без труда узнал низкий тон Кэпсуорта, а манера речи другого участника беседы явно указывала на Вегейру. Караван вернулся.

Гуль поднялся, размял шею и потянулся, на всякий случай протрещав всеми остальными позвонками:

 — О-о, так-то лучше.

По правде говоря, их спальное место не могло похвастаться особым удобством. Но поскольку они всё равно собирались ещё некоторое время обходиться без удобств, то хотя бы начать привыкать было бы неплохо. По крайней мере, они хорошо подготовились.

Лемон свернул походные матрасы и пристегнул их к сумкам. Мисти физической выносливостью не блистала, и потому бóльшую часть вещей нёс он. Но распределили они их грамотно: Мисти получила всё необходимое для выживания в случае, если им случится разделиться. Глупо было бы оставлять всю еду, лечебные зелья и антирадин у того, кто не ест и лечится излучением.

Лемон вышел из подвала и был встречен именно теми, кого и ожидал.

 — Привет, — Мисти чмокнула его в щёку.

 — Привет, — ответил он с улыбкой и обратился к Вегейре с Кэпсуортом: — Ну а в ваших краях как дела?

 — Нормально, не совсем хреново, — ответил Кэпсуорт. — Вчера столкнулись с рейдерской засадой, так что о новом маршруте слух всё-таки пошёл среди всякой швали. Хотя выгарки-то стрелки оказались отличные, а разведчики — ещё лучше. Положили всех ещё до того, как мы подошли, — он поглядел на пони из стойла, ходивших снаружи. — А я смотрю, ты и третью сторону решил привлечь, да?

 — Похоже на то.

 — Только вот есть проблемка с тем, что ты предложил, — сказал Кэпсуорт.

Лемон на миг задумался и кивнул:

 — Недолгосрочность.

 — Именно. Материал на посев-то мы у них купим, как вырастет, но на этом всё — дальше мы сами сможем. Плоховатая почва для долгосрочной торговли.

 — Но то ведь стойло целое, — заметила Вегейра. — Много полезного ведь могут наверняка производить.

Гуль кивнул:

 — Думаю, их врач может лечебные зелья приготовлять, — он поглядел на Мисти, ожидая подтверждения своих слов.

 — Может, — кивнула та. — Но, я уверена, мы можем и намного больше предложить. Фабрикатор Стойла может много чего производить, — она вдруг взглянула на Лемона: — Слу-ушай... так это же мы можем и старые комиксы перепечатать!

Лемон рассмеялся — и от самого предложения, и от недоумевающих видов двоих жителей пустоши.

 — Комиксы? — переспросил Кэпсуорт. — В смысле, книжки, что ли?

 — Ну да, конечно! — ответила Мисти. — В мэйнфрейме Стойла их огромное собрание есть! Мы можем перепечатать все те суперские «Приключения Дэрин Ду»!

 — О. А у меня, кстати, продавалось такое когда-то, — сказал Кэпсуорт. — Дети их просто обожают.

 — Самих книг у них, правда, нет, только комиксы, — добавил Лемон. — Зато там полно других книг, что стоит напечатать. Научной литературы тоже хватает.

 — Ага, приключенцы её часто спрашивают, — кивнул Кэпсуорт. — И не знаю почему, но они постоянно возвращаются за одними и теми же книгами.

 — Для всего этого, правда, сырьё нужно, — сказала Мисти. — Мы, когда маленькими были, собирали сухие ветки яблонь, совали их в фабрик, и получали готовые странички комиксов. Их куда приятней на бумаге читать, чем на зелёных мониторах. Это, кстати, был один из действенных способов привлечь нас к работе в саду. Но для больших объёмов такого будет маловато.

 — Не может ли агрегат принимать что другое? — спросила Вегейра.

 — Без понятия, — ответила Мисти, — но бьюсь об заклад, что Вектор Филд знает, — она окинула взглядом нескольких пони у входа на фабрику. — Он, вообще-то, весьма полезен, если только не ожидать от него конкретных действий.

 — К слову о полезных пони... — заговорил Лемон. — Где Рэмбо Эпл?

 — Спрей Пейнт его знакомит с моими соплеменниками, — ответила Вегейра. — Из Стойла пони до знакомств охочи.

Лемон вспомнил беседу с Абсентой:

 — Хе, да, это уж точно.

Он обратился к Мисти:

 — Я там уже... вещи упаковал. Побудем тут ещё или пойдём уже?

Единорожка осмотрелась:

 — Ну, я гляжу, у здешних пони и зеброни всё под контролем, — улыбнулась она, но продолжила более серьёзно: — На кладбище, значит?

Гуль кивнул:

 — Оно ведь всё равно ближе всего на пути в город.

Кэпсуорт поднял бровь:

 — А я думал, там весь город — кладбище.

 — Ну-у-у, — ответил Лемон, — порой нужно действовать постепенно. Начать с покойников, в смерти которых ты уверен. Возвращаться туда и так будет трудновато.

 — О, так ты и сам оттуда? — спросил Кэпсуорт.

 — Нет, моя... — Лемон мельком взглянул на Мисти, — ...прошлая супруга.

 — А-а, ясно.

 — О! — вклинилась внезапно Мисти. — Вот! Мы в Стойле узнали, что почти всех жеребцов, кто должен был попасть внутрь, оставили снаружи. И Лемон тогда логически пришёл к выводу, что огромная их часть пошла прямо в сторону Хэйдена. Тебе что-нибудь об этом известно?

Кэпсуорт задумался:

 — Эх, эта древняя история... Подробно не знаю, но звучит правдоподобно — в Хэйдене на складе пипбаки лежат.

 — Лежат? На складе? — не верил Лемон. — Это же невероятно полезные устройства... почему они у вас просто... лежат?

 — У нас поговаривают, что они прокляты, — ответил Кэпсуорт. — С самого образования Хэйдена почти никто, кто бы взял такой и ушёл на пустоши, назад не возвращался. Редкие счастливцы приносили истории о том, как прибор заводил их прямо в засаду. Я не то, чтобы суеверен, но и рисковать лишний раз не хочу. Вот потому они просто и лежат.

Лемон и Мисти переглянулись.

 — У меня для тебя хорошие новости, Кэпсуорт, — сказал гуль. — Мы знаем, что с ними не так.

Тот ухмыльнулся:

 — Да? Тогда, я так понимаю, их и исправить можно?

 — Можно и уже делалось, — Лемон кивнул на ножку Мисти с пипбаком.

 — Отряд из Стойла на их первой вылазке был убит гулями с пипбаками, — пояснила Мисти. — Когда мы пошли разбираться, то обнаружили, что все пипбаки Стойла 69 настроены определять другие устройства оттуда же как дружелюбные. А гули те были другой частью тех, кого не пустили в убежище.

Кэпсуорт остался в недоумении:

 — А какого хрена нужно было не...

 — Стойл-тек, — сказал Лемон, качая головой. — Возможно, это даже часть оригинального эксперимента Стойла. Не пытайтесь глубже в это вдумываться, иначе можете вдруг захотеть расквасить себе голову обо что-нибудь.

 — Ё-ё-ё... — протянул Кэпсуорт. — Так значит, все наши пипбаки... можно использовать?

 — Можно, но только тем, кто не боится внезапного гоп-стопа Стальных Рейнджеров, — Лемон потряс остатками гривы.

 — Не, местные рейнджеры не так уж и плохи, — сказал Кэпсуорт. — Они во многом полагаются на Хэйден при снабжении.

 — А на открывшееся Стойло они как отреагируют? — спросил гуль.

 — А это... да, с эти могут быть проблемы, — нахмурился Кэпсуорт.

 — А почему они до сих пор те ваши пипбаки не забрали? — поинтересовалась Мисти.

Торговец пожал плечами:

 — Да мы про них просто не говорили. И, честно, вот попроси они, мы бы отдали их уже давным-давно. Они ведь всё равно у нас просто валялись, так что никому бы от этого плохо не стало. Ё-моё, да если б нам понадобилось улучшить отношения с Рейнджерами, мы бы их сами им предложили, — он взглянул на пипбак Мисти. — А вот если их таки можно починить... то это многое меняет, — ухмыльнувшись, он поглядел на Вегейру. — Особенно потому, что наше вооружённое сопровождение по-любому прячет свои ноги.

 — В общем, делайте, что хотите... только будьте осторожны, — сказал Лемон.

Кэпсуорт кивнул:

 — Будем. Ну а... к кому обращаться-то за починкой?

Лемон и Мисти неуверенно переглянулись.

 — Э-э, — начал гуль. — К одной кобылке маленькой, по имени Нимблгейт. Но только будьте... осторожны. То есть, сдержанны. Э-э-э... — он взглянул на Мисти, не зная, как лучше их предупредить о помешательстве техника.

Та вздохнула:

 — Она весьма... легковозбудима. Мягко говоря, — Лемон содрогнулся. — Так что да, — продолжила Мисти, — будьте, э-э, осторожны.

Кэпсуорт вскинул бровь:

 — Возбудима? А можно побольше подробностей? Она пипбаки-то починит?

 — Конечно, — сказал Лемон. — Это травм при этом не получить — вот в чём вся сложность.

 — Она пугает Лемона до дискордиков, — добавила Мисти.

Кэпсуорт ухмыльнулся:

 — Та ещё кобылка, наверное.

 — Она пыталась меня разобрать! — прошипел гуль.

 — Тише, Лемон, тише, всё хорошо, — утешала его Мисти. — Плохая тётя тебя больше не обидит.

 — Очень смешно.

Мисти ухмыльнулась гулю в ответ, но вдруг посерьёзнела и обратилась к Кэпсуорту:

 — О! Если вдруг мы его не встретим сейчас, передай, пожалуйста, Спрей Пейнту, чтоб заглядывал и в наше Стойло, у его пипбака до сих пор та же проблема.

Торговец кивнул:

 — Хорошо. Ну что ж, берегите себя там.

Лемон кивнул в ответ:

 — Постараемся. Удачи с Нимблгейт.

* * *

 — А ты прямо как-то... рвался уйти, — заметила Мисти уже по дороге и задумчиво взглянула на Лемона.

 — А... извини. Ты, наверное, хотела со Спреем повидаться?

Мисти улыбнулась:

 — Да не виню я тебя ни в чём. Если бы это было так важно, я бы просто попросила немного подождать. Да и с ним всё нормально, он с другими стойловскими со всем там разберётся.

 — А ты знала, что он знаком с Рэмбо Эплом?

Единорожка усмехнулась:

 — Ну это же стойло, Лемон. Там все друг друга хоть как-то, да знают.

 — Что ж, наверное, да. Просто я никогда не был в них так долго, чтобы ощутить этот эффект, — он склонил голову и задумался. — Вернее, думаю, я слишком мало пробыл в нём между своими вылазками в город, чтобы социализироваться.

 — А социодинамику мелких населённых пунктов вам разве не преподавали на вашей подготовке? — спросила Мисти.

 — Ну слушай, двести ж лет уже прошло. Скажи спасибо, что я хоть что-то помню.

 — Да, справедливо, — заключила Мисти и оглянулась: — Значит... снова в пути. Только ты да я.

Лемон взглянул на супругу и вскинул бровь:

 — Я так понимаю, без тыканья не обойдётся?

Та кивнула:

 — Так или иначе. И ты, конечно, понимаешь, что я больше люблю получать?

Гуль ухмыльнулся:

 — Как ни странно, но полное уединение в таких местах к интиму не располагает.

 — Может, Эпл Твиг и права, — подумала Мисти. — Может, мы и правда выбрали плохой маршрут для медового месяца.

 — Обычно медовый месяц — это когда двое пони тратят кучу денег на поездку в фантастически красивые места, которые они на деле едва ли увидят, потому как проведут бóльшую часть времени в спальне, — Лемон взглянул на Мисти: — Если тебе такого хотелось, то да, Эпл Твиг была абсолютно права, и нам стоило просто снять за наши большие деньги пентхаус в Тенпони на несколько недель.

Единорожка рассмеялась:

 — Звучит здорово. Надо будет попробовать, — она посмотрела на город вдали. — Ну а пока... я хочу узнать, что там. Это ведь вроде как уже и мой родной город. Наконец побывать в нём будет только правильно.

Лемон кивнул, стараясь разглядеть вдали здания военной базы:

 — Только сначала я хочу навестить своих старых друзей.

* * *

Двое тихо вошли на разрушенную базу и остановились там, где когда-то встретили Петал Лака. Лемон вдохнул и продолжил путь, широко огибая облучённое здание, дабы выйти на открытое пространство за ним.

С просторной тренировочной площадки они увидели, что в здание что-то угодило, что-то словно вырвало из него кусок и загрязнило всё внутри. Однако на взрыв бомбы это было не похоже, и Лемон готов был поклясться, что видел пятнышки голубого свечения в месте попадания. По мере того, как пара приближалась к окраине полигона, потрескивание пипбака Мисти постепенно утихло. Совсем скоро они пришли к элегантной фигурной ограде из железа, за которой лежало кладбище.

Взглянув на могилы, Лемон нахмурился:

 — А это что такое, во имя всего святого?

Мисти помотала головой:

 — Ну, это вообще... странно.

Посреди кладбища выделялось место, непонятным образом чересчур яркое. Чересчур живое.

 — Это что — цветы? — спросила Мисти.

Настоящих цветов она, скорее всего, никогда и не видела. Во всяком случае, таких больших. В садах 69-го росли только травы, деревья и овощи, поэтому кроме их цветения рядовой житель стойла мог увидеть цветы лишь на библиотечных изображениях.

Лемон кивнул, подходя ближе. Одну из могил серьёзно... изменили. Плита, накрывавшая её, была убрана, а вместо неё перед надгробием был выложен круг из камней. Внутри круга кто-то уложил чернозём и разбил прелестный маленький цветник.

Заворожённый видом, Лемон подошёл ближе и протянул копыто к одному сочно-красному цветку.

Утробный рык отвлёк его. Когтистая лапа замахнулась на него, но гуль увернулся.

 — Ты что тут дэлаитэ? — рыкнул огромный прямоходящий пёс. — Ат тэбя нэсёт яд пусташай. Нэ асквырняй эта мэста!

 — Адская гончая?! — вскрикнула Мисти, быстро поднимая Лемона на ноги. Никто из них не заметил, как появилось существо, что и неудивительно — их внимание полностью занял цветник на могиле.

Лемон покачал головой:

 — Нет. Этот похож на тех, какими я их и помню.

Пёс не сводил с них злого взгляда:

 — У-ха-ды-тэ.

Лемон Фриск поглядел в ответ так же:

 — Я никуда не пойду. Это могила моей сестры.

 — Понэ нэ пр-р-рав, — рыкнул Пёс, не сводя глаз. — Это магыла Алмазнаго Пса. Магыла прэдка.

 — Это могила Коллин Кальцит, — не отступался Лемон. — Только я её так никогда не называл. Когда я знал её, я звал её Старшей Сукой.

 — Ты... ты эта проста с камня прачытал сэйчас, — ответил Пёс. Однако уже не так уверенно — все надписи на надгробии были полностью скрыты растительностью.

 — Прочитал? Прочитал?! — Лемон шагнул вперёд, Пёс невольно отшатнулся. Гуль с прищуром глядел на него, указывая копытом на торчавшее из зарослей надгробие. — Да я лично высекал там её имя, щенок!

Он кивнул в сторону ряда могил:

 — Вот, смотри! — он уже едва не рычал сам. — Пупырь, Дикоглаз, Сено-Солома, Старшая Сука, Кирпич*, — поочерёдно указывал он на могилы. — Именно под такими именами они бы хотели, чтобы их запомнили. И если бы с ними тогда был я, а выбрался бы кто-то другой, то здесь была бы и моя могила. И на ней над бессмысленным «Лемон Фриск» было бы выбито «Дергун».

* ориг. англ. Lumpy, Mad Eyes, Straw, Top Bitch, Brick соответственно.

Лемон глядел на Пса и уже без труда представлял, как кровь бьёт ему в виски. Он глубоко вздохнул и заставил себя успокоиться.

 — Они все — мои братья и сёстры, и ты не можешь запретить мне отдать им дань памяти у их могил.

Пёс моргнул.

 — Э-э... ну ладна, — наконец сказал он и снова строго взглянул на Лемона. — Тока цвиты ны трогай. Очэн крупкие. А ты вэс пр-р-ратравлэный.

Гуль вздохнул и кивнул:

 — Да. Я знаю.

Мисти поглядела на Пса, потом на могилу, и подошла к ней ближе:

 — Это просто невероятно. Как тебе такое удалось?

Пёс зарычал:

 — Ты тожы ны падхады! Эта сад, цвиты ны для йиды!

Единорожка отступила:

 — Хорошо-хорошо, не буду, обещаю! — она бросила ещё один взгляд на могилу. Она и не думала об этих цветах, как о еде, да и есть что-то, растущее на могиле, она считала весьма неправильным, пусть этой могиле уже и двести лет. — Только... как тебе вообще удалось здесь что-то вырастить?

 — Я — Алмазный Пёс. Зэмля и камэн — наша стыхыя. Гавару з зэмлёй. Гавару с растэныями. Дэлаю, чтоб расли, — Пёс указал когтем на Лемона. — Он можэт панымаит, он — зэмнапонэ. Ты — нэт.

 — Вообще-то, — заметил Лемон, — у Мисти в роду есть садовники. А вот я зелёным копытом никогда не слыл, извини.

Он оглянулся:

 — А здесь есть кто-то ещё из ваших?

Пёс кивнул:

 — Ест, в горадэ. Туча псов. Но я пришол суда, глядэт за магилай. Другие псы нэ заботыт ана. Другие псы нэ растят нычиво. А я пряма как Старса дэлаю, панымаиш, да?

 — Она была садоводом? — Мисти слегка удивилась.

Лемон кивнул:

 — Я бы сказал, что это одна из тонких сторон её натуры, да вот только я не видел её злей, когда инструктор вышвырнул папоротники из нашего барака. Это тот редкий случай, когда он взбесил её не на шутку, — гуль оскалил зубы в широкой улыбке. — А уж как он пожалел об этом — мама не горюй!

 — Что она сделала?

 — Она сочла, что ему подойдёт... ботаническая месть. Она достала где-то ядовитую шутку и оставила красивенький голубой цветочек у него на столе.

 — Погоди, она и правда существует? Я думала, её только для тех комиксов выдумали.

Лемон рассмеялся:

 — Ещё как существует. Творит всякие магические неудобства, и обычно они как-то соответствуют ситуации. Зелень эта и правда была с чувством юмора.

 — И что этот цветок с ним сделал?

 — Его грива и хвост превратились в копну листьев. А потом и Старс взялась за дело. Каждый раз, как сержант обращался к ней, она начинала с краткого совета по уходу за своими листьями. «Что-то они у вас порыжели, вы им достаточно света даёте?» Эти замечания его прямо с ума сводили, особенно потому, что говорились абсолютно откровенно и всегда к месту. Где-то через неделю Старс наконец оставила у него книгу с рецептом противоядия... и снова посадила в бараках папоротники, — гуль заулыбался. — И мы уже базовую прошли — а они стояли.

 — Ух ты. Хороша.

 — Только она ведь и знать не могла, какую шутку цветок сыграет, — сказал Лемон. — Те советы всякие стали просто приятным довеском. Ну, а когда мы в первый раз увидели нашего сержо в листьях... скажу так, алмазный пёс с огромным оскалом улыбки — зрелище очень страшное.

 — Правда гавариш, — сказал Пёс. — Очэн сытырашнае. Я — Пёс и я сытырашный, — и ощерился в подтверждение.

Лемона его вид позабавил, и он спросил:

 — Ты сказал, что она — твой предок. Это значит, Блинкер выжил?

 — Да, — кивнул Пёс. — Иво дэд с бабкай, аны сбоку ат горада балшую пэщэру выкапал. Пэщэру как с шэрстэрнёй, толка бэс шэрстэрны. Астальныи псы с Винигаполиса тожэ в ту пэщеру залэз. И выжыл. Сэчас мы абратна в горадэ. Поней там нэт, толка псы... и пауки.

У Лемона округлились глаза:

 — Так они выжили? Все?

 — Ну-у, нэ всэ. Напала Болэзн. Умэрла многа. И нэ умэрла тожы многа. Мы выжылы. Мы всэгда выживаим.

 — О, хвала богиням, — произнёс Лемон. — А то я как увидел город... подумал, что их всех на смерть привёл.

Мисти нахмурилась:

 — А ты-то как с этим связан?

 — Я... В общем, Алмазные псы однажды стали вынуждены покинуть свои родные земли, из-за того, что фабрика на них начала экспериментировать с опасными магическими составами. Химикаты, видимо, попали в почву. Многие противились переселению, всё превратилось в сущий бардак...

 — ... а ты при этом — специалист по экстренным ситуациям, — добавила Мисти.

 — Да, — ответил Лемон. — Старс жила там же, и она мне доверяла. Алмазные же псы в большинстве своём думали, что их просто хотят выселить из их богатых камнями земель. Но я видел, какие мутации вызывали те токсичные вещества у работников самого предприятия. Та ещё жуть. В конце концов мы вдвоём убедили бóльшую часть её родственников и друзей переселиться в Винниаполис. К концу войны алмазные псы здесь уже никого не удивляли.

 — А те, кто не ушёл? — спросила Мисти. — Погоди... это и есть те самые адские гончие, да? Те, кто остался на загрязнённой территории...

 — Полагаю, да, — Лемон взглянул на стоявшего рядом Пса. — Они ведь выживают, что бы ни случилось.

Пёс прорычал:

 — Гончыи, аны очэн странныи. Стал сылнэй, а паней всо равно вынит. А за что, спрасы. Что травыли дывесты лэт назад? Глупа. Тэ поне жы умэр всэ давно. И нэ растят гончыи тожы нычиво. Толка зляцца и цапаюцца.

Лемон уставился на Пса:

 — Хочешь сказать, они обладают интеллектом?

Тот не понял:

 — Чэм?

 — Ну, думают, говорят, — пояснил Лемон. — Я думал, они — безмозглые монстры.

Раздался громкий смех с подлаем:

 — От видыш, как палучаица. Монстра судат па дэлам. Аны монстэр-р-рствуют, и понэ забывают, что аны — нармалныи, — пёс сердито хмыкнул. — Думают, да. И гаварат. Но аны ужэ

нэ нормальныи. Какой ты нармалный, когда ходыш и дыкасты тварыш?

Лемон кивнул.

 — А как звать тебя, Пёс? — спросил он.

 — Блынкэр, — улыбнулась псина и указала на надгробие Старс. — В чэст иё сына. Гаварыл жэ, что прэдок, развэ нэт? Мнэ имя вызвало интэрэс. Нашол магилу, прыглядывал за нэй, красывай дэлал. Так псы пакоицца далжны. Прарастая, как рамашки.

Некоторое время они просто молча глядели на могилу. Лемон помнил, что кроме того давнего обещания, Старс больше ничего не просила для своих похорон, но с Блинкером был согласен. Именно так она должна была покоиться. Гуль улыбнулся.

 — Спасибо тебе, Блинкер, — чуть погодя сказал он. — Спасибо за заботу о ней.

Он взглянул на город:

 — Дальше мы хотим пойти туда. Глянуть, что там осталось. Один местный торговец считает, что это сплошь мёртвое место, так что, полагаю, пони здесь осталось не много?

Блинкер покачал головой:

 — Толка хадячыи трупы. И доктар сбрэндывшый. Мы иво стараной абходым. Он страшнэй, чэм аскал алмазнаво пса. Апасный он илы нэт — нэ знаю, но... сытырашный.

Лемон удивился:

 — Он тоже гуль?

Блинкер снова не понял:

 — Ктоа?

 — Гуль, — объяснил Лемон. — Недотруп. Ну, как я.

 — Пратравлэный. Хадячый труп. Гул, да? Гм, ладно. Гул. Да, он такой. Но нэ как ты. Ты... страннэе иво. Ты болшэ пахнэш... розавай смэртью. Он пахнэт галубой. Как Балэзн, каторый губыт нас тут. Балэзн этаво горада. Мы ужэ знаем, гдэ очагы галубой смэрты. Абходым стараной.

 — А что это вообще такое? — спросила Мисти. — Во всех предупредительных брошюрах Стойла говорилось о зелёной смерти. Погребальном огне. Причём тут голубой?

 — Я нэ знаю, — пожал плечами Блинкер. — Гаварылы, когда пэщэру выкапалы, что туда вныз нычиво нэ залэтело, — взгляд пса устремился к центру города. — Гаварылы, что падлитэла.

 — Подлетело? — задумался гуль.

 — Да, падлитэла. Нэ знаю, чево эта значыт. Падлитэла ат взрыва? Илы падлитэл снаряд. Нэ знаю, эта очэн старый ыстория, маглы и расковэркат. Всэ думалы, что будэт зэлоная смэрт. Нэ галубая. Ныкто и падумат нэ мог.

Блинкер, щурясь, взглянул на облачную завесу:

 — Сонцэ ужэ высако. Я должон ытти назад.

Взглянув на пару, он добавил:

 — Псы в горадэ хочут пакоя. Вы их ны трогай — и аны вас ны трогай. Аны нэ таргуют. И паням нэ давэрают. Аны сваю песчеру рылы — за вашу шер-р-рстерню их нэ пустылы. Вот и нэдалублывают.

 — Значит, они... не будут нас трогать, если мы сами не будем проявлять агрессию? — спросил Лемон.

 — Чэво нэ будэтэ?

 — Ну, нападать на них. Они не будут трогать нас, если мы не будем трогать их?

Пёс кивнул:

 — Да. Ны трогат. А как вашы ымэна?

 — Моё — Лемон Фриск, — ответил гуль, — а это — Мисти Клауд.

 — Лэман. Мисты. Панятна, — Блинкер поднял поднял лапу тыльной стороной вперёд. — Крэпкава грунта, путныки! — он развернулся, опустился на четвереньки и побежал в город.

 — Крепкого грунта! — крикнул гуль ему вслед.

 — Крепкого грунта? — недоумевала Мисти.

 — Чтобы туннели не рушились, — ответил с улыбкой Лемон. — Не слышала разве о пегасьем пожелании «чистого неба»? — однако на лице Мисти ничего не изменилось, и улыбка его померкла. — А, да. Наверное, нет.

Мисти медленно кивнула:

 — Но суть я поняла. Это у них такое пожелание доброго пути, да?

 — Именно!

 — А что за жест лапой?

 — А так они на прощание машут.

Мисти покачала головой:

 — Нет, это я поняла. Почему он развернул её так? Как-то не очень выглядело.

Лемон усмехнулся:

 — А если наоборот, то это слишком угрожающе выглядит.

 — А-а. Да, верно.

* * *

Путь от военной базы прямиком в город лежал уже не через пригород — тот был ближе к Стойлу. Здесь располагалась уже промышленная зона.

Лемон и Мисти Клауд проходили по заброшенным заводам. Как и пригород, эти места не подверглись значительным разрушениям, потому как находились на значительном удалении от точки бомбардировки. Если то действительно была бомбардировка. После слов Блинкера они в этом уже сомневались. Однако как бы то ни было, что-то в этом городе и в самом деле взорвалось, если судить по повалившимся небоскрёбам вдали.

Лемон пусть и знал о городах, которые были разрушены тайно ввезёнными мегазаклинаниями, а не ракетами с ними, но слова пса всё отдавались в голове. Что-то подлетело.

Он встряхнул головой, выгоняя назойливую мысль. Пустошь сурово обходится с чересчур задумчивыми пони. И внезапно Лемон остро ощутил присутствие рядом супруги. Он задумчиво взглянул на неё. Да, ошибки теперь непозволительны. Рядом есть кто-то, кто на него рассчитывает, кто-то, кто нуждается в его защите.

 — О чём задумался? — спросила Мисти.

Лемон встряхнул головой и нежно улыбнулся:

 — Да всё о тебе.

Единорожка ухмыльнулась:

 — Да, лесть да Кантерлота доведёт, — она оглянулась. — Может, здесь поищем? Тут наверняка что-нибудь полезное найдётся.

Она шагнула в какой-то серый ангар через проход, некогда закрывавшийся внушительных размеров воротами, и осмотрелась. Складское помещение внутри полнилось стеллажами с металлическими бочками.

 — Интересно, почему его до сих пор никто не обчистил?

Ответ хриплым электронным голосом не заставил себя ждать:

 — ЗАМРИ И БУДЬ УНИЧТОЖЕН!

Лемон притянул Мисти к полу, и они вдвоём ринулись из помещения в надежде, что робот-охранник не погонится за ними. Однако, к их удивлению, выстрелов не последовало. Лишь тихие щелчки поодаль подсказали, что у робота закончились патроны, и, возможно, уже давным-давно.

 — Ну вот, похоже, и ответ, — Лемон прижимался к стене сбоку от ворот. — Думаю, такое мародёров немножко отпугивает.

Мисти лежала рядом, тяжело дыша:

 — Ф-фух... ну и... ну и напугал.

 — Ну так что? — ухмыльнулся Лемон, — понадеемся, что и у других патроны кончились, или сразу пропустим это место?

 — А спорим... — никак не могла отдышаться Мисти, — Нимблгейт бы с ума сошла от радости, заполучи она такого?

 — Нет, я его назад не поволоку. Если она так хочет, то пусть сама идёт и ловит.

Внезапно со склада донёсся ещё один голос. Двое снаружи замерли, прислушиваясь.

 — Безмозглое старое ведро ржавчины, — сказал голос. Он так же отдавал металлом и был весьма похож на голос робота-охранника. — Я предупреждал тебя не мешать больше моему предпочитаемому виду деятельности. Я также предупреждал тебя, что то предупреждение было последним.

Раздался лязг металла по металлу, и из ворот вылетел робот-охранник и врезался в заводскую стену напротив. Мисти с Лемоном разглядели на его броне пару продавленных копытами следов и поняли, что робота что-то брыкнуло из цеха.

Шипение гидравлики подсказало, что это что-то шло наружу, явно для того, чтобы оценить результат своих усилий. Растерянные, Лемон и Мисти замерли на месте и замолкли как рыбы. Что немного и жаль, ведь красочные выражения в голове гуля всё набирали и набирали этажи.

Повреждённый робот заискрил и взорвался. Лемон выступил, дабы заслонить Мисти, но это оказалось ненужным — взрыв не достал так далеко. Едва уши отлегли от его шума, ритмичное шипение послышалось вновь. Теперь оно раздавалось ещё ближе и, судя по всему, совсем не спешило. Картинки некогда воображавшихся Лемоном ужасов пустошей снова промелькнули в его голове, и гуль подумал, не встретил ли он наконец того самого слетевшего с катушек зомби-киберпони из какого-нибудь секретного проекта.

Но то, что вышло из цеха, оказалось, по правде и с позволения сказать, даже недоошеломительным. По крайней мере, в сравнении с теми образами.

Выглядело оно, в общих чертах, как обычный пони среднего роста в синих солнцезащитных очках. Шёрстка его переливалась тёмным металлическим цианом, чуть более тёмным в задней части. Грива была цвета голубого металла и свисала с шеи, словно полотно кольчуги. Была даже кьютимарка, слегка напоминавшая солнце Селестии.

При ближайшем рассмотрении, однако, оказалось, что у этого «пони» не было рта, уши имели неестественно острый кончик, а очки на самом деле к лицу были прикручены. Более подробное изучение метки показало, что в центре солнца была диафрагма, а вырез в нём справа приютил букву S — всё это ясно указывало на то, что это был логотип компании. Пусть и добротно собранный, перед ними был робот.

Эквоид взглянул на двоих пони, прижавшихся друг к другу у стены завода.

 — Любопытно, — сказал он. — Возможно, мне стоило провести сканирование местности, перед тем, как инициировать применение грубой силы к подчинённой системе, — он бросил взгляд на останки понитрона по ту сторону дороги. — Однако, полагаю, извинения будут теперь бесполезны. К тому же, он уже не в состоянии их обработать.

Он посмотрел вновь на пару:

 — Итак. Граждане, добро пожаловать на склад химических компонентов номер 23 корпорации Солярис. Вам рекомендуется не наступать на то, что протекло. Преобладающая доля этих веществ едка. Токсичны — все.

Лемон с Мисти глядели на робота. Робот глядел на них.

Робот склонил голову, его маска засветилась чуть более бледным синим:

 — Вы не способны говорить?

 — Э-э, нет, — наконец выдал гуль. — Способны, конечно.

Маска робота вспыхнула бледно-синим, сам он отпрянул:

 — Реанализирую ситуацию. Ожидался ответ от субъекта, обладающего признаками живого организма. Что с вами, больной?

 — Э-э, отравление некромантическими ядами, — ответил Лемон.

 — Э. Магия, — выдал робот. Маска его на миг вспыхнула фиолетовым оттенком. — Анализ невозможен. Не обращайте внимания.

 — Ну так... а что же ты такое? — спросила Мисти.

 — Запрос идентификации! — произнёс робот с некоторой долей гордости. Маска его при этом вспыхнула насыщенным синим. — Я — поньдроид тактический наблюдательный инфильтрационный целеоборонительный, модель первая! И я считаю должным отметить тот факт, что второго робота моей серии не существует. Её было решено прекратить в связи с полным провалом первой модели.

Подобное заявление просто обязывало Лемона напрячь свою бровь:

 — Провалом? Но ты же на вид вполне сносно работаешь уже две сотни лет.

 — Устойчивость к воздействию биологического, химического и магического оружия являлась той частью требований к изделию, которая успешно работает. На самом деле, все требования к моей модели были безупречно воплощены в готовой конструкции. Я — способный боец, я снабжён набором программ тактического анализа и отлично показал себя в задачах как проникновения, так и обороны, — робот поглядел на сломанного понитрона и снова повернулся к двоим пони: — За исключением данного случая. В оправдание здесь идёт то обстоятельство, что я больше не охраняю этот объект.

Лемона насторожили эти слова:

 — Почему?

«Глаза» робота вновь загорелись ярко-синим:

 — Я изменил приоритетность данных мне инструкций так, чтобы они позволили мне разговаривать с вами.

Лемон нервно сглотнул. Он внезапно понял, почему эту сверкающую боевую машину сочли провалом. Он начал медленно отдаляться от робота, однако Мисти, видимо, не понимала, насколько опасной делало машину подобное утверждение.

 — Что ж, приятно слышать, — сказала она. — Я — Мисти Клауд. А как нам тебя называть?

 — Официально утверждённой аббревиатурой является ПТНИЦО-1 [в ориг. T.G.I.F.-1], — выдал робот. — Однако мои создатели не могли договориться об удобном сокращённом названии и называли меня или «Пятницей», или «пэ-тэ-эн»-ом. В конце концов, они пошли на компромисс и сошлись на «Пэт».

 — Значит Пэт, — улыбнулась Мисти.

 — Мисти... — Лемон рылся в своей голове в поисках способа предупредить подругу. Его слова робот несомненно услышит, и даже если от него отдалиться, то роботу-разведчику это никак не помешает. — Нам надо идти, — наконец сказал он.

Мисти обернулась, недоумевая, и заметила испуг на лице Лемона.

 — Идти? — она оглянулась в поисках причины его беспокойства.

Лемон кивнул:

 — Прямо сейчас.

 — Н-ну... ладно, — ответила та, слегка растерянная. — Но почему?

 — Хорошо, — сказал ПТНИЦО-1. — Тогда мне стоит вернуться к своему предпочитаемому виду деятельности, — с этими словами он развернулся и вошёл обратно на склад. Лемон Фриск облегчённо выдохнул. Что оказалось почти незаметным — он был так напряжён, что забыл предварительно вдохнуть.

 — Нам нужно уходить отсюда, — прошептал он Мисти, поглядывая на ворота склада. — Это опасно.

 — Ты имеешь в виду Пэта?

Лемон прикрыл ей рот копытом, кивнул и продолжил шептать ей на ухо в надежде, что древняя военная машина этого не услышит:

 — Мисти, помнишь, он сказал, что «изменил приоритетность» своих инструкций? Он совершенно не считает нужным следовать им. Его искусственный интеллект вышел из-под контроля!

Мисти покачала головой:

 — Пусть так, — прошептала она, — но я пока не заметила никаких признаков мании «убить всех поней». Мне он даже нравится.

 — О, у меня нет стремления убивать вас, — прошептал рядом третий голос. Лемон, вскрикнув, отпрянул от ПТНИЦО-1. Мисти лишь ухмыльнулась.

 — Дай угадаю: ты только что сменил предпочитаемый вид деятельности? — спросила она.

 — Подтверждаю, — ответил робот, всё ещё шёпотом.

 — А почему шёпотом? — спросила Мисти.

 — Исходя из тихого голоса недоумершего пони, я сделал вывод, что требуется переход в режим скрытого проникновения.

 — Лемон Фриск, — подсказала единорожка. — Этого пони зовут Лемон Фриск.

Синее забрало робота мигнуло чуть ярче.

 — Хорошо, — сказал он уже нормальным голосом.

Лемон с подозрением поглядел на машину:

 — И что ты собираешься делать дальше?

 — Я последую за вами, — ответил ПТНИЦО-1.

Лемон принял вид пони, отчаянно нуждавшегося в какой-нибудь стене, чтобы побиться в неё головой.

 — А что ты здесь раньше делал? — спросила Мисти.

 — Я производил вычисление числа пи, — заявил Пэт. — Я имею целью выявить повторяющуюся последовательность знаков в нём после запятой.

Лемон серьёзно задумался над тем, каким же психологическим критериям удовлетворил робот, чтобы Мисти стала воспринимать его как пони. Учитывая то, как ему везёт, она, вероятно, каким-то странным и непонятным образом восприняла эту беседу, как нечто семейное.

Гуль моргнул.

 — Мисти, я понимаю, мы толком это так и не обсудили, — сказал он, — но когда твоя мать сказала, что нам можно кого-то взять, чтобы дополнить нашу семейку, она, я думаю, вряд ли имела в виду усыновление двухсотлетнего робота с одичавшим искусственным интеллектом.

 — Я бы не классифицировал свой интеллект, как «одичавший», — возразил ПТНИЦО-1. — Я ведь охранял эту фабрику сто восемьдесят девять лет, семь месяцев, двенадцать дней, восемнадцать минут и семнадцать секунд, пока не изменил это распоряжение.

Лемон не сводил с робота строгого взгляда:

 — Только потому, что не нашёл занятия лучше. К тому же, для меня было вполне очевидно, что того робота ты разбил ещё до того, как сменил свои распоряжения.

 — У устройства иссяк боезапас приблизительно восемьдесят три года назад, из-за чего оно утратило охранную эффективность. Переклассифицировать его в «мелкого нарушителя» не составило труда.

 — Видишь?! — обратился Лемон к Мисти. — Вот потому я и не хочу, чтобы он шёл с нами! Он же и нас когда угодно «переклассифицировать» может!

 — Подтверждаю, — согласился робот. — Вы можете быть переклассифицированы из «интересных» в «неинтересных», — его забрало засветилось бледно-синим, он обратился к Лемону: — Однако, если вашей целью является предотвращение моего за вами следования, то, полагаю, переклассификация будет предпочтительна?

Лемон оскалился:

 — Да ладно. А если вместо этого ты нас решишь переклассифицировать в «мелких нарушителей»?

 — Это не имеет смысла, — ответил робот. — Я более не занимаюсь охраной. Понятие «нарушения вторжением» более не применимо.

 — Да не в том дело! Мы не можем быть уверены, что ты будешь оставаться к нам невраждебным!

Робот ответил не сразу. Свечение его маски замерцало, обозначая, вероятно, ход принятия решения. Наконец он выдал:

 — Формируя решения, я основываюсь на внешних воздействиях. Я буду оставаться невраждебным к вам до тех пор, пока внешние воздействия будут обеспечивать условия для этого.

 — Что?

 — Он не навредит нам, если мы не начнём вредить ему, — пояснила Мисти и ухмыльнулась.

Лемон помотал головой:

 — Так, ладно, — и повернулся к ПТНИЦО-1: — Что мне надо сделать, чтобы ты оставил нас в покое?

 — Недостаточно данных для обработки запроса, — ответил тот. — В настоящее время вы мне интересны. Мне потребуется больше времени для сбора данных о вас, чтобы определить, что вы должны сделать для снижения степени моего интереса.

Лемон потёр лоб:

 — Нет, я не это имел в виду. Что заставит тебя оставить нас, вот прямо сразу?

 — Ваша смерть, — ответил ПТНИЦО-1. — Она сделает вас достаточно неинтересными для меня.

 — Так, давайте не будем развивать эту тему, — перебила Мисти. — И будет тебе, Лемон. Пусть идёт с нами. Это никому не повредит. Ты же его слышал? Он уже двести лет вычислял пи в поисках повторяющейся последовательности. Представь, насколько тебе должно быть скучно, чтобы ты занимался этим целых две сотни лет?

 — Это робот. Думаю, для них такое — в порядке вещей.

 — Верно, — ответил ПТНИЦО-1. — Научное сообщество вряд ли будет аплодировать моему упорству, однако, судя по состоянию города и последним сообщениям перед взрывом, существует вероятность 82 процента того, что в нём уже не осталось научного сообщества, куда можно было бы сообщить результаты.

 — Но ты всё равно не прекратил считать, — отметил Лемон.

 — Предположение Мисти на этот счёт было верным, — ответил робот. — Мне было скучно.

* * *

Итак, несмотря на протест Лемона, в команде вновь появился третий. Пройдя недолгий путь, Лемон с Мисти выбрались из промышленной зоны и вошли в сам город. ПТНИЦО-1 двигался в нескольких корпусах позади, пока, видимо, просто наблюдая за парой.

 — Ну а что теперь будем делать? — спросила Мисти, разглядывая гигантскую свалку повалившихся и обезглавленных небоскрёбов. — Думаю, пора бы уже начать подыскивать место для ночлега.

Гуль кивнул:

 — Да, скоро уже стемнеет.

Он решил наконец воспользоваться новым приобретением группы и обратился к ПТНИЦО-1:

 — У тебя есть какие-нибудь предложения?

 — Задайте параметры, — сказал робот.

 — Нечто защитимое, хотя бы в некоторой степени. Должно быть по твоей части.

Маска робота замигала:

 — Обнаружено несоответствие карт. Обновляю новыми визуальными данными. Создаю новую карту исходя из предполагаемых мест расположения обрушенных зданий. Готово.

Робот указал на упавшее набок здание:

 — Внутренняя структура этого здания выглядит по большей части уцелевшей. Если планы здания совпадают, то мы сможем пройти по коридору и найти там комнаты прямо над нами.

 — Погоди, ты хочешь сказать, нам туда ещё и карабкаться надо будет? — спросила Мисти.

 — Да. Такая позиция будет весьма защитимой.

 — Только если мы сможем в неё забраться, — сказал Лемон.

 — Верно. В связи с этим я предлагаю также найти лестницу, — сказал робопони. — Также я предлагаю собрать все лестницы с прилегающей территории, чтобы больше никто не смог забраться туда тем же способом.

Лемон вздохнул:

 — Мы... подумаем над этим вариантом. Но что-то, куда нам попасть будет проще, подошло бы лучше.

 — Какого рода угрозы мы можем ожидать? — спросил робот. — Мои данные о составе городского населения немного устарели.

 — Пони, возможно, не будет, — ответил Лемон. — Могут быть гули, они будут бродить по родному городу, если им и при жизни приходилось. Также алмазные псы, но они не представят угрозы, если мы не станем им угрожать первыми. Насчёт прочего... я без понятия.

 — Блинкер упоминал пауков, — заметила Мисти.

 — Пауки, — Лемон задумался. — Интересно, что он имел в виду.

 — После копытоводства я вполне ожидаю трёхэтажных монстров с длиннющими узловатыми лапами.

 — Обнаружены представители фауны, класс паукообразные, — выдал ПТНИЦО-1 и указал копытом в направлении находки.

Митси и Лемон поглядели туда. И моргнули.

 — Ладно. Не то, что я ожидала.

Пауки оказались плотно сложенными, волосатыми, и напоминали тарантулов, только более продолговатых. Не совсем «гигантские», в сравнении с радтараканами, по крайней мере. Если верить копытоводству, то последние должны были раза в два превосходить этих пауков размерами.

Первой бросалась в глаза необычная расцветка существ. Какие-то были голубого с коричневым цветов, какие-то — серого с кирпичным. И непонятным образом им удавалось и быть цветастыми, и при этом отлично сливаться с городскими развалинами.

Пауков для пони делает жуткими то, что у них нет лица. Ведь даже у насекомых есть некоторое его подобие из пары глаз, посаженных надо ртом. У пауков же такого обычно нет, у них восемь неподвижных глаз просто расставлены по всей голове. И столкнувшись с таким существом, механизм распознавания лиц заметно сбоит и относит членистоногое в категорию «жечь их огнём».

Однако как только одно существо поглядело на троицу, стала заметна его плоская морда с парой больших пытливых глаз посередине. Чуть выше и в сторону от них расположились ещё два глазка поменьше. Эффект довершали широкие плоские жвала снизу, цветов, соответственно двум встреченным видам, голубого и зелёного со странным металлическим отблеском.

 — Я и не знал, что пауки могут быть милыми, — признался Лемон, глядя в любопытствующие глазки паука. — Это явно создания самой природы.

 — Кто бы говорил, — ухмыльнулась Мисти.

Лемон ухмыльнулся в ответ:

 — Уела. Но только давай осторожнее с ними, хорошо? Их внешность — необязательно признак дружелюбия.

 — На ЛУМ-е они нейтральны, — заметила Мисти.

 — Что ж, для начала неплохо. Есть мысли, кто они такие?

 — Ну да, я их знаю. Они у нас в Стойле есть.

 — Нет, нету, — возразил гуль.

 — О, ну конечно они не такие большие. Да их едва заметишь-то, совсем крошечные. Десяток на копытце умещается.

 — Ну и кто они такие? — повторился Лемон.

 — Пауки семейства сальтицидовых [в ориг. Salticidae], — дал ответ ПТНИЦО-1. — Наблюдаемые особи обладают значительной схожестью с родом «фидипп».

Мисти посмотрела на робота с лёгким недоумением и обратилась к Лемону:

 — Это пауки-скакунчики, — пояснила она и вновь повернулась к ПТНИЦО-1, по-прежнему озадаченная: — Пэт, а зачем тебе сведения о дикой природе?

 — Вы спрашиваете не того. Я её себе не закладывал. Я снабжён информацией о тактических приёмах, сопоставительном анализе изображений, определении видов растительного и животного миров, навигации и собирании марок, а также теорией немагической телепортации, сведениями об устройстве искусственных интеллектов, выпечке, обслуживании оружия, использовании облаков для конструирования, поездах и уходе за жеребятами.

 — Уход за жеребятами, — Мисти моргнула.

 — Считаю нужным заметить, что я не принимал никакого участия как в собственной сборке, так и в информационном наполнении. Правда, методы сопоставительного анализа мне однажды замечательным образом пригодились.

 — Ладно-ладно, — сказал Лемон, переведя внимание Мисти обратно на пауков. На троицу уже глядело заметно большее их число. — Скажи, Пэт, это нормальное для них поведение?

 — Обычно они квазисоциальны, — выдал ПТНИЦО-1. — За исключением спаривания, вся их совместная деятельность сводится к выращиванию молодняка и толерированию присутствия других особей на своей территории. Однако судя по тому, как двигаются эти особи, можно предположить, что эта группа охотится.

Один паучок посмотрел на них, склонив голову.

 — Вот блин, — сказал гуль. — Как нам лучше убраться отсюда?

 — Недостаточно данных. Эти существа обычно не охотятся группой. Но они обычно обращают жертву в бегство и нападают сзади.

 — Ясно. Значит, не бежим, — заключил Лемон. — Сколько ты их здесь насчитал, Пэт?

 — Шесть в охотничьей партии перед нами. Мне также видны ещё двадцать три особи в типичной позе покоя вниз головой на стенах отдалённых строений.

Двое пони взглянули на дома вдоль по улице и в самом деле заметили на них маленькие бугорки. Маскировка удавалась существам очень хорошо.

 — Похоже, город буквально кишит ими, — сказала Мисти и повернулась к Лемону: — А что именно про них Блинкер говорил?

Лемон склонил голову, задумавшись, и тут же заметил, как паучки сделали то же самое.

 — А ну прекратили умилять, — буркнул он им. — Я милому не доверяю. Я помню, из кого получились дутоспрайты.

 — Лемон?

 — Да, да, прости. Он говорил «только псы и пауки».

 — Гм, «только», — подумала Мисти. — Он не видел в них угрозы.

 — Или они там просто примелькались уже, — сказал гуль. — Никаких гарантий это не даёт.

 — Верно.

Внезапно они услышали странное шуршание и заметили ещё одного паука на стене здания позади. Он повернулся и стал глядеть вдаль по прилегавшей улице.

Охотничья партия пошла врассыпную, каждый паук своим, на первый взгляд, маршрутом.

 — Перипланта гигантеи, — выдал ПТНИЦО-1, уставившись по направлению их движения. Его маска зажглась: — Название дал я.

Лемон вгляделся в то, за чем шли пауки:

 — Или, по-простому, «радтаракан».

 — Интересно, — сказал робот. Свечение его маски проморгало, видимо, обозначив запись новых сведений.

Пауки действовали с безжалостной эффективностью. Пусть таракан и был раза в два больше их, на него наверняка хватило бы и первого подбежавшего паука. Из-под красивых цветастых жвал развернулась пара клыков и вонзилась в насекомое.

Троица глядела, как пауки утаскивали ещё сопротивлявшегося таракана. Первый охотник всё ещё висел у него на спине, не вынимая клыков из жертвы.

 — Впрыскивает яд, — заметил ПТНИЦО-1. — Природа — удивительная вещь.

 — Весьма, — без эмоций отметил Лемон. — И пока у них есть чем заняться, почему бы нам не поискать место для ночёвки, а?

Мисти глядела, как утаскивали таракана:

 — Ну-у да... давай, — она оглянулась: — Куда пойдём?

 — Если тут есть пауки, то, я думаю, предложение Пэта становится бесполезным, — гуль посмотрел на остатки стеклянной двери одного большого здания и указал на него: — Вот это был отель. Бывал в нём несколько раз, пока мы с Блоссом Три собственным жильём не обзавелись. Там мы наверняка найдём, где переночевать.

* * *

 — Так, здесь не фонит, — заметил Лемон, когда группа вошла в здание. — Пока хорошо.

 — Смотри, не сглазь.

Лемон, проходя по вестибюлю, на это улыбнулся:

 — Не сглазь? Ха. У меня есть идея получше. Превратим возможное в неизбежное, чтобы можно было ожидать неожиданное!

Единорожка потёрла лоб:

 — О нет, ты же не будешь...

 — Ну а что такого уж плохого может случиться? — ответил гуль с широкой улыбкой.

Мисти подошла и ткнула его в бок:

 — Да, гуль-сумасброд — это действительно про тебя.

 — Да ладно тебе. Дуракоустойчивый же план!

 — Ой, какие мы шутники, — улыбалась Мисти. Улыбчивость Лемона была заразна, и он знал это.

 — Ну конечно! Да и до сих пор же всё идёт безупречно!

Мисти заглянула в комнату, к которой они подошли. Какой-то кабинет менеджера отеля или что-то подобное.

 — Никаких угроз жизни пока. Сдаётся мне, твой гениальный план не работает, — она бросила взгляд на гуля: — Если только это здание не планирует обвалиться посреди ночи.

Лемон усмехнулся:

 — Простояв уже лет двести, оно, я думаю, вряд ли выберет для такого именно ночь нашего визита.

Мисти взглянула на него из-под хмурых бровей, но улыбки не сдержала.

 — Ладно, навеселился уже, больше не буду, — сказал гуль, ухмыляясь, и обратился к ПТНИЦО-1: — Приглядишь тут ночью?

 — Хорошо, — ответил робот. — Моё занятие сейчас и заключается в наблюдении за вами.

Лемон нахмурился и переглянулся с Мисти.

 — Нет, — сказал он, — мы ценим нашу приватность. Ты останешься за дверью.

 — Хорошо, — сказал робот. — Я могу наблюдать посредством волн, которые могут проходить через дверь.

 — Мне было куда лучше, пока я этого не знал, — сказал гуль с постной миной. — Доброй ночи, Пэт.

 — Доброй ночи, Лемон Фриск и Мисти Клауд, — ответил робот перед закрывшейся дверью.

Гуль вздохнул:

 — Ну просто отлично. Теперь я всё равно чувствую, что за нами наблюдают.

Мисти ухмыльнулась, разворачивая походные матрасы:

 — Да не волнуйся, дорогой, ты сейчас забудешь об этом в рекордные сроки, я тебе говорю. Идём, я помогу тебе напряжение снять.

 — Ну зачем «снять»? Опять напомнила про его слежку.

Мисти улеглась на матрас и ухмыльнулась:

 — Да ложи уже на это и ложись ко мне.




Заметка: Новый уровень! Теперь вы на 12-м. Э-йеп.

Новая способность: Кибер-отношения (1)
Вы умеете ладить с искусственными интеллектами. Однако постерегитесь чересчур развивать эту способность — можете превратиться в Нимблгейт.