Caelestia, aeterna regina

Небольшая зарисовка из жизни Принцессы Селестии, сразу перед и во время ежегодного праздника Летнего Солнца.

Принцесса Селестия Другие пони Стража Дворца

Нового времени суток

События разворачиваются двенадцать лет спустя окончания четвёртого сезона. Твайлайт Спаркл отдалилась от друзей и безуспешно потратила десяток лет на научные изыскания. И когда она потеряла всякую надежду, случилось нечто неожиданное для всех...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Человеки

Стражи Эквестрии 1 - Эпизод V: Конец Цикла

Фух, ну вот мы и добрались до последней части этой истории. Готовьтесь к поворотам, новым персонажам и эпичному финалу.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Человеки Кризалис

The Dresden Fillies: Странные друзья

Гарри Дрезден, единственный чикагский чародей, попадает в Эквестрию после того, как на него напали в Небывальщине. Твайлайт не сильно удивлена появлению их нового гостя, но беда назревает. Кое-кто планирует кое-что зловещее и отважной главной шестерке потребуется помощь Дрездена.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Трикси, Великая и Могучая Человеки

Тысячелетний родственник: Испытание

Что делать, если ты архимаг с уклоном в магию Тьмы, тебе больше тысячи лет, твое имя Сомбра, и тебя попросили провести урок для жеребят? Естественно, наложить заклинание Молчания на самых крикливых, рассказать историю о своей молодости и не забыть про домашнее задание! А, точно, ещё снять заклятье… Аннотация к первой части: Трудно быть учеником некроманта. Сложнее, если ты застрял в деревне, полной жителей, относящихся с презрением к твоему ремеслу. А если к тому же ты ещё и немой…

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Король Сомбра Чейнджлинги

Беседы о Тауматургии

Два пони в вечернем баре завели беседу о странной науке. В какие только дебри, в общем то, не заходят обычные светские разговоры.

ОС - пони

Принцип причинности

Твайлайт Спаркл разработала новый эксперимент для проверки Пинки-чувства. Однако эксперимент пошёл по неожиданному пути; Твайлайт предстоит раскрыть секреты Пинки-чувства и понять, как она относится к самой Пинки.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк

Темная сторона прогресса

Казалось бы, что хуже войны, к которой ты не причастен, - ничего хуже быть не может. Но, что если обычного человека начнет тянуть к особе, чей статус-кво отталкивает всех подобно огню? Сможет ли он хладнокровно воевать зная, что сражается не только с безжалостным врагом, но и с бушующими внутри него чувствами? Время покажет. Время, ставшее причиной кровопролитной войны. Войны за свободу и светлое небо над головой.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Камень

Рассказ о том, как Мод Пай встретила своего питомца.

Мод Пай

Кристальная война

Эквестрийские принцессы и их правление подвергнутся серьёзному испытанию, ведь не они одни хотят сделать Эквестрию лучше.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Луна ОС - пони Кризалис Король Сомбра Старлайт Глиммер Санбёрст Темпест Шэдоу

Автор рисунка: Noben

Fallout Equestria: Обыденная нежизнь

День первый - Первый день всей твоей оставшейся жизни



но прошлое всё ещё преследует тебя

Лемон Фриск обошёл кругом заброшенную фабрику, озадаченный тем, что же на ней производилось. Вывеска перед зданием сгнила уже полностью, оставив лишь две металлические опоры с обломками трухлявых досок. Даже на земле останков вывески было уже не найти.

Гуль чувствовал себя взволнованно. Эта фабрика станет первым новым местом, которое он посетит за последние двадцать лет. Он уже вдоволь повидал защитных устройств, в него не раз стреляли роботы-охранники, однако здесь ничего похожего видно не было. Хотя двести лет опыта отбили у него желание доверять первому впечатлению.

Лемон проступил через отполированные ветром останки некогда стеклянной двери и осторожно просунул голову в главный зал.

 — Эй! Есть здесь кто? — хриплым двухсотлетним голосом спросил гуль.

Ему никто не ответил. Да ответа он и не ожидал, в общем-то. А вот что он ожидал, так это появление потолочной турели, горящей желанием разнести его на кусочки. Однако этого тоже не случилось. Потолок вооружён не был, вместо этого на нём красовалась вывеска, прогнившая почти как и наружняя, однако на ней ещё можно было различить очертания логотипа Спаркл-Колы. Гуль улыбнулся. Если это была фабрика Спаркл-Колы, то она могла стать просто золотой жилой в плане крышечек.

Лемон осторожно шагнул внутрь. Внешне всё выглядело так, будто здесь уже всё давным давно обобрали. Настолько давно, что даже металлическая дверь, которую мародёрам не удалось преодолеть, почти соржавела с петель сама по себе. Хотя кроме нападок времени на двери виднелись признаки более поздней и, возможно, более удачной попытки проникновения в виде блестящего металла покорёженного замка. Гуль подошёл к двери и толкнул её. Она с металлическим скрипом открылась вовнутрь, представив взгляду ступени, шедшие вниз, в подвал.

 — Лягать-колотить, — озвучил гуль свои мысли. — И тут, значит, обобрали.

Его внимание привлёк странный звук. Будто кто-то дышит... нет, всхлипывает? Но только Лемон собрался это разведать, прямо в голову ему полетела чистая и целая бутылка Спаркл-Колы. Гуль умело от неё увернулся, отметив, как она разбилась позади него об пол, разбрызгав стеклянно-сладкую смесь по залу.

Лемон вскинул бровь (в этом у него выбора не было — у него только одна и осталась) и заглянул в подвальную дверь.

— Эй, потише там, не надо так делать! — хриплый голос гуля отдал эхом в пустоте. — Это ж целая бутылка Спаркл-Колы!

— Сгинь, чудовище! — раздался крик снизу. По голосу походило на кобылу или юного жеребца.

Лемон слегка закатил глаза:

— Да, и вот так тоже не надо. Слушай, деточка, я не знаю как ты туда забралась и кто там за тобой гнался, но сейчас здесь больше никого нет. Только старый добрый я.

Ещё одна бутылка вылетела из подвала. Лемон ловко перехватил её ртом и положил в свою сумку.

— Да хватит уже швыряться колой! Я её собрать хочу, а это куда проще, если она не разбита!

— Тебе только кола нужна? Меня ты не тронешь?

— Вполне могу, если ты продолжишь её бить, — в голосе Лемона ощущалось раздражение. Некто в подвале только тихо пискнул. — Ой, ради Богинь, я же шучу! Можно я спущусь вниз? На случай, если твой преследователь ещё где-то рядом, эта ржавая дверь всё ещё открыта.

— Ну-у... ладно, — последовал тихий ответ.

Когда гуль спустился в подвал, он увидел ещё одну бутылку в оранжевом свечении магии. Обитатель подвала явно не хотел рисковать. За одним из стеллажей пряталась тёмно-рыжая единорожка. Лемон проигнорировал левитируемую бутылку и окинул взглядом просторное подземное хранилище.

— Ты только посмотри! — улыбаясь, произнёс он, глядя на множество рядов бутылей Спаркл-Колы. — Деточка, да ты же золотую жилу нашла!

Кобылка с опаской вышла из-за стеллажа и взглянула на гуля с полным ужаса выражением лица:

— А ты... что?

Лемон вздохнул и поглядел на Пипбак кобылки. И как-то случайно его взгляд скользнул и по своему собственному, испорченному и приплавившемуся к ноге.

— Недавно из Стойла, да? — гуль покачал головой. — Надо бы для тебя копытоводство раздобыть. Да я вот своего не захватил, оно всё слиплось.

Он посмотрел на кобылу, все ещё глядевшую на него, как на монстра, который мог в любой момент её сожрать.

— Оу. Прошу прощения. И где мои манеры? — произнёс Лемон, расплывшись в вежливой желтозубой улыбке. — Меня зовут Лемон Фриск, и как ты уже могла догадаться по моему обветшалому виду, я — гуль. И это здесь вполне нормально.

— Т-ты — з-зомби п-пони!?

— Поаккуратнее с такими словами, есть ребята, которые буквально дичают от такого прозвища, — ответил Лемон, снова вскинув бровь. — Нам куда больше по нраву именоваться "гулями".

— И ты... хороший? — в голосе прозвучали нотки надежды. Лемону едва не расхотелось рассказывать ей всю правду.

— Вообще-то, среди нас много порядочных пони. Однако помни, что попадаются и настолько прогнившие мозгом, что они готовы нападать на и пожирать всё, что выглядит хоть чуточку живее их самих.

Лемон уставился кобылке прямо в глаза.

— Хотя с живыми пони ситуация такая же. А рейдеры, так те и похуже диких гулей, как я слышал.

Судя по её испугу и по тому очевидному факту, что она до сих пор жива, Лемон понял, что с рейдерами она ещё не сталкивалась. Гуль вздохнул:

— И что ж такая деточка делает на пустошах?

— Я тебе не деточка! — нахмурилась единорожка. — Я уже взрослая кобыла!

Лемон снова вкинул бровь, про себя отметив, что надо бы поменьше напрягать беднягу Левую, а не то она очень скоро присоединится к Правой. Он много без чего мог жить, но вот вскидывание брови в этот список не входило.

— Я же более двухсот лет назад родился. Все вы живчики для меня как дети.

— Ну это просто не честно, — бросила в ответ кобылка. — Готова спорить, ты не намного старше меня был, когда стал таким.

Лемон широко улыбнулся:

— Хех, а ты мне даже нравишься, деточка. Но вот чтобы я перестал тебя так называть, тебе надо бы предложить мне альтернативу.

— Оу! Пр-рости! — сказала рыжая кобылка, осознав свою неловкую ошибку. — Я — Мисти Клауд [англ. Misty Cloud, Туманное Облако].

— По мне, так твоё облако скорее ржавое, — ответил Лемон, удерживаясь от желания двигать бровью.

— Да, типа я это уже миллион раз не слышала, — пробормотала Мисти.

— Ну что ж, как бы там ни было, рад знакомству, Мисти Клауд, — сказал гуль. — А теперь давай-ка заглянем чуть дальше и узнаем, нет ли здесь склада пустой тары.

— А это-то тебе зачем? — слегка недоумевая спросила Мисти.

— Это же фабрика. Если здесь есть пустые бутылки, то, значит, где-то рядом должны найтись и новенькие крышечки для них.

На выражение лица Мисти этот ответ ни капли не повлиял:

— И зачем они?

Лемон покачал головой и протяжно вздохнул:

— Нн-да, деточка, тебя определённо нужно снабдить копытоводством. И, похоже, потом мы отправимся в Новую Эплузу, в надежде, что мисс Ду будет дома.





Лемон Фриск шагал за единорожкой, разглядывая её и размышляя о том, какая же кьютимарка может скрываться под её сумками. Наверное, что-то с облаком. Обычно имена каким-то образом соответствовали меткам. Но вообще на пустошах, под этой угрюмой облачной завесой, её имя казалось настолько гнетущим, насколько это вообще было возможно.

Мисти Клауд вдруг повернулась к гулю:

— Ты чего на мой зад уставился?

— Он весьма неплох потому что, — без колебаний ответил тот.

Мисти фыркнула:

— Мне кажется, ты для меня староват.

— А вот теперь она говорит, что я слишком стар. Да у вас двойные стандарты, мисс, — парировал, улыбаясь, Лемон.

Мисти состроила недовольную физиономию, но ничего не ответила и обратилась ко встроенной карте пипбака:

— У меня тут только просто "Эплуза" отмечена. Я так понимаю, "Новая Эплуза" — это поселение новое, да?

— Да это просто гениальная мысль, не находишь?

— Да ну тебя. Функцию карты я сейчас вообще впервые использовала. Там наверняка все данные просрочены лет на двести.

— Да на моей то же самое. Только она в придачу ещё и слиплась вся.

Мисти взглянула на его жалкое подобие карты:

— Только не говори, что ты ещё и заплатил за неё.

— Конечно, кроме этой предлагалась и ещё одна, — с задумчивым видом отвечал Лемон Фриск. — И она даже была в намного лучшей форме... полностью раскрытая, все надписи читаемы... вот только она, к сожалению, окончательно приплавилась к столу. Я предпочёл вариант, так сказать, попортативнее.

Мисти лишь моргнула:

— А-а, понимаю. А что же её, э-э, приплавило-то?

Лемон Фриск вздохнул:

— Кантерлот. Там сплошной ужас. Всё срастается и сплавляется.

Лемон отметил на своей карте важные, на его взгляд, места, а также примерное направление на Новую Эплузу, которая сама, к сожалению, расположилась на фрагменте карты, навсегда слипшемся с другим. И хорошенько загруженные неиспользованными крышечками, с двумя лечебными зельями из подвальной аптечки и координатами огромного хранилища, полного Спаркл-Колы, в пипбаке Мисти Клауд эти двое теперь трусили в том самом обозначенном направлении.

— А почему ты своим пипбаком не пользуешься? — спросила Мисти, глядя на левую ногу гуля. — Да и что с ним стряслось такое?

— Приплавился. Как та карта. Я правда не хочу разъяснять тебе принцип действия розового облака, — отвечал Лемон Фриск. — В копытоводстве почитаешь. А если вкратце, то Кантерлот подвергся воздействию какой-то особенной гадости, которая и творит такие вещи. Хотя у большинства гулей пипбаки работают нормально. Мой просто слишком глубоко вплавился мне в ногу.

Мисти склонилась, чтобы рассмотреть безобразное соединение ноги и пипбака поближе, и сразу же пожалела об этом. А Лемон лишь улыбнулся и показал ей экран устройства, не отображавший ничего, кроме помех.

— Всё, что он ещё может — это радио ловить. Это если правильно кнопки нажать. Хотя он и как оружие тоже неплох, да так и нога получается усиленной титаном до самой кости.

— А-а-га, — медленно кивая протянула Мисти. — Так раз ты уже видел Новую Эплузу на большой карте, может, отметишь её в моём пипбаке?

— Хм. Это я могу, наверное, — гуль наклонился поближе к пипбаку Мисти, но она внезапно ткнула копытом ему в бок. Лемон издал удивленный вопль.

Это ещё за что? — негодовал он.

— Просто... мне стало интересно, — выражение лица Мисти застряло где-то между отвращением и удовольствием.

Лемон Фриск с ненавистью буравил её взглядом:

— Ты меня ткнула!

— Ну прости! Любопытно же было, как оно на ощупь!

Лемон нахмурился:

— Ладно. Только больше так не делай.

— ... такой мягкий, — произнесла Мисти, не в силах сдержать улыбку.

Ка-кой?!

— Мягкий! — ответила она и ткнула гуля снова. Тот снова вскрикнул. Улыбка Мисти ограничивалась лишь ушами. — И щекотки боишься!

— А ну прекрати! — потребовал Лемон, уворачиваясь от третьего тычка. — Обычно пони избегают физических контактов с гулями, а вот ты... Да у тебя просто нет понятия о личном пространстве!

— Не могу удержаться, ты такой мягкий!

— Ладно, всё ясно! — раздражённо буркнул Лемон. — А теперь перестань в меня тыкать и дай мне отметить тот долбаный город на твоей карте, да так, чтобы все рейдеры и радигаторы в радиусе десяти километров не узнали, что мы тут.

Когда Мисти напомнили о реальных опасностях пустошей, она сразу же стихла и мигом протянула свой пипбак гулю.

— Прости, — сказала она гулю, листавшему карту пипбака в поисках Новой Эплузы. — Мне просто необходимо иногда побыть легкомысленной, переключить внимание на окружающих меня пони, иначе я совсем с ума сойду здесь. А как ты с этим справляешься?

— С чем, с пустошью? — рассеянно ответил Лемон, сохраняя координаты в пипбаке.

— Тишиной. Простором. Смертью.

Лемон нахмурился и поднял взгляд на Мисти:

— Так, что с тобой случилось? Что за тобой гналось?

Мисти уставилась под ноги, заметно нервничая:

— Я не знаю, — тихо произнесла она. — Что-то зелёное, зубастое. Выскочило из ниоткуда и убило Биг Эпла [англ. Big Apple] и Спрей Пейнта [англ. Spray Paint]. Спрей кричал, чтоб я бежала оттуда, я его послушалась... Всё равно я бы ему н-не смогла помочь... его разорвало н-напополам.

Лемон кивнул:

— И ты спряталась в первом же попавшемся укрытии. Скажи-ка, дверь та легко поддалась?

Этот вопрос, по всей видимости, прервал поток кошмарных воспоминаний единорожки:

— Что?

— Дверь подвала, на фабрике. Просто интересно, легко ли она открылась.

Мисти сосредоточилась, вспоминая ранние события, своё бездумное бегство от ужасавшей твари:

— А, точно, дверь. Нет. Она была хорошо закрыта. Я просто лягала её, пока она не открылась. Может я и магию применила. Точно не помню, воспоминания будто в тумане.

— И долго ты в подвале сидела?

Мисти обратилась к своему пипбаку и активировала журнал перемещений.

— Тут написано, что я попала туда в 12:20, а ушла в 15:46. И это после наших получасовых поисков. Так что выходит примерно часа три.

— Тот получасовой поиск того стоил, — улыбнулся Лемон, умело уведя её мысли от тех трёх часов. — Ты бы бросила те крышки, как мусор.

— Так они и есть мусор! Хорошо, хоть пару бутылок успела запихнуть в сумки, пока ты их не набил своими крышками.

— Что одному мусор, другому — деньги, мисс.

— Хм, да, как-то не задумывалась над этим. Но всё равно с трудом верится.

Лемон покачал головой:

— Всё-таки хорошо, что я тебя нашёл. Пустошь — весьма неподходящее место, чтобы там потеряться, особенно одному.

— Я не потерялась. У меня был чётко отмечен обратный маршрут.

— И ты бы правда стала возвращаться местами, где сожрали твоих друзей?

С огромными от ужаса глазами Мисти понурила голову.

— Ну вот, — вздохнул Лемон. — Я тоже так не думаю. А теперь давай-ка найдём, где нам здесь можно укрыться.





В городе, где они сейчас шли, мало чего осталось. Это место подверглось удару чего-то, хоть и не столь радиоактивного, как жар-бомба, но обладавшего весьма сильным зажигательным свойством. Бóльшая часть города была попросту сожжена, а всё содержимое более-менее уцелевших строений также сгорело или расплавилось. В копытоводстве по выживанию рассказывалось, что могло уцелеть в городе-мишени жар-бомбы, однако здесь сгорело и это. Что бы здесь ни взорвалось, оно смогло заполнить собой все помещения, выбить все окна и двери, и даже умудрилось забраться глубоко в подземные убежища в поисках своих жертв.

Эти обстоятельства напомнили Лемону о розовом облаке, что просачивалось в Кантерлоте буквально через всё. Гуль содрогнулся.

Мисти заглянула в очередную аптечку, найденную в каком-то доме:

— И тут то же самое, — разочарованная, она покачала головой. Склянка с лечебным зельем выглядела, как и все до этого найденные: лишь оплавленные осколки стекла от взрыва перегретого содержимого. — Да в этом городке вообще делать нечего. Если только ты в укреплённые убежища не сможешь залезть.

Лемон окинул взглядом улицу с разбросанными повсюду обгоревшими скелетами:

— Нет, не смогу. Да и там тоже будет склеп, хоть и своеобразный.

Мисти кивнула:

— Ну ладно, старикан, давай тогда выбираться отсюда.

И эти двое отправились в сторону окраин, где воздействие зажигательной бомбы оказалось не столь разрушительным. Через некоторое время они нашли двухэтажное здание, которое выглядело более-менее целым. Лемон открыл дверь и заглянул внутрь.

— ХИЙААААААРРХХ! — вопль почерневшего гуля ударил ему в лицо. Мисти вскрикнула от неожиданности и стала искать, за чем бы ей спрятаться.

— ХИЙЕААААААРРХХ! — рявкнул Лемон в ответ. Обгоревший гуль прекратил свои вопли, возможно, из-за одной только неожиданности. Хотя пасть не закрыл.

Лемон Фриск нахмурился и стал рассматривать существо внимательнее. И он был весьма поражён, когда увидел, что глаза и кожа погорельца были словно смыты волной пламени, а сам он был приплавлен к полу и зафиксирован в одном положении. Как те скелеты на тротуарах Кантерлота. Отличие было лишь в том, что этот пони навечно застрял здесь бессмертным пугалом из-за одного лишь жара огня.

— О нет... снова это... — Лемон попятился и осел наземь. — М-мисти, у меня там пистолет, в сумке, — чуть громче шёпота произнёс он. — Пожалуйста, избавь его от страданий.

Единорожка осторожно шагнула из-за разбитой повозки, за которой пряталась:

— Лемон, что с тобой?

Она поймала его шокированный взгляд.

— Пожалуйста, — умолял её Фриск. — Я не в силах сделать это ещё раз.

Мисти осторожно приблизилась, с опаской поглядывая на обожжённого гуля. Жуткий бурлящий звук раздался из его рта — он пытался дышать, из одной лишь привычки.

— Он не причинит тебе вреда. Он этого вообще не может, — произнёс Лемон, прикрывая глаза копытами. — Сейчас он — просто ужасающее напоминание о событиях прошлого. Прошу тебя, подари ему покой.

Покопавшись магией в сумках Фриска, Мисти наконец извлекла из-под залежей крышек пистолет. Оценив его вес и форму, единорожка подняла и нацелила пистолет в широко раскрытую пасть погорельца и выстрелила. Однако тот не упал, не осел, и даже не закрыл рот. Лишь отсутствие жуткого клокочущего звука стало признаком его окончательной смерти.

Лемон наконец поднял взгляд, внешне успокоившись. Не произнеся ни слова, он вошел внутрь и стал с силой упираться в бок обгоревшего гуля до тех пор, пока тот не отделился от пола. Подсунув голову под труп, Фриск поднял его к себе на спину, вынес наружу и бросил за углом. Возвращаясь в дом, он жестом позвал за собой Мисти. Она проследовала сразу за ним, попутно бросив полный дискомфорта взгляд на копыта, оставшиеся в почерневшей плитке, которая покрывала все полы дома.

— И дверь закрой, — хриплый голос Фриска колебался. Лемон вошёл в некогда гостиную и свалился посреди неё.





— Что это только что было?

— Мне их так жаль, — отвечал Лемон. — Диких гулей. Они словно испорченная пластинка, повторяющая раз за разом фрагменты жизни. Пони, ставшие простым напоминанием о событиях, произошедших с ними. А этот... он в них буквально застрял!

Гуль перевёл на Мисти взгляд, полный скорби и возмущения:

— А ЧТО ЕСЛИ ОН ДО СИХ ПОР БЫЛ КАК Я!? — воскликнул он. — Что если он сохранял рассудок!? Всё осознавал, всё видел все эти десятилетия, пока его мозг не разложился окончательно!? На что похожа такая жизнь?

— Я слышала, ты тогда сказал "снова это", — сказала единорожка, садясь с ним рядом. — Такое уже случалось с тобой? Тебе уже приходилось... избавлять от страданий... гулей?

Лемон лишь кивнул. Мисти мягко обняла его:

— Расскажешь?

Лемон снова кивнул и после короткой паузы начал рассказ.

— У меня была семья. В Кантерлоте. Жена и сын. В Стойло мы попали вместе. Те последние моменты, когда розовое облако стало просачиваться сквозь стены... нам никогда не было так страшно. Помню, как обнимал свою умиравшую супругу, задыхаясь сам.

Шёл закат. Последние лучи солнца пробивались из-за облачной завесы Анклава. Мисти глядела на оранжевый шарик, очарованная им почти как жеребёнок. Но голос Фриска развеял эти чары.

— Очнувшись, я понял, что что-то было не так, что-то изменилось, во мне и во всём Стойле. Я мог вдыхать розовое облако безо всякого вреда для себя. Я обнаружил, что дыхание даже перестало быть необходимым. Было... жутковато, но в то же время я испытывал и некоторое облегчение. Что каким-то образом остался.

Мисти кивнула:

— А сын и жена не выжили?

— Блоссом Три [англ. Blossom Tree, дерево в цвету] сплавилась головой со стеной. А малыш Лемонэйд Спаркл [англ. Lemonade Sparkle, lemonade — лимонад, sparkle — пузырёк в напитке, искорка], он...

Лемон перевёл на Мисти нездоровый взгляд:

— Он очнулся! Посмотрел на меня и, опираясь на Блоссом, поднялся... а потом пошёл к кроватке, забрался в неё и лежал с широко раскрытыми глазами и взглядом в никуда.

— Его кроватку мы из дому перенесли. Чтобы у него в Стойле было что-то родное и знакомое. Позже я вышел узнать, что случилось с остальными жильцами, были ли ещё выжившие. Оказалось, что были. Очень многие пони были в том же состоянии, что и я, и они уже обсуждали случившееся.

— Сначала я думал, что у него шок. Что он был таким же, как и я, что он был просто травмирован произошедшим. Но так я считал до тех пор, пока у многих других пони не обнаружились те же признаки. Симптомы у всех были одинаковы. Они продолжали или пытались продолжать то, что делали раньше, до Стойла. И становились невероятно агрессивны, если им пытались помешать и выбить из привычного круга дел.

Понимание того, к чему вела эта история, наложила на лицо Мисти печать сожаления:

— Собственного сына... о Селестия!

Лемон кивнул:

— Я старался избежать этого. Пытался поддержать его жизнь. Он всё время проводил дома, он никому не вредил. Пока мы не унесли тело Блоссом. Он тогда орал и ревел, и кусал любого, кто приближался, а потом просто лёг в кровать, будто ничего и не было. Спустя несколько дней он как-то смог немного привыкнуть к изменившейся обстановке и начал просто стоять на месте гибели матери по несколько часов ежедневно.

Ночь опустилась на сожжённый городок. Единственным источником света в доме оставался вечно "снеживший" экран пипноги Лемона. В дополнение к нему Мисти Клауд зажгла фонарь своего пипбака.

— Ещё через пару недель, — продолжал Лемон, — он стал просто невыносимо жуток. Жизнь полностью покинула его, не оставив даже малейшей искорки. От него осталось лишь ужасавшее напоминание о прежнем Лемонэйде... и о Блоссом, и о всех других, кто погиб той ночью. И вот однажды я присел рядом с ним, обнял его, совсем как ты сейчас меня... взял кусок бетона и проломил его маленькую головку.

Гуль посмотрел на обнимавшую его Мисти взглядом, полным двухсотлетней печали:

— Я не могу этого повторить, Мисти. Это было очень трудно.

Мисти Клауд не ответила ничего и лишь снова обняла его.





Заметка: Следующий уровень.
Новая способность: Держимся вместе
При путешествии с другим пони из Стойла ваши инвентари объединяются, и вы получаете возможность пользоваться объёмом рюкзака напарника также, как и его вещами, до тех пор, пока не расстанетесь. И даже если это случится, не пытайтесь предварительно забрать у неё всё ценное — она знает, что вы боитесь щекотки.